Мечты

Иван Петрович  любил мечтать.  Все люди мечтают о чём нибудь.  Даже самый на наш взгляд пустой человек имеет свою мечту, а это значит, что жить без мечты нельзя.  Не интересно жить, когда не о чем мечтать. Если у тебя есть всё что ты хочешь и даже много больше того, что тебе надо, всё равно ты имеешь мечту о том, чтобы всего у тебя было поменьше, потому, что тебе уже надоело всё это иметь.
 
Вот так устроен человек.  Ни на минуту он в своей жизни не успокаивается.  Всё новые и новые желания возникают у него в голове помимо его желания. Они сами откуда-то приходят и не дают покоя человеку, пока не реализуются, или не заменятся другими, ещё более сильными желаниями.

Таким был и Иван Петрович.  Правда, желаний у него в связи с возрастом было уже немного, но оставались мечты, о несбыточности которых Иван Петрович знал, но расстаться с ними не мог.  Должно же у человека быть хоть что-то в жизни радостного и  приятного, кроме сновидений.
 Вот и у него была приятная мечта иметь миллион.  Не миллион рублей, конечно, но долларов.  Это было у него как хобби. Он закрывал глаза, откинувшись на стуле и сняв ботинки,  весь расслаблялся и мечтал.   О том, как у него этот миллион появляется, откуда берётся.
 Это было скорее всего самой приятной частью мечты.  Никогда он не воображал, что эти деньги заработал.  Этого он не мог допустить даже в мечтах. Просто кто-то их терял, а Иван Петрович находил.  Причём, ему ни разу не пришла в голову мысль вернуть деньги потерявшему.  Деньги лежали в свёртке на обочине дороги в густой траве рядом с канавой,  вдоль которой он каждый день ходил на работу.  Мечты были такими реальными, что  однажды, идя домой он тщательно осмотрел то место в траве, где ему мечтался этот свёрток с миллионом.

Ещё он находил миллион в лесу. Шёл и собирал грибы, и вдруг с неба падает доллар, нет сто долларов одной бумажкой.  Глядь, ещё одна и ещё, а он ходит по лесу и собирает их в корзинку.
Это из самолёта выпал банковский мешок с долларами, и задев крыло разорвался. И вот Иван Петрович находит все банкноты до одной, кладёт поверх них грибы и спешит к дороге, чтобы успеть уехать, пока не приехали те, кто эти деньги потерял.  Отъезжая от леса, в зеркало заднего вида он наблюдает кортеж дорогих внедорожников и автоматчиков с собаками, которые ринулись в лес на поиски того миллиона, который уже найден и лежит преспокойно у него в корзинке.

Ещё он приезжал из командировки домой и в чемоданчике своём обнаруживал этот миллион в аккуратных пачках, заполнивших весь чемодан до краёв.  Это он в купе случайно поменялся чемоданами с попутчиком, у которого был точно такой же чемодан.  А попутчик его был курьер мафии, который вёз общак,  но подъезжая к городу, занервничал, опасаясь слежки и специально поменялся чемоданами с Иваном Петровичем, чтобы он, ничего о деньгах не зная, вынес их из поезда вместо него.
Но курьер видимо сильно переволновался и у него случился сердечный приступ, и он с чемоданом Ивана Петровича был найден встречающими бандитами уже мёртвым,  и теперь в руках у мафии были Ивана Петровича носки, трусы и полкурицы, завёрнутой в газету Московский Комсомолец.

Очень любил Иван Петрович находить клад.  Он чаще всего находил клад, который много лет лежал в земле, где только его и ждал. Он находил его  на даче, когда копал колодец.  Поскольку он больше никогда ничего и нигде не копал, то в колодце находились то царские червонцы, то золотые украшения времён коллективизации, когда буржуи прятали сокровища  подальше от пролетариата, а то слитки золота, схороненные самим Стенькой Разиным. То, что Стенька гулял тысячью километрами южнее его города, Ивана Петровича не смущало.

Один раз он нашёл ларец изумительной работы, будучи на рыбалке. Край ларца показался на обрывистом берегу, и заметить его удалось естественно только Ивану Петровичу.  Свернув удочки, он  положил ларец в багажник и завалил сверху палаткой и прочими рыбацкими принадлежностями. Дома, открыв ларец, он обнаружил в нём бриллиантов чуть не больше, чем у графа Монте-Кристо.

Второй частью мечты была конечно легализация такой огромной суммы денег.  Особенно, что касалось золотых самородков и ювелирных украшений,  которые просто так на рынке не продашь. Это вам не огурец  или картошка, но даже и не старая швейная машинка, которую принёс на рынок и сиди, жди покупателя.
 Бриллианты, это дело другое.  Тут подход нужен, но какой нужен подход   Иван Петрович придумать не смог и решил просто подарить их жене, пусть тоже порадуется.  О том, куда она будет надевать эти украшения, Иван Петрович думать уже не захотел.

С золотом  тоже не просто. Кому продашь? Это не медь какая-нибудь и не алюминий.  Сразу спросят где взял? А нашёл. А где?   Закон есть специальный об обороте драгоценных металлов.  Тут с кондачка не получится.  Нет, лучше деньгами находить сокровища, желательно долларами или другой какой валютой можно, что в обменнике принимают.
 Евро например, или фунты или иены японские.

Вторая часть мечты была значительно хуже первой для мечтания и Иван Петрович её как правило пропускал, сразу переходя к третьей части, к непосредственно трате этого миллиона.  Чего только не представлялось его воображению, какие только перспективы не рисовались ему в сладостных мечтах,  немного подумав, он отказывался от них, как требующих особых трат и забот для их содержания. По всему выходило так, что ему этот миллион вовсе ни к чему.  Одни проблемы от него и жизнь беспокойная.  Единственно на что он хотел бы потратить миллион, так это на кругосветный годичный круиз по всем морям мира, чтобы подольше не видеть своих домочадцев.

И он начинал мечтать о круизе.  Как правило,  в это самое время заканчивался обеденный перерыв в их конторе. В кабинет заходили сотрудники, стучали по клавишам, жужжали принтером, и мечтать у Ивана Петровича уже не было никакой возможности. Он открывал глаза, садился поудобнее к компьютеру, перемещал очки со лба на нос, искал правой рукой мышку и в бухгалтерских делах продолжался очередной его обычный рабочий день.


Рецензии