роман По следу малахитовой внучки глава 1

Глава 1

Сказать, что я был в шоке, ничего не сказать… Я был раздавлен! Прошлое явно возвращалось и мне поплохело.Ватной рукой я нашарил пуфик и присел на него.
- Деда, а почему тётя врач говорила не то, что думала? – дёргала за рукав моя маленькая золотинка.
- А? Что? – кое-как очнулся я.
- Красивая тётя врач говорила: «Не бойся, маленькая девочка, это не больно», а сама думала: «Кошмар! Откуда такая гадость у ребенка?!»
- Почему ты так думаешь? – ужаснулся я, представляя, что всё забытое и благополучно пережитое началось заново.
- Ничего не началось, - успокоила черноволосое и чернобровое чудо своего дела, заглядывая в глаза. – Ничего не началось. Просто я всегда слышу, что говорят, не открывая рта.
- И давно?
- Нет, меня тётя Таня научила.
- Какая тётя Таня?
- Они со Славой к нам в песочницу приходят играть и тётя Таня меня научила.
- Не видел я никого с тобой в песочнице.
- Они приходят в гости, когда я с бабой Лидой остаюсь или с дедом Вовой.
Баба Лида и деда Вова – это мои родители. Они сейчас живут в Плоском. Есть такой дачный посёлок у нас под Красноярском. И когда я занят на работе, они появляются в городе и остаются с моей внучей.
- Ты не путаешь, чудо моё?
- Нет, баба Лида сказала: «Не говори деду Мише».
- Почему?
- Ты будешь ругаться.
- Ну когда я на тебя ругался? – прижал я христовенькое дитя к себе, - ну когда?
- Не знаю, - высвободившееся дитя начало кривляться перед зеркалом, - а вот дяди, которые к нам идут, будут ругаться.
Я услышал, как кто-то подходит к двери квартиры и вздрогнул от звонка.
- Кто там?
- Алтарин Михаил Владимирович. Мы из 49-34.
Это был мой личный номер, когда я работал в «конторе».
Я естественно открыл дверь перед бывшими коллегами. Их было трое и одного я знал лично. Это майор Кислов Валентин Иванович – невысокий, крепкий мужчина, лет сорока двух. У него я консультировался насчёт драгоценностей. И он прошел в дверь первым.
- Михаил Владимирович, вы меня узнали?
- Ну конечно, - я пожал ему руку.
- А это мои коллеги: капитан Суменцов и капитан Рябов.
- Проходите в комнату, - вдруг вставила своё слово Иринка, - но только оденьте тапочки.
Она деловито пошагала в зал.
Гости мои переглянулись.
- Не надо разуваться, - вывел я их из этого состояния, - проходите так, пожалуйста.
Иринка уже сидела в своём кукольном углу и не обращала на нас внимания.
Когда все расселись, майор, взглянув на занятую своими делами Иринку, посмотрел на меня.
- Не обращайте внимания, она не помешает, - успокоил я.
- Михаил Владимирович, вот эти вот два офицера, они не совсем такого профиля, как я. Они из ГеРеУ.
Эти три буквы он произнёс отчётливо.
- Так вот, их интересы пересеклись в нашем городе. А ещё точнее, в кабинете участкового терапевта вашей детской поликлиники. А ещё точнее, - он посмотрел на часы, - один час сорок три минуты назад они зафиксировали звонок по их профилю.
- Разведка и детская поликлиника?
- Увы… Это не наше изобретение, но очень серьёзный штатовский агент сидит у нас в Красноярске в детской поликлинике. И после вашего посещения выходит на связь.
- Дичь какая-то…
- Вот именно: дичь. – Подал голос один из капитанов. – агент законспирированный, полностью проверенный нами, вплоть до хронометража по минутам. Я лично его веду уже пять лет. Это мой первый агент, лейтенантский. И вдруг она выходит в активную связь.
- И что она сказала?
- Ничего, она передала алгоритм. Знак означает или «да» или «нет».
- Ну а я то при чём?
- Этот агент уже месяц общается с вашей внучкой, здесь во дворе.
- Так это Людмила Рафиковна?
- Нет, ваша участковая медсестра.
Я отчётливо вспомнил эту женщину в кабинете у врача. Она даже перестала записывать в карточку и подошла посмотреть ножку моей внучки. Я оглянулся на Иринку, та спокойно положила игрушку и подошла ко мне, опершись на коленку, посмотрела мне в глаза.
- Деда, ты теперь будешь меня ругать.
- Тётя Таня – медсестра, ты её сегодня у врача видела?
- Да, и она мне сказала, чтобы я тебе не говорила.
- Вы это слышали? – подал голос другой капитан.
- Ну как он мог слышать? – тётя Таня сказала прямо сюда, - и внучка показала пальчиком себе в лоб.
- Иринка, а что она ещё сказала? – спросил я.
- Ещё она сказала: «Наконец-то, я не ошиблась».
- Вы что-нибудь понимаете? – обратился ко мне майор Кислов.
- Я не знаю могу ли я говорить, - вздохнул я от мысли, что надо кому-то всё рассказать всё, что со мной произошло. А ещё и от того, что понял: это не сон и всё действительно вернулось. Всё!
- Деда, ты старый пёс? – спросила моя золотинка.
- Откуда ты взяла?
- А почему дядя думает, что ты старый пёс?
Я взглянул на гостей. Покраснел только капитан Суменцов.
- В чём дело, Игорь?! – воскликнул майор и через секунду уставился на меня.
- Да, мотнул головой я, - да!
- Теперь понятно! Ничего себе феномен! – воскликнул он, склоняясь к девочке и намереваясь коснуться её головы рукой. Но внучке уже всё надоело и она, увернувшись, умчалась в коридор к зеркалу.
- Надо объясниться, - повернулся он ко мне.
- Надо. Только отвезу Иринку к родителям, - и, видя, как начало вытягиваться лицо капитана Суменцова, добавил, - к моим родителям.
- В Плоское?
- Да, - я уже не удивился их осведомлённости. «Фирма» веников не вяжет.
- Ну что же… - встал Валентин Иванович, - поезжайте. Буду ждать вас у себя. Олег Петрович, вы проводите, - обратился он к капитану Рябову.
- Что же это необходимо? – спросил я.
- Мы не знаем, что означает передача тёти Тани. Для надёжности надо вас теперь охранять.
- Иринка, - обратился он к внуче, занятой своими делами у трельяжа, - ты не знаешь, где сейчас тётя Таня? Что она тебе ещё говорила?
- Вы её спросите. Она сама сюда идёт, произнес ребенок не отрываясь от игрушек.
Мы онемели. И в тот же миг раздался дверной звонок.
- Так, Олег, в ванную! Ты – в зал и на балкон, - обратился он к Суменцову, - я буду на кухне. А вы постарайтесь пригласить её в зал.
Я открыл дверь. Передо мной стояла действительно медсестра из поликлиники и мило улыбалась. Блондинка с роскошными волосами, в ветровке и джинсах. Камушек серёжек блеснул, отразив люстру прихожей. И что-то знакомое в улыбке… Глаза! Их трудно было не узнать!
- Ты?! – воскликнул я и…  куда то провалился .Очнулся от жуткой головной боли и в горизонтальном положении. Шестиглазая лампа неприятно резала глаза. За торчавшим животом выглядывали белые валенки из гипса. А к руке присоединена система  капельниц и вливала в меня что-то сапфирное…


Рецензии
Наконец я дождалась продолжения этой захватывающей и загадочной истории!
Рада, что вернулись!!!
С теплом,

Татьяна Лиотвейзен   28.09.2018 21:25     Заявить о нарушении