Вот она, заграница

ШУТКА

Как мы знаем, в московском метро собаки запрещены.

Как-то мы с братом и таксой Мистером Гудвином гуляли по Вене.  В какой-то момент брату понадобился туалет.  Встречный джентльмен разъяснил, как туда попасть.  Его указания заканчивались словами: «… внутри станции метро».  Я попросил уточнения: «А как насчёт собаки?».  Он посмотрел на Мистера Гудвина, улыбнулся и, указав на фонарный столб, промолвил: «Он ведь может его использовать, не так ли?».

Он ушёл очень довольный своей шуткой.


ВСТРЕЧА

Вена.  Поздний вечер.  Безлюдье.  Я прогуливаю мою таксу, Мистера Гудвина.  Без поводка.  Вдруг большой агрессивный кобель выскакивает из-за угла.  Тоже без поводка.  Затем появляется его владелец.  Его пёс, как водится, предлагает установить иерархию.  И получает неожиданный ответ: «С удовольствием».  Результат таких поединков мне хорошо известен.  Но не владельцу собаки.  Он был совершенно безразличен.  Естественно, он не знал, что М-р Гудвин в свободное время подрабатывал в зоопарке.  Крокодилом (как в сказке Э. Успенского).  Я смотрел на владельца и взвешивал, станет ли он пинать ногами мою собаку.  Стал.  Вначале он наблюдал за «процессом» с удивлением, затем резко изменился.  Это означало только одно: М-р Гудвин взял его собаку за горло («по-месту», как говорят охотники).  Я загородил дерущихся (я не знал немецкого, хотя бы той пары слов, что я нашёл для него в моём языке) и поднял М-ра Гудвина на руки.  Он нехотя выплюнул своего оппонента.  В этот момент освобождённый укусил меня за руку.  После этого был взят на поводок.  Кровь щедро текла из моей руки, но владелец, взглянув на дело рук своей собаки, отвёл её в сторону и стал внимательно осматривать.  Не найдя видимых повреждений, он выпрямился и не оглядываясь быстро зашагал прочь.

Вена, Австрия
Декабрь 1989


ЗНАЧКИ

Нью-Йорк.  Мои мама и тётя не знают английского.  У обеих - очень плохое зрение, что существенно для этой истории.

Их центр российских иммигрантов получил приглашение на встречу с районным президентом.  Цель поездки им была не столько неясной, сколько неважной.  Им было просто скучно сидеть дома.

Они были привезены в районный центр, где их дружелюбно встретили, провели в кафетерий и вкусно накормили.  Будучи предоставлены самим себе, они вышли осмотреться.  В фойе стояли большие столы с горками ярких цветных значков.  Каждая нацепила на свитер значок по вкусу.

Когда я вечером спросил об их поездке, они были в восторге.  Прекрасно одетые официальные лица, короткие речи (без перевода на русский), вкусный обед, и замечательный концерт.  Непонятно только, почему сидящая перед ними в зале женщина то и дело поворачивала голову и с заметным раздражением что-то говорила, показывая на их значки.

Странно, подумал я.  Здесь это довольно нетипично.  Ну, хорошо, а какова же была повестка дня?

Никто из русских толком не знал повестки, но всё это было похоже на финансовую кампанию по созданию какой-то странной скульптуры, посвящённой жертвам СПИДа.

- Ну-ка покажите ваши значки, - потребовал я с подозрением.

Так и есть!  На одном значке красовался огромный презерватив, и подпись на испанском подтверждала изображение.  На другом было жизнерадостное приветствие гостю: «Забыл презерватив?  Проваливай!».


ОХОТНИКИ

Вы бывали в маленьком магазинчике ножей во Всемирном Торговом Центре?  Я случайно на него наткнулся, и не мог упустить случай в него заглянуть.

Какая чудесная коллекция ножей была в нём представлена!  Я так был ею зачарован, что вначале не обратил внимания на другую сторону её убийственной силы: цены экспонатов.  «Вот уж безжалостный охотник на деньги!» - подумал я.

Владелица магазина заметила мой интерес, подошла и спросила, нравится ли мне коллекция.   Я ответил что, будучи охотником, я естественно, люблю ножи.

- Охотник, - воскликнула она с отвращением, - как вы можете убивать животных?!


БУДЬ ПОЗИТИВЕН

Мой новый знакомый сказал, что я похож на Лучано Паваротти.  Я поблагодарил его за сравнение, а он не стал уточнять своё сопоставление.

Я думаю, он имел в виду голос.

Нью-Йорк
Декабрь 1994


Рецензии