Глава 7. Многострадальная ПЛ С-287

 Подводная лодка С-287 была инициатором на Черноморском флоте. Странно, командир не может стрелять, ничего не понимает в торпедных стрельбах, 23 грубых проступка. Такие как изнасилование девчонки в Балаклаве. Спросил, почему не спросили меня, ведь должность равнозначная не с повышением. Ничего не могли ответить. Но всё покрывалось.
    Сдав дела на подводной лодке СС-552, её перевели  в Одессу. Тяжело было расставаться с экипажем, с этими мужественными людьми, преданными тебе. За два года  1981 и 1982 подводная лодка провела в море 186 и  203 суток.  Но служба есть служба. Принял дела на новой подводной лодке. Вообще новая для меня. Я видел, как эта лодка ремонтировалась на 13 судоремонтном заводе. Когда стоял там, в 1973 году на подводной лодке С-384. Тогда на ней  командир был капитан 2 ранга О.М.Проценко. Ремонт там шёл ни шатко, ни валко. Строителем был Вячеслав Куприянов, и всё время ругался, ни кому не нужна эта подводная лодка. Система стрельбы ГС-30, это значит. Стрелять торпедами на ней можно было только до 30 метров глубины погружения. Остальные подводные лодки 613 проекта могли производить стрельбу с глубины до 100 метров. На них стояла система ГС-70.
   Экипаж подводной лодки С-287: 
- старший помощник командира капитан-лейтенант И.В.Челюк;
- заместитель командира по политической части капитан лейтенант П.В.Евсеев;
- командир боевой части 5 капитан 2 ранга  Б.П. Щербаков;
- командир боевой части 1 старший лейтенант  М.Пантелеев;
- командир боевой части  3 капитан- лейтенант С.Н.Смирнов;
- командир боевой части 4, начальник РТС старший лейтенант С.В. Андрюшин;
- командир моторной группы лейтенант В.Самохвалов;
- начальник медицинской службы лейтенант В. Иванов;
- старшина команды рулевых сигнальщиков старший мичман Виталий Михайлович Слепцов;
- старшина команды торпедистов старший мичман И. Пахо-мов;
- старшина команды акустиков старший мичман В.Ирашку;
- старшина команды электриков старший мичман В.Гуричев;
- старшина команды трюмных машинистов старший мичман П.Зайцев;
- старшина команды мотористов старший мичман В.Котляров;
 Должности мичманов старшины команды радиотелеграфистов,  кока инструктора, баталера исполняли матросы и старшины срочной службы.
  Интересно подводная лодка инициатор и с июня месяца до ноября была без командира. Командиром был капитан 3 ранга Е.А.Лупаков всего 1,5 года. Он поступил в военно-морскую академию. Вот так была поставлена работа с кадрами в 153 бригаде и в 14 дивизии подводных лодок. Так стремились избавиться от такого командира. По дисциплине не уберёшь, на свою голову сделали инициатором (не по боевой подготовке), по инициативе политического отдела. Поставили ещё один крестик в клеточке Выполнено.
  С 15 ноября приступил к выполнению своих обязанностей на подводной лодке С-287. Шла подготовка к новому учебному году. Пытались со старшим помощником  составить  планирование боевой подготовки на год. Особенно по стрельбам. Подводных лодок было много, я желал произвести стрельбы, когда гидрология позволяла использовать максимально свои возможности. Объяснял планировщику надо использовать январь, февраль с середины марта и в начале апреля пойдут туманы и не дадут возможностей выполнить боевые упражнения. Комбриг сказал нет, сначала полностью задача Л-1, Л-2 и потом уже Л-3. Объяснял командиру бригады ведь согласно курсу дизельных торпедных подводных лодок можно исходить от достигнутого. Ведь все члены корабельного боевого расчёта остались прежние. Распорядок дня прежний всё отработано. Произошла смена командира  я со всеми допусками, две смены экипажа остались. Нет вот, сдадим Л-1 штабу бригады, затем проверит штаб дивизии, потом контрольная проверка штабом флота и затем уже за-дачи Л-2 и Л-3. ( Л-1 организация службы, подготовка подводной лодки к плаванию. Л-2 плавание подводной лодки. Л-3 применение  оружия).
   Встал вопрос с отпуском. Вообще,  было бы «правильно» в понятии командира бригады  пока ты командир  отпуск тебе не положен. Третий год служил в этой бригаде и всё время отпуск в декабре, январе или даже в феврале, марте следую-щего года.  Служа в 155 бригаде, видел командиры в отпуске, старпомы выполняют обязанности за командиров. На выхода в море  выходили или  командир бригады, или его заместители, начальник штаба и заместитель командира бригады. В этом соединении они ходили только с командирами, если для обучения понятно. Мне кажется, они боялись испортить своё продвижение по службе. Я не помню ни единого случая, чтобы в 153 бригаде комбриг или его заместители без командира выходили на лодках в море. Естественно возникал вопрос, чему они могут научить?
Здесь я приведу приказ НАРКОМА ВМФ об отпусках в период Великой Отечественной войны:
                ПРИКАЗ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ ОТПУСКОВ ОФИЦЕРСКОМУ, СТАРШИНСКОМУ И РЯДОВОМУ СОСТАВУ ПОДВОДНЫХ ЛОДОК ДЕЙСТВУЮЩИХ ФЛОТОВ.
№0930  30 ноября 1943года.
       Для обеспечения планомерного отдыха в целях сохранения здоровья личного состава
подводных лодок действующих флотов приказываю:
       1. Всему личному составу подводных лодок после походов длительностью более 8 дней по возвращении в базу предоставлять отдых в течение 3  дней. Режим отдыха устанавливать в соответствии с объявленным мною распорядком для обычного отдыха.
Питание личного состава в дни отдыха производить по нормам морского пайка в соответствии с моим приказом за №16-1942г. приложение 1-А.
      2. Всему офицерскому составу подводных лодок предоставлять отдых не менее двух раз в год с направлением в дом отдыха для подводников на срок 10 дней.
      3. Старшинскому и рядовому составу ежегодно предоставлять отпуск продолжительностью в 10 дней с обязательным направлением в дом отдыха для подводников.
      4. В течение года 50% офицерского состава подводных лодок увольнять в отпуск  с правом выезда за пределы флота. Порядок и очерёдность увольнения устанавливаются командиром бригады пл флота из числа офицеров, наиболее нуж-дающихся по состоянию своего здоровья в продолжительном отдыхе, на основании заключений военно-врачебной комиссии.
                КУЗНЕЦОВ.
(Энциклопедия советских подводных лодок 1941-1945гг. А.В.Платонов стр.578-579.) 

 В тяжёлые годы войны руководство издаёт приказы о предоставлении отпуска подводникам, а в мирное время руководители не могут выполнять законы. И политические органы и прокуратура бездействуют. Скольких командиров загубили капитаны  2 ранга Сарбаш, Морозов, Даньшин, капитаны 3 ранга Залынский, Палютов , Солодов(не много ли?). Результат такого выполнения законов нам показала жизнь в 1991году.

 Начался учебный год. Стали отрабатывать элементы задачи Л-1. Основным элементом я считал и по документам всем - это отработка 12 задач по лёгко водолазной подготовке всем экипажем. В соответствии с руководящими документами на подводной лодке имели право выходить в море лица, только отработавшие все задачи ЛВД. С других частей и промышленности после отработки и разрешении начальника штаба флота. Объявил всем офицерам и мичманам, все  будут отрабатывать все элементы. Первая группа в торпедный аппарат  командир, старший помощник, заместитель командира по политической части. И не говорить у меня чистое обмундирование. Надо признать офицеры прошли все и были удивлены, на учебной тренировочной станции УТС-247, ею командовал ветеран Великой Отечественной войны  старший мичман Алексей Фомич Поснов. Мы все к нему обращались просто Фомич. Это удивительно выдержанный, вежливый, с большим опытом специалист. Он относился к матросам и старшинам как к своим внукам. Весь УТС блестел, помогали ему все.
Некоторые мичманы заболели, врач запретил им отработку. Но всё равно позже они тоже прошли все задачи. И меня отправили в отпуск за предыдущий год. По возвращению из отпуска опять не догулянного 17 суток. Сдали задачу Л-1 и начали отработку элементов задачи Л-2. В это же время отрабатывали КБР. Офицеры были отработаны,  мне было приятно выходить в атаку. Единственное обратил внимание на взаимоотношения между офицерами. Особенно между заместителем и старшим помощником. Оба в одном звании, грамотные всегда разрешали между собой какие-то проблемы. Как только видели меня, прекращали. Также обратил внимание на взаимоотношения между старшим помощником командира и командиром боевой части 3. Оба были грамотные и всё-таки проявлялось, какое-то напряжение между ними. Странно служили вместе ни один год.
 Решил не вмешиваться, поговорить с заместителем при удобном случае. Вызвать на откровенный разговор.
  Быстро сдали задачу 2 и начали выполнение боевых упражнений. Всё шло хорошо, стрельбы были успешные и лодка была в числе лучших, в бригаде. Неожиданно для меня был заменён заместитель командира по политической части, прибыл капитан - лейтенант Валерий Борисович Михайлов. Обстановка улучшилась в офицерском коллективе, капитана - лейтенанта Евсеева проводили на новое место службы. 
    В феврале 1983 года подводная лодка С-296 командир капитан 2 ранга Владимир Яковлевич Бабенко (мой родной брат) готовилась к боевой службе. Подводная лодка С-287 вернулась после выполнения упражнения НТ-3 (уклонение от противолодочных кораблей и при невозможности выхода из полосы поиска, стрельба практическими торпедами по опасному кораблю и прорыв). Встав к причалу, позвонил оперативному дежурному бригады, он обрадовал у вас в 22.00 выход в море обеспечение контрольного выхода подводной лодки С-296 перед боевой службой. Я сказал ему, у вас есть прогноз погоды? Да ветер западный 20 метров в секунду, порывами до 25 метров. Кто идёт на контрольный выход – комбриг. А вы самостоятельно полигон 44-А.
  Контрольный выход подводной лодки в море со штабом бригады, под руководством командира бригады. На этом выходе проверялась готовность подводной лодки и её экипажа к решению предстоящих задач. А также КБР  должен иметь определённую в количественном отношении наработку, по обнаружению и поддержанию контакта с подводной лодкой. Мне надо было изображать лодку цель. Интересно родные братья  в подводной войне, кто кого обманет и выиграет дуэль.   
  Я только вернулся с моря,волна уже была балла 4 и больше. Объявил экипажу, дал указания старшему помощнику получить продукты надвое суток. Сам поднялся в штаб. Думал, командир бригады спросит как фактическая погода и отменит выход. У оперативного дежурного расписываясь за план, встретился  с командиром бригады. Спросил у меня как погода, я ответил, хороший хозяин собаку не выгонит. Надо идти времени нет. Я сказал материальная часть в строю лодка готова. Он сказал, первая снимается С-296, за ней С-287. Спустившись, вниз ждал, когда снимется С-296, командир бригады  задержался и выход состоялся в 23.30, подводная лодка стояла на третьем пирсе с юга. И когда С-296 прошла 2-й пирс, мы снялись и последовали за ней. Она медленно следовала  по южной бухте на выход, а мы за ней. Я представлял обстановку на этой лодке. Когда повернули  на выход и легли на Инкерманские створы, стали ощущать море не шутит. Мы готовы были пустить дизель для работы на винт, но С-296 шла медленно, пустили дизель на прогрев. Продолжали идти под моторами. Командир боевой части 5 докладывал, дизель прогрелся, можем дать ход. Я прекрасно понимал работа дизеля на холостых  оборотах, долго не желательна. Легли на курс 311 градусов. Подводная лодка дала ход дизелем. Запросил у С-296 ваша скорость, получил 7.0 узлов. Мне показалось, может у них проблема с дизелем. Брат ответил, готовим к погружению мостик. Ответил, понял.   
 Шли мы до полигона 5 часов, при повороте на курс 208° стало валять с борта на борт как неваляшку. По отсекам всё полетело. Сколько раз говоришь, и всё равно повторяется. Я представлял, как в такую погоду будет работать штаб бригады. Прибыв в район, донёс о погружении до 22.00 следующих суток и в этот момент получаю по УКВ ЗАС. Командиру вам занять позицию справа 120° в дистанции 3 кабельтовых  и курсом 300° производить поиск АСБ (аварийно спасательный буй). Я представил, как в такую погоду вытаскивать трос-кабель длиной 250 метров. А если обнаружить буй как поднять его борт.
    Ведь можно, записать координаты потери  буя. Передать на берег. Утром вертолёт поднимется на поддержание  оперативного режима, осмотр береговой черты. Учтя течение, в течении максимум 2 часов буй будет найден. Затем подойдёт надводный корабль и поднимет его. Это просто боязнь доложить и нести, ответственность. Ведь лодки уже старые постройки начала 50-х годов. За это время металл устарел, сделало своё «чёрное дело» и морская вода. Ведь такое количество погружений тоже сказалось. А выбивать моторесурс дизелей, сжигать топливо, продукты тратить и всё  просто по глупости. 67 тысяч рублей в сутки обходились для государства в море подводные лодки 613 проекта. Сюда входили затраты  топлива, денежное, вещевое,  продовольственное довольствие, амортизация средств и т.д. И издеваться над экипажем, без особой нужды.
 Заняв указанную позицию,  выполнил приказание командира бригады. Подводная лодка шла по волне и  всё равно лодка зарывалась, дизеля брали воздух через поднятую шахту РДП (работа дизеля под водой). Получили указание широта, долгота  центр района поиска. Район вытянут по направлению120°-300°длина галса 2,0 мили, после часа поиска увеличивать длину на 1.0 милю. Я понял, учли течение,  которое в этом районе 317°до 1.9 мили. С учётом  ветра западного  направления уменьшили течение до одного узла.
Представил, как сейчас на С-296 выбирают 250 метров кабель троса и крепят его за рубку. Это всё по глупости одного человека. На то он и комбриг! Через 3 часа получил по УКВ, вам продолжать поиск, мы следуем на рейд Балаклавы (руководство укачалось).
  На мостике стоял я и вахтенный сигнальщик, старший мичман Слепцов Виталий Михайлович. Минёр капитан-лейтенант Сергей Николаевич Смирнов промок, я отпустил его вниз. В 04.00 заступил старший помощник капитан- лейтенант Игорь Владимирович Челюк. Я спустился вниз переодеться, проинструктировав, если обнаружите буй не подходить. Освещать прожектором и держать на дистанции видимости. Волна заливала мостик при ходе курсом 300°. В 07.45 взошло  солнце и стало веселей. В 13.00 получили по радио следовать на рейд Балаклавы. Донесли о всплытии, получили квитанцию, легли на курс 45° на рейд  Балаклавы. 
Прибыв на рейд нам дали точку постановки на якорь. Встали на якорь, доложил оперативному дежурному  дивизии.
      Получил через час приказание, сняться с якоря, следовать в Севастополь.
 Отработали и сдали все задачи в соответствии с курсом, участвовали во всех учениях.
   
   На одних учениях подводные лодки  С–287, С–376  в завесе обеспечивали противолодочные учения 30 дивизии. Мы двое суток 17-19 марта, не всплывая, уклонялись от обнаружения противолодочных кораблей. Когда всплыли, а против лодки работали корабли 11-й бригады противолодочных кораблей – командир бригады контр-адмирал Л.Васильев, требовал, дайте кальку маневрирования. Перед выходом командир бригады инструктировал кальку давать по прибытии в базу. «Курган -11» требовал кальку до самых бонновых ворот. Я передал в соответствии с боевым распоряжением, калька маневрирования будет Вам отдана по прибытии в Севастополь. Подводная лодка С-376 действовала против кораблей 21-й бригады противолодочных кораблей, командир бригады капитан 1 ранга Лопацкий.
  Уже после швартовки в базе я понял, почему так требовали от меня кальку маневрирования. У подводной лодки С-376 за двое суток получилась ошибка вместе около 25 миль. Не радивый штурман лейтенант Девяткин, произвёл не правильный переход с карты на карту и не правильно учитывал течение. В результате штурман из него не получился, а вышел работник особого отдела. Самое главное не было сильного шума на флоте. Видно это люди особого «ранга». И разбора плавания я не слышал.
  Командование бригады или дивизии, решило отправить меня в академию. Но этому предшествовали события. Дивизия проверялась инспекцией главного штаба ВМФ. Подводную лодку проверяли капитан 1 ранга С.Багдасарян и капитан 1 ранга В. Задорин, это было после проверки. Они спрашивают меня, а почему вы не идёте учиться дальше в академию. Сколько вам лет? Я ответил 33 года, командование решает этот вопрос кого посылать и куда.
  Встретив меня в коридоре, они сказали всё нам понятно у тебя 11 наказаний от командования, и мы знаем, как они записываются. Я сказал, ни одного не объявляли и в августе получил звание  капитана 2 ранга. Наверное, если бы они были, звание не присвоили. Оба  офицера заулыбались и пошли. Я поспешил докладывать решение на выполнение боевого упражнения НТ- 4 (атака отряда десантных кораблей). После доклада узнав свой район боевых действий, южнее Ялты. Между районами двух подводных лодок  С-66 и С-384. При этом  я был ограничен глубиной, должен был находиться сутки на глубине 100 метров. Стрелять мог только с глубины до 30 метров. Задал командиру бригады вопрос район узкий по  долготе и  длинный по широте. Течение в этом районе может быть от 1.0 до 2.0 узлов. За сутки можно иметь невязку до 20 миль, если не определять место. Глубины ровные контролировать место по ним не возможно. И на этой глубине в южной части района течение делает круг против часовой стрелки. Где он этот круг? Расстояние между  полигонами 5 миль. Может можно увеличить  до 10 миль между подводными лодками. Или построить завесу. И потом район вытянут по широте, а если его вытянуть по долготе. Тогда не будет проблем. Ведь противник не будет проводить свой десантный отряд по - середине моря, а будет прикрывать его с берега. Может изменить глубину погружения подводной лодки, соседние лодки с системой стрельбы ГС-70. У меня ГС-30 и ограничен глубиной 100 метров. Нет, всё как есть. Здесь я думаю ошибка планирующих органов вышестоящего штаба. Командир бригады не может им делать замечания, но это можно преподнести как предложение. Нет, так нет. Я побежал на лодку, далеко надо было идти до полигона. Удивительно планировались мероприятия, и всё время не хватало времени.
  Прибыв на лодку пройдя по трапу, скомандовал сходню на борт. Поднявшись на мостик,задаю вопрос старшему помощнику «почему не переносите сходню» ответ поднимается заместитель командира бригады капитан 1 ранга А.М.Евстафьев. Поднялся заместитель командира бригады и говорит приказание Царёва идти с Вами. (Хотел показать отпускной и предложить выйти ему самостоятельно. Ответ я знал, приказание).
Снялись со швартовых, стояли вторым корпусом с севера у первого плавучего причала.
Вышли из Севастополя и когда повернули на рекомендованный путь 81, спустился в лодку к штурману. Нанесли район, рассчитали время прибытия, объявил по отсекам цель выхода. Обнаружить отряд десантных кораблей и атаковать его загруженными 2 практическими торпедами 53-65К. Переговорил с командиром боевой части 5 старшим лейтенантом А.Н.Давыдушкиным, он был назначен вместо капитана 2 ранга Б.П.Щербакова. Который был назначен помощником по электрической части, заместителя командира бригады по ЭМЧ капитана 2 ранга В.Г. Стадниченко. И на выходе они передавали дела. В 16.00 заняли район, погрузились на перископную глубину. Перед погружением доложил своё решение, погрузиться на глубину 100 метров, через час всплыть и определить своё место по РЛС. Выявить течение, его пара-метры направление и скорость. Принесите мне журнал боевой подготовки, приказание заместителя командира бригады. Я вышел во второй отсек в каюту за ЖБП. Слышу команду старшего помощника « по местам стоять под РДП становиться». Вынул журнал из сейфа и вскочил в третий отсек. Старпом команду не числить, что не знаете случая С-80 на северном флоте. Почему нет сигнала «боевая тревога».
 Я ещё раз говорю заместителю командира бригады подводных лодок, погрузимся на 100 метров, определим гидрологию и в соответствии с  боевым  распоряжением мы обязаны  производить  поиск ДЕСО на этой глубине. Выполняйте приказание (если бы только он знал последствия этого приказания, манёвра?).
  Объявили боевую тревогу, встали под РДП. Капитан 1 ранга Евстафьев  вернул журнал боевой подготовки (он секретный), я вышел во второй отсек положить его в сейф. Опять объявили команду «команде ужинать». Влетаю в центральный пост старпом, какая смена будет ужинать? Почему не объявили готовность, отставить команду. Смотрю на капитана 1 ранга Евстафьева, он говорит, ваш помощник командует. Объявили готовность 2 подводная, второй смене заступить. После приёма докладов о заступлении 2 смены, команде ужинать. Старпому сказал, почему ужин раньше, ответ выбросить мусор.  Приказание капитана 1 ранга Евстафьева. Много  сегодня вы выполнили приказаний заместителя командира бригады, минуя командира и везде проколы. Я бы на  его месте уже поставил 2 балла за отработку элементов задачи Л-1 и Л-2. Идите, ужинайте вместе с ним. В период ужина через центральный пост прошёл старшина 1 статьи  Конрад. Я спросил у него процентное содержание водорода  в ямах. Он ответил в первой яме 2.5%, в отсеке 0,4%. Во второй пойду замерять. При ходе под РДП аккумуляторная батарея вентилируется разряжением в пятый отсек. И, как правило, первая яма вентилируется плохо. Прибыл капитан 1 ранга  Евстафьев и старший помощник, я пошёл во второй отсек. При входе протянул руку к приточному лючку  аккумуляторной ямы, тяга была хорошей. Прошёл в нос отсека помыть руки и тоже проверил вакуум. Всё было нормально сел кушать, почему-то не хотелось, выпил компот и пошёл в  центральный пост. Только закрыл переборку во второй отсек и подошёл к шахте РДП раздался протяжный взрыв. Скомандовал «срочноё погружение», боцман не погружаться глубина 5 метров (Для съёма из под движения РДП, по команде срочное погружение закрывается воздушная захлопка РДП. Перекрывается поступление воды внутрь прочного корпуса. Из-за этого погибла С-80.) . На часах зафиксировал время 17 часов 22минуты 30 секунд. Это время и день 22 апреля 1983 года запомнились мне на всю оставшуюся жизнь.
 Переборка в 4-й отсек открылась,  в неё влетели  одновременно два мичмана Ирашку (под 120кг.) старшина команды акустиков и Яцко (70 кг) инструктор с кабинета радиотехнической службы. За ними стоял молодой кок, матрос Павел Гнеушев я затянул его в отсек, задраил переборочную дверь в 4-й отсек. В четвёртом отсеке пожара нет, крикнул я, Боцман доложил глубина 5 метров. В этот момент услышал голос старшины 1 статьи Кондратьева (штурманского электрика) этот ПДУ (портативное дыхательное устройство на 20-25минут) командира, а ваш вот. Повернулся, увидел, как заместитель командира бригады надевает его. Скомандовал. Продуть среднюю. Лодка всплыла, я поднялся на мостик. С боевой рубки крикнул старшему помощнику в отсек никого не пускать. Следить за температурой переборки. Отдраил верхний рубочный люк. Дал команду по местам стоять к всплытию приготовить правый дизель на продувание главного балласта без хода. Сам стою на мостике, в голове проносится как? Почему? Хорошо взрыв протяжный значит, вакуум всё-таки был и батарея вентилировалась. И вдруг доклад отсек осмотрен, пожара нет. Вызвал на мостик  старшего помощника капитана - лейтенанта И.В.Челюк. Кто разрешил осматривать аварийный отсек?  Заместитель командира бригады. Вы изучайте  вместе с ним РБЖ-ПЛ (руководство по борьбе за живучесть подводных лодок). Выполняйте мои приказания пока я командир, понятно. Так точно ответил старший помощник. Оставайтесь на мостике до конца продуете балласт и останавливайте дизель. Я внизу буду готовить донесение на флот. Спускаюсь в центральный пост. Стоят заместитель командира бригады, и помощник флагманского механика  по электрической части. Здесь я не выдержал, что за самодеятельность, нарушаете всё. Хотя  бы  страхующего приготовили. Подводники всё это видят. Об-ращаясь к Борису Павловичу Щербакову, уже взрыв произошёл, зачем вы лезете в аварийный отсек. Я вас должен учить? Капитан 1 ранга А.М. Евстафьев скомандовал передать сигнал об аварии.
Здесь я опять не выдержал и ответил ему, хватит, вы уже накомандовались. Вызвать в центральный специалиста СПС (шифровальщика). Прибыл старший мичман Евгений Лисейчиков. Я выбрал сочетание «имел взрыв аккумуляторной группы № 2, могу дать ход 5 узлов, личный состав здоров». Готовить к передаче. Радистам выполнять мои приказания. Передали донесение. Сижу, в голове вдруг разрешат атаковать? Если нет, тогда пойдём служить на берег. Опять капитан 1 ранга Евстафьев передать сигнал об аварии. Чтобы не натворить беды я делал вид, что не слышу его. В этот момент радисты доложили, получили квитанцию от  ОД флота.  Капитан 2 ранга Щербаков подошёл ко мне, и говорит Анатолий Яковлевич температура переборки холодная, пожара нет, разрешите осмотреть отсек и яму. Дал команду готовить разведчиков и осмотреть отсек, и после доклада яму. Произвести все действия по отключению 2-й группы АБ.  Радисты доложили, нас вызывает на связь ОД флота по УКВ ЗАС. Пошел к радистам, по голосу узнал оперативного дежурного по флоту капитана 1 ранга Анатолия Алексеевича Касьянова. Доложил, как всё было. Он сказал, радио получили.  Вам самым полным ходом следовать в Балаклаву. К этому моменту командир боевой части 5 старший лейтенант А.Н.Давыдушкин доложил, пожара нет, подорваны крышки у 106 элементов. Доложил ОД, пожара нет, подорваны крышки у 106 элементов. Аккумуляторная группа № 2 отключена,  ведётся контроль за ямой и отсеком. Зачем нам следовать самым полным? Получил новое приказание, к вам следует торпедолов № 997 (почему старший не вышел на связь с ОД, ведь он был у него командиром? Сработала медвежья болезнь).
 Понял, началась суматоха. Приготовили и пустили оба дизеля. После прогрева  дали средний ход и последовали в Балаклаву. Стою на мостике и рассуждаю. Взрыв, почему? Зарядку не делали, здесь до меня дошло, если был хороший вакуум в первой яме, значит во второй, была проблема. Почему не обнаружили электрики, механики ведь они грамотные. То, что Щербаков полез в отсек мне понятно. Чувствовал вину, надеялся, что не большое количество элементов будет повреждено. С академией придётся расстаться, не отобрали бы ордер на квартиру. Быстро подошли на внешний рейд Балаклавы, запросил добро на вход семафором. Получили добро. И тут из-за мыса Фиолент появляется группа целей. Боцман доложил, запрашивают С-287, передай, заходит в Балаклаву. Это был спасательный отряд.
  При входе в бухту на встречу появился крейсерский катер. При прохождении боннового заграждения послышался голос, средними ходами не работать – контр-адмирала Е.А.Кобцева, начальника технического управления черноморского флота. Хотелось послать его по дальше, промолчал и решил последний раз красиво встать ко второму пирсу. Прошёл торец первого причала и скомандовал лево на борт, правый средний назад. Через 10 секунд, когда нос повернул к причалу, руль прямо оба малый назад и через 15 секунд стоп оба. Подводная лодка встала как вкопанная. Приказал старпому  привязаться и подать сходню. На пирсе стояло 10 волг. И  много адмиралов. Заместитель командира бригады, который всегда первый выскакивал на пирс, в этот раз не торопился. Я вышел на пирс. Командир дивизии контр-адмирал Станислав Георгиевич Алексеев – ну что допрыгался? Я кинул перчатки на пирс и послал всех (подальше). В этот момент все расступились, ко мне подошёл  адмирал Новиков (потом мне сказали) начальник главного технического управления и задал вопрос, ваши действия при отключении  второй группы. Доложил ему, выключили батарейный автомат, вынули 600 амперные предохранители, отключили  вторую группу.
 Я услышал слова, претензий к командиру не имею. Группа механиков кинулась в лодку.
Увидев, что туда спустился капитан 2 ранга В.А.Вахренёв, я понял, всё будет объективно. Меня отозвали в сторону капитан 1 ранга Багдасарян и капитан 1 ранга Задорин (офицеры главного штаба ВМФ), Толя не переживай завтра будешь начальником кафедры морской практики в училище Голландия. И здесь же раздался голос Алексеева « …», « …», «…» тебе, будешь служить здесь.
     Вспомнил, что на этой подводной лодке уже был взрыв. «7 февраля 1981 года на С-287 (командир капитан 3 ранга Лупаков) в конце зарядки АБ при общем обмере электрик уронил ключ. Взрывом водорода разбило восемь элементов. Их заменили за пять часов».
(стр.545 подводные силы Черноморского флота). Почему не доводили до всех, как это произошло, а молча, заменили и отправили на БС. Инициатор поэтому надо беречь. Я даже не знаю, в какой яме был взрыв. И потом все ключи для работы в аккумуляторных ямах изолированы.
 Вышли из подводной лодки все представители и капитан 2 ранга инженер В.А.Вахренёв сообщил командиру дивизии. Причина неисправна газоплотная захлопка. В результате износа зубчатого сектора она самопроизвольно закрылась. При этом механический указатель соответствовал положению «открыто».
 Получается чушь. Встав под РДП, мы были обречены на взрыв. Если бы я настоял, и погрузились на глубину 100 метров, ничего этого не было. Вот здесь ещё раз убедился, командир должен принимать решения, а не «пассажир». При этом режиме батарея вентилируется в отсек. И водород дожигается в печах КПЧ - 6. но здесь до сих пор много неясностей. Откуда водород ведь зарядку мы не делали, 6 часов шли в надводном положении и вентилировались. Взрыв был протяжным. Палубу вспучило на несколько сантиметров. Пожар не возник. Броневой щит,  закрывающий лаз в яму, вылетел в отсек и перерезал аварийный брус 10х10 см, как ножом. Рядом сидел повар матрос Павел Гнеушев, ему обожгло правый висок. Всё остальное было целым, но стояла в воздухе пыль.
  Что написано об этом случае в книге « Подводные силы Черноморского флота» в 9 главе стр.545.
  «Статистика по взрывам водорода большая, но самый тяжёлый по своим последствиям взрыв произошёл 22 апреля 1983г. на С-287 (А.Бабенко). Лодка участвовала в атаке ОБК в составе завесы. Соблюдая скрытность, она стала под РДП (для чего, чтобы её обнаружила Авиация? Акустики в этом режиме ничего не слышат. Зарядка у нас была сделана в базе. Не было никакой завесы). АБ вентилировалась штатным режимом – вентиляторами в 5-й отсек. Через 2 часа произошёл взрыв водорода в аккумуляторной яме 4-го отсека. Лаз в яму, подобно пробке из бутылки шампанского, вылетел в отсек и разломал деревянную переборку кают-компании мичманского состава, по счастливой случайности никого, не задев. (Это пишут командир и командир БЧ-5, ранее служившие на таком проекте. Лаз как может куда-то взлететь? Как батарея вентилируется при ходе под РДП? Почему нельзя было спро-сить у очевидцев, а не фантазировать!). Причиной аварии явилась неисправность газоплотной захлопки. В результате износа зубчатого сектора  она самопроизвольно закрылась. При этом механический указатель соответствовал положению «открыто».
  Героическими усилиями личного состава АБ заменили за несколько дней. Такие сжатые сроки замены элементов или в целом АБ говорят о том, что в те годы вывод подводных лодок из сил постоянной готовности не допускался».

    Здесь, нарушив последовательность изложения, хочу рассказать, какие события происходили в штабе флота при получении моего донесения. Об этом мне рассказали, когда я был назначен заместителем начальника штаба флота по боевому управлению.
  Получили донесение, шёл вечерний доклад у командующего. Присутствовали заместитель Главнокомандующего ВМФ по боевой подготовке адмирал Григорий Алексеевич Бондаренко и начальник Главного технического управления адмирал Василий Григорьевич Новиков. Прочитав донесение, посмотрев на командующего, адмирал Г.А.Бондаренко сказал как на войне, пусть выполняет. Теперь мне стало понятно, почему адмирал В.Г. Новиков задал мне вопрос, ваши действия при отключении 2-й группы и после ответа у меня претензий нет к командиру. Командующий согласился, но позже начальник технического управления ЧФ контр-адмирал Е.А.Кобцев (паркетный адмирал)  объясняя, что после взрыва всегда бывает пожар, как бы чего не случилось, добился возвращения подводной лодки. (Воевать они не готовились.)

  На следующий день выгрузили аварийные элементы. Экипаж работал с 07.00 до 21.00 часа, и никто ни разу не произнёс недовольных слов. Все прекрасно понимали, что произошло и, что могло быть. Но определённая нервозность чувствовалась. Практически все работали молча. Выполняли все приказания и указания по выгрузке элементов (Они были с разбитыми крышками и каждый весит 650 килограмм). На второй день, когда мы готовились загружать резервную группу, выделенную  нашей подводной лодки, прибыл капитан 1 ранга А.М. Евстафьев. Он подъехал на служебной машине из штаба 155 бригады. Я стоял с заместителем командира по политической части капитан - лейтенантом Валерием Борисовичем Михайловым и обсуждали, как будем выходить после замены батареи. Подошёл капитан 1 ранга Евстафьев и говорит, вы сломали мне всю карьеру. Я еле удержался, чтобы не помочь ему уйти. Сказал ему, надо было думать головой (Зачем становиться под РДП, если течение надо было определить на глубине 100метров). Как офицер имеющий честь, вам не следовало приезжать сюда в таком виде. А приняли решение надо иметь смелость отвечать за его последствия. Он повернулся, и сев в машину уехал. Заместитель командира сказал, он этого вам не простит. Я вынул отпускной билет и показал ему, что я с 19.04.83 года в отпуске.

(Но когда в дальнейшей службе капитан 1 ранга Евстафьев исполнял обязанности начальника командного пункта ЧФ. После гибели подводной лодки «Комсомолец» в Норвежском море. Предложил мою кандидатуру командующему ЧФ адмиралу Михаилу Николаевичу Хронопуло на должность заместителя начальника штаба ЧФ по боевому управлению. Я тогда служил заместителем командира 153-й бригады подводных лодок. (Об этом я, возможно, напишу в другой раз.). 

Загрузив батарею, проверили обжатие болтов (в случае плохого обжатия при увеличении нагрузки они вылетают и могут создать проблемы). Построил экипаж, сказал добрые слова за хороший труд и объявил сейчас мы отойдём от пирса и в движении проверим качество нашей работы. Почему я объявил, что испытание будет в бухте. Вечером часов в 22.00 ко мне подошёл Валерий Борисович и говорит часть личного состава, боится идти в море. Я ему ответил это нормальная реакция на произошедшее. Мы объявим, испытание будем проводить в бухте, а после проверки. Объявим переход в Севастополь. Первый раз пришлось обманывать экипаж. История взрывов батарей на подводных лодках всегда сопровождалось пожарами и гибелью людей. В нашем тяжёлом случае, подводная лодка шла под РДП (сам по себе опасный режим, наличие в торпедных аппаратах специальных изделий) и взрыв водорода, но не было пожара и  все здоровые.
 Я благодарил своих командиров, преподавателей на классах возглавляемых контр-адмиралом Ю.С.Русиным начальником кафедры «управление подводной лодкой», за знания и самое главное уверенные действия в чрезвычайной ситуации.
   Снялись со швартовых, в аккумуляторную яму второго отсека для контроля спустился капитан 2 ранга Б.Р.Щербаков, а во вторую 4-го отсека  капитан 2 ранга В.Г.Стадниченко флагманский механик 153 бригады подводных лодок. Этот офицер достоин самых добрых слов. Высокой компетенции во всех вопросах по специальности, исключительно порядочный во взаимоотношениях, справедливый и очень требовательный. Вышли мы из бухты Балаклава дали сначала средний ход моторами, после осмотра и доклада, дали полный ход и после доклада замечаний нет. Объявили по подводной лодке, закончили испытание аккумуляторной батареи, замечаний нет. Объявил всему экипажу благодарность и, что подводная лодка начала движение в Севастополь. Раздалось громкое ура в отсеках. На душе стало легче. Придя в Севастополь, встали к третьему причалу с юга, где стояли лодки дежурства. Экипаж поднялся в казарму и через неделю, имел возможность поспать в своих кроватях, на белых простынях. Я поехал вечером домой. Супруга молодец ни, о чём не спрашивала. Попал в новую квартиру. Но на следующий день, придя на службу, в 11.00 часов меня вызвали на  контрольный пропускной пункт на верхнюю территорию. Поднявшись, увидел супругу, она дала мне телеграмму. В ней было  сообщение, мама в тяжёлом состоянии и заверена Военкомом города Баку. Я сказал ей, собирайся, полетим в Баку. И пошёл в штаб, командира бригады не было. Он поя-вился  в 13.00 часов. Показал ему телеграмму, в ответ я не могу отпустить вы в дежурстве. Я смотрел на него и не верил тому, что произнёс контр-адмирал Царёв. Он только недавно приехал, ездил на похороны Отчима, который воспитывал его. Я ведь имею на руках отпускной билет и надо только  вызвать представителей
«головастиков» (так звали офицеров обслуживающих головную часть специальных изделий), чтобы передать их лицу имеющему допуск и допуск к управлению подводной лодкой. В ответ кто вместо тебя будет нести дежурство. Я у вас прошу добро съездить увидеть человека, подарившего  мне жизнь, и это определенно законом. Если телеграмму заверяет военком и только после визы врача, значит ситуация определена диагнозом врача как безысходная. А в дежурство на 10 суток могут заступить командир С-232 капитан 2 ранга Владимир Тихоновский и он согласен, заместитель командира бригады капитан 1 ранга А.М.Евстафьев и начальник штаба бригады капитан 1 ранга Ф.И. Погорелов по должности. Нет, они не могут. Повернувшись, чтобы не  сделать глупостей, на которые он вызывал. Я пошёл звонить брату. Он служил командиром подводной лодки С-296 в этой же бригаде. Пока нашёл его по телефону и сообщил обстановку, уже было 15.00 и мы никак не успевали на самолёт. Тогда выполнялся рейс ТУ-134 Львов – Симферополь – Адлер - Баку. Вылет из Симферополя  в 17.30.
 В эти сутки мы уже ничем не могли выехать. В 17.00 командир дивизии дал приказание отправить в отпуск по семейным обстоятельствам. Вечером прибыл офицер по специальным изделиям, с возмущениями «дотянули». Принимал, как я и говорил капитан 2 ранга Владимир Тихоновский. Он сказал, уважаемый не возмущайся, это по телеграмме. Тот извинился, я не знал. Мы передали оружие и пакеты, доложили командиру бригады. Я убыл на переговорный пункт для связи с Баку. Выяснил, мама в больнице и положение по диагнозу врача безнадёжное. Вылетели мы с братом на следующий день. Добрались домой, и узнали, что мама умерла час назад. Обидно когда из-за дурости руководителя не смог застать и увидеть самого дорогого человека, хоть и больным, но живым. Вечером в беседе  со старшей сестрой выяснилось, что мама несла чай папе 22 апреля   17.00-18.00 и упала. Инсульт констатировали врачи скорой помощи. Ведь вот как бывает у меня в это время взрыв и события с мамой. Я сказал Володе не говори о моих неприятностей их и так хватает. Он ответил, сёстрам я уже сказал, а папе нет. Я был в семье самый младший и судьба, распорядилась так, что мама с 1,5 лет до 14 была в больнице. За мной ухаживала старшая сестра Юлия Яковлевна. Мы каждое воскресение ездили к ней в больницу на свидание. В детстве, когда все дети кричали в ситуациях «МАМА», я или молчал или кричал «ПАПА». 28 апреля похоронив маму, объяснив папе и сёстрам, что я в дежурстве и праздники, не стал дожидаться 9 дней, вылетел в Севастополь. На душе было пакостно, всё время крутилось в голове тяжёлая судьба  досталась моей маме. И обстоятельства произошедшего дали мысль, что есть связь и на таком расстоянии?
  Прилетев в Севастополь, дома супруга спросила, как всё было. Я рассказал, она тоже сразу произнесла, мама всё чувствует. Мы поужинали, помянули маму, дочка сказала мама мне жалко бабушку Лену. Я вышел в комнату и позвонил оперативному дежурному  бригады, спросил, какие мероприятия запланированы С-287. Он сказал завтра на ней запланировано показное учение  «проверка оружия и технических средств» в обиходе подводников проворачивание. Решил, поеду пораньше и сам проведу его. У Володи Тихоновского были натянутые отношения с комбригом. Вернее тяжело было сказать, у кого из командиров были нормальные (я имею ввиду служебные) взаимоотношения с ним.
  Прибыв на службу, я спустился на нижнюю территорию. Внизу встретил заместителя командира бригады по электро-механической части капитана 2 ранга инженера Виталия Георгиевича Стадниченко. Он спросил  Анатолий Яковлевич как ты, я ответил, маму похоронили. Выразив соболезнование, сказал, пойдём на твою лодку, на учение. На пирсе меня встретил капитан 2 ранга Тихоновский. Я говорю, Володя я сам проведу учение и за тем передадим оружие. Я позвоню тебе когда, будет офицер по оружию. Позвонил телефон и командира С-287 позвали на связь с оперативным дежурным бригады. Сообщили, что я заступаю дежурным по бригаде 2 мая. Всё как всегда, сказал, а если бы я не прилетел? А мне уже сказали, что ты на нижней территории. Хорошо спасибо за поздравление я оповещён. Вешаю трубку и слышу сзади голос командира бригады «как мама поправилась». Мог, нормальный человек задать такой вопрос? Ответил, похоронили и пошёл вниз, чтобы не наговорить лишнего. Поздоровался с экипажем, спустились в лодку.  Через 10 минут начали учение, однако никто в лодку не спустился. Имею виду руководство. Видно  всё таки не окончательно потерял такую категорию, как совесть. Провели учение, я обошёл лодку все были рады и старались поддержать меня. Это было приятно, везде был порядок.
  Через два часа прибыл офицер по специальным изделиям, произвели передачу, всё стало на свои места.
   В июне опять приехала инспекция, подводная лодка участвовала в них, выполняя боевое упражнение НТ-4. Атака отряда боевых кораблей. Участвовали подводные лодки С-296, С-66, С-287 из 153 бригады и С-157 и С-382 из 155 бригады. Корабли, изображающие отряд боевых кораблей  были все  газотурбинные. Проект  1134-Б главная цель БПК «Керчь»  и три корабля  61 проекта « Комсомолец Украины», « Сдержанный», « Красный Кавказ» - охранения. Выделить главную цель по характеру шумового портрета было фактически не возможно. Но обеспечивая противолодочную подготовку 30 дивизии, я набрал базу данных. У 61 проекта на скорости 24 узла на 10 оборотов больше, чем у проекта 1134-Б. Меня всегда удивляла, все корабли по предназначению одинаковы, для борьбы с подводными лодками. Все лодки старого проекта 613, которые на такой скорости вообще имели большую вероятность не выйти в атаку. Поэтому любая единица, уничтоженная из этого ОБК, была равнозначна. Как говорил командир дивизии 1970 - 1973 года контр - адмирал Владимир Иванович Герасимов: «затаись и жди, пришла цель на пеленг залпа стреляй». Бояться, что корабли на такой скорости обнаружат подводную лодку, не надо было. Ибо основной признак  обнаружения подводной лодки был ОВИР (общая  величина изменения расстояния)  у операторов на кораблях. При такой скорости вероятность обнаружения подводной лодки уменьшалась до 40%.
(Ни разу при атаке отряда боевых кораблей надводные корабли не обнаруживали лодки. Обнаруживала авиация и только тех, кто производил перископную атаку.)
 И если ты попал в позицию залпа и при загрузке четырёх торпед в торпедных аппаратах, можно было уничтожить как минимум две цели. Начальство говорило,  перезаряжай и стреляй. Всё это на бумаге. А фактически загрузить стеллажные торпеды на 613, можно было не мене чем за час. Это  при отработанном экипаже и если стеллажные торпеды готовы? За это время ОБК уйдёт на дистанцию свыше 24 миль. Если оставят какую – то единицу  подбирать экипаж с подбитых кораблей. Атаки были успешны и вообще оценки 5,4,3. не должно быть. Должно быть, попадание в цель или нет. Бумага и пузырь (стрельба воздухом из торпедных аппаратов) молодец, всё выдержат. Есть работа для чиновников из отдела боевой подготовки.
  Через две недели опять приехала очередная комиссия  и опять на стрельбы по ОБК были развёрнуты подводные лодки С-296, С-287, Б-36 из 153 бригады и С-376, С-384 из 155 бригады. На разборе начальник штаба черноморского флота вице адмирал Николай Гаврилович Клитный сказал: « кроме Бабенко не кому стрелять?». Опять отличные оценки получили два брата.
  В академию меня не послали, не знаю почему. Приказа о моём наказании не было. В академию послали командира подводной лодки С-384, капитана 2 ранга А.А. Сигналова. Я лично такого командира на учениях ни разу не наблюдал. Не знаю, за какие заслуги, командиру дивизии известно. Я только удивился, получив письмо от старшего помощника капитан – лейтенанта Игоря Владимировича Челюк. Содержание указано ниже. Это вообще могло присниться только во сне, чтобы старший помощник командира подводной лодки давал указания командиру дивизии. Это притом, что меня как командира подводной лодки не наказали. Моей вины во взрыве нет, действия после взрыва признаны правильными. Капитан – лейтенант решает за командира дивизии,  решает кадровую политику бригады и дивизии. Меня не наказали от академии, не отстраняли, а капитан -  лейтенант уже знает. Что я не иду в академию,  предлагает услуги по поступлению в академию, (позже станет ясным, почему!) передайте рапорт командиру дивизии, остальное он уже сделает (посылает письмом на адрес, в/части находясь в Ленинграде)?
 Где два адмирала – командир дивизии контр-адмирал С.Г.Алексеев и командир  153 бригады контр-адмирал Б.М.Царёв.
Самое интересное произошло, когда пришёл приказ Главно-командующего Военно-Морским Флотом о подведении итогов. В нём было указано, что приз Главнокомандующего Военно-Морским Флотом  завоевал капитан 2 ранга Бабенко Анатолий Яковлевич. Хотя приз завоевал мой родной брат, командир подводной лодки С-296 капитан 2 ранга Бабенко Владимир Яковлевич. (Для истории я являюсь владельцем приза по приказу истинным владельцем брат Владимир). Поэтому я обязан об этом написать. Удивительно, когда я ознакомился с этим документом на нём стояли подписи и командира бригады, начальника штаба и заместителя командира бригады. Я расписался и задал вопрос начальнику штаба бригады капитану 1 ранга Фёдору Ивановичу Погорелову, почему не отправляете в академию командира завоевавшего приз по атаке морской цели. Ответ был прост, я не отправляю. Тогда я ответил, когда расписываетесь, читайте за что?   
 В сентябре месяце возвратившись с учений и ошвартовавшись в Южной бухте, получил приказание прибыть в 15.00 к Командующему флотом. Передал мне его оперативный дежурный по 153 бригаде капитан 3 ранга А.Инзарцев. Поднявшись на верхнюю территорию помыться и переодеться, я всё время думал, почему вызывают. У комбрига не спрашивал, считал этого оперативного очень ответственным. Прибыл в штаб, пропуск был заказан. В 14.55 был в комнате адъютанта Командующего. Спросил, зачем вызвали, говорит назначено  на 15.00, я не знаю. Командующим был вице-адмирал Алексей Михайлович Калинин. Адъютант пригласил в кабинет. Зашёл, командующий сидел за столом. Я представился командир подводной лодки С-287 капитан 2 ранга Бабенко. Товарищ Бабенко администрация города Новороссийска обратилась к нам, прислать на юбилей города надводный корабль и подводную лодку. Я сегодня проверил БПК «Сдержанный» командир капитан 2 ранга Роздин Александр, он готов. А  вы подготовьте подводную лодку, успеете? Так точно ответил я, успеем. Вот мне и сказали, что послать надо вас. Пожелал удачи и я вышел.
   Наверное, в штабе флота помнили внезапную замену подводной лодки на день ВМФ. А может командир бригады выделил. Но странно, когда я прибыл и доложил « был у командующего, получил приказание подготовить лодку к празднованию дня города Новороссийск». На каком основании вы убыли к Командующему? Я стоял, смотрел на него и не мог понять, где я. В этот момент заходит оперативный  пытается доложить ему о чём то. Я не выдержал и сказал ваше приказание, передал капитан 3 ранга А. Инзарцев. Тот сразу товарищ комбриг приказание оперативного флота было, Бабенко младшему прибыть к командующему в 15.00. Начался рёв, и я не позавидовал этому офицеру. Хотя до сих пор не могу понять при наличии командования дивизии, бригады и никто из них не знает этого.
   Выкрасили лодку сверху, вымыли внутри, приготовили форму одежды и 11 сентября прибыли  на рейд города Новороссийск. Встреча была на высшем уровне председатель колхоза «Малая земля» курировал подводную лодку. Экипаж посменно побывал во всех исторических местах  этого города героя. Мне даже пришлось мерить шинель Леонида Ильича Брежнева. Затем власти города посетили подводную лодку. Причём вначале они были на БПК «Сдержанный»  в честь них был дан обед. Потом погода испортилась, они перенесли посещение лодки на следующий день. На следующий день посетители прибыли к обеду и жёны городских властей захотели попробовать, как питаются подводники. Коком у нас был уже старший матрос Павел Гнеушев. Он так постарался, что все посетители остались довольны. Женщины не верили, матрос так вкусно готовит и все в один голос заявили – у вас вкуснее. Старший матрос Павел Гнеушев затем, стал мичманом и служил до пенсии на подводных лодках. Он рассказал, что проходил обучение в Ленинграде – ресторане « Астория» в течение 30 дней. И посылали его со службы. Так обучались повара для приготовления пищи и сервировки. Государство заботилось, чтобы хоть маленькая радость была у подводников в их службе.
   После возвращения из Новороссийска опять инспекция и С-287 была поставлена задача разведки у Новороссийска. Вот там я понял, что такое связь. Была поставлена задача вести разведку и делать донесения в штаб флота. Движение судов было интенсивное,  находясь под водой, мы определяли элементы движения судов и, обобщая, доносили  на командный пункт флота. Вот здесь было самое неприятное. Район был назначен так близко к берегу, что было сложно всплывать и ещё сложнее получить квитанцию на переданное радио. То есть наша информация получена. В этом районе 31 августа 1986 года балкер «Пётр Васёв» водоизмещением 41 000 тонн, нанёс в 23 часа 12 минут выступающей за форштевень бульбой удар ниже ватерлинии пассажирскому пароходу «Адмирал Нахимов». Который, через 8 минут затонул, 423 человека погибли.
 
   Передавали радио по несколько часов,  радиотехническая разведка Турции была в недоумении. И только всплыв в позиционное  положение,  направив антенну леер, на Поти получили квитанцию. Это был очень сложный район для ведения разведки, удивительно береговые наблюдательные посты и посты радионаблюдения имели всю информацию.
  В середине  ноября меня отправили в отпуск. Прикомандировали  на период моего отпуска капитана 2 ранга В.А.Скрыпник из Одессы. Он позвонил мне и сказал, поста-вили задачу смена батареи в Балаклаве. На переход можешь выйти? Я ответил обязательно выйду.
  Прибыв по его звонку на переход, лодка стояла на третьем пирсе в Севастополе. Я спросил, кого ждём. Он ответил, старший помощник получает спирт на выгрузку батареи. Владимир, вы ставили ему печать на получение? Нет. Я сдал ему печать под роспись. Увидев старшего помощника идущего со шкиперского склада. Всё получил. Я пошёл на склад и спросил кладовщика,  старшего мичмана В.Степаненко покажите накладную. Он показал печать, на ней стояла в/часть 60048, но с кривыми краями. Вернулся на лодку и стали отходить. Переговорил со старшим помощником, откуда у вас печать. Мы спешили, командир был наверху, и я взял печать из сейфа. Почему у вас вторая печать? Я взял её и отдал командиру. Старпому дал приказание к окончанию моего отпуска представить акты инвентаризации по всем службам снабжения. Он объяснил, что  в секретной части ставил печать на сургуч, и она испортилась. Почему не сдали в секретную часть?  Молчание. Пришли в Балаклаву, ошвартовались к хозяйственному пирсу. Я сказал командиру поеду в Севастополь и разберусь с печатью.
  Вышел срок службы батареи. Выгрузив аккумуляторную батарею и подготовив аккумуляторные ямы к погрузке. Начали погрузку, это очень ответственное мероприятие. Почему почти всегда это мероприятие  планировалась в осенне-зимнем периоде. Дополнительно в другой базе. Наверное, по принципу тяжело в учении, легко в бою. Экипаж жил в чужих не обжитых кубриках. А свои кубрики ждали гостей.
      Загружая проверенные элементы (каждый весит 650кг) я (приехал рассказать командиру капитану 2 ранга В.Скрыпник про печать) услышал от матросов, холодно замёрзли руки  попить бы чай. Я спросил командира боевой части 5, капитан-лейтенанта Давыдушкина Андрея Николаевича. Почему не дают личному составу чай. Этот вопрос услышал старший помощник командира капитан-лейтенант Челюк Игорь Владимирович. Он ответил, они похитили сгущённое молоко. Я пригласил его в первый отсек и говорю, посмотрите в первом баке. Старший помощник командира открыл конторку и увидел банку открытого молока. Видите, они с моря не съедают, а вы говорите, похитили. Вызовите баталера и с ним ко мне. Когда они подошли, я дал баталеру деньги купите сахар. Он сказал, сахар есть. Почему не даёте, ключи у старшего помощника. Обращаясь к старпому, вы, что приняли актом провизионные камеры? Нет. На каком основании у вас ключи? Вызвал заместителя по политической части, сказал, организуйте комиссию и проверьте наличие провизии.
     Встретив капитана 2 ранга В.Скрыпник прикомандированного вместо меня на период отпуска исполнять обязанности командира подводной лодки. Рассказал ему, что начальник секретной части  старший мичман В.Черномаз выдал вместо испорченной печати новую. А старпом не сдал старую печать, пользуясь покровительством командира капитана 2 ранга Лупакова. Сам начальник секретной части не один раз требовал сдать печать, но боялся поднимать вопрос, боялся комбрига, вернее его действий.
Я сказал  Владимиру,  объеду все отделы и выпишу, что получено за последние 2 года. Печать я сдал в секретную часть. Вместо отдыха на эти мероприятия потерял 10 дней. Но я сам был заинтересован в истине. Выяснив, что ничего не выписывалось, я успокоился и поехал домой в Баку с семьёй.
    После возвращения из отпуска началась опять обычная жизнь подводников. Флот большой, противолодочных сил много.  В соответствии с новыми документами по противолодочной подготовке всем надо набирать наработку по лодкам в море. Начало учебного года все стрельбы в соответствии с курсом дизельных подводных лодок.
 Возвратившись с выполнения стрельбы по корабельной поисковой – ударной  группе НТ-3, поднявшись в штаб, встретил командира бригады. Он приказал в 19.00 выйти на ракетном крейсере «Грозный» для обеспечения атаки Б-380, командир капитан 3 ранга И.В. Панасенко. Я спросил, у Вас же есть заместители, заместитель командира бригады капитан 1 ранга Евстафьев и начальник штаба капитан 1 ранга Погорелов? Ответ я пойду на лодке, а вы руководителем наверху. Ответил, есть и поехал на минную стенку, и катером на крейсер. На  крейсере встретил капитана 2 ранга В.Ласкарёва (он служил заместителем командира подводной лодки С-164, в Балаклаве). Мне интересно было побывать на этом корабле, так как он стал неожиданно  «виновником» моего участия в параде в честь дня ВМФ. Прошёл в нос и увидел, как далеко от линии инкерманских створов находились якоря. Насколько далеко ушла С-66 на репетиции от заданного направления. Командир крейсера капитан 1 ранга Киселёв спросил меня, что интересного увидели на баке (носовая часть корабля). Ответил, посмотрел, как подводная лодка пыталась Ваш ко-рабль «снять с якоря». Он сказал было удивительно и неприятно, крейсер вдруг дёрнулся, концы натянулись. А потом ещё ваша « компания » командиров с идеей мы не так стоим, не правильно якоря отдаём. Я скажу было неприятно всё это слышать и надо иметь мужество признавать свои ошибки. Вспомнил группу командиров в каюте капитана 2 ранга В.В. Ермолова.
   После прохода боннового заграждения, командир крейсера объявил « учебная боевая тревога – ракетная атака». Я смотрел на действия экипажа корабля и не знал, что через 2 года мне тоже придётся заниматься этим, только на ракетной под-водной лодке Б-67.
   Прибыли в район № 38, с нами в районе был БПК «Сдержанный» в северной части, в 4 милях. Подводная лодка Б-380 заняла точку погружения в 2 милях по носу крейсера  и начала погружение в 23.00. Командир крейсера капитан 1 ранга Киселёв, скомандовал курс в точку погружения, скорость 15 узлов. Я крикнул вы, что делаете? Не нарушайте правила использования полигонов, только через 30 минут  имеете право сближаться с точкой погружения подводной лодки. Сейчас вы через 8 минут будете в точке погружения. Она может всплыть, экипаж только отрабатывается! И в этот момент прямо по носу видим  зеленый бортовой огонь под-водной лодки. Фуражка у капитана 1 ранга Киселёва поднялась вверх, стоп обе машины. Я говорю руль лево на борт, вахтенный офицер положил руль лево на борт. Крейсер, имея хорошую скорость, отвернул от лодки и пересёк  её курс по корме в дистанции 2-х кабельтовых(360метров). Я запросил у лодки, ваши действия. Ответ залипла аварийная захлопка цистерны № 5, правого борта. Отойдя от лодки на 20 кабельтовых, остановили ход. Капитан 1 ранга Киселёв спросил, что это значит. Я объяснил ему, подводная лодка не может погрузиться,  цистерна № 5 не заполняется. Сейчас будут разбираться и если не получится, будут рубить или прострелят лёгкий корпус в районе этой цистерны.  Он удивлённо смотрел на меня, как рубить. Зубилом и кувалдой. А почему вы шли на лодку такой скоростью? Ведь вы могли её таранить! Ответ у меня  гидроакустическая станция  ГАС-572 «Геркулес», дистанция обнаружения и поддержания контакта 8-10 каб. максимум. И хотел взять контакт с подводной лодкой. Я понимаю ваше желание, но лодка только принимается от промышленности.
  Затем он, обращаясь к вахтенному офицеру, почему повернули влево, я давал команду право на борт. Тут я не выдержал и вмешался. Раз вы видели зеленый огонь, значит,  лодка идёт вправо.   Если она имела ход?  То вы прямо шли на столкновение. В этот момент с лодки передали, готовы к погружению. И здесь вызывает БПК «Сдержанный»  Киселёв, что вы там тянете? Ответ повторяем галс. Голос командира 150-й бригады контр-адмирала Корнейчук, что мы будем всё время тратить на лодку. Передайте Бабенко, будем работать по своему плану. Я стоял и не мог понять. На лодке командир 153-й бригады контр-адмирал Б.М.Царёв, на БПК командир 150-й бригады контр-адмирала Корнейчук не могут договориться между собой. Я ответил,  опасным маневрированием  крейсера сорван галс, и сейчас будем повторять. Ждал, какой рёв раздастся сейчас. Но ничего  пошли и выполнили. Старшим помощником на этом крейсере был капитан 2 ранга Пинчук. Он предлагал зайти во флагманскую каюту,  завтракать. Я отказался всё думал, что командира ракетного крейсера заставило забыть меры безопасности определённые приказом Командующего флотом, желание обнаружить подводную лодку.  Взять её в точке погружения. Задачи крейсера уничтожать надводные корабли противника, зачем стремиться «таранить»  подводную лодку. Вот налицо человеческий фактор (И как велико  желание, обнаружить подводную лодку!).
      Крейсер в дальнейшем перешёл на Балтийский флот.
   Я понял командира бригады. Случай с подводной лодкой Б - 396 командир капитан 2 ранга Моночинский и БПК «Николаев» с опускаемой ГАС «Вега» (описанный раннее) был у него в памяти. Но, почему послал не своих заместителей, до сих пор не могу понять.
  В феврале 10-го числа в 18.30 получаю приказание следовать в доковый ремонт в Балаклаву, штольню. Пока выяснили, где будет жить экипаж и все другие проблемы, связанные с доковым ремонтом. Короче снялись в 21.00, и вышли из базы. Море было 3-4 балла. Работали оба дизеля средний ход 13,5 узлов и при подходе к мысу Херсонес, вдруг стала травиться якорь цепь. Появился шум и первый отсек доложил, травится якорь цепь. Скомандовал стоп оба дизеля, оба мотора средний назад. В этом случае важно, чтобы 5-й и 6-й отсеки правильно сработали, отключили дизеля от работы на винт. И включили главные гребные. Штурману приказал определить место точнейшим способом. Стоял и ждал, остановили инерцию подводной лодки и старшина команды рулевых сигнальщиков, старший мичман Виталий  Михайлович Слепцов вышел в жилете и страховочным поясом на надстройку. Проверить потеряли якорь или нет. Надежда была, что хороший ход и якорь не коснётся грунта. Через пять минут доклад старшего мичмана В.М. Слепцова якорь цепь на месте, дал команду выбирать якорь. Уже имел на этой лодке «знакомство» с захлопкой и результат  взрыв АБ при ходе под РДП. Опять выяснилось, что ленточный тормоз не держит. Хорошо идём в доковый ремонт  отремонтируем.
  После выхода из докового ремонта и выполнения всех мероприятий, положенных по боевым документам. Подводная лодка стала готовиться к учениям.
   В один из дней за обедом  кают компании береговой базы, командир бригады сказал перешвартуйте свою лодку на 2-й пирс, а лодку С-197 командир капитан 3 ранга Николай Иванович Гришин поставьте на 3-й причал, под погрузку боезапаса в кормовые торпедные аппараты. Я естественно спросил, после обеденного перерыва? Нет сейчас. Пообедав, я пошёл на нижнюю  территорию. Спускаясь по трапу, встре-тил старшего мичмана П. Лагоду начальника склада автономного пайка. Спросил у него Петро, ты чего не выдаёшь продукты на лодку. Он удивлёно посмотрел на меня и говорит, выдал 1,2 тонны только  что. Они повезли на машине ГАЗ-66. Я удивился, печати на заявки не ставил, старпом не планировал, и вдруг будьте нате. Прибыв на лодку, дал приказание по местам стоять со швартовых сниматься. Вышел дежурный по подводной лодке старший лейтенант С.В. Андрюшин. Я спросил, продукты загрузили?  Какие? Старпом разве не привёз? Нет. Перешвартовав подводные лодки, я подошёл к КПП-2 и спросил у дежурного мичмана Устиловского. ГАЗ – 66 выезжал, да ваш старпом был старший (Вот зачем вторая печать). Удивительно машину не выпросишь  на береговой базе, а тут, пожалуйста.
   Поднявшись наверх, зашёл в каюту заместителя командира по политической части капитан - лейтенанта В.Б. Михайлова. Они жили в одной каюте. Старшего помощника командира не было. Я спросил, вы не знаете где старший помощник? Нет, не знаю. Тогда я говорю ему у нас преступление! Как товарищ командир. Я рассказал ему, в ответ не может быть. Я позвонил на лодку и передал дежурному по лодке приказание не разрешать погрузку продуктов на лодку, без моего присутствия. Заместителю сказал, если он до 18.00 сдаст продукты на склад мичману П.Лагоде. всё забудем. Появился старший помощник командира капитан-лейтенант И.В. Челюк, я спросил, где полученные продукты? Я ничего не получал. Я повторяю вопрос, где полученные продукты, а получали или нет,  не спрашиваю. Молчит. Даю вам времени до 18.00, сдайте все продукты на склад. Нет, даю ход и докладываю командиру бригады. Я загружу продукты на лодку. Вам не верю провизионные камеры, я опечатал своей печатью. Время пошло. Я пошёл в свою каюту на береговой базе. До самого вечернего доклада ожидал, что вдруг всё сдаст на склад. Вот зачем ему была нужна печать. Но, зачем ему макароны, вообще крупы, консервы  и 1.2 тонны продуктов. Неужели этим занимался Лупаков? Пономарёв? Пошёл на вечерний доклад, предварительно позвонив на подводную лодку дежурному по лодке и на склад. Всё осталось без изменений. Это был четверг и через час, после ожидания нам сообщили, что доклада не будет. В пятницу  большой доклад в 15.00, вместе с заместителями по политической части. Утром на подъёме флага старшему помощнику командира сказал, материалы сдам в прокуратуру.
  На общем докладе заявил командиру бригады, что на подводной лодке воровство, а фактически из  бригады вывезены продукты 1,2 тонны старшим помощником командира капитан - лейтенантом И.В.Челюк.  Прошу разрешения материалы передать в прокуратуру. Это я предупредил командира бригады. В ответ услышал, нет, я запрещаю. Я сказал, являюсь командиром воинской части и в соответствии с Уставом внутренней службы имею на это право. Опять рёв, смотрю на командира бригады и не пойму. Адмирал, коммунист, воровство на лицо, а запрещает обращаться в прокуратуру. Решил сам подам и всё.
  Но, что началось потом. С лодки его не убрали. А на следующий день, когда я приехал домой в 21.00, в доме была женщина – мать старшего помощника. Она уговаривала меня не подавать материалы в прокуратуру. Она за мужем за референтом члена политического бюро и у него будут неприятности. Я сказал, вашему сыну был дан срок, всё сдать на склад, и вопрос был бы закрыт. Он отказался выполнить. Вы понимаете, он украл продукты у  матросов служащих на подводной лодке.
  Вошла в комнату супруга и говорит, покиньте квартиру, я не хочу, чтобы у моего мужа был инфаркт. Ему надо отдыхать. Подключился командир дивизии. Убрали  старпома с лодки в учебный отряд. Оплатил за все продукты. А я получил по телефону от начальника управления кадров ВМФ вице-адмирала Лазарева: « вам, что капитан 2 ранга служить надоело?». По крайней мере, в помещении оперативного де-журного, по флотской связи «рябина» и представился этой должностью. Никогда не думал, что такое может быть. Материалы я собрал и хранил у себя дома. Заместитель командира по политической части капитан - лейтенант В.Б.Михайлов говорил мне, вам это будут помнить  долго. 
  На лодку назначили старшего помощника капитан- лейтенанта Александра Николаевича Терёхина.
Я поставил ему задачу № 1сдать на самостоятельное управление подводной лодкой. И надо сказать он с ней справился успешно.
 Поступило приказание готовить подводную лодку к переходу в Мангалию для обеспечения противолодочных  сил Румынии. Старшим пойдёт начальник штаба дивизии капитан 1 ранга Л.И.Сиваш. Вышли мы из Севастополя 08.00 с целью, прийти к территориальным водам Румынии в районе порта Мангалия к 09.00. 
   На переходе случилось то, что я не мог ожидать. В 15.00 посередине Чёрного моря я находился в первом отсеке. Вдруг был сыгран сигнал срочное погружение, при ходе смешанным режимом. Работает один дизель на винт малый ход, избыточная мощность станцией этого борта переводится в электроэнергию и электромотор противоположного борта средний ход. Скорость 9.5-10 узлов. Я выскочил в центральный пост, кто сыграл? Командир группы движения старший лейтенант Владимир Самохвалов ответил начальник штаба дивизии. Где он в вашей каюте. Хорошо при выходе я дал команду командиру боевой части 5 манипуляторы открытия кингстонов и клапанов вентиляции поставить на замки. Зашёл в отсек капитан 1 ранга Сиваш, почему не выполнено приказание? Не имеем право погружаться, без донесения на КП флота. Очень красноречивая речь продолжалась в течение 10 минут. Я стоял и думал, правильно дал приказание  взятие на замки манипуляторов. В слух сказал, я хотел бы слушать это, при получении приказания на подводной лодке С-96 о погружении на 120 метров при запрете ей погружаться на глубину ниже перископной, приказом Командующего ЧФ. Начальник штаба дивизии замолчал и поднялся на мостик. Не мог представить себе почему? Ведь он прекрасно знает все законы подводной службы. И для себя сделал вывод, всё время быть в центральном. Ни какого разбора событий не было. Отработали с противолодочными силами Румынии. Были приняты сначала начальником штаба дивизии капитаном первого ранга Арямой Сава. Я встречался с ним в феврале 1981года, когда приходили на обеспечение противо-лодочных сил Румынии на СС-552, старшим был заместитель командира 155 бригады капитан 1 ранга Анатолий Алексеевич Касьянов. Но тогда было на много легче.
 После этой встречи. Был организован приём начальником штаба Румынского  флота контр-адмиралам  Мушатом Ионом в Констанце.
 До сих пор не могу понять, при наличии начальника штаба дивизии на борту на встрече присутствовали, командир и заместитель командира по политической части?
После приёма,  прибыв на подводную лодку, я собрал офицеров и поставил задачу, в 06.00 делаем приготовление. В 08.00 снимаемся и следуем в Севастополь. Капитан 1 ранга Л.И.Сиваш надо показать хорошую организацию. Удивительно сделали пять выходов, а сейчас показать хорошую организацию. В 07.50 прибыл начальник штаба Румынской дивизии и пожелал хорошего перехода.
 Здесь я хочу рассказать, что у Румын важную роль на флоте играют водолазы. Им отдаётся предпочтение перед береговыми частями и даже плавающим составом. А подводников они всех считают водолазами.
 После выхода из Мангалии  дал указание старшему помощнику, командиру боевой части 5 находиться по очереди в центральном посту. При не стандартных ситуациях вызывать меня. В 02.30 ночи опять была попытка выполнить  «срочное погружение». Я находился в центральном посту, шла зарядка аккумуляторной батареи, работали оба дизеля малый ход. На вопрос, почему не погружаетесь, ответил, идёт опорный сеанс связи. Удивительно я был с этим командиром в 1973 году на боевой службе в средиземном море 52 суток, на подводной лодке С-100.
  Прибыли в Севастополь экипаж был построен на пирсе и начальник штаба дивизии капитан 1 ранга Л.И.Сиваш выразил благодарность  экипажу за выполненную задачу и убыл.
Приближались майские праздники, на 40-летие годовщины освобождения Севастополя в экипаж прибыл отважный подводник. Гвардии капитан 3 ранга  Михаил Васильевич Гре-шилов в период  освобождения Севастополя. Он долго беседовал с экипажем. Рассказывал, как выходил в атаки по транспортам фашистов. Отвечал на заданные вопросы. Подарил листовку того боевого времени с пожеланиями на добрую память. Всё с такой же пышной бородой, но уже седой и в звании капитана первого ранга. Спустившись в лодку, посмотрел на опущенный перископ, и я увидел, как заблестели его глаза. Приказал поднять перископ. Взявшись за ручки перископа, он лихо осмотрел горизонт, и я увидел слезу упавшую с левого глаза. Затем повернувшись, говорит Толя спасибо. Я думал, уже никогда не увижу всё это. Сейчас пишу эти строки, а у самого руки тянутся, и ноги сами занимают привычное положение.  Вошёл кок старшина 2 статьи Павел Гнеушев и предложил товарищ капитан 1 ранга примите наше подводницкое угощение, вручив Михаилу Васильевичу тараньку и шоколад. Михаил Васильевич ещё раз прослезился и взял тараньку, а от шоколада отказался. Он обнял кока и сказал спасибо внучек. Все находившиеся в центральном посту захлопали. Столько людей в центральном я не видел никогда. 
 На листовке написано: «Смелыми, решительными, дерзкими атаками командир подводной лодки М.В. Грешилов потопил 10 кораблей противника».
  Морякам Черноморского флота широко известно имя этого отважного командира. Грешиловские удары по врагу укрепляют авторитет и славу черноморских подводников. Черно-морский подводник! Бей фрицев погрешиловски! НЕ ДАВАЙ НЕМЦАМ УЙТИ ИЗ КРЫМА ЖИВЫМИ! ».
   Подводная лодка участвовала в учении  по массовому приготовлению минного оружия и  подаче его на носители. Участвовали в Севастополе опять два брата подводные лодки С-287 (А.Бабенко) загрузила 4 боевых и 4 практических мины. Подводная лодка С-296 (В.Бабенко) загрузила 8 боевых мин. В Балаклавской бригаде  подводные лодки С-37(П. Волынец) и подводная лодка С-157(Б.Данилов),  подводная лодка С-74 (В.Жучков). Лодки, принявшие практические мины, успешно выполнили минные постановки.
  Подводная лодка С-287 была объявлена лучшей по минным постановкам на Черноморском флоте.
 С приходом в базу командир бригады вызвал к себе и предложил должность начальника штаба 475 Севастопольского Краснознамённого дивизиона подводных лодок. Который появился вместо 27-й бригады подводных лодок в Феодосии. Я был удивлён равнозначная должность, второго ранга, и я не хотел уходить в науку. Если бы опять назначили, не сообщая, я беспрекословно бы выполнил приказание. Подводная лодка ещё трижды участвовала в этом году в учениях. Дважды по отряду боевых кораблей и один по отряду десантных кораблей. И опять два брата участвовали успешно  от 153 бригады.
   В один из приездов одной из комиссий главного штаба произошло следующее. Перед подводной лодкой стояла задача  контрольная проверка по задаче Л-1(подготовка подводной лодки  к плаванию). Я обратился к командиру бригады, подводная лодка будет подготовлена, только не буду красить трюма, так как всё время в море и опять инспекция. Экипаж фактически живёт в лодке. Нет, красьте, инспекция будет позже. Покрасили все трюма, а вечером на докладе получаем информацию всем экипажам спать на лодках. Утром будет рассредоточение. Я до сих пор не могу понять, что мы отрабатывали фактическое рассредоточение. Или показуха? Готовились мы к военным действиям или думали,  всегда предупредят. Я сказал товарищ командир бригады, выхожу по очерёдности 4-м за подводной лодкой С-66. Выход не сорву, сам ночую в бригаде. В ответ я приказываю спать на лодке. И здесь я ответил, людей травить не буду. Это приказание. Тогда не буду выполнять его. Он берёт трубку и звонит командиру дивизии контр-адмиралу С.Г.Алексееву. Товарищ адмирал Бабенко младший не выполняет моё приказание. (Все командиры сидят у него в кабинете и молчат). Алексеев спросил, какое приказание, он покрасил отсеки и говорит, не буду травить экипаж. Я даю приказание спать на лодке. В ответ слышу, ты  - удак, он прав пускай выполняет, не успеет, накажешь строго. Это всем  слышно сидячим.  Царёв мне, что служить надоело? Я тоже не выдержал, говорю, скажите, что вам передал командир дивизии. Я повторяю, служить надоело? Тут я ответил  - служить с вами да. Он стал кричать на чисто русском языке. Я вышел, чтобы не ответить на это хамство. Пошёл в каюту. Через десять минут заходит брат и говорит, надо было сдержаться. Я ответил, ты слышал, что сказал ему комдив. Нет. Он сказал мудак ты. И после этого он врёт вам. Вы как ягнята. Брат ответил он злопамятный. Я уже писал рапорт на перевод в Магадан не перевели, дальше не пошлют, а выслушивать  каждый вечер хамство, мне надоело. Буквально через пять минут позвонил оперативный дежурный и передал приказание командира бригады завтра в 1500. Строевой смотр экипажу С-287. Другого я не ожидал и сказал брату вот и вся его мудрость. Никакого рассредоточения не было. На утреннем докладе командир бригады объявил о переводе меня в Одессу на лодку консервации С-340. Я сказал, есть прошу съездить поговорить с супругой. Мы только  год назад получили квартиру. Сейчас командирская подготовка. Здесь тоже я промолчал. Думаю, в обеденный перерыв на такси успею. В 12.30 закончилась командирская подготовка, естественно вся была построена на опросе меня. Зайдя к старшему помощнику, говорю, вы постройте экипаж, я подъеду. Поговорив с супругой – она сказала как надо? Так и поступай. Что могла ответить жена, если соседи сплетничали, у вас есть муж?  Это она мне сказала уже на пенсии. И когда я приехал, бегу на плац, осталось 5 минут, на встречу старший помощник. Говорит, комбриг позвонил и сказал, строевого смотра не будет. Я стоял и не мог понять, на службе или где я? Зато отправили меня в отпуск и я, получив отпускной,  дал указания старшему помощнику и заместителю на этот период. Поступил звонок оперативного дежурного Анатолий Яковлевич, тебя вызывает командир подводной лодки С-340 на связь. Я удивился и поднялся к оперативному дежурному в зал, на связи капитан 2 ранга А.М.Хорьков. Яковлевич ты не торопись в Болгарию, я побуду здесь. У меня маленький сын я хочу собрать библиотеку ему. Странно в Болгарии, русская литература и главное с коэффициентом 0.8 по цене.
Я сказал, не тороплюсь. Сам был удивлён, уже в Болгарии знают. Отдыхая в отпуске, пошли с супругой на пляж в парк Победы. Выходя из воды, услышал – Анатолий Яковлевич это был Анатолий Викторович Негодов. Он был кадровиком бригады, а до этого старшим помощником командира на подводной лодке С-66. Выходил со мной в море. Когда в море я ему сказал, всплывайте, он смотрел на меня и не верил, ему доверяют. Так наши командиры учили своих заместителей. Он сказал мне, командир бригады хочет вас видеть. Я ответил завтра суббота можно. Да он ждёт. Поехал в бригаду, супруга со мной. Она ждала меня в городе, я поехал в бригаду. Зашёл, доложил, прибыл по вашему приказанию.
 Удивился его словам. Давай, кто старое помянет тому глаз вон. Я сказал спасибо. Пожали руки, и я радостный вышел из кабинета. Супруга спросила, почему вызывали, ответил, буду служить на прежнем месте. Мы радостные поехали домой, и решили пойти на пляж и там пообедать. Каково было моё удивление, когда мы уже идя домой вечером встретили опять Анатолия Викторовича. Он мне сказал только вы уехали, меня вызвал комбриг и дал приказание писать аттестацию на  перевод в Одессу. Странно это офицер, адмирал, и какая  низость. Я сказал спасибо, но супруге ничего не сказал. Она всё   равно спросила Толя, что случилось. Нас опять посылают в Одессу.
  Вышел из отпуска. Все лодки 613 проекта перевели в Балаклаву. Приехала комиссия во главе с Главнокомандующим Адмиралом флота Советского Союза С.Г.Горшковым. Со мной встретился командир 155 бригады капитан 1 ранга Ф.И.Погорелов, спросил Анатолий Яковлевич, вы действительно хотите служить в Одессе. Я сказал нет. И вот собирает ГК ВМФ всё командование 14 дивизии. В конце разбора спрашивает, какие вопросы у вас есть. Командир дивизии капитан 1 ранга Виктор Андреевич  Кравченко задал вопрос. Товарищ ГК есть Ваш приказ на командира подводной лодки капитана 2 ранга Бабенко А.Я. о переводе на лодку консервации.  Горшков сказал, а какой возраст 35 лет. Он, что болен?  Нет. Считайте приказ не реализованным, не цените вы кадры. Все кто присутствовали, смотрели на контр-адмирала Б.М.Царёва.  Так я остался служить в Балаклаве. Почему такое случилось.
   Когда Царёв вызвал меня и переговорил со мной о дальнейшей службе, это было реально. Но через час принесли документы, в которых было указание перевести все лодки 613 проекта в Балаклаву. И тогда получалось, все командиры 1-й линии уходят в другую бригаду. Его бригада не соответствует 1-й линии. И он борец решает пусть и 155 бригада не будет 1-й линии. Вот такие у нас были адмиралы. Капитан 1 ранга Кравченко, вынужден был заявить этот вопрос самому ГК. Нет, он не заботился о командире, заботился о боеготовности соединения. Но я был рад. Лодка стала лучшей в бригаде и дивизии. И опять два брата были в одной бригаде. Очень хороший коллектив сложился на этой лодке.
Старшим помощником командира капитан - лейтенант Александр Николаевич Терёхин, заместителем командира по политической части капитан 3 ранга Владимир Николаевич Константинов, командир боевой части 5 капитан - лейтенант Андрей Николаевич Давыдушкин.  Служить  было приятно, всё делалось и все задачи подводная лодка решала на отлично. Это было идеально подобранная команда руководителей. И сейчас я с доброй душой и лучшими пожеланиями вспоминаю этих офицеров.
  В 1984 году подводной лодкой были выполнены все поставленные задачи и выстреленно 17 торпед, поставлено 4-е практические мины.
  Подводная лодка успешно начала новый учебный год. В марте месяце была поставлена задача, принять группу с МГУ и установить комплект «определения места по спутникам». Затем выйти в море и пройти по периметру всего Чёрного моря, определяя место по этой системе. Через 4 часа погружаясь,  определяли тип распространения скорости звука в воде и всплывали в надводное положение. Всё шло нормально. Однако когда Мы вышли на траверз (не заходя в территориальные воды) пролива Босфор поднялся шторм. Когда очередной раз мы всплыли, то уже на глубине 30 метров крен доходил до 3градусов. После всплытия в позиционное положение и продувания балласта, произвели метеорологические наблюдения. Ветер крепчал, замеряя скорость ветра рулевой, закричал, не хватает делений на анемометре. Лодка в этот момент шла под двумя дизелями. Но операторы определяли место подводной лодки и докладывали, нас сносит к турецкому берегу. Я спустился и проверил счисление от последнего определённого астрономическим способом, которому я (да и все штурмана на 613 проекте считали за счастье иметь эту возможность) доверял. Скорость по оборотам должна быть 9.0 узлов,  лаг показывал 1.5 узла. Операторы докладывали,  нас дрейфует к берегу в район Зонгулдака. Справа 30 градусов  большая  цель, танкер быстро идёт в Босфор. Он шёл по ветру и когда мы разошлись. Я увидел, это был танкер длинной не менее 300 метров. Прошёл в 10-15 кабельтовых, как на подводных «крыльях». Опять доложили, нас дрейфует к территориальным водам Турции. Внизу доложили, в четвёртом сорван камбуз. На мостике я был один, сигнальщика спустил вниз, воздух дизеля забирали через шахту РДП. Дал команду старпому подняться на мостик. Вышел капитан - лейтенант Александр Николаевич Терёхин, я спросил как обстановка внизу? Говорит, всё летает. Я спущусь вниз пройду по лодке, вы пристегнитесь ремнём к скобе. Задраив люк, спустился вниз. Проходя по отсекам, видел, лица личного состав были  жёлтого цвета. В пятом отсеке смотрел на старшину команды мотористов старшего мичмана Володю  Котлярова, как справитесь, водичку не глотнём?
   Этот труженик ответил, сам смотрю за этим.
  Самое страшное, если в такую погоду остаться без хода.
Дело в том, что топливо подаётся из цистерн замещением водой. Заливается в расходный бак и контролируется заливкой в поллитровую стеклянную банку – есть ли в топливе вода. Вот таким простым способом, без сепараторов. Поэтому я вначале пошёл в пятый отсек. Пройдя по всей лодке, я решил. Донести погоду на командный пункт флота и запросить разрешение на погружение. В каюте написал шифровальщику радио. Погода – ветер норд-ост, анемометр зашкаливает, море 8 баллов, прошу разрешения погрузиться до 12.00, командир С-287 подписное время 23.00. Сказал передать радистам, передавать по моему приказанию. Поднялся на мостик, старпом стоял мокрый и в это время, нас залило очередной раз. Я говорю Александр Николаевич, спускайся вниз переоденься. Вопрос, а вы? Говорю, написал радио, бу-дем погружаться. Радисты доложили, готовы передать радио. Передать. Квитанция  пришла практически сразу. И через 30 минут пришло РДО  «разрешаю погрузиться до 20.00.» подписал  НШ флота. Я понял, они имеют информацию  о погодных условиях. Начальником штаба ЧФ был вице-адмирал Николай Гаврилович Клитный, грамотный подводник. Дал команду приготовиться к погружению. Прослушал доклад, подводная лодка готова к погружению. Спустился вниз, задраил верхний рубочный люк. Стоп оба дизеля, опустить шахту РДП, сократить освещение в отсеке, поднять перископ. Вообще лодка первой линии должна погружаться по команде «Срочное погружение». Здесь я сделал поправку на ситуацию и наличие в экипаже, группы из МГУ. Дал команду «срочное погружение» погружаться на глубину 40 метров.  Заработали оба мотора средний вперёд, боцман создал дифферент 5 ; на нос. Когда лодка погрузилась на глубину 25 метров, командир боевой части 5 решил стравить пузырь с кормовой части корпуса. Уменьшил ход. Переведя дифферент на корму. Лодку моментально выкинуло в позиционное положение. Я понял, идёт большая, длинная волна. Опять увеличили ход оба средний и с дифферентом 5 ; на нос погрузились на глубину 80 метров. На этой глубине ощущалось лёгкое покачивание. Заступила 1-я смена, командир боевой части 3 старший лейтенант В.В. Кузнецов, подвахтенным от мест отойти. Экипаж был доволен отсутствием качки. Быстро навели порядок в отсеках и дали отдыхать. Старпому сказал, завтрак делайте на 08.00. Пусть люди поспят и придут в себя. Пошёл в каюту снял с себя одежду, она была вся мокрая. Отнёс всё в пятый отсек. В 08.35 всплыли на перископную глубину на опорный сеанс радиосвязи. На 30 метрах ощутили качку. Сделали лодку тяжёлой и всплыли под перископ. Море штормило, никого не было вокруг. Осмотрели горизонт в перископ, подняли антенну  станции поиска – тишина. Хороший хозяин собаку не выгонит в такую погоду. Погрузились на 80 метров. На очередном сеансе связи получили радио  в 16.00 всплыть, следовать в базу. Когда всплыли, море штормило, но уже боевой пыл его спал. Продув балласт. Осмотрел корпус, у меня не было слов об его состоянии. Фонарь топового  огня был вырван. Обтекатели лазов в цистерны главного балласта были завёрнуты, как сигары. Весь лёгкий корпус дышал. Подошли к Балаклаве  к 09.00. Дали добро на  вход, швартоваться ко 2-му плавучему пирсу. Это на стороне дивизии. На пирсе стояли командир дивизии капитан 1 ранга В.А.Кравченко и флагманский механик дивизии капитан 1 ранга инженер Л.П. Басенко. Личный состав выходил на надстройку,  она ходила под ними. Подошли к пирсу. Дал команду старпому передайте швартовым командам соблюдать осторожность, концы подавать, когда упрёмся к пирсу. Лодка подходила медленно и свита у командира дивизии, которая громко хохотала постепенно, растаяла. Подали сходню, я сошёл на пирс. Капитан 1 ранга Л.П. Басенко первым подошёл, обнял и говорит, как дизеля? Я сказал, улыбнувшись, пришли, в строю. Подошёл командир дивизии, где вас так побило?  Ответ в Чёрном море. Он подал руку и говорит – спасибо. Я так и не понял. Это была реакция на моё радио. Затем повернувшись, капитан 1 ранга В.А. Кравченко сказал, не которые в штабе говорили, испугался. Я ответил,  наверное, шутили. Приглашу их на экскурсию, на подводную лодку.
 За зимний период 1985 года подводная лодка заняла первое место в дивизии. Все боевые упражнения были выполнены на отлично. Меня радовала обстановка в экипаже. В этом я вижу большую заслугу старшего помощника командира капитан – лейтенанта А.Н.Терёхина, заместителя командира подводной лодки капитана 3 ранга В.Н.Константинова и командира боевой части 5 капитан – лейтенанта инженера А.Н.Давыдушкина. Я их называл три Николаевича.
   Но быстро проходит время и подошёл период отправлять старшего помощника капитан  – лейтенанта Александра Николаевича Терёхина, на командирские классы. Командира боевой части 5 капитан - лейтенанта инженера Андрея Николаевича Давыдушкина в академию. Заместителя командира подводной лодки капитана 3 ранга Владимира Николаевича Константинова на повышение в политический отдел дивизии.   

  А 30 июня 1985 года в газете Правда была напечатана статья «Погружение» писал её тот же корреспондент О. Гусев, который выходил с нами в море на подводной лодке С-384 и старший помощник капитан 3 ранга Анатолий Яковлевич Чадович был назначен командиром подводной лодки С-74.
 
 
   Когда пришло время писать на всех Николаевичей представления для  отправки на учёбу и назначении на должность – командир бригады капитан 1 ранга Фёдор Иванович  Погорелов сказал мне, ведь они тебя взорвали. Я не выдержал и сказал, меня они не взрывали, а подошёл срок окончания использования этих лодок по старости. В ответ услышал, приезжает Главнокомандующий с инспекцией. Я ответил, подводная лодка будет готова. Вместо командира боевой части 5, готов свой командир группы старший лейтенант инженер Владимир Иванович Самохвалов имеет допуск. Вместо заместителя пришлёт политотдел, какого - нибудь старшего лейтенанта и допуска ему не надо. Старшим помощником  будьте добры назначить командира боевой части 3 с подводной лодки С-74, старшего лейтенанта А.Ю.Егорова. И я обеспечу его обучение и сдачу на самостоятельное управление подводной лодкой.  Командир бригады сказал, будете отвечать лично за готовность  подводной лодки к инспекции. Я ответил, есть, про себя подумал,  как командир я несу личную ответственность за боевую  и мобилизационную готовность вверенной мне ПЛ, но был рад решению командира бригады. И лодка успешно прошла инспекцию 155 бригада была лучшей в дивизии.
   В октябре поступило приказание готовиться к ремонту в Болгарии. Капитан- лейтенант А.Н.Терёхин поступил на 6-е ВОК ВМФ. Капитан – лейтенант А.Н. Давыдушкин  поступил в академию. Капитан 3 ранга Константинов В.Н. занял должность заместителя начальника политического отдела дивизии. Вместо него был назначен старший лейтенант С. Журин. А на должность старшего помощника был назначен старший лейтенант Андрей Юрьевич Егоров. Я поставил ему задачу, сдать на самостоятельное управление подводной лодкой. Для этого я буду выполнять ваши обязанности месяц. Он был удивлён, но через 25 суток сдал все зачёты. В начале ноября шла выгрузка  боезапаса. Подводная лодка стояла на третьем пирсе в Балаклавской бухте. Я спустился в первый отсек посмотреть работу торпедистов. Вдруг раздаётся команда «большой сбор». Боевая торпеда висит на тросах погрузочного устройства. Выскочил наверх. Командир боевой части 3 старший лейтенант В.В. Кузнецов заклинил торпеду клином в люке первого отсека. Торпедный электрик завернул ломом троса погрузочного устройства для не допущения травли торпеды. Расчёт был подготовлен,  это было приятно видеть. Старпом ругал заместителя за поданную команду  «большой сбор». Я сказал заместителю, Вы знаете, сколько КГ морской смеси в головной части этой болванки?
 Он, оправдываясь, начальник политического отдела приказал. Правильно он же не знал, что у вас висит боевая торпеда. Надо было её выгрузить на тележку и построить экипаж. Вот как просто создаются чрезвычайные ситуации по не знанию. Я доложил начальнику политического  отдела капитану 1 ранга Александру Павловичу Логвинову, экипаж по вашему приказанию построен. Он выступил перед экипажем, поблагодарил за хорошую службу. И сказал, что командование флота и дивизии решило наградить вашего командира орденом Красного Знамени. Я не ожидал и высказал, мне ордер нужен. Он засмеялся, получите. После этого уехал. Ко мне подошёл заместитель и говорит, я хотел как лучше. Подозвав старшего помощника, я в присутствии всех офицеров и мичманов объявил. Командовать большой сбор имеет право командир и старший помощник командира.
   12 ноября в 16.00 снялись со швартовых, вышли из Балаклавы, начали переход в Варну. Должны были выйти в13.00, ждали приезда начальника штаба дивизии (зачем?). Погода ухудшилась. И когда прибыл капитан 1 ранга А.М. Евстафьев, ветер по бухте гулял со скоростью 20 метров в секунду. Снимались со второго плавучего причал. Катер «Ярославец»  обеспечивающий съёмку со швартовых, не смог отойти от причала. Развернулись на выход, при работе оба малый вперёд лодка стояла на месте. Дал оба средний вперёд. При проходе пляжа внутри бухты старший помощник закричал, работают моторы средний вперёд, большая скорость. Я показал на вход в бухту, где гуляла большая волна. И только нос подводной лодки вышел за бонновое заграждение мы почувствовали, сильный  порыв ветра. На шахте РДП (сверху) был закреплён большой телевизор команды. Странно было видеть подводную лодку как «сухогруз». Но единственная радость у всего экипажа, в  ремонте была просмотр программы «Время» по пятницам. Это единственная передача на русском языке и никого не надо было заставлять. Все занимали места заранее.
 Прибыли мы в дивизион подводных лодок в Варне. Выгрузили аккумуляторную батарею за трое суток и сдали её на хранение на склад. Затем прибыл начальник штаба болгарского  дивизиона   капитан 1 ранга Н.В. Йорданов и сказал с вами пойдёт командир подводной лодки С-82 капитан 3 ранга К.К. Костадинов.  Буксиров не было и мы, пустив дизель «товсь РДП » сами снялись и пошли в завод. По каналу шли смешанным ходом. Это когда один дизель работает на винт, с него нагрузка снимается, мотор противоположного борта работает на избыточной мощности, снимаемой с дизеля.
  Вошли в озеро, и подошли к пирсам судоремонтного  завода «Флотский Арсенал», по радио получили буксиров, нет, становитесь на якорь. Я спрашиваю у Краснодара Костадинова, на какой пирс становиться? Он отвечает, мы не можем без буксиров. Я говорю, покажи место стоянки. Он показал, это было впереди метров 150, и потом поворот влево на 90; и правым бортом к причалу. Увеличив ход начал маневрирование  к причалу, левый дизель продолжал работать на генератор. За 30 метров скомандовал правый мотор средний назад. Лодка резко покатилась влево. Когда до пирса осталось 3 метра, остановил мотор и дал команду левый мотор  экономического хода средний вперёд. Подводная лодка медленно прижалась к пирсу. Командир С-82 сказал, мы не знали, что при работе дизеля в режиме «товсь РДП» т.е. на генератор можно работать мотором экономического хода на винт. Я ответил ему надо более внимательно изучать инструкцию средств движения. Такие были учителя, когда передавали лодки.
  Разместили экипаж, устроились в казарме и началось наше пребывание в ремонте в Болгарии. Встретившись с командованием дивизиона, получил от них информацию, почему не выполнили приказание. Была команда встать на якорь. Объяснил этому начальнику. Вы становились на якорь на том месте, куда была команда становиться? Нет, ответ. Вы знаете обследовано это место водолазами? Нет. Поэтому я не встал и запросил у командира Болгарской лодки, он ответил, ни разу не стояли. И потом у меня нет батареи и всю стоянку я должен был стоять при работающем дизеле. А топлива мало и у вас его нет. Я вам сэкономил на буксирах. Люди были малокомпетентными. Затем уже в беседе с дирекцией завода, представители завода извинились, что не могли дать буксиры. И тут наше командование ответило, мы справились. Это был командир дивизиона ремонтирующихся  кораблей капитан 2 ранга Василий Крят. Он выпустился  из училища на 2 года раньше меня. При обсуждении вопросов ремонта высказал своё мнение. Подписывать акты по выполненным работам буду сам, после сдачи личному составу. На лицах  представителей технического управления и представителя из Москвы проявился элемент недовольства. 
  Опять появилась возможность заниматься спортом и укреплением своего и личного состава здоровья. Все ремонтирующиеся в то время корабли участвовали в соревнованиях по волейболу, футболу и баскетболу. Они удивлялись, подводники обыгрывали всех. Экипаж в обеденный перерыв играл в баскетбол, вдруг появился не высокий капитан-лейтенант и спросил можно поиграть с вами.
Заходите и играйте. Играли азартно офицеры экипажа на мичманов и личный состав. Этот офицер хорошо играл в команде личного состава. После игры вечером стук в мою каюту – можно я зайду к вам.
  Я пригласил его выпить с нами кофе. За столом сидел командир болгарской подводной лодки капитан 3 ранга Краснодар Костандинов. Мы долго сидели, пили кофе и смотрели программу время.
  Как я уже писал, по пятницам в 20.00 показывалась передача на русском языке. Все занимали места, никого не надо было загонять на просмотр. Вот бы радовались работники политического отдела, если бы такой просмотр был бы в Севастополе. И вот в конце беседы этот капитан-лейтенант сказал, а мне говорили, вы пьянствуете. Но как можно столько бегать и пить? На что я ответил, и вы только поэтому зашли ко мне в гости. Нет, я просто удивлён увиденным на площадке, как вы играете в спортивные игры. Мне было приятно это слышать, но в душе опять вокруг информаторы. Потом, после ухода капитана 3 ранга Костандинова  он сказал я работник особого отдела. Удивительно где их подбирают, по какому интеллекту и отношение моё к нему сразу изменилось. Постараюсь объяснить почему. На втором курсе училища, когда нам открывали допуск к секретным документам, меня вызвал к себе работник из кабинета 00. Задал вопрос, почему вы в анкете пишите национальность  Русский. Ведь ваш отец по национальности Украинец, а мать полячка. Я смотрел на него  удивлёнными глазами. Потом ответил нас в семье пятеро и все русские. Нет, вы должны выбрать себе национальность. Тогда я сказал, в этом году окончил училище мой средний брат Бабенко Владимир Яковлевич и национальность его – русский. Нет, вы должны, решить какую национальность возьмёте. Я был ошарашен и вышел из кабинета. Поехал в увольнение домой и спросил совета у отца. Он засмеялся и говорит это глупый человек, но при власти. Если ты станешь поляком, то не служить тебе. Выбирай сам, тебе жить. Знал бы этот урод иначе я не могу назвать его. Все братья и сёстры русские, а я стал Украинцем. Ведь тогда была политика КПСС образование общности – Советский человек. Но тогда это было вроде как всё равно. А как был прав отец, назвав его глупым. Сейчас пережив распад СССР, отделение Украины от России, раздел Черноморского Флота – фактически его уничтожение, всё это воспринимается как подготовка к этим событиям. Разрушению передового государства по своей идеологии в мире.  Но такие руководители, которые получили всё. Захотели ещё быть царьками и князьками. И в результате имеем то, что должны были получить при этих ис-полнителях.

    После этого разговора с оперативным работником он обратился ко мне поехать вместе с ним и экипажем танкера «Сейма» на Шипку памятнику Русским освободителям.  Оказывается, когда заканчивался ремонт, администрация завода выделяла средства всему экипажу на такую экскурсию. И удивительно командование дивизиона ездило и все проверяющие, ездили. А деньги-то эти были за счёт ремонта. Я отказался и был рад, когда мне сообщили о моём назначении командиром подводной лодки 651 проекта Б-67. Она стояла в ремонте заводе Серго Орджоникидзе  - Севастополе. Опять переходил служить на ракетную подводную лодку. Ждали, когда будет оказия. Командиры ремонтирующихся кораблей подарили мне шахматы. А один командир сторожевого корабля 159 проекта капитан – лейтенант Александр Середин подарил мне книгу, Александра Крона «Капитан дальнего плавания». Это последнее произведение известного писателя. Герой его – замечательный Советский подводник, человек героический и вместе с тем драматический, АЛЕКСАНДР  МАРИНЕСКО. Изд. 1984 года. Я очень хотел приобрести эту книгу. И сейчас держа эту книгу, вспоминаю Александра Середина и надпись на мемориальной доске, на здании Одесского мореходного училища. В этом здании в 1930-33 годах учился МАРИНЕСКО Александр Иванович капитан дальнего плавания командир подводной лодки «С-13» потопивший в годы Великой Отечественной войны вражеские суда общим водоизмещением 52 884 тонны. Мне на пенсии много приходилось бывать в Одессе.
   


Рецензии