Оторва. Или тот, кто протянет руку

Александр испытывал немалое волнение, выходя из поезда, по прибытии его на вокзал в город, где прошло детство и юность его. Все-таки это не шутка, когда отсутствуешь в родных краях больше десяти лет. Александр задумался, он покинул родной город почти сразу же после того, как окончил здесь три курса местного Политеха. После этого он, как отличник и человек, уже имеющий авторское свидетельство, правда, в соавторстве с одним из преподавателей, сумел перевестись в престижный вуз в столице. Затем было окончание этого вуза с отличием, аспирантура, приглашение на работу в одно весьма значимое совместное предприятие, стажировка за рубежом. После двухлетней стажировки, Александр не вернулся на родину, хотя и было желание попасть в город детства, а теперь в северную столицу, получив уже руководящее место. Там же заочно получил еще одно образование, уже в чисто административной плоскости. И вот, спустя десять с половиной лет после отсутствия на своей малой родине, Александр вернулся назад. Уже в ранге руководителя регионального отделения крупной компании.

Руководство компании посчитало, что сделало своему весьма ценному сотруднику немалый подарок, отправив на руководство в его же родной город. Поначалу правда, Александр несколько скептически относился к такого рода назначению, уже привыкнув работать исключительно в столичных регионах, да и в крупных европейских городах. Но, немного поразмыслив, понял, что возможность не просто попасть в свой родной город на несколько дней, на отдых, но и поработать там, это очень даже неплохо.
Тем более, что семьей он пока так и не обзавелся, а где же еще искать вторую половину, не испорченную блескучей мишурой столичной жизни, как не на в провинции. Да, и воздух, намного более чистый, чем в центре страны или в странах Западной Европы, тоже какое-то значение, да имел. В общем, взвесив все за и против, Александр пришел к выводу, что работа на родине может быть очень даже позитивным эпизодом в его жизни.

Первые три дня пребывания в родном городе прошли в общении с семьей, с которой он виделся ранее не чаще, чем раз в год, а также Александр посетил свое новое место работы.
В должность он официально пока еще не вступил, это должно было случиться только через неделю, но первое знакомство с предприятием он провел. Посетил как производственную, так и офисную часть, познакомился со многими сотрудниками, которыми ему придется руководить в ближайшее время.
Ну, а кроме этого, он просто гулял по родному городу, впитывая в себя его дух, вспоминая те места, которые были хорошо знакомы ему с детства.
Некоторые места он узнавал сразу же, а некоторые успели измениться настолько, что он подолгу стоял, качая головой, удивляясь насколько же быстро порой меняются города. Некоторые изменения его радовали, некоторые не очень, поскольку он считал, что зачастую любовь провинциальных администраций к копированию столичных новшеств вслепую, лишь приводит к потере малых городов своей индивидуальности.
Некоторые подобные изменения он, с сожалением, отметил и в своем родном городе.

Конечно же, в еще большей степени его интересовали люди, живущие здесь. А точнее, те люди, которые еще помнили его, и которых он помнил сам. Ведь наверняка в городе оставалось немало людей из его детства и юности, которые не покинули его. И таких людей Александр, конечно же, встретил.
Встретился с несколькими бывшими одноклассниками, почти все они давно обзавелись семьями и детьми. При встрече далеко не каждый из них узнал с первого взгляда бывшего товарища по школе, и были случаи, когда сам Александр лишь с большим трудом выуживал в памяти лица и имена. Кто-то из них был искреннее рад встрече с ним, кто-то спешил быстрее закончить разговор. Александр нисколько не обижался на это, в конце концов, жизнь уже давно развела всех в разные стороны, и глупо было бы надеяться восстановить старые отношения, прервавшиеся чуть ли дюжину лет назад, а то и более.
Встретил и несколько знакомых девушек, с которыми встречался когда-то, учась в старших классах школы, а потом Политеха. Точнее, уже не девушек, а женщин, ибо и они почти все уже были либо замужними, либо разведенными. А некоторые из них, например, как хохотушка Лиза, с которой он просидел за одной партой целых восемь лет, успела уже дважды выйти замуж и оба раза развелась. Она же рассказала и о судьбе первой настоящей любви Александра, девушке по имени Мария. В свое время Мария, обещала, что будет ждать, когда он закончит вуз в столице, а затем приедет к нему и они поженятся. Но, может к счастью, а может и нет, но не выполнила обещания и вышла замуж еще в тот момент, когда Александр заканчивал учебу на четвертом курсе.
Оказывается, Мария была замужем за каким-то местным нуворишем, который умудрился где-то взять слишком большой куш, который имел не совсем легальное происхождение. И теперь, вместе с супругой, прятался от российских властей, где-то за границей.

Единственный человек, о котором так и не удалось навести никаких справок, был давний приятель Александра, Илья, местный поэт и художник. Самая романтичная личность в их школе, мечта многих девочек, но слишком витающий в творческих облаках, чтобы стать завзятым Казановой. Имея внешность киноактера, хорошую стать и умеющий сочинять прекрасные стихи, что называется – на лету, он, тем не менее, никогда не позволял себя ни за кем волочиться или использовать кого-то.
Александр знал, что еще в то время, когда только уезжал из города, Илья уже печатался в местных изданиях, и собирался издавать уже и собственный сборник поэзии, который к тому же, был иллюстрирован его же рисунками.
Знал Александр и то, что нашел-таки Илья себе девушку по нраву, была она тоже из творческой семьи, все представители которой служили в местном театре. И сама она – тоже собиралась пойти по стопам родителей.
И, как ни странно, но об Илье, никто не мог сказать ничего определенного. Лишь однажды, один из старых знакомых, при упоминании о нем, как неопределенно пожал плечами и высказался в духе того, что «он потерялся», но никак более не развил свою мысль и ничего не объяснил.
Чем только еще больше озадачил Александра.

Но вот, в один из дней, когда Александр, уже приступив к своим обязанностям, возвращался вечером с работы, он решил пройтись пешком через старый парк, который пока не посещал после своего возвращения. Он вышел из машины напротив южных ворот парка и, отпустив водителя, неторопливо двинулся по аллеям, густо обсаженным липами и акацией. Александр вспоминал, что в детстве они часто бегали по этим аллеям, и особенно любили так называемые задворки парка, там, где он выходил на берег небольшой речки, сразу за которой начинался тянущийся почти до горизонта луг.
Ноги словно сами собой вынесли Александра на ту аллею, которая вела к той самой речке. И вот уже спустя десять минут, он вышел на тропинку, ведущую к мостику, перекинутому через этот неширокий, но быстрый поток воды. Александру очень хотелось постоять на этом самом мостике, он хорошо помнил, как они в детстве, убежав в теплые майские дни, с последнего урока школы, приходили сюда.
На другой стороне речи виднелось несколько небольших домиков, чистеньких и симпатичных, не похожих ни на вычурные строения новых «хозяев жизни», ни на старые дощатые домики дачников «шестисоточников».
Но тут он заметил, что на мостике кто-то стоит. Сначала Александр хотел уйти прочь, поскольку у него было желание постоять на мостике в одиночестве. Но, что-то в этой фигуре, стоявшей посередине моста, привлекло его внимание. Человек, стоявший там, был явно не молод, это было заметно по его совершенно седой голове, он был строен, а точнее, даже сухощав и стоял, чуть сгорбившись, опираясь на трость.
И, тем не менее, было в этой фигуре нечто знакомое, настолько знакомое, что Александр недолго думая, решил подойти поближе. И уже на подходе к мостику, этот человек, вероятно услышав его шаги повернулся к нему и стал внимательно всматриваться в лицо подходящему. А затем тихо воскликнул:

- Сашка, неужели это ты?!

- Илья?! – Удивлению Александра не было предела. В этом сгорбленном, очень худом и выглядевшем на все шестьдесят лет человеке, трудно было узнать того старого друга, лучшего поэта школы, самого красивого и романтичного парня.

- Да, это я, хотя и понимаю, что тебе, как и всем, впрочем, очень сложно это принять, - с печалью в голосе прокачал головой Илья.

- А я пытался узнать о тебе хоть что-то, но все или отмалчивались, или делали вид, что ничего не знают, - развел руками Александр.

- Ну, конечно, - горько ответил Илья, - гораздо легче вычеркнуть человека из своей жизни, когда он уже ничего не может им дать.

- О чем это ты говоришь? – Удивился Александр. – Ты что, долгов, что ли наделал?

- Нет, все свои долги, я, к счастью, уже сумел отдать, - невесело усмехнулся Илья, - дело тут в другом, ты не очень спешишь?

- Да я совсем не спешу, - ответил Александр, - но может быть, лучше пройти куда-нибудь, где можно посидеть.

Он посмотрел на трость, на которую опирался Илья.

- Ты тоже, как и все заложник стереотипов, - снова покачал головой Илья, - хотя тебе это и простительно, да в чем-то ты прав, в ногах правды нет. Помнишь, была тут скамейка, на берегу, в камышах?

- Что, неужели еще стоит? – Удивился Александр.

- Стоит, стоит, прихожу я сюда иногда, вспоминая былое, - усмехнулся Илья, - вот туда можем и пройти.

Они спустились с мостика и прошли по узенькой тропинке вдоль берега речки. Тропинка вскоре привела их к зарослям камыша, в которых она становилась совсем незаметной. Но через два десятка шагов она выходила на небольшую полянку на берегу, на которой, вот чудо, до сих пор стояла скамейка, знакомая Александру еще с детства.
Они присели на неё, и первое время молчали. Александр не знал с чего начать разговор, да и поддался влиянию местности, которая навеяла сразу столько приятных воспоминаний. Илья тоже сидел погруженный в свои мысли. Прошло минут пятнадцать, когда он как очнулся.

- Знаешь, когда в детстве нам говорили, что – друзья познаются в беде, мы ведь часто воспринимали это слишком поверхностно, - начал говорить старый товарищ, - обычно лишь в более зрелом возрасте, когда набьешь немалое количество шишек, начинаешь понимать, что это все правда.

- Да, это уж точно, - ответил Александр только для того, чтобы что-то сказать.

- Ты ведь когда уехал, уже застал мои первые публикации? – Спросил Илья.

- Да, вроде бы у тебя сразу в трех журналах стихи напечатали, - ответил Александр, - и помню, что ты готовил собственный сборник.

- Да, было такое, и даже успел издать его, - кивнул головой Илья, - и даже написал после этого серию очерков об истории родного края, снова снабдив их своими иллюстрациями. Казалось мне тогда, что вся жизнь открыта передо мной.

Он замолчал, молча вычерчивая концом трости какую-то замысловатую фигуру на песке. Александр терпеливо ждал.

- Тогда я даже представить себе не мог, как круто порой может перевернуться жизнь, - снова продолжил рассказа Илья, - ушел с головой в творчество, наслаждался первыми месяцами семейной жизни с девушкой, которую очень любил, и которая, как я считал, понимала меня во всем.
Но, видимо, не бывает в жизни все хорошо.

Он снова замолчал на некоторое время, разглядывая барашки на быстро бегущей воде в речке. Затем перевел взгляд на качающиеся под ветром камыши.

- Но, получилось так, что, катаясь на горных лыжах, тут у нас построили нечто вроде крытого комплекса, умудрился упасть и сломать ногу, - снова вернулся к своему повествованию Илья, - и вроде бы пустяк, обычный перелом, ничего опасного. Вот только когда стали делать повторный рентген, перед снятием гипса, разглядел врач странность в моей кости. И направили меня на дополнительное обследование. Я потом сто раз корил себя, что согласился, хотя с точки зрения медиков, это было совершенно правильно.

- И что же показало обследование? – Спросил Александр.

- Кость моя сломалась не просто так, оказывается, она уже была поражена костной саркомой, - каким-то сухим, бесцветным голосом произнес Илья, - и что бы не допустить её распространения, нужно было либо ампутировать ногу, либо очень дорогостоящее лечение в Европе. Первое мне ужасно не хотелось, сам понимаешь, когда тебе еще нет и тридцати, никак не представляешь себя инвалидом. Когда стал узнавать стоимость лечения, которое могло бы помочь обойтись без ампутации, понял, что, даже продав родительскую квартиру, не смогу оплатить лечение.

- Ну и дела, - покачал головой Александр, - и что же?

- Ну, что же, - в то ему ответил Илья, - когда на все процедуры ушли все мои гонорары и сбережения, у меня вдруг резко сократилось количество друзей. Да что там друзей и просто знакомых. Все почему-то стали ужасно занятыми, не находя даже времени просто встретится. И супруга моя смотрела на меня уже как на списанного служаку. Тем более, что химия, которую мне начали колоть, отнюдь не красит человека.

Он снова замолчал, переведя взгляд на реку.

- И Вы развелись, - уверенным тоном сказал Александр.

 Илья кивнул головой, а затем продолжил рассказ:

- Жил я в квартире родителей, еле сводя концы с концами, сил на то, чтобы что-то сочинить или рисовать, почти не было. Однажды напечатал мои стихи один из журналов, так на этот гонорар, который ранее у меня уходил за три недели, я сумел прожить целых три месяца. Но и это было не проблема, саркома не отступала, и пришел момент, когда ампутация стала единственным выходом. И в тот момент я первый раз подумал о суициде.
Но, тогда еще была жива мама, и подумал о том, что мой уход, станет для неё страшным ударом, а это крайне несправедливо по отношению к ней. И я согласился на операцию.
Нашлась какая-то благотворительная организация, которая занималась помощью творческим людям. Оплатили мое лечение в нашей областной больнице, ведь и здесь лекарства весьма недешевые.

- Но, как я понимаю, это было ненадолго, - Александр внимательно посмотрел на товарища.

- Да, вся помощь сразу же прекратилась, как только я выписался из больницы, - кивнул головой Илья, - как мы жили с мамой целых два года, об этом мне даже рассказывать не хочется. Мамина мизерная пенсия, еще меньшая пенсия по инвалидности, в общем – я уже ни на что не надеялся. И после того, как мама умерла, от инфаркта, у меня во второй раз появились мысли о суициде.

- Да уж, представляю себе, - пробормотал Александр.

- И, наверное, я бы сделал это, хотя и понимаю, что это очень малодушный поступок, - покачал головой Илья, - но, появился в моей жизни один человек. Настолько неожиданно, что в это даже поверить было невозможно. Ты ведь помнишь Майку Червоненко?

- Та, которая – самая большая оторва среди нескольких дворов? – Удивленно спросил Александр. – Та, которая дралась наравне с мальчишками? И не давала проходу никому из местных ботаников, поливая их в детстве из спринцовки с зеленкой?

- Она самая, - улыбнулся Илья, и улыбка его была настолько теплой, что Александру стало даже как-то немного не по себе, словно что-то в этой жизни поменялось и поменялось радикально.

- Но, насколько я помню, она же терпеть тебя не могла, считала… - начал было Александр.

- Да, считала меня слюнтяем и размазней, - снова улыбнулся Илья.

- Она же вроде даже как-то попадала в полицию, то есть – тогда еще в милицию, - вспомнил Александр.

- И такое было, она ведь школу тогда не закончила, ушла в какое-то ПТУ, учиться на швею, и её и оттуда чуть не выгнали, - подтвердил Илья.

- Но, как же ты встретил то её? – С удивлением спросил Александр.

- Это удивительная история, - сказал Илья, - уже после того, как мамы не стало, попал я снова в больницу, с банальным воспалением легких, ибо организм был совершенно растравлен химией. И представь себе, в этой больнице лежал старик, который оказался ни кем иным, как каким-то родственником этой Майи. И она, вот эта самая оторва, ухаживала за ним, как за родным отцом, хотя родство их было весьма неблизкое. Я-то её сразу узнал, и как потом она признавалась, она меня тоже узнала, но какое-то время, не признавалась в этом. Как ни странно, почему-то боялась ко мне подойти, все вспоминала, как в школе не давала мне прохода.

- Так, так, - заинтересованно проговорил Александр, - и что же дальше?

- Ну, набралась она смелости все-таки, поговорили мы с ней, - ответил Илья, - и знаешь, это удивительно, но, когда её родственника выписали, она стала навещать меня. Приносила всякие вкусности, общалась со мной, даже пару раз поругалась с врачами, из-за плохого, по её мнению, ухода.

- Надо же, никогда бы не подумал о Майке такое, - с оттенком уважения и недоверия проговорил Александр.

- Знаешь, честно говоря, я первое время тоже все время думал, что это какая-то очень длинная шутка, которая возьмет и закончится, - признался Илья, - но, время шло, меня выписали из больницы, а Майя все продолжала меня навещать. Рассказала мне, что оказывается, у неё еще в детстве, умер отец от рака.

- Вот оно что, а ведь мы тогда этого не знали, - протянул Александр, - а может и не хотели знать, ну что там может быть интересно шестиклассникам о том, что происходит в семье хулиганистой пятиклассницы, живущей в их дворе?!

- Это верно, - кивнул головой Илья, - а потом, уже когда мы окончили школу, у неё тяжело заболел двоюродный брат, и все это фактически у неё на глазах. Как я понял потом, именно это и наложило такой отпечаток на её поведение в более взрослом возрасте. Она, как я потом узнал, даже некоторое время была волонтером в какой-то детской больнице.

- Вот это да, прямо время откровений, - с оттенком уважения проговорил Александр, - если бы я услышал такое про Майю еще пару лет назад и от кого-то другого – точно не поверил бы.

- Вот, вот, и многие до сих пор не верят, - ответил Илья, - в общем, она фактически вытащила меня. У неё, что тоже было для многих неожиданностью, свое ателье оказывается. Швейное дело она освоила по полной программе и у неё талант проклюнулся. Раскрутиться она сумела, набрала коллектив очень грамотных и квалифицированных работниц. Звезд с неба, конечно, не хватала, но средства у неё имелись.

- И Вы, получается, решили пожениться, - посмотрел на товарища Александр.

- Признаться, я боялся ей это предложить, - ответил Илья, - она хоть и ухаживала за мной, но ничего такого между нами не было. Да я и думал – какой из меня муж может получиться. Но она и тут все в свои руки взяла – просто переехала ко мне. Ну, а тут уж я и сам понял, что нет смысла тянуть кота за хвост, и сделал-таки ей предложение. Честно скажу – был удивлен до крайности, когда она согласилась, все же думал, что не совсем серьезно у неё это. Но оказалось, что ошибался. Она, пожалуй, воспринимала все происходящее куда серьезнее меня.

- Знаешь, если бы я не знал тебя ранее, то думал бы, что мне рассказывают сюжет какой-то мелодрамы, - признался Александр.

- Да я и сам, долгое время все никак не мог поверить в свое счастье, которое нашел так неожиданно, - ответил Илья.

- Ну так, и что же дальше? – Александр вопросительно посмотрел на товарища.

- А дальше уже все просто, - ответил Илья, - через несколько месяцев после того, как мы расписались, продали мою и её квартиру в городе, и переехали сюда, в поселок, тот, который виднеется там, в полукилометре от мостика. Как раз хватило денег и на хороший домик, небольшой, но со всеми удобствами, и на протез качественный, как видишь, могу даже прогулки совершать. Вот так и живем, она работает в своем ателье, а я – устроился в местную школу, сразу на две ставки – преподаю и литературу, и изобразительное искусство. Нам хватает. Так что, если надумаешь, то приходи в гости, посмотришь – какой стала та самая оторва.

При этих словах Илья снова очень тепло улыбнулся. Было видно, что свою супругу он очень любит и что любовь эта зиждется отнюдь не только на чувстве благодарности, это действительно искреннее чувство.
Александр же даже немного завидовал товарищу, все-таки не каждому удается найти вот такую, настоящую, чистую, любящую душу.

- Ну, что же, я думаю, обязательно навещу вас, - сказал Александр, поднимаясь с лавочки, - посмотреть, как вы тут устроились, благо знакомых, с которыми действительно удалось поговорить по душам, как-то и не осталось.

- Ну, а мы – точно будем рады тебя видеть, - Илья улыбнулся и тоже поднялся с лавочки.

Они снова вышли к мостику, солнце уже начало заходить, и нужно было расходиться по домам. Попрощавшись, каждый пошел в свою сторону. И Александр, идя через парк, думал, что услышал самую удивительную историю любви, которую когда-либо слышал в жизни.
Историю, в которой руку помощи протянул именно тот, о котором уж точно никогда бы не подумал.


Рецензии
Слава Богу, что Илья встретил Майю, и жизнь продолжилась.
Люди познаются в беде.
Тёплый рассказ. Спасибо Вам.
Удачи.

Галина Шевцова   02.11.2018 18:03     Заявить о нарушении
Благодарю Вас, Галина.
В известной степени - за основу была взята реальная история, которая поразила и меня самого.
Еще раз - спасибо Вам!

Сергей Макаров Юс   02.11.2018 19:51   Заявить о нарушении