Только небо

Наталья Сафронова
Только небо

Это случилось где-то в середине их любви. Радость  взмыла в Юлькиной груди, затрепетала у самого горла и приподняла от земли.  Стало понятно, что летающие башмачки - совсем не выдумка. Летит ведь Юлька, летит!  И мимо проносятся облака, города и страны, и совсем близко сказочная страна,  огромная, как небо,  и уютная, как маленький остров, где они будут вдвоем с любимым...  Удар о землю был неожиданным. Юлька потерла ушибленные коленки, потом провела рукой по грудной клетке вверх,  к горлу...  Было больно дышать.
 
Может быть, это произошло не в середине, а ближе к концу? Неужели у любви бывает конец? Оказывается, бывает. Все имеет начало и завершение.  Даже колодец можно вычерпать до дна, даже реки высыхают. А уж такую эфемерную субстанцию, как любовь,  можно удержать в горсти, а можно разжать пальцы, и она вытечет. Посмотришь в ладони - а там пусто. Прислушаешься к сердцу, а оно молчит.  Разве что обида глухо шевельнется.  Уже и не помнишь, на что обижалась, просто больно.
 
Как он тогда смотрел на кошку, как ласково с ней разговаривал:
- Ну, что же ты? Не понимаешь разве, что тебя выкинут? Сидела бы тихо,  был бы у тебя приют.
Сжималось сердце,  Юльке казалось, что она для него - та же кошка, его чувство к ней - та же нежная жалость. И когда-нибудь ее так же выкинут из его жизни, а он ничего не предпримет для ее спасения. Он - ведомый, и женщина всегда возьмет над ним верх.  Другая женщина, не Юлька.   Жалость - это еще не любовь, только предчувствие любви.  Жалость - еще не поступок.

Когда Юлька поняла, что его слова не были признанием в любви,  ей только почудилось,  она встала с земли, отряхнула колени и пошла дальше.  К нему.  Его случайная фраза моментально забылась, вероятно, подсознание сразу же вычеркнуло ее из памяти, чтобы Юлька не мучилась, не вертела ее в голове так и эдак, рассматривая с разных сторон, подозревая его во лжи: сказал - и сразу взял слова назад.   Юлька шагала широко и только когда уставала, замечала, как изранены ступни, начинала чувствовать  каждый камешек и понимала, что нужно отдохнуть.  Поднимала голову и смотрела на небо.  Бескрайнее, как море. Ей казалось, что небо слышит каждый ее вздох - и откликается.  Если смотреть долго-долго, можно увидеть ее, Юльку,  как она идет к любимому,  и его глаза, все понимающие и прощающие.  А за что ее прощать? Вот за это.  Сидела бы тихо, а она, непоседа, пустилась в путь. 

И когда их любовь подошла к своему финалу, когда встретилась ему женщина, которая оказалась сильнее его, Юлька тоже его простила.  За небо, которое она без него не увидела бы. Можно окаменеть, чтобы не чувствовать боли.  Чтобы не больно было падать. Тебя бросили,  а тебе не больно, ты - камень.  Только и другие чувства будут тебе неподвластны.  Тебя обнимут, а тебе все равно.  Зато не больно. Юльке было ничего не жаль, только неба...   И потом, когда они невзначай встретятся раз и другой, Юлька поймет, что все было не зря, она снова встанет, отряхнет колени и пойдет дальше.  Колодец не бывает бездонным, и речка может пересохнуть, а любовь - она как небо, плещется вечно.


Рецензии