Строгая сказка

                1.
- Ба,  про что сегодня сказка будет?
- Про дом с привидениями. Ложись, Катенька.
Когда Антонина Ивановна принималась рассказывать внучке очередную сказку на ночь, она никогда не знала наперед, о чем будет говорить. Фантазия вела ее, и ей самой было интересно, чем дело закончится.
- Ба, я уже легла.
- Ну, слушай. Представь себе красивый старинный дом на окраине большого города. Когда-то это был самый высокий дом в небольшой деревне. Он был двухэтажным. Но город  расширялся, и со временем деревня стала его частью. Соседи подозревали, что в этом доме есть привидения, но наверняка никто этого не знал. А дело было в том, что в этом доме жил чудной кот. Днем этот кот был совсем как обычные коты, только очень большой и черный. А ночью он превращался в привидение. И он был не простым привидением, а волшебным привидением пятого разряда.
- Как это, пятого разряда?
- А ты разве не знаешь, что привидения бывают разными? Нет? Я тебе расскажу. Привидения первого разряда умеют только пугать людей.  И они занимаются этим с удовольствием. Они скрипят на лестницах, вздыхают и кряхтят, как старые люди, а иногда воют по ночам, как собаки.
- А второго?
- Второй разряд дается привидению, если оно научится летать. Но и эти еще не опасны для людей.  Привидения третьего разряда умеют проходить сквозь стену. Четвертого – превращаться во что угодно.
- Ба, а кто им эти разряды дает?
- Вот этого я не знаю. Наверное, какой-нибудь их начальник.  Самые опасные привидения – это привидения пятого разряда. Они могут превращать людей в камень и в разных животных. Настоящие колдуны. Таким колдуном и был этот кот. Он умел все, но по пустякам людей не пугал, а наоборот, защищал дом и его жителей.
- А кто в этом доме жил?
- Обычная семья. Вот, как наша. Папа, мама и дочка, возрастом, как ты.
- А бабушка там была?
- Нет, бабушки не было. Однажды в этот город приехали нехорошие люди. Они грабили дома. Крали ловко и незаметно,  так  что полиция никак не могла их поймать. Обычно они делали это ночью, когда все спали. Люди просыпались и не могли найти свои самые ценные вещи и украшения. Они шли в полицию, а полиция только руками разводила. Так вот, грабителям приглянулся этот дом. Большой, красивый. Там наверняка много ценных вещей, - подумали они. Целую неделю они незаметно наблюдали за домом, но никакой опасности для себя не увидели. Обычный дом, обычная семья. Утром папа уходил на работу. Дома оставалась мама с дочкой, да еще кот. Даже собаки не было. И грабители решили, что если ближайшей ночью они проберутся в этот дом, то им будет удача.
- А они не знали, что кот - привидение?
- Нет, конечно.  Ночью они тихонько проникли в дом.
- А дом, что, не запертый был?
- Запертый, но грабители умели замки открывать. Они легко открыли внешний замок и попали в небольшую прихожую, где жильцы оставляли свою обувь. Из прихожей в дом вела дубовая дверь, которую на ночь тоже запирали. В прихожей было бы совсем темно, если бы не узкая полоска лунного света из входной двери. И вдруг этот свет погас, потому что дверь сама собой захлопнулась. Грабители подумали, что это ветер захлопнул дверь, и не слишком испугались. Они включили фонарик и при его свете принялись открывать дубовую дверь. Но дверь никак не поддавалась. Наверное, она была заперта на засов изнутри. Мучились они, мучились, но у них так ничего и не вышло.
Тогда грабители решили вернуться, взять лестницу и проникнуть в дом через окна второго этажа. Они стали открывать входную дверь, но и она не открывалась, как будто кто-то подпер ее чем-то тяжелым снаружи. Вот тут они испугались по-настоящему – поняли, что попали в ловушку.
- Это их кот запер?
- Ну да, а кто же еще. Была ночь, и кот стал привидением. И он начал с грабителями играть, как коты играют с пойманными мышами. Прямо из стены прихожей вдруг высовывалась громадная лапа с когтями и подбрасывала одного из них под потолок. Не успевал он упасть, как другой оказывался в страшной клыкастой пасти кота-привидения. Но кот не съедал их, а легонько пожевав пару раз, выплевывал обратно. Бедняги кричали от страха, но никто их не слышал.
- Мне их прямо даже жалко.
- Чего их жалеть, они сами виноваты.
- А что с ними стало?
- Не бойся, живы остались. Утром около дома раздалась сирена и его окружили полицейские. Они схватили грабителей, заковали их в наручники и отвезли в городскую тюрьму. Когда их уводили,  их провожал взглядом большой черный кот, который грелся на раннем солнышке. Грабителям даже показалось, что кот подмигнул им, и они сами поскорее вскочили в полицейскую машину.
- А как полицейские узнали?
- А вот как. Под утро один из грабителей ухитрился по мобильнику позвонить в полицию. Он умолял освободить их и обещал, что они больше никогда не будут грабить людей.
- Они и вправду перестали?
- Конечно перестали. Это же сказка. Все, Катенька, сказка закончилась. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи, Ба.


                2.
- Слушай, мам, есть разговор.
- Что случилось, Мариша?
- Что ты такого вчера рассказывала Катерине.
- Сказку. А чего ты спрашиваешь?
- Мы с Эдуардом застукали ее сегодня на лестнице. Замотана в простыню. В руках твои вставные зубы. Раскачивается и скулит по-собачьи. Я спрашиваю, - Ты кто? А она: - Я привидение первого разряда. Когда научусь летать  - меня во второй переведут.
- Понятно...  А ты зубы мои отобрала?
- Отобрала. Слушай, мам, у тебя сказки все какие-то странные. У ребенка и так каша в голове.
- Не нравится, так рассказывай сама. Я их, думаешь, по книжкам учу? Что придет в голову, то и рассказываю.
- Эдуард считает, что ты дурно влияешь на ребенка. Прививаешь ему негативную ментальность. И нетолерантность. Да еще эти привидения. Это даже не религия, а суеверия, вообще.
- «Негативную ментальность». Ну, ты заговорила совсем, как твой адвокат. Ты его спроси, как он к Гарри Поттеру относится. Там ведь кругом привидения, а его весь мир читает.
- Он не любит Гарри Поттера. Кроме того, этот кот у тебя зверский.
- Кот, как кот. Постой-ка. Ты как про кота узнала?
- Мам.
- Не «мам». Выкладывай! Вы что же, подслушиваете меня?
- Мам, это еще от прежней няни осталось. Мы ее взяли без рекомендаций. Она до нас нигде не работала. Просто молоденькая девчонка. И Эдуард настоял, чтобы мы установили прослушку в детской.
- Ай да зятек.
- Тут такое дело, мам. Эдуард считает, что нам нужно жить отдельно. Мы снимем тебе квартиру неподалеку.
- Это значит, выгоняет меня зять. А ты-то что думаешь?
- Мам, ты же знаешь, в каком я положении. Я жена по контракту. Он этот контракт так хитро составил, что у меня права, как у квартиранта почти. Все решает он.
«Лукавишь ты», - устало подумала Антонина. А вслух спросила:
- Что же выходит, мне и с внучкой нельзя будет видеться?
- Мы к тебе будем приходить в гости.
Дочь хотела приобнять ее, но Антонина Ивановна тихонько отстранилась и ушла в свою комнату. Там она какое-то время сидела молча, пытаясь осознать этот новый поворот в своей жизни.

Десять лет назад она приехала в Израиль с мужем Марком и дочерью Мариной. Причиной переезда стала серьезная болезнь мужа. Поначалу поселились в Беершеве - городе, где была большая больница. Они надеялись, что здешняя медицина поможет. Но болезнь оказалась запущенной, и спустя два тяжелых года Марк умер. Еще через год  дочь вышла замуж и уехала к мужу в приморский город Ашдод. Оставшись одна, Антонина совсем было собралась возвращаться в Россию. Жара и одиночество донимали ее, да и иврит не пошел. Без языка же все вокруг было чужим и непонятным. К дочери она ездила нечасто - теплых отношений не было уже давно. Марина всегда была «папина дочка». Но когда родилась Катька, Марина стала уговаривать мать переехать к ним. Она согласилась не сразу, - не любила, да и не умела «врастать» в новые отношения. Но все же переехала, и до сегодняшнего дня об этом не жалела. А когда в Ашдод перебралась ее студенческая подруга Соня, жизнь вообще наладилась.

С Катькой у них был контакт с самого раннего возраста. Антонина воспринимала внучку как маленькую подружку. Никогда не «сюсюкала» с ней и обижалась, если та капризничала. Очень рано научила ее читать.  Все, что Катька хотела знать, она узнавала у бабушки, а не у родителей, которые  много работали, делали карьеру и от того уставали. Бесконечные Катькины «вопроски», сыпались из нее, как горох из кулька. Антонина Ивановна от них не отмахивалась, мол, «вырастешь – узнаешь», пыталась, как могла, объяснять. А Катька выкладывала бабушке все свои «детсадовские» новости. Обе были безудержные фантазерки. По любому поводу, тут же, в две головы сочинялась история, - это была их любимая игра. Антонина всюду брала внучку с собой, не боялась ездить с ней в другой город в зоопарк, ходить на море и даже лазить по развалинам древней турецкой крепости на берегу.  Незаметно Катька стала для нее смыслом существования.

Правда, этот их душевный контакт скоро может разрушиться. Осенью Катерине в школу, а там - сплошной иврит. Попробуй-ка сохранить русский язык. Если бы жили вместе, может и сохранили бы, а теперь - вряд ли. Антонина представила себе, как из Катькиной речи постепенно исчезнут ее характерные словечки, а через пару лет внучка по-русски двух слов связать не сможет. О чем они будут говорить?
Она взяла очки и отыскала телефон.
- Сонечка, мне надо с тобой поговорить. Можешь выйти.
- Что стряслось? Что у тебя с голосом?
- Расскажу при встрече. Приходи в нашу кафушку.
- Иду, иду.

Две пожилые женщины сидели в небольшом кафе  на Ашдодской набережной.  С моря доносились мягкие, ритмичные удары волн. Играла негромкая музыка.
 - А мой зять, думаешь, лучше? - утешала ее Соня.  - Он вдруг стал веганом. Мода новая, что ли? И теперь дочь туда же. А раньше, ты же знаешь, без мяса не могла. Мои котлеты по три штуки уплетала только для разминки. Ума не приложу, что им готовить. Идите, - говорю, в свой веганский ресторан, там питайтесь. Одна радость – внук пока «мясной».  И почему мы, бабы, такие дуры?
Вино, приятная обстановка, а главное, разговор с подругой немного успокоили Антонину. Она уже шутила, что ее выгоняют за непропорциональное применение нечистой силы по отношению к грабителям. А Соня смеялась и уверяла, что все будет в «беседере»*.
-  Твой Эдуард - тот еще скупердяй, говорила она. - Как только он узнает, сколько теперь  стоит няня, он прибежит к тебе с цветами. Будет танцы танцевать и извиняться, только, чтобы ты осталась.

Все же ночью от тяжких мыслей Антонина долго не могла уснуть. Часа два ворочалась, прежде чем ее сморил сон. Ей снилось, что ее везут в кузове грузовика по длинной,  ухабистой  дороге неизвестно куда. Этот сон, шедший из детства, всегда преследовал ее в тяжелые времена. Утром сонная Катька, как часто бывало, нырнула к ней в кровать, приговаривая: «Ба, можно с тобой полежать? Я не буду пинаться, Ба, только полежу чуточку». Антонина подвинулась, давая Катьке место, и тут у нее сильно и глубоко кольнуло в груди. Боясь испугать внучку, она некоторое время лежала, не шевелясь и не дыша, а когда, наконец, смогла вдохнуть, боль стала постоянной. 
- Позови маму, Катенька, - попросила она сдавленным голосом.
Катя поглядела на нее и пулей метнулась к двери.
- Мама, мама, бабушке плохо! - Катькин крик полыхнул по всему дому.

Скорая приехала вовремя.  Двое молоденьких парамедиков, поставив укол, увезли Антонину в больницу. На несколько дней ее положили в реанимацию, а затем перевели в общую палату. Все эти дни семья навещала ее. Дочь выглядела виноватой, заглядывала в глаза. Катька, поначалу испуганная, быстро освоилась и рассыпала свои «вопроски», - а это что такое, а эта трубочка зачем? Несколько раз на дню забегала Соня.
- Что вы все ходите? Дайте поболеть спокойно, - шутливо ворчала Антонина.
- Ага, поболеть, - в тон ей говорила Соня, - Никогда не болела, и нате вам  - инфаркт. Надо было тренироваться, с насморка начинать.
Через неделю ее выписали на домашний режим: первое время больше лежать, меньше ходить, таблетки, таблетки...  Антонина приучалась жить с осторожностью, прислушиваясь к пульсу и давлению. Речь о ее переезде больше не заходила.

Однажды утром, прежде чем уехать на работу, Марина принесла ей какую-то большую книгу,
- Мам, погляди, а вечером скажешь, что не так.
Пока Антонина искала очки, дочь убежала. Книга была самодельная, красиво оформленная. Развернув книгу, она ахнула, - там были ее сказки. Не все, но многие. Книга так и называлась – «Сказки бабушки Антонины». На некоторых страницах были рисунки, явно сделанные Катькиной рукой. Антонина Ивановна не знала, что и думать. С одной стороны, обида на Марину за прослушку оставалась. А с другой, – смотри, как дочь все перевернула с минуса на плюс. И Катьку подключила. И главное, молчали обе целый месяц почти, сюрприз готовили.
- А что, - подумала она, - будет Катьке память.

*Беседер – в порядке (иврит).
Фотография кота взята из интернета.

На 106-ой Конкурс - http://www.proza.ru/2018/10/19/1297 Международного Фонда ВСМ


Рецензии
Здравствуйте, Валерий!

С новосельем на Проза.ру!

Приглашаем Вас участвовать в Конкурсах Международного Фонда ВСМ:
См. список наших Конкурсов: http://www.proza.ru/2011/02/27/607

Специальный льготный Конкурс для новичков – авторов с числом читателей до 1000 - http://www.proza.ru/2018/10/19/1297 .

С уважением и пожеланием удачи.

Международный Фонд Всм   18.11.2018 09:39     Заявить о нарушении
Добрый день.
Спасибо за приглашение.
Предлагаю на конкурс рассказ "Строгая сказка"
http://www.proza.ru/2018/08/28/269
Мой e-mail: dikovskyv@gmail.com
С уважением,
Валерий Диковский

Валерий Диковский   18.11.2018 12:37   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Валерий!
Вообще-то заявки подаются на страничке Конкурса, в приглашении Вам дали ссылку на эту страничку.
Вы должны ещё добавить в произведении: "На 106-ой Конкурс - http://www.proza.ru/2018/10/19/1297 Международного Фонда ВСМ" .
Илана

Международный Фонд Всм   18.11.2018 12:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.