Княгиня в ботах

 ДИСФЕМИЗМ – намеренное неблагоречие.


Эта бабка получила сразу же кличку  «Сука в ботах». Ее придумала Верочка, а возненавидел бабку весь  «Гастроном» на едином вздохе.
Бабка появилась в магазине  на излете лета. В старом сером платье с воротником  из таких же старых кружев. Подштопанные во многих местах кружева были  кипельно-белыми и в меру накрахмаленными: не стояли колом, но держали  форму.

 Невысокого роста, с идеально прямой спиной. Она была такая старая, что всем становилось понятно: бабке давно ставят прогулы на кладбище. Но вела себя бабка  вразрез своему возрасту.  Про таких говорят — в своем праве.

Голову бабки украшала невиданная никем ранее шляпка-таблетка из переливчатой ткани, потертой на сгибах. Сбоку торчало облезлое перо. Мясник-Миша  назвал шляпку муаровой.  Он закончил два курса филфака и наряду с любимым « Етить-колотить» частенько поражал  сослуживцев изысканными непонятными формулировками.
 Апогеем  странности явилась бабкина обувка. На ногах у бабки были настоящие резиновые боты на каблучках. И надеты они были на какие-то туфлишки — с утра дождило.

Верочка нервно поправила воротник нейлонового халата. Бабка двигала  в ее отдел. Осмотрела через лорнет( да, именно через него —Миша сказал!) витрину  и попросила взвесить триста(!!!) граммов   сливы.

Верочка привычным движением кинула в пакет ягоды примерно в равной пропорции: половина хороших, половина подмятых и подгнивших. Бабка высыпала сливы на прилавок, перебрала и  все подпорченные  пододвинула в сторону Верочки . Назвав ее душенькой,  попросила  сливы поменять.

 Верочка набрала в легкие воздуха, чтобы объяснить этой старой кочерыжке, куда ей надо пойти, но, встретившись с совершенно безмятежным взглядом выцветших глаз, поменяла сливы. Было в бабкиных глазах что-то неведомое Верочке. Что-то такое, отчего становилось неловко. И даже стыдно. Как будто ее, Верочку, застали за чем-то очень неприличным. Тот же фокус бабка проделала с картошкой. А со свеклой Верочка уже экспериментировать не стала —положила два  очень ровненьких и чистеньких корнеплода.

Бабка прошла все отделы, покупая в каждом по чуть-чуть: триста граммов творога, двести сметаны и маленький кусочек говядины у Миши.

В перерыв за обеденным столом  разговоры крутились вокруг бабки. Эта побитая молью ветошь «сделала»  весь «Гастроном» непонятно каким образом. Без скандалов и качания прав. По количеству купленного товара, было понятно, что бабка завтра придет снова. И  так же понятно , что «отыграться» им вряд ли удастся. Все чувствовали себя полными дебилами.

- Нет, вы видели эти боты!   И где она их только отрыла. Такие  носили буржуи до революции,– восклицал образованный Миша.
- Вот ведь сука, - компенсировала свое поражение  Маша из молочного.
- Ага!- подхватила Верочка, - сука в ботах!

С этого дня бабку иначе не называли. Только Сука в ботах.  Едва за окном замаячит облезлая конструкция с пером, по магазину пролетало: - ИДЕТ!
Бабка ни разу не взяла некачественный товар. Никогда ни с кем не поскандалила. Обращалась ко всем исключительно « милочка, голубчик, душенька и деточка».

 Вместо « спасибо» говорила «благодарствую». Желала всем благоденствия и просила  кланяться родным и близким. Чудная была бабка!
И как-то  так вскоре  получилось, что весь магазин бабку ждал. Продавцы поглядывали в окно. Директриса Ираида Львовна чаще выходила в зал. А грузчик  Валентин, громыхая тележкой на разгрузке, деланно равнодушно интересовался: - Ну, че, утиль  в муаре сегодня  еще не  приползал?

«Гастроном»  при появлении бабки приосанивался. Всем почему-то хотелось ей понравиться. Не пыль в глаза пустить, а по-настоящему. Как будто каждый подозревал, что не дотягивает  до ее «милочки» и не заслуживает ее  «благодарствую» с поклонами.

Безразмерная  уборщица Тоня ,завидуя бабкиной изящности, легкости походки и прямой спине, утверждала, что бабка  явно из дворянских недобитков: белая кость и  голубая кровь. Мише, как самому грамотному, было поручено разузнать у бабки ее родословную.
Бабка на вопросы отвечать не стала. Лишь легко улыбнулась  Мише, когда он назвал ее княгиней:
- Не удостоился наш род.

Скоро  во всех отделах Княгине( Про Суку в ботах конфузливо забыли!!)стали оставлять самые лакомые кусочки. Миша припасал  свиные ножки  на холодец к Рождеству и телячью печенку. Машка  наливала сметану из того бидона, в который еще не добавила молока. "Рокфора" отрезала  ровно 100 граммов. Хоть тот и крошился, зараза, если его резать маленькими кусками!

 Верочка откладывала красивые и ровные огурцы и помидоры, самый сладкий виноград.  Ольга Петровна из бакалеи доставала из-под прилавка настоящий английский чай и  кофе в зернах. И давно дефицитную  «Белочку». Таясь друг от друга, продавцы оплачивали большую часть покупок Княгини. Сама Ираида Львовна вызвала Мишу к себе в кабинет и велела два раза в неделю отпускать бабке самых свежих цыплят за ее счет.

И вдруг Княгиня  пропала. Когда она не появлялась уже четыре дня, Ираида Львовна дала распоряжение « разобраться и доложить». Разбираться  откомандировали Верочку. Верочка знала только, что живет бабка в соседнем доме. А дом тот был двенадцатиэтажным  и с  шестью подъездами!Попробуй разберись!

 У первого  подъезда на скамейке сидели три старухи , нахохлившиеся, как старые вороны.
-  Фелицату вам? В третьем подъезде она, - ответила одна из старух, едва Верочка начала расспрашивать, - только померла она намедни...

Одиноких людей хоронит государство. Но Ираида Львовна распорядилась, что хоронить бабку будет «Гастроном». Хоронили ее на  Смоленском  кладбище.  Недалеко от часовни Ксении Блаженной. У Фелицаты было какое-то  особое разрешение на подзахоронение  после кремации в могилу родным.

Для поминок  « Гастроном» расстарался.  Стол ломился от деликатесов, но никто к ним не притронулся.  Не пилось и не елось.  Отец  Никодим, такой же древний, как и покинувшая этот мир Фелицата, рассказал ее немудреную историю.

Фелицата Аркадьевна Черемисина родилась в 1895 году в Петербурге. Все 93 года  она  и прожила в этом городе, упрямо называя его  старым именем. Ее родители имели большую квартиру из 12 комнат  на Васильевском острове.  Отца расстреляли в восемнадцатом году, братья погибли на фронтах гражданской войны. Фелицате с сестрой и матерью  разрешили  жить  в узкой пятнадцати метровой комнатке для прислуги.

 Остальные комнаты заняли «товарищи». Мать и сестра вскоре скончались от тифа, а Фелицата осталась. Семьи не завела, детей не родила.  Как-то через знакомых устроилась учительницей в музыкальную школу при консерватории. В ней и проработала почти до семидесяти лет. В блокаду едва не умерла от голода. Но чудом  попала в эвакуацию вместе со школой.

 Так бы и прожила она всю жизнь на своем любимом Васильевском острове с его линиями, если бы не  соседи. Очень им хотелось жить в отдельных квартирах. Уговорили, умолили. Разъехалась коммуналка по всему городу. И оказалась Фелицата  после василеостровских линий  в однушке  в Веселом поселке. Прожила  она здесь меньше года…

—Да… — который раз пытался заговорить Миша-мясник. И  замолкал, стеснительно вытирая рукавом дорогой  рубашки глаза.
—Эпоха, — поддакивал грузчик Валентин.
— И никакая она не сука, — размазывала по лицу польскую тушь  Маша.
—Ага, — соглашалась Тоня, поглаживая Машу по кримпленовым плечам.—Это мы… олени!
—Олени поганые!— припечатала Верочка.— Всю жизнь куебздимся-куебздимся, света белого не видим. А бывают люди … такие… такие! Вот как наша Фелицата,— и некрасиво заплакала.
— Как нам всем повезло, что она ходила в наш магазин, — вытащила из рукава кружевной платочек Ираида Львовна. Хотела что-то ещё добавить, но махнула рукой и приложила платочек к глазам.

Все притихли, как никогда понимая  ненужность слов. Эта Сука в ботах, вековая ветошь,  разбудила в них что-то такое, чего они и сами за собой не знали. То  самое светлое,  что есть в каждом. То, что они сами в себе не знали. А Фелицата это  разглядела.

 В маленьком старом теле оказалась такая мощная сила духа и глубочайшая бездна достоинства, что их души тут же  проснулись. И встрепенулись. И откликнулись.  Им всем захотелось стать лучше, чтобы быть к душе княгини поближе
.
Пусть не на одной ступеньке.
Но хотя бы  на одном крылечке...


Рецензии
Какая же это вкуснотища, если так можно сказать про текст произведения!
Но я, действительно, наслаждалась каждым словом и фразой как изысканным блюдом.
Фелицата, мне почему-то хочется читать "Фелицаца" смогла своим кротким, добродушным нравом завоевать грубые сердца этих людей.
Её любовь к людям была настолько большой и искренней, что она смогла растопить лёд, сковавший души уставших, несчастных и обозлённых героев рассказа.

Спасибо вам огромное, Галина!

Лина Гарбер   25.08.2018 14:02     Заявить о нарушении
Спасибо, Лина! Я вашу рецензию тоже смаковала. А ФелиЦАЦА- это шедеврально!

Галина Радциг   25.08.2018 19:07   Заявить о нарушении
ФелицаЦа — именно так я её почувствовала)
А внутренние ощущения не обманешь.

Лина Гарбер   25.08.2018 19:20   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.