Пурга

Ни в каждую зиму случается такая пурга. Снегоуборочная техника не справлялась: погрузчики и трактора бесполезно толкали перед собой горы снега – следом тут же вырастали новые сугробы. Метель будто бы издевалась над этими жалкими, железными букашками посмевшими противостоять ее бесшабашному и всесильному раздолью. Весь городской транспорт встал. Да что там встал: за какие-то полчаса легковушки исчезли под снегом, да и тонущие в сугробах автобусы уже смотрели лишь в четверть окна на это буйство стихии.

Аврора Яновна и Вероника Дмитриевна, сидели в кабинете своего начальника Андрея Юрьевича и  увлеченно раскладывали «Косынку» на его рабочем компьютере.

- Если б вовремя ушли с работы – сидели бы сейчас по домам и телевизоры смотрели, а теперь торчи здесь неизвестно сколько. Ведь целыми днями эти пасьянсы раскладываете… – Глядя в окно на бушующую метель, произнес Андрей Юрьевич и горестно вздохнул. 
- Уж больно интересная комбинация выпала, ну никак не смогли оторваться. А чего тебе дома одному-то делать? Мама в командировке, а здесь компания, хоть словечком есть с кем перекинуться. – Не отрываясь от монитора бормотала Аврора Яновна. -  Сходи-ка Андрюшенька, чайничек поставь и по пути у меня в столе пошукай: там где-то  вареньице с булочками должны быть. Надо бы чайку пофукать.
- Я вообще-то  начальник отдела, а не посыльный. – Капризно возмутился Андрей Юрьевич.
- Ты, Андрюшенька, совсем не изменился. Помнишь Яновна, какой он в детстве блаживый был? Чуть что не по нем – сразу в рев, да еще нарочно в штанишки напрудит…  Только Елизавета Савельевна и могла с ним совладать. – В очередной раз завела свою шарманку Вероника Дмитриевна, хихикая и толкая в бок подругу.

Андрей Юрьевич схватил чайник и выскочил из кабинета. Когда он вернулся, женщины уже обсуждали его теперешнюю и дальнейшую жизнь, а заодно и всех, кто попадал на язык.
- …Это ему по паспорту годов, как взрослому мужику, а оставь его без наблюдения – тут же какая-нибудь… в оборот примет. Благо  Елизавета Савельевна взялась его с Любонькой Вишняковой свести. Девочка, конечно, не красавица и если с непривычки и без подготовки на нее сразу взглянуть, так и напугаться можно. Но, опять же, парень-то еще не спорченый, так по-первости и тому, что есть рад будет. Хи-хи-хи! А там глядишь и свыкнется.
- … Хорошую девочку Андрюшеньке мама подобрала. А, то, что страшненькая и глупенькая, так с лица воду не пить и не в шахматы с ней играть. Она и по дому все делать  приучена и не шляется по ночам с кобелями, и привычек всяких не имеет и опять же из культурной семьи. Вон, Юлька Федосова: мордочка как с картинки, ножки, фигурка – все при ней, а уж другие места таких габаритов, что ни под какой одеждой не упрятать.  Мужики, оборачиваясь, – шеи вывихивают! А, что толку? Сигаретку в зубы и по кабакам, да по дискотекам. Мозги-то у ней из головы в то место, что под юбкой стряхнулись…
- Это которая Юлька? Светленькая такая, из второго подъезда?
- Светленькая – это Вальки Зуевой племянница – тоже не путевая. А про которую я говорю, так ее мать в магазине с торца нашего дома, продавщицей работает: и дочь и мамаша - обе беспутные. Мамашу-то мужик бросил, как только Юлька народилась. Прознал, что ребенок нагулянный и ушел к какой-то приезжей…

Слушать эти бредни было невыносимо и Андрей Юрьевич, тихонько сняв с вешалки свою одежду, незаметно выскользнул из кабинета. Он завязал уши шапки-ушанки под подбородком, поднял воротник дубленки и вышел на улицу. Ветер хлопьями снега ударил в лицо и залепил очки.

Пожилой охранник, самоотверженно боровшийся со снегом на крыльце, отставил в сторону лопату и прокричал:
- Куда ж вы в такую заверть?! Погодили бы, может, уймется!
- Ты, за своей лопатой следи, а не начальству указывай, что делать! – Грубо рявкнул на него Андрей Юрьевич, протер очки и, сделав шаг, провалился по пояс в снег.
«Сволочи, гады, - со злостью думал он, пробираясь по глубоким сугробам, - одни за меня решают, как мне жить, какой-то сторож смеет указывать, что мне делать…» Он крепко пожалел, что решился на эту авантюру, но вернуться, показав охраннику свою слабость и тем самым признав его правоту, уже не мог. 
Идти было невозможно и ему пришлось лечь на снег  и ползти: где-то на локтях и коленях, а где и по-пластунски. От здания администрации до его дома было чуть больше километра. Главное не сбиться с дороги. 
----- --------------- ------------- ------------

Уж как расстаралась Андрюшина мама: он еще учился в институте, а у него уже грелось место начальника отдела по делам молодежи. Теперь Елизавета Савельевна инструктировала сына перед его первым рабочим днем:
- Как себя в первый день поставишь, такое к тебе и отношение будет. В подчинении у тебя одни бабы, а уж я этих потаскушек нахальных, как себя… как свои пять пальцев знаю: морды накрасят и всякие свои места тебе на показ выставят. А как же - молоденький начальник пришел!
- Мама, ты знаешь мое негативное отношение к подобного рода… особам. Но, ведь мне придется, как-то существовать с ними в одном коллективе, общаться…
- А, не надо тебе с ними общаться! Ты – ей: «Здрасьте». Она – тебе: «Здра-а-авствуйте, Андрей Юрьевич!» и улыбочку похабненькую. Ты, куда не следует, к ней заглянул – и завяз коготок!
- Я ни к кому и никуда не заглядываю.
- Давно ли? А кто через окошко с кухни подсматривал, как Алла Сергеевна моется? Еще что-нибудь напомнить? Не за уши тебя драть надо было, а за другое место. Теперь бы и не переживала. Ты не отворачивайся, а слушай, что мать говорит.  Пользуйся моим умом, пока своего не нажил. Вначале смешки, да разговорчики, а там и за стол заманят. Сел с ними за стол – считай, что кончилась твоя карьера не начавшись. Мне одна знакомая такую историю рассказывала:
Назначили к ним нового начальника: водку не пьющий, не курящий, жене не изменяющий, весь из себя положительный и принципиальный. Все  железную дисциплину навести грозился.
  Девки после работы стол накрыли и начальника приглашают, что б, дескать, компанию женскому обществу составил.  Он сразу условие ставит: «Уважу, закушу, но что бы, ни какого распития!»
Шампанское на столе увидел, поморщился, но промолчал. А шампанское, штука кова-а-арная. Вроде  пьешь кисленькую водичку с пузыриками, а потом – бац!..  Просыпаюсь и думаю: «Где это я? Что за мужик рядом со мной лежит?»
- Мама, ты пила алкоголь до такого состоя…
- Как ты, сопля зеленая, смеешь такое про мать думать?! Твоя мать двадцать семь лет в департаменте трудится! Грамот и благодарностей не счесть! Начальнички-то: фить, фить, фить… Сколько их сменилось и не упомнишь, а я, как сидела на своей должности, так и сижу. Того начальника я знать не знаю, а говорю, как от людей слышала. Понял?
- Понял.
- В общем, наливают ему шампусика. Он бокал – глыть, второй – глыть… пятый… восьмой… Просыпается он утром: «Ох, ох, ох!  Как я с вами в постели очутился? Что я натворил?! Как я жене такое расскажу?»
- Поздно, - говорю, - охать, Леонид Трофимович, – наделали вы таких дел, что не о жене надо думать, а о том как в кутузку не угодить! Какие небылицы вы супруге про эту ночь наплетете – ваше дело. А, вот, как и кому, я буду рассказывать к чему вы, находясь в пьяном виде, подчиненную принуждали, так это уже оборот серьезней серьезного. Здоровенный, взрослый мужик и при такой должности - в ногах у меня валялся и рыдал! С того раза, мне хоть совсем на работу не ходи – ему только в радость. И каждый месяц визирует приказы на премии да благодарности в мой адрес .
- Мама, ты ведь говорила, что совсем его не знала?
- Это я для примера, чтоб тебе, дураку, понятней было! Вбей себе в голову: что алкоголь, что баба, что сигарета – разок попробовал и  не остановишься, считай, что пропал человек, сгинул. А ты слушай в два уха как себя вести и что говорить!
Твой кабинет на первом этаже: прямо по коридору и сразу налево, там и табличка уже прикручена. Как зайдешь в здание администрации - иди прямым ходом. Эти профурсетки, известное дело, как на панели выстроятся и начнут с вопросами и знакомствами лезть. Не останавливайся, ни слова не говори и на них не смотри. В первый день без необходимости, старайся совсем в их сторону не глядеть! Ты к таким видам не привычный – слюни распустишь, а им только того и надо.
- Мама?!
- Что мама? Это в школе и в институте за тобой пригляд был!  Теперь-то, первое время, самостоятельным побыть придется. И так себя держать, чтоб ни каких провокаций не допустить, а то, как зазудит по мужской части, там уж вместо головы другой орган думать начнет. Я вашу породу до самой мелкой детали изучила.
Как зайдешь в кабинет, вызови секретаршу и сразу ее хорошенько пропесочь.
- За что?
- Я тебе все законспектировала, все в деталях описала: Что они будут делать и говорить, как ты с ними держаться должен.
Секретарше прикажешь собрать всех в твоем кабинете. Сиди, листай документы и говори с ними так… Помнишь как тебя в школе Витька Симин задирал?
- Помню, немного.
- Помнишь, как ты ему угрожал стоя перед зеркалом?
- Ну, может, хватит мне напоминать?
- Значит помнишь. Вот так же говори с ними, только еще жестче – сразу ставь в стойло, чтоб знали свое место. Речь вызубришь слово в слово, что б от зубов отскакивало. Для острастки и профилактики – накажешь. Давай-ка отрепетируем: ты - начальник, я - подчиненная…
---------------------- ------------------- -----------------

Елизавета Савельевна придирчиво оглядела сына:  волосы ровно поделены на прямой пробор, очки в толстой, роговой оправе, черный костюм чуть великоват и висит на нем мешком, широченный галстук в косую полоску… так и должно быть, ведь он начальник, а не смазливый мальчик для шашней. Смешно? Первые пять минут посмеются, а как начнут слезы ведрами лить, там уж не до смеха будет.

Андрюша давно смирился с тем, что над ним посмеивались: в школе, во дворе, в институте. Гнобить его не смели. О любом оскорбительном высказывании в свой адрес он немедленно докладывал маме, и мама пресекала это на корню: случайные обидчики наказывались беспощаднейшим образом вместе со своими родителями, знатно перепадало и педагогам. Среди ребят Андрюша был не уважаем и неприкасаем во всех отношениях. Девчонки его презирали и он отвечал им взаимностью.

«Ступайте Андрей Юрьевич и помните, что вам предстоит руководить хитрым и подлым коллективом. Постарайтесь сделать все правильно, что бы, не уронить авторитет и не стать посмешищем».  Елизавета Савельевна подала сыну видавший виды кожаный портфель с никелированными застежками и легонько подтолкнула к выходу.
-------------------- --------- -------------------------------- ----------------- -------
Дамы основательно подготовились к приходу нового, молодого начальника: за кругленькие суммы, что они оставили в салонах красоты, мастера сотворили чудеса с их лицами и прическами, а модные одежды, подобранные со вкусом и знанием дела, ярко подчеркивали достоинства женской фигуры и при этом тщательно скрывали недостатки. Тонкие ароматы разнообразных духов смешались в единое благоухание и разлились по всему зданию, проникая в каждый закуток. Стол ломился от всевозможных закусок заказанных в ресторане и приготовленными своими руками, названия вин говорили сами за себя и не нуждались в излишних пояснениях. Любой нормальный мужик, попав в этот цветник, ошалел бы от счастья. Но только не Андрей Юрьевич.
Не отвечая на приветствия, он быстрым шагом прошел по коридору и скрылся в своем кабинете. Конечно, он заметил эти выставленные на показ бесстыжие прелести, да так заметил, что у него запотели очки и сбилось дыхание. Он выпил два стакана воды, подождал, пока уймется дрожь в теле, раскрыл первую попавшуюся папку с документами и вызвал секретаршу.

В кабинет заскочила вертлявая и чересчур жизнерадостная девица, в короткой юбчонке с разрезом, и улыбаясь во весь свой белозубый рот прощебетала:
- Вы, что-то хотели Андрей Юрьевич?
-  Для начала я хочу, что бы вы перестали беспричинно улыбаться и представились.
- Лена. – Погрустневшим голосом ответила девушка.
- Леной, вы будете после работы в какой-нибудь подворотне среди своих дружков или, как выражаются в ваших кругах, на тусе.
Андрей Юрьевич говорил так, как репетировал с мамой: твердо, отрывисто, чеканя каждое слово, но при этом не поднимал глаз, делая вид, что внимательно просматривает документы.
- Меня зовут Горохова Елена Дмитриевна. Почему Вы разговариваете со мной в таком тоне? Что я вам сделала? – Дрожащим голосом произнесла девушка, готовая вот-вот разрыдаться.
Даже не зная эту распущенную девицу, мама в точности предсказала все эти  лживые уловки и трюки. Андрея Юрьевича только раззадоривало это бездарное шоу.
- Потому что ваш внешний вид и вульгарное поведение, Елена Дмитриевна, не соответствуют занимаемой вами должности секретаря начальника отдела. Через минуту жду всех сотрудников в своем кабинете.
Он сидел уткнувшись в бумаги, изо всех сил стараясь не взглянуть на сгрудившихся перед его столом женщин. Их перешептывания и смешки сбивали с мысли и мешали сосредоточиться. Наконец он собрался, хлопнул ладонью по столу и начал говорить:
-  Сегодня утром я был полон уверенности, что иду на службу в серьезное, государственное учреждение. А куда я попал? Я попал в вертеп с размалеванными, полуголыми девицами похожими на… - Андрей Юрьевич не решился произнести указанное мамой слово и продолжил, -   при полнейшем отсутствии производственной дисциплины и субординации. На столах лежат рабочие документы? Не-е-ет, на столах жратва и выпивка! Так должен начинаться рабочий день у государственного служащего? Так в борделях начинается подготовка к оргии! С завтрашнего дня: ни каких шпилек, темная юбка – пятнадцать сантиметров ниже колена, ни каких провокационных кофточек и блузок – светлая рубашка. И, что бы, не было соблазна расстегнуть лишнюю пуговку на рубашке – галстук. Минимум косметики и аккуратные прически.
- А, если нет, то что?
- Фамилия!
- Тамара Грачева.
- Так вот, Тамара Грачева, несоблюдение установленного мной дресс-кода будет расцениваться, как серьезное нарушение, что повлечет: выговор, лишение премии, а в дальнейшем и увольнение. А, что бы, кто-нибудь из присутствующих не подумал, что это шуточки, я ставлю всем один час опоздания. Вы уже украли у государства двадцать минут рабочего времени и у вас осталось сорок минут, что бы убрать помещение, выветрить парфюмерную вонь и привести себя в порядок. Не уложитесь в указанное время – всем прогул.

Женщины ринулись исполнять указания начальника.
Андрей Юрьевич наконец-то познал это пьянящее чувство власти. Его никогда и никто не уважал. Он знал, что и сейчас его не уважают и даже ненавидят, но теперь его хотя бы боятся!

На следующий день сотрудницы выглядели так, будто их только что отпечатали на принтере по единому образцу.
Через месяц, по настоятельной рекомендации мамы, он уволил Лену Горохову и Тамару Грачеву, а на их место принял маминых подруг: Аврору Яновну и Веронику Дмитриевну.
Его власть и свобода закончились так же внезапно, как и начались. Он вновь оказался под тотальным контролем: дома, как и прежде за каждым его шагом следила мама, а на работе за ним приглядывали две пожилые, наглые тетки. Утром они бесцеремонно заходили в его кабинет, вешали свою одежду на его вешалку, усаживались за его рабочий стол и целый день пили чаи, раскладывали на его рабочем компьютере пасьянсы или просто перебирали сплетни. Все совещания, планерки, приемы посетителей - проходили в их присутствии. Обсуждения любых вопросов происходили с их участием, а решения принимались, исключительно, с одобрения Елизаветы Савельевны.
------------------------- ------------------- -------------------- -----------------------

Андрей Юрьевич уже минут сорок полз по сугробам. До дома оставалось метров сто, но он совершенно выбился из сил и, проползая мимо автобусной остановки, решил немного передохнуть.
Половину остановки с подветренной стороны забило снегом, а на другой половине, на пяточке метр на метр стояла женщина в длинной, норковой шубе. Ее осветленные, спутанные волосы застыли сосульками, нос покраснел от холода, а по лицу растеклись потеки туши. Она была похожа на страшную клоунессу плачущую черными слезами. Андрей Юрьевич тут же развернулся и попытался побыстрее уползти от этой ужасной особи женского пола, но она вцепилась в полы его дубленки и жалобно заныла:
- Куда вы убегаете? Не бросайте меня здесь одну!
- Отпустите меня… мне срочно нужно домой… - Кряхтел Андрей Юрьевич пытаясь вырваться из ее цепких рук.
- Вы не можете меня бросить! Вы мужчина и обязаны помочь девушке! – Взмолилась женщина, затаскивая его в остановку.
Андрей Юрьевич изо всех сил греб по снегу руками и ногами – тщетно: он медленно, но верно двигался в обратном направлении.
- Вы не очень-то похожи на девушку. К тому же порядочные девушки в такую погоду сидят дама, а не торчат на остановках. – Хрипел Андрей Юрьевич, напрягая последние силы. – Лучше идите туда откуда пришли.
- Мне некуда идти. Я была у своего… у своего друга и попала в непредвиденную ситуацию.
- Так вернитесь... фух… вернитесь… у-у-ух…  к этому другу.
Он предпринял последнюю, отчаянную попытку вырваться, но силы иссякли и страшная клоунесса окончательно победила затащив его обмякшее тело в остановку. Андрей Юрьевич лежал, навзничь, раскинув в стороны руки, и тяжело дышал.
- Не могу я обратно – форс-мажор, экстренный случай. Пожалуйста, возьмите меня с собой. -  Взмолилась женщина. Она вытерла пот с лица и теперь стала похожа на спецназовца выкрашенного черной камуфляжной краской.
- Это что же за ситуация, когда друзей выгоняют на такую метель?
- Экстренная. – Выдохнула женщина и плюхнулась в снег. – Если, вы мне не поможете, то я погибну, а вас посадят в тюрьму за неоказание помощи. Я обещаю, что тихонечко посижу возле двери, а когда закончится метель - сразу уйду.

Андрей Юрьевич патологически боялся красивых и уверенных в себе женщин. Будь на месте этой ноющей страшилы какая-нибудь наглая, размалеванная кукла – неизвестно, чем бы все это закончилось. Он, наверное, выбрал бы замерзнуть насмерть, забившись в угол остановки, но позволить, какой-нибудь смазливой, самодовольной стерве зайти в их с мамой квартиру – никогда! А эта? А эта пусть посидит на коврике возле двери. С этой и наедине остаться можно, кроме скулежа от нее ни чего не услышишь.
- Я согласен, но с условием: вы, молча, сидите в прихожей и, как только заканчивается метель, убираетесь.
- Вы меня не увидите и не услышите! – Горячо заверила его страшилка.
- Ползите за мной.
----------- ---------- ------------ ------------- -------------- ------------

- Принеси-ка мне халат! – Практически приказным тоном заявила чумазая гостья, как только они зашли в квартиру.
- Что принести? – Растерялся Андрей Юрьевич.
- Принеси халат или какую-нибудь рубашку.
- Зачем вам халат? Вы ведь обещали…
- Я оттаяла и насквозь промокла. Кстати, чтобы выжить, можно обещать все, что угодно – это не считается. Халат-то дашь?
- Вы наденете его прямо на шубу? – Искренне удивился Андрей Юрьевич, но поняв, что теряет контроль над ситуацией, добавил как можно тверже: - Ни ка-ко-го ха-ла-та не будет.
- Как скажешь. Я предупреждала, что со мной случился форс-мажор? Предупреждала.
Женщина расстегнула пуговицы и шуба, соскользнув с ее плеч, упала на пол.
Андрей Юрьевич застыл с открытым ртом и выпученными глазами: на женщине были только высокие, кожаные сапоги и нижнее белье, если, конечно, эти крохотные, прозрачные лоскутки можно называть быльем.
В полуметре от него, в натуральном виде, предстало то, что он видел только в интернете и в маминых журналах (спрятанных от него в шкафу под стопкой простыней). Если бы не страшное, грязное лицо и патлы крашеных волос, он бы решил, что она идеальна.
- У меня что-то лишнее выросло или ты баб голых не видел?
- Э-э-э… о-о-о… э-э-э…
- Ох, ё-моё! На кого ж я похожа – Воскликнула полуголая нахалка взглянув на себя в зеркало. – Я, короче, в душ. Занесешь полотенце и халат, когда тебя отпустит.
- Т-там… ф-ф-се есть.
- Не скучай без меня! Я быстро! Она бесцеремонно ткнула его пальцем в нос и, вульгарно виляя бедрами, удалилась.

Андрей Юрьевич сидел на диване, обхватив голову руками. Он проклинал себя: за то, что решился сбежать от Авроры Яновны и  Вероники Дмитриевны, за то, что не полз прямиком до дома и свернул на остановку, за то, что разрешил этой хамке пойти с ним…
«Почему мой спаситель пригорюнился? Знаю, знаю – ты успел по мне соскучиться! Не скучай – я уже здесь!» - услышал Андрей Юрьевич ненавистный голос и повернулся. Перед ним стояла молодая, красивая девушка в махровом халате его мамы и повязанным чалмой полотенцем на голове.  Теперь он был в полном замешательстве и окончательно растерялся.
- Что нужно пожелать чистенькой девочке?
- С легким паром.
- А что нужно сделать после баньки? Тащи-ка по быстренькому, что-нибудь вкусненькое. Ты ведь знаешь, что любят пить плохие девочки?
- Да, да, я сейчас. – Покорно пролепетал Андрей Юрьевич и поплелся на кухню. Он не знал, что любят пить плохие девочки, но у него был дорогой, очень вкусный чай и вишневое варенье.

Когда он зашел в зал, неся на подносе чашечку свежезаваренного чая и вазочку с вареньем, то увидел чудовищное зрелище от которого у него подкосились ноги, а чашка заскакала на подносе звеня серебряной ложечкой: девушка сидела в кресле, закинув ногу на ногу, а перед ней, на журнальном столике стояли мамины хрустальные стопки и уже открытый мамин коллекционный коньяк. Поднявшаяся волна негодования и возмущения перехлестнула страх, но к выходу наружу значительно ослабла.
- Что вы наделали?! – Воскликнул Андрей Юрьевич.
- Сама все нашла и приготовила, пока ты там телился. – Простодушно ответила девушка.
- Никто, включая меня, не смеет прикасаться к маминым вещам без ее разрешения. – Чуть ли не плача промямлил Андрей Юрьевич.
- Я уже потрогала и что теперь делать? Можешь меня отшлепать.
- Мы живем по определенным правилам, которые не меняются и должны строго выполняться. От них зависит благополучие нашей семьи и…
- Например.
- Что?
- Расскажи какое-нибудь правило.
- Например: никого нельзя пускать в квартиру без маминого разрешения. Никто не смеет прикасаться к спиртному…
- Проснись дружок! В твоей ванне только что мылась совершенно незнакомая баба - ты даже не знаешь, как меня зовут. Сейчас я сижу в вашем кресле, завернутая в любимый халат твоей мамы.   А не хочет ли, скверный мальчишка, посмотреть, что там под халатиком?
- Прекратите! Сейчас же прекратите этот балаган! Я хочу, что бы вы немедленно покинули мою квартиру.
- У меня другая идея: если ты сейчас со мной не выпьешь, то я выскочу на балкон в голом виде и заору, что меня насилуют. - Спокойно сказала девушка и разлила коньяк по стопкам.
- Вы не посмеете… вы не можете…
- Бери коньяк! -  Рявкнула наглая шантажистка и он послушно схватил стопку.
- Я – Марина! А тебя, как звать?
- Андрей Юрьевич.
- За знакомство, Дрюня! – Весело провозгласила тост Марина и снова рявкнула: - Пей!
Он даже не понял, как опрокинул в рот стопку. Горло не обожгло адским пламенем и страшная боль не пронзила его печень, а наоборот - приятное тепло разлилось по телу.
- Давай-ка Дрюня вдогонку: «За любовь»! – Уже буднично сказала Марина и снова налила.
Андрей Юрьевич выпил еще одно стопку и вдруг Марина схватила его за галстук, подтянула к себе и он, впервые в жизни, ощутил вкус влажных и теплых женских губ. Голова закружилась, то ли от выпитого коньяка, то ли от поцелуя и появилось ощущение, какого-то беспричинного веселья.
-------------- ------------ ----------------

Супруги: Татьяна и Федор Глушко не могли уснуть. У соседей сверху был настоящий шалман: во всю глотку орала музыка, топот сотрясал потолок, визжала какая-то дурная баба и у них что-то постоянно падало.
- Новожиловы совсем что ли чокнулись? -  Простонала Татьяна, закрывая голову подушкой.
- С чего ты взяла, что это у Новожиловых? Новожиловы через этаж живут, а грохот-то, как будто по башке. – Усомнился Федор в виновности Новожиловых.
- По-твоему, это Елизавета Савельевна верещит как резаная свинья, а ее пришибленный сынок ржет как конь?
- Значит у Новожиловых. – Согласился Федор с доводами жены и сделал вывод: «Либо они чокнулись, либо знают наверняка, что завтра конец света и терять им нечего. Если это не так, то им лучше оторваться по полной программе и повеситься пока не протрезвели, иначе эти идиоты, - Федор указал пальцем на потолок, - им такое устроят, что небо с овчинку покажется.
- Мне их даже жалко, - вздохнула Татьяна, - веселятся люди и еще не знают, что это конец…
Через полчаса музыка заглохла, что-то пару раз упало и наступило относительное спокойствие.
- Наконец-то угомонились. Еще три часа можно поспать. – Зевнув, прошептала Татьяна и повернулась на бок.
- Ага, размечталась. Там, кажется, решили первую брачную ночь повторить. Но, если это у Новожиловых, то я не знаю, что можно с  бабой делать, что бы она так орала. Что ж он творит?! У нас сейчас люстра упадет!  Может все-таки этот тихарь оттопыривается, пока мамы дома нет?
- Федя, если ты до сих пор не знаешь, что нужно с женщиной делать, так не надо думать, что и другие мужчины тоже не знают.
Мне даже представить невозможно, что бы, этот Андрей… не помню, как там его по отчеству, мог бы помышлять о подобном. Я вперед поверю, что это Елизавета Савельевна с мужиком кувыркается. Помнишь, я шортики купила с дырками?
- А где они кстати?
- Убраны до лучших времен. Я в них только на лестничную площадку успела выйти и этот козел на встречу попался. Так на меня зыркнул, что мне паранджу одеть захотелось. У Новожиловых это – даже не сомневайся.
------- ------- -------- --------

Андрей открыл глаза и увидел спящую рядом с ним Марину. Она лежала нагая и, какая-то трогательно-беззащитная, смешно посапывая во сне.
Он невольно залюбовался ее красивым лицом и плавными изгибами тела. И тут его словно ударило током: Ночью случилось это!.. И с этим надо было, что-то делать. Он аккуратно прикрыл Марину одеялом, собрал разбросанные по комнате вещи и тихонько вышел из спальни.

Андрей Юрьевич выхаживал по кухне, судорожно анализируя случившееся и пытаясь найти всему этому объяснение: «В доме, где живет Марина, отключают горячую воду и она едет к своему старинному другу принять душ. Так называемый друг пытается ее соблазнить или взять силой. Она хватает шубу и, в чем была на тот момент, вырывается из лап негодяя. Вдруг начинается метель и несчастная девушка оказывается в смертельной западне.  Она в полном отчаянии и тут появляюсь я – ее единственный шанс на спасение. Марина молит о помощи и я, выставив чудовищные условия, соглашаюсь ей помочь. Что делать несчастной, чтобы вновь не подвергнуться домогательствам или не оказаться вышвырнутой на улицу? Порядочная и гордая девушка скрывает свою истинную сущность под маской пошлости и хамства. Но и это не помогло: я напоил ее до пьяна и, воспользовавшись беспомощностью, – овладел ею! Девушка обесчещена и с этим надо, что-то делать.  А, что делают в таких случаях мужчины? Даже такие  развратные и похотливые мужланы как я делают предложение руки и сердца! Конечно, мама будет в ярости. Сколько себя не успокаивай, но Марина совсем не похожа на Любу и, ни когда такой не станет. Как и предсказывала мама, я загубил все: свою карьеру, репутацию, авторитет… У меня есть выбор? Увы…»

Андрей Юрьевич приготовил омлет, сварил кофе, поставил все на поднос и вошел в спальню. Марина открыла глаза и, сладко мурлыча, потянулась.
- Дрюня – ты прелесть! Я таких джентльменов, только в кино видела! Она без всякого стеснения откинула с себя одеяло и, усевшись по-турецки, приняла у него поднос с завтракам.

Андрей Юрьевич, подождал, пока она доест, и начал говорить:
- Я… Я должен вам…
- Ты ни чего мне не должен – это был подарок спасителю. Хотя нет: ты должен вызвать мне такси.
- Марина, вы были пьяны и сейчас еще плохо осознаете…
- Я опьянела с бутылки конины на двоих? Не смеши мою задницу!
Андрей Юрьевич был в полнейшем замешательстве? Он не понимал, что нужно делать, что говорить, чего она, в конце концов, хочет.
- Вы попали в неприятную ситуацию и я этим подло воспользовался.
- Неприятная – это слабо сказано! Жена пришла с работы раньше обычного и застала мужа в объятьях путаны – я еле ноги унесла.
- Так вы?..
- Ты с луны свалился? Я работаю в массажном салоне, ну и подрабатываю девочкой по вызову. Дрюнечка – я про-сти-тут-ка. Так понятней?

Еще вчера, узнав нечто подобное, о женщине свободно разгуливающей по его квартире, с ним случился бы  шок и нервный срыв! А сейчас  он даже не удивился и воспринял услышанное, как нечто обычное. Теперь Андрей Юрьевич просто-напросто растерялся. С одной стороны все разрешилось наилучшим образом: она сейчас уйдет, он уберется в квартире, дождется маминого приезда и жизнь пойдет своим чередом. Все будет, как прежде. Все будет, как прежде, но не будет ее… Случилось что-то такое, чего он еще не осознал до конца.

Марина соскочила с кровати, сняла с него очки и чмокнула в нос.
- Большой дядька, а все в сказки веришь! А зачем тебе очки с простыми стеклами?
- Не знаю. Мама сказала, что для солидности.
- Выкини их и сделай себе нормальную прическу. Симпатичный мужик, а прикид, как у чмошника.
Он тяжело вздохнул и опустил голову.  Вдруг она обняла его за шею, прижала его голову своей груди и нежно погладила по волосам.
«Бедный, бедный мой мальчик… как же тебе тяжело…» - По-матерински ласково шептала Марина.
------- -------

Они стояли в прихожей и, не отрываясь, смотрели друг на друга.
- Значит поехала?
Она улыбнулась и молча кивнула.
- Может, все-таки, свитер и колготки оденешь? Холодно ведь.
- В метель не замерзла, а уж в машине от подъезда и до подъезда, как-нибудь переживу.
- Оставь мне свой номер телефона.
- Нет. Тебе это не нужно.
- Мы больше никогда не увидимся?
- Никогда. Прощай мой добрый, храбрый спаситель.  Марина взъерошила ему волосы и, резко развернувшись, выскочила из квартиры.
Он стоял и слушал удаляющийся звук цокающих каблучков, хлопнула подъездная дверь и наступила невыносимая тишина. Впервые в жизни у него текли слезы не от какой-то бессильной злости или обиды, сейчас он навсегда потерял очень близкого человека и, это болела и плакала его душа.

Андрей Юрьевич стоял на балконе и вдыхал полной грудью зимний, морозный воздух. Он еще не предполагал и не загадывал, как будет жить дальше, но точно знал, что прежней жизни уже не будет.
На снегу валялись очки в толстой, роговой оправе и широкий галстук в косую полоску…
 
   


Рецензии
Добрый день, уважаемый Олег! Давно не читал такой
увлекательной и прекрасно поданной вещи! Спасибо,
с утра раннего повеселили. Мне очень понравился
Ваш рассказ, полный глубокого смысла и юмора. И вы-
ражения необыкновенные. Например, что "у мужиков шеи
вывихивались". Замечательно! Конечно, жаль "мамень-
кину сынку" Андрюшке вначале остаться без маминого
пригляда. Но ничего, сама жизнь теперь его "устака-
нит", коли попробовал заветное и оно ему понравилось.
Спасибо за рассказ! Здоровья Вам и удачи в творческих
замыслах. Ставлю большой плюс. С уважением, Виктор.

Виктор Сургаев   08.01.2020 05:01     Заявить о нарушении
Спасибо, Виктор, за прочтение довольно объемного рассказа, такой подробный отзыв и за похвалу!)

Олег Литвин 2   08.01.2020 12:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 49 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.