Гресия

                Однажды у короля  Нимеро-Меллорийской империи, Дона Базилио и его супруги, королевы Доньи Валенсии, родилась девочка. Крохотная, как куколка, и рыженькая. Своим первозданным видом она умиляла родителей и всю дворцовую прислугу. Назвали её Гресия, что означает – приятная.

                Принцесса Гресия Нимерийская, претендентка на королевский престол, лежала в колыбельке и глядела на окружающий мир своими непонимающим глазками, однако ничего, кроме солнечного света и мамы, пахнущей молоком, не воспринимала. Потом каждый глазик окрасился в свой цвет. Один стал синеньким, словно кусочек лазурита, второй зелёненьким, как изумрудная пуговка.
 
                Король с королевой гордились дочерью не меньше, чем знаменем империи. Выражение: «наша Гресия» не сходило с их уст. Однако прислуга короля тайно делилась с друзьями и знакомыми случаями и событиями  во дворце самодержца. И вездесущая народная молва, как змея, проникала в разные слои общества.
 
                «Вы знаете, – заговорщицким тоном говорили «знатоки» любителям сенсаций. – Принцесса-то наша дьяволом помечена. И глаза у неё по цвету разные. Это всё – демонические знаки. Синий глаз – мистический, это всем известно, а зелёный – ведьминский».
 
                Но Дон Базилио и Донья Валенсия не обращали внимания на сплетни. Мало ли что могут наговорить «закулисные» шептуны. Хотя к гласу народа иногда бывает полезно прислушиваться. Но высшая знать, не тот тип людей, которые прислушиваются к низшему сословию.

                А девочка росла и хорошела. Однако народ не унимался:
 - Вы поглядите на неё, красавицу! И роста небольшого, и фигурка ладная, и лицо белое, с правильными чертами. Не зря же заморские принцы объявили друг другу чуть ли не войну за право на ней женится. А сколько парней из-за принцессы на дуэлях погибло! С ума она их посводила, в свои восемнадцать лет. И цвет глаз не помеха. Наоборот, разноглазая, она более интересной стала и волосы волнистые до самого пояса спустила…

                - Это точно ведьма. Все приметы к тому. Вот бы кого на костёр!..
 - Король разве позволит! Он же со всеми священниками храмов ладит! При нём только двоих еретиков из его королевства сожгли!..
 
                А принцесса со смехом, время от времени, ощупывала свою голову –  не растут ли у неё демонические рога. Однако слухи распространялись быстро, и на Гресию косили взгляды даже её подруги и приятели, дети зажиточных родителей, в компании которых она проводила время по ночам, ходила в кафе и на развлекаловки.
 
                Во дворце девушка, в общении с прислугой, была очень капризной.
 - Не хочу суп из лангустов! – заявляла принцесса. – Хочу мороженного!..
 - Не хочу мороженного! – тут же восклицала она, когда ей приносили на блюде разные виды прохладного лакомства. – Хочу сыра овечьего!..
Воспитанная в обстановке вседозволенности, Гресия не знала слова «нет». И это возмущало прислугу.
 - Тебя ещё в детстве прокляли! В душе твоей дьявол сидит, и сама ты ведьма! – В сердцах заявляли ей.

                Но однажды у неё зачесалась голова. Принцесса ощупала то место, где у чертей растут рога, и с ужасом почувствовала две шишки. Раньше их не было!
- Неужели народ оказался прав? – подумала девушка. – Хорошо, что под волосами пока ничего не видно. Я слышала, что рога растут у злых людей, но я добрая. Просто, прислуга мне до ужаса надоела своими домогательствами…

                И она пошла в сад, подышать свежим воздухом. А там, после сильного ливня, все цветы попадали и листьями в землю влипли. Принцесса  подняла стебли, подставила под них палочки, а если какие соскальзывали, привязала к тем же палочкам…

                - Вот умница! – произнёс удивлённый смекалкой дочери папа и поцеловал её в щёку.  Гресия запрыгала от радости. А мама сказала:
 - Есть у дочери доброта в характере. Дай Бог, чтобы так было и дальше...

                Принцесса видела, как усиленно следили за ней слуги отца, где бы она ни находилась. Как за любимицей всей семьи, словно детективы, крались по пятам охранники замка.

                А рога, при каждом её капризе или стычке с прислугой, всё подрастали и подрастали. Пришлось делать высокую причёску, чтобы как-то скрыть их.
 - Никакой свободы! – вздыхала Гресия. – Всё надоело!..

                Однажды девушка сумела обмануть стерегущих её охранников и улизнула из замка. Она направилась в сторону леса. О нём ходила дурная слава, якобы там, за рекой, одни колдуны живут и людей воруют. Но принцесса этому особо не верила. Хотя, втайне надеялась, что встретится с добрым колдуном, который сможет избавить её от рогов.  Принцессу донимал постоянный зуд под волосами. Девушка вышла на трущобные районы столицы.
 
                Вдруг к ней подскочили трое чумазых молодчиков и потащили в ближайшую канаву. Гресия сопротивлялась, звала на помощь, но её никто не услышал. Она умоляла молодчиков отпустить её, принцессу, наследницу престола, но мольбы  оказались бесполезными. Если  жители и услышали крики, то плотнее закрыли окна и двери своих хижин – бандитов боялись.

                - Ты, принцесса? Дочь короля? Что-то с трудом верится.  Посмотрим, что у тебя в карманах! Мож какие деньжишки завалялись или  драгоценности?..
Похоже, говоривший был главарём шайки .  Но ни денег, ни драгоценностей не нашли, кроме губной помады, туши для ресниц и маленького зеркальца. 

                Тогда с принцессы стали срывать одежду. Но какая-то ярость овладела девушкой. Она попыталась вырваться. Однако не тут-то было. Она вцепилась зубами в ухо одного из бандитов и откусила его. У другого отхватила два пальца, но жевать их было противно. Настолько они были грязными. Третий бандит с криками: « Да это же ведьма, гляньте, какие у неё рога!..» бросился бежать, но его догнали дружки и все втроём исчезли в темноте. Гресия запустила им вслед туфель. Второй же оказался со сломанным каблуком, но полетел вдогонку и он.

                В рваном платье, с синяками на теле, Мерседес встала. Отчаяние овладело девушкой.
- Вот и слухи. Как говорил народ, так и получилось.  Я – настоящая ведьма. Да мои домашние, как увидят меня с рогами, перепугаются до смерти. Выходит, что домой дороги нет.

                Гресия  решила пройтись вокруг замка. Был вечер. Солнце скатилось к закату, но его краешек ещё виднелся на горизонте. Принцесса глядела на него,но  сильный ветер поднял пыль, и та заволокла небо, обратившись в серый туман. Туман опустился на землю, да так, что стало не видно замка. Через несколько минут туман развеялся, а замок исчез, и на его месте оказался ночной клуб «Mordecai».

                Изнутри звучала непонятная громкая музыка, от которой затряслось всё нутро девушки. Она вошла в помещение клуба, небрежно кивнув швейцару. И тот, решив, что девушка выходила покурить, пропустил её. У высокого прилавка толпилась молодёжь. Хозяин наливал им какие-то напитки, и молодёжь выпивала их. В центре зала стоял шест, и на нём крутилась полуголая девушка. Вокруг шеста молодые парни и девицы прыгали под музыку. Гресия поняла, что они танцуют. Но как-то странно и не похоже на придворные танцы в замке её отца.

                К принцессе подбежала девушка, одетая в, слишком откровенное, короткое платье, с огромным вырезом на груди и спине. Через прозрачный подол просвечивали завязки чёрных чулок.
 - Почему тебя долго не было, Гресия?.. – спросила девушка.
 - Я не знаю тебя, – ответила принцесса.
- Я же подруга твоя. Зовут меня Альмира. Неужели не помнишь? И что за странное одеяние на тебе. Ты словно из средневековья явилась…

                Гресия пожала плечами.
 - Пошли танцевать! – пригласила её Альмира.
 - Я не умею…
 - Как не умеешь? Мы же недавно с тобой и парнями вытанцовывали. И ты «запала» на одного. Да вот он, кстати, рядом крутится. У тебя с ним ничего не было? Ушли-то вы вместе…
 - А что могло быть? – спросила недоумённо Гресия.
- А то ты не знаешь. Ладно, покури пока. Вот тебе заряженная сигарета. А я побегу, попромышляю…

                Альмира убежала, а к Гресии подкатил парень, на которого показывала подруга.
 - Привет, подруга. Давненько тебя не видно было. Уж не болела ли? Мы так хорошо провели ночь. Я и не думал, что ты надолго исчезнешь. Родинкаа мне твоя ниже пупка понравилась. Ты помнишь, как я целовал её? И глаза у тебя редкостные. Да и сама ты красавица, каких свет не видывал…
- Я пойду покую…

                Принцесса отошла от парня. Она ничего не могла понять. Откуда он знает её? И что они делали ночью? Она подошла к щиту, где было написано: «Место для курения» и прикурила сигарету у других девиц. Тут же закашлялась. Но если дым втягивать не в себя, то кашля не будет. И Гресия увлеклась курением. У короля в замке вдыхали дым ароматических углей. И то, только мужчины. Сигарет девушка ни разу не видела. И почему она заряженная?
                У принцессы все изображения поплыли перед глазами. А тут появилась Альмира с каким-то лысым юношей. Но он почему-то понравился Гресии.
 - Я хочу его! – крикнула она сквозь шум музыки подруге.
 - Но это мой парень! Поищи себе другого!..
- Нет, этот, без волос!..

                Альмира схватила Гресию за руку и потащила её на улицу.
 - Проветрись, подруга. Несёшь что-то непотребное!..
 Парни тоже вышли подышать свежим воздухом. Драки двух подвыпивших девиц и раньше случались, но и это зрелище было интересным.


                Гресия не привыкла, что ей перечат. Она схватила камень и ударила им по витрине. Раздался звон стекла. Принцесса схватила острый осколок и чиркнула им по шее Альмиры. Та рухнула на асфальт, а у Гресии закровянила ладонь. Принцесса погляделась в зеркало, что было в витрине. Глаза её горели, как два фонаря. Волосы висели клочьями и лицо стало дико морщинистым. А  голова снова зачесалась. Принцесса потрогала рукой прорезающиеся рожки и направилась в сторону леса.
- Всё-таки растут, –  со вздохом произносила она.
- Но почему исчез замок и появилось увеселительное здание, которое молодёжь называет ночным клубом?..
 - Откуда появилась подруга и хороший знакомый? Голимые вопросы, а где ответы?..

                Лес чернел сквозь туман, клубившийся над рекой. С одной стороны она омывала столицу. Один из берегов её был высоким и обрывистым. Противоположный – низким. Принцесса загляделась на стену деревьев, показавшуюся ей таинственной, оступилась и стала падать к воде с высокого песчаного обрыва.

                Сначала она летела ногами вниз. Потом, на более пологом участке, ей удалось перевернуться на бок. И она, словно бочка, скатилась к воде. Туфли принцесса бросила в своих обидчиков. Платье зацепилось за куст и порвалось, но это замедлило её падение. На исцарапанном теле появились ссадины.

                Шагать босиком изнеженной принцессе было трудно. Ступни чувствовали каждую выбоину, каждый камешек. Луна сияла, словно улыбалась, а деревья и кусты  отбрасывали тени. Они менялись по форме и длине, по мере приближения светила к краю земли. Но вскоре луна скрылась. Небо потемнело. Ярче и крупнее стали звёзды.

                Гресия кое-как добрела до полуразрушенного мостика через реку, что находился примерно в полумили от  места её падения. Воды реки отражали алую зарю, вспыхнувшую на посветлевшем востоке.
Принцесса перебралась на противоположный берег. Она утолила жажду речной водой, сполоснула ступни.
               
                Однако ноги её плохо слушались. Девушка часто спотыкалась о большие корни старых деревьев. В кровь израненные, они сильно болели. Мучил голод. Можно было бы и каштаны попробовать, но росли плоды высоко, да и в пищу они шли только жареные.

                Гресия не знала, куда идёт, и сколько продлятся её мучения. Она имела великое желание сесть под ближайшее дерево, закрыть глаза и умереть. Но она не умерла, а сев под высокий дуб, просто, уснула. Сквозь сон она чувствовала усталость, но она стала проходить и принцесса явно увидела, что из-за поворота тропинки вышла сгорбленная, чуть ли не до земли, старушка, с  жёлто-землистым лицом. Седовласая и морщинистая, с крючковатым носом, в чёрном жакете и чёрной юбке, она передвигалась довольно шустро.  В руке у неё был костыль из сучковатой палки.

                - Отдохнуть решила? Куда путь держишь, Гресия? – спросила она у девушки  надтреснутым голосом.
 - Откуда вы знаете меня, бабушка?..
- Молва людская и до наших мест долетела. Да и платье у тебя королевское, хоть и рваное…

                - Хочу, бабушка, колдуна найти, чтобы меня расколдовал. Да сил нет. Попасть в ад  проще. Ты же видишь – у меня рога растут…
 - Да вижу-то вижу. Однако, не иначе, доченька, устала ты?..
- Ох, как устала, бабушка! Измучилась я!..
- А мне бы, грешнице, водицы испить, да река далековато. Старость -то не радость. Может, принесёшь мне несколько глотков?..
 - Конечно, бабушка!..

                Гресия  взяла у неё небольшой котелок и двинулась к реке. Кое-как доковыляв до берега, принцесса набрала воды и только двинулась назад, как запнулась о корень большого дуба. Котелок  опрокинулся. Слёзы полились градом от обиды на свою неуклюжесть, но девушка поднялась и снова пошла за водой.

                - Вот, бабушка, испейте, легче станет…
 - А сама, как?..
 - Я напилась, только голод нещадно мучает…
 - В этой беде я тебе помогу…
И старушка достала из торбы каравай хлеба и головку сыра.
 - Поешь. А потом расскажешь о себе…

                Гресия с жадностью съела половину хлеба и полголовки сыра. Потом она рассказала старушке, как оказалась утром в лесу.
- Вот оно что? Понимаю тебя. Король с королевой, поди, извелись, обнаружив пропажу дочери. Заколдована ты ещё сызмальства, но без зла, а потехи ради, и я знаю, кто это сделал…

                - И кто же он, этот колдун?..
- А не скажу. Сама узнаешь, – улыбнулась старушка. – Ножки-то в кровь поди истоптала? Вот тебе, крестьянские эпадрильи*. В них удобнее, чем в современных туфельках.
 
                А на голову, чтоб рогов не видно было, трансадо** возьми, как на тебя сшито. И платье поменяй. А то, словно, оборвашка.                Переодевайся, У меня в котомке есть платье, как на тебя сшито. Да ещё раз поешь. Молочка, вот, жалко нету…
- Ой, спасибо, бабушка, за вашу доброту. Чтобы я без вас делала?.
- Рано говорить спасибо. Тропинка кончилась. А дальше — лес дремучий…
 - Что же делать? – в растерянности спросила Гресия.
 - А что? Ответь на мои загадки, и тропинка откроется. Дальше пойдёшь…
Гресии ничего не оставалось делать, как выполнить старушкину волю.

                - Ты, наверное, колдунья, бабушка?..
- В молодости баловалась, да вот, стара стала. Только на загадки и хватает сил. А теперь слушай: белое снаружи, жёлтое внутри.
Гресия задумалась. В детстве гувернантка загадывала ей загадки, а мама, сидевшая рядом, шептала отгадки. На этот раз девушка вспомнила:
 - Яйцо!..
 - Верно, яйцо. Теперь, другая загадка: твёрдая скорлупа, белая мякоть и сладкая жидкость внутри…
Ответ Гресия хорошо помнила:
 - Кокос! Это кокос!..

                - Ну, тогда слушай последнюю загадку. Не ответишь на эту, тропинка не откроется. Придётся тебе вернуться в отцовский замок, или идти по дремучему лесу, где тебя могут съесть дикие звери. Старушка напрягла память и произнесла:
- Морщенная старуха. В молодости давила вино. И сейчас ещё тот фрукт…
Ответ никак не шёл Гресии на ум. И в детстве она эту загадку не слышала.
 - Не знаю, бабушка, я разгадки! – ответила обречённо Гресия.

                - Что ж. Тропинка для тебя не откроется. Поступай, как знаешь…
 - Пусть со мной случиться всё, что угодно богу или дьяволу, но в замок отца я не вернусь…
 - Какая ты решительная, девонька! Но запомни, на всякий случай. Меня доньей Агуэдой зовут.

                Гресия углубилась в самую чащу леса, хоть и боялась звуков вокруг. И рёв каких-то зверей доносился из-за деревьев, и уханье птиц  невидимых, и шипение, похожее на змеиное, и треск кустарника. Всё это наводило на принцессу ужас. Но идти девушка уже не могла – усталость одолела её.

                Принцеса села на поваленное дерево, сбросила обувь, расслабила ступни. Но вдруг перед ней появился парень. Высокий, симпатичный, с чёрными, как смоль, волосами, стянутыми сеткой. Орлиный нос его и острый взгляд смотрелись, как единое целое. И одет он был далеко не по-деревенски: в короткий пиджак и красочный жилет. Штаны на нём облегающие, до колен, и чулки, и обувь низко вырезанная, с пряжками. За широким поясом –  нож наваха. В руке – шляпа с широкими полями.

                - Так у нас в замке одеваются, а в лесу ты, юноша, производишь странное впечатление. Да и кто ты?..
 - Я внук доньи Агуэды, той старушки, что ты на тропинке встретила. Забыла что ли?  Это тебя Гресией зовут? Страшно, наверное?..
 - Страшновато! Раньше мне в лесу бывать не доводилось – ответила принцесса удивлённо. –  Но откуда ты знаешь моё имя? Я впервые тебя вижу.  - Я же сказал, что я внук доньи Агуэды…
 - Но если внук, то здравствуй. Добрая у тебя бабуля…

                - Добрая, да уж больно нудная. А как рожки? Подрастают? Не жмут? Не зря мы с бабулей старались?..
 - Так это ваших рук дело? Из-за вас я дом родной покинула? – возмутилась Гресия. – кабы не рожки, то дело могло принять другой оборот. Но благодарить за это безобразие не буду…

                - И не надо. Переживу, как-нибудь…
 - А своё имя ты мне скажешь?
 - А что тебе моё имя? Мигель, если интересно…
 - То-то бабушка не хотела называть имени колдуна…
 
                - Я несмышлёнышем тогда был. Она мне свой опыт передавала. Вместе и колдовали. Мать моя тоже колдовством занималась, как бабушка сказала. И отец из-за неё на костёр попал — не сообщил властям о материном шарлатанстве. Донья Агуэда  взяла меня на воспитание, но для неё я оказался непутёвым – делаю, что хочу и как хочу. Она всё надеется, что я на порядочной девушке обженюсь. Выбор за мной! – и Мигель стрельнул глазами в сторону Гресии. Девушка нутром почувствовала его проникновенный взгляд.

                Юноша тут же исчез. А принцесса с ужасом увидела, как от языков, откуда-то появившегося пламени, трещат верхушки деревьев. Она поспешила укрыться в чаще, но огонь опередил её. Он отрезал все пути бегства.
 
                Дым ел глаза. Гресия начала кричать, звать на помощь. Дышать стало нечем. Алый монстр, сжирающий всё на пути, добрался до платья принцессы, и оно вспыхнуло факелом. Девушка упала в беспамятстве. А когда очнулась, над ней стоял Мигель.

                - Ты что же, вынес меня из самого пекла?..
 - Да, вынес…
 Гресия осмотрелась, но никаких следов огня не увидела.
 - Пожар, твоих рук дело? Ты специально его придумал, чтобы спасти меня и выглядеть в моих глазах героем?..
 - Да, специально, чтобы обратить на себя твоё внимание. За лесом ты увидишь храм католический, священник там служит, Дон Хуан Карлос Агапето. Но ты не ходи туда. В храме тебя могут расколдовать…

                - Я и хочу, чтобы меня расколдовали…
 - Лучше замуж за меня выходи…
 - Но я же рогатая…
 - Меня ты и такая вполне устраиваешь. Ты красивая и добрая…

                - Не надейся на моё к тебе расположение. Ты всё делаешь ради собственного блага. Разве это любовь?..
 - Спасибо за откровение. Но хоть немного я тебе нравлюсь?..
 - Если только немного, и то своим ликом и одеянием…

                Мигель сначала приглянулся Гресии, но когда она узнала, что в заколдовывании её он тоже принимал участие, интерес к парню, словно, ножом отрезало.
 - Ишь, несмышлёнышем он был. Хоть бы не кичился своими способностями, проходимец…
   
                За деревьями показался храм. Грессия подошла к его входу, но какая-то сила не пустила её внутрь. Трое нищих сидели на паперти и просили подаяния. Принцесса достала остатки хлеба и сыра. Разломила их на три части и подала каждому.
                - Ты правильно поступила? – услышала она голос Мигеля. –  Теперь заходи беспрепятственно…
 - Сама знаю, что правильно. А другие прихожане так же поступают?..
 - И другие так же…
 - Благодарю за участие, – язвительно произнесла принцесса.
 - Рад служить, госпожа! – съюморил парень, но в словах его слышалась грусть.
 
                Гресию встретил священник. Из-под густых чёрных бровей на девушку глядели карие глаза. Небольшая курчавая чёрная бородка служила дополнением к его грозному виду. Одет он был, как и многие священники, в длинную коричневую сутану с белым прямоугольником на груди и крестом в центре. Голову украшал традиционный головной убор для священников,  и тоже с крестом. Волосатые  пальцы перебирали чётки.

                - Это вы Дон Хуан Карлос Агэпето? – спросила принцесса.
 - Да, это я. Но кто тебе сказал моё имя, дочка? – ответил он низким бархатным голосом.
 - Внук доньи Агуэды…
 - А-а! Знаю, знаю. Как же не помнить донью Агуэду…

                - Мигель мне сказал, что вы сможете меня расколдовать…
 - Смочь-то я смогу. Но сам он что, не может? – возразил священник.
 - Я только заколдовывать умею, а расколдовывать ещё не научился, – снова дал о себе знать появившийся внезапно Мигель.
 
                Священник тяжело вздохнул:
 - Ладно, рассказывай, что с тобой приключилось. Помогу, так и быть. Мы же с доньей Агуэдой друзья старинные. Но служить ты будешь при храме, и ровно три года. И работа твоя будет не из лёгких...
 - Согласна. Только помогите мне…

                Гресия рассказала священнику о себе и своих родителях.  Затем, она поведала ему о встрече в лесу с доньей Агуэдой и её внуком, Мигелем. Священник слушал внимательно, а потом произнёс задумчиво:

                - Сейчас пойдёшь в келью. Там сменишь своё платье на одеяние служки. Потом, пообедаешь и хорошенько выспишься. А завтра мы приступим к обряду…
 - Хорошо! – тихо произнесла ликующая Гресия.

                Наступило утро. Принцесса, позавтракав в столовой храма, предстала перед священником, и он отвёл девушку в помещение, где  читались проповеди и молитвы. Места были заняты прихожанами, но не все.

                - Почему в храме так мало народу?..
 - Люди живут в разных сторонах, удалённых от здешних мест, но мы рады каждому, желающему пообщаться с Богом, – ответил священник. –  При храме есть больница для немощных, прокажённых, страдающих врождённым недугом. Туда  и направишься. А сейчас приступим, дочь моя, к обряду избавления от колдовства.

                Дон Хуан Карлос прочёл какие-то молитвы на непонятном девушке языке. Принцесса почувствовала, что ноги её отрываются от пола, а тело принимает горизонтальное положение. Она, не скрывая страха, с визгом, полетела через всё помещение, пытаясь ухватиться за что-нибудь руками. Но тень её осталась на месте.

                Священник прочёл ещё несколько молитв, и Гресия опустилась на пол. К ней приросла другая тень. А прежняя убежала через входные двери. Принцесса дико завопила. Лицо её покраснело, глаза налились кровью.

                - Вон, из тела чужого! – трижды вскричал властным голосом священник, откинув далеко в строну чётки, словно в них была причина всей дьявольщины. Принцессу стало корёжить, как во время припадка. Изо рта пошла пена.

                - Это дьявол из твоего тела выходит. И тень колдуна тебя покинула. Зато, ты теперь имеешь свою безобидную тень. А с завтрашнего дня и рога твои начнут раскачиваться и выпадать, как молочные зубы. Однако, надеюсь, ты помнишь наш уговор?..
 - Конечно, помню, – сказала принцесса, очухавшись. –  И служить буду верно. Спасибо вам…

                Мигель больше не появился. Юноши не было, ни на второй, ни на третий день, ни через неделю, ни позднее. «А может он и был моей тенью? Присматривался да приценивался.

                О своих соображениях девушка рассказала священнику.
 - Ты права, дочь моя. Одним хлюстом будет меньше в твоей жизни...
 - С виду надёжный был парень, а вот… не повезло. Да и вообще, я по папе и маме соскучилась…
- Твоё счастье не за горами. И жених у тебя будет достойный, и с родителями повидаешься, и благословение от них получишь! Об этом я позабочусь…

                Прошло немного времени. Однажды Дон Хуан Карлос встретил Гресию в коридоре храма.
 - Ты славно потрудилась, дочь моя. Пора тебе и дома появиться…
 - Но я же совсем мало у вас работала. Трёх-то лет не прошло…
 - Тебе кажется, что мало, на самом деле много. У нас ведь другое времяисчисление. Сегодня переночуешь в храме, а утром отправляйся в путь…

                Грессия зашла в келью, сняла с себя одежду. В зеркале она увидела девушку, не увядшую и такую же прекрасную, как и в былые времена. Глаза её изменились –  стали серо-голубыми. Раньше ей редко удавалось разглядывать свою внешность. Работа есть работа. Изнуряющая, грязная, и в храме, и в больнице. Не всегда хватало сил и времени обратить на себя внимание.

                Принцесса легла спать, а утром, открыв глаза, вдруг оказалась возле дворца своих родителей. И одежда на девушке была прежней. изысканной. Она вошла во дворец. Охрана удивилась, но не посмела её задерживать.
 - Это выходит, что мой сон прошёл?..
         
                В приёмной отца толкалась незнакомая свита. В кресле сидел мужчина, похожий на чужеземного короля и на священника. Одет он был в кафтан. Такие носила аристократия.  Поверх кафтана на нём был короткий плащ. Рядом с ним находились его супруга, вылитая Донья Агуэда, только на много моложе, и зрелый юноша. Гресия остолбенела от неожиданности:
 - Как же юноша похож на Мигеля! А может это он и есть? – подумала она.

                - Мигель! Это ты? – воскликнула принцесса. – Откуда ты взялся?
 - Да, девушка, я Мигель Агэпето. Мой папа – Дон Хуан Карлос Агэпето. Он недавно стал королём своего государства. Супруга его, моя мама – Донья Агуэда.  Мы наносим визит соседям, Дону Базилио и Донье Валенсии…
И парень глянул на Гресию тем же пронизывающим взглядом, что и внук старушки.

                - А вы красивая! Наверное, женихов, хоть пуд пруди. Мы слышали, что у здешнего короля была красавица-дочь, но она несколько лет назад внезапно исчезла…
 - Так это я и есть. Я путешествовала по территории другой страны. Теперь, домой вернулась. А что родители не знают – так уж получилось, сказать было некогда. Женихов не обрела. Одни поклонники окружали в своё время. Зовут меня Гресия. А вы, юноша, так похожи на одного парня. Его, как и вас, зовут Мигелем!..

                - Я приёмный сын у родителей. Моих настоящих, маму и папу, сожгли на костре за колдовство, Я был в то время ещё ребёнком. А Дон Хуан Карлос и Донья Агуэда стали моими вторыми родителями. Только какая-то старуха выкрала меня ночью и чары наложила, чтобы я ничего не помнил. Но мой приёмный отец сумел отыскать своего сына, а старуху в темницу кинул на срок, пока не помрёт.
 
                Чары сами собой сошли с меня. А недавно я видел во сне девушку, похожую на вас. Только глаза у неё были разного цвета…
Но тут выбежали король и королева:
 - Доченька! Неужели это ты, радость наша? Столько времени отсутствовала! Мы уж и не надеялись тебя увидеть!..
Они обратились к гостям:
 - Проходите в наши апартаменты, располагайтесь, будьте, как дома. Мы вам очень рады. И радость у нас двойная – дочь нашлась…

                Дальше… пусть читатель додумает сам. Это не сложно. Ведь молодые люди, встретившись в приёмной короля,  полюбили друг друга…

Эпадрильи* - деревенская обувь
Трансадо** - высокий женский головной убор
                28.08.18г.      


Рецензии