Застрявший в треугольнике. Часть 8

Появление Джоан в аэропорту Бангалора не сопровождалось ни красной ковровой дорожкой в ее честь, ни, напротив, отрядом Интерпола для ее задержания, все прошло буднично и по- тихому, отчего русская Таня, убедившись лишний раз в продуманности этой парочки, сказала:
- Ты смотри- ка! Прорвались все- таки!

Тобен, еще несколько дней назад пивший, вроде как, на радостях от снизошедшей на него свободы, теперь также радостно и возбужденно бегал по Индии, распушив свой хвост на манер павлиньего и приделывал кучу разных дел. Теперь они были на его территории и он поневоле стал главным персонажем, а все остальные, вновь прибывшие, должны были смотреть ему в открытый рот, предугадывать все его желания, короче вести себя более чем достойно и не давать поводов для разгула его буйной фантазии.

Тобен работал, жили они в отеле, пока новая его компания это все оплачивала, через неделю, максимум, надо было переезжать уже на съемную квартиру, все ту же, в пятистах метрах от офиса для удобства контроля этого самого достойного поведения, ибо известный принцип " доверяй, но проверяй" в интерпретации Тобена звучал ровно наполовину короче и гласил просто -"проверяй".

Опять возобновились разговоры с адвокатом, который, видя, что Тобен пытается юлить, высказался очень однозначно:
- Или я буду знать все, что происходит, или это будет происходить без меня.

Под этим нажимом Тобену пришлось признаться, что несмотря на рекомендации адвоката, филиппинскую подружку все- таки привезли в Бангалор и поселили почти под носом у семьи.
- Отправьте ее домой! - Потребовал адвокат.

- Как же я ее отправлю?- Начал выяснения Тобен, как обычно, почему- то у Прадипа.
- Скажешь, что это временно. - Нашелся тот.

Таня при этом истерично хихикнула и ядовито продолжила мысль:
- Конечно, это временно, детка. В конце концов, что есть время по сравнению с нашей любовью? Да и вообще, не в этой жизни, так в следующей непременно!

После этого Таню перестали информировать о происходящем, но не надолго, так как все отличались редкой отходчивостью и не зависали надолго на чем- то одном, переключаясь сразу на что- то другое, как будто напротив них кто- то щелкал кнопками на дистанционном пульте.

Никогда ранее не замеченный в сейсмической активности Бангалор, стало, однако, потряхивать, ибо чем же еще можно было объяснить столь резкие перемены в настроениях  Джоан и Тобена, а они от космического оптимизма резко скатывались в какой- то глубоководный пессимизм, на следующий день маятник опять раскачивался в сторону плюса и они снова были как- то ненатурально вздрючены и полны планов на совместное будущее. В эти моменты их, видимо, прямо несло и они трезвонили Прадипу, говоря, что скоро приедут в Гоа навестить своих друзей и, наконец- то, представят им Джоан, которая до этого являлась некой абстрактной величиной, живущей или только в рассказах Тобена, или иногда самостоятельно, но в телефонной трубке. Джоан при этом подключалась к разговору и щебетала Прадипу, как все у них теперь хорошо и как там, к слову сказать, Таня?

Быстро возвращенной в проект Тане вручали телефон и девочки начинали чирикать, так радостно, словно знали друг друга с детства.
- Джоан, как тебе Бангалор?
- Таня, все хорошо. Мне здесь очень нравится.
- Джоан, в Бангалоре прекрасные парки, все гуляют там по утрам, можно и вечером. Пока Тобен на работе, я ж их знаю, чтобы тебе было не скучно, ты обязательно должна найти ближайший к вам парк и гулять там.

Общение любимой с гоанскими друзьями происходило, само собой, на условиях громкой связи для удобства контролирующих органов, поэтому тезис насчет парков был первым и последним, которым удалось Тане поделиться с Джоан, после чего трубка перекочевала к Тобену и тот, видимо, сильно разволнованный, затараторил:
- Нет, Таня! У нас тут нет парка рядом.
Таню, уже набравшую скорость, остановить было не так- то просто и она упрямо продолжила:
- Тобен, о чем ты говоришь? Везде есть парки в Бангалоре.
- А у нас нет рядом, место такое.
- Хорошо! Пусть не рядом! Смысл прогулок в ходьбе, парк в пределах двадцати минут хода у вас будет по- любому. Джоан будет идти до парка, гулять в парке, потом возвращаться домой...
- Нет! - Почти взвизгнул Тобен. - У нас тут нет парков.

Прадип, постучав себе по лбу пальцем, забрал у Тани трубку, быстро свернув беседу:
- Ты совсем что ли? Чтоб он отпустил Джоан одну гулять в парке?

Остаток дня Таня стекала по дивану, уставившись на пальмовый пейзаж по ту сторону балкона и, периодически всплывая, начинала бормотать себе под нос:
- Парка у них нет! Дома она сидеть будет! Одна! Да она свихнется и ему мозги вынесет! Парка у них нет!

Однако дело было сделано и, поплатившись за фривольные разговоры о парке, Таня уже была занесена в персональный Тобеновский черный список. Допуск ее к телефону выглядел непростительной ошибкой с его стороны, которую вторично Тобен повторять не собирался.

- Ну и подумаешь! - Отреагировала на это Таня и стала строить планы на приезд парочки в Гоа. - Вот попадись она мне теперь, эта Джоан, я ей всеееее расскажу! - Зловеще говорила она.
- Они не приедут сюда. - Охладил ее пыл Прадип. - Он же не сумасшедший везти Джоан на пляжи Гоа.
Подумав над своей собственной фразой, Прадип поправился:
- Вернее, он как раз и есть сумасшедший, потому- то все так и есть. - И, запутавшись в конец в причинах и следствиях происходящего, резюмировал, - Короче, не приедут и все!

Тем временем дело шло в суду, к его первому заседанию по поводу развода. Тобен нервничал, у нового адвоката неожиданно прорезался такой же, как и у предыдущего, аппетит, но Тобен ничем ему помочь в этом не мог и они распростились. Оставшись один, он впал в панику, стал часто названивать Прадипу с выяснениями, что ему там говорить, на что соглашаться и как вообще себя вести.

Опять на свет вынули все белье их  с Джинси добрачного периода, начали перетрясать его по- новой, исследуя, как под микроскопом, ее версию досвадебной беременности и его.
- Я докажу в суде, что она врет! Она не могла быть беременной от меня, мы даже не встречались до октября. А забеременела она в сентябре. И я это докажу! - Горячился Тобен.
- Это как же? - Интересовался Прадип. - Как докажешь- то? Они притащут какого- нибудь свидетеля, что тогда?

Но мозг Тобена уже это просчитал и решил приподнять всякие электронные носители одиннадцатилетней давности, какие- нибудь смс- ки, электронки, вывернуть, короче, наизнанку все свои компьютеры, но найти там чего- нибудь, что позволяло бы ему показать суду, как неверна была ему Джинси еще до свадьбы!

- Зачем ему все это? - Пыталась нащупать логику Таня, невольно вникая в их ежедневные разговоры. - Дальше- то что?

А дальше, по задумке Тобена, суд должен был уяснить всю аморальность личности его супруги и не просто их развести, а отнять у матери всех четверых детей и предписать им проживание с отцом.
- Тьфу, параноик! - На этом месте Таня традиционно прекращала вникать в ситуацию и, кстати, не она одна. Последний адвокат, отчаявшись донести до клиента абсурдность этой его задумки, поэтому и взвинтил стоимость своих услуг, на манер предыдущего, после чего и дернул тоже, не оглядываясь, пока Тобен не передумал и не догнал его.

В принципе, вся позиция Тобена, готовившего себя к суду, сводилась к двум пунктам - к отниманию в свою пользу детей и к минимизации денежных выплат своей супруге. Хотя деньги, конечно, у него все- таки стояли на первом месте, а планируемая им сумма выплат Джинси, как какая- нибудь математическая бесконечно малая последовательность, так же неуклонно стремилась к нулю.

Тобен настолько ушел в обдумывание дел по разводу, что даже временно оставил в покое Джоан, которая по его же словам в ответ на вопросы Прадипа, чувствовала себя очень счастливо, радостно и спокойно.
- Прямо так счастлива? Без парков! - Подозрительно уточнила Таня. - Чем занимается?
Вопрос был направлен по адресу и ответ Тобена гласил:
- Ничем! Дома все время! Ей так хорошо!
- Запечатал ее в квартире и приказал радоваться! - Сделала вывод Таня.

За два дня до суда, как обычно, без всякого перехода Тобен позвонил и сообщил:
- Она опять за старое!
Дальше последовал рассказ из его любимого цикла " научная фантастика", в котором Джоан возобновила отношения с тем самым пресловутым дубайским сотрудником.
На логичный в подобных обстоятельствах вопрос " Как?", хором заданный им с Гоа, последовал ряд его выводов из наблюдений и умозаключений. По его словам, сотрудник выходил по ночам на связь в Whatsapp для контакта с ней.
- Ты откуда это знаешь? - Спросили его спокойно, как на приеме у психиатра.
А он встает ночью попить водицы, глядь в телефон, а сотрудник онлайн.
- А где Джоан?
- Спит или притворяется, что спит. А может только закончила сеанс связи и легла в постель.
- А не слишком ли все сложно? - Постарались поменять жанр ситуации с Horror на Comedy в Гоа. - Днем не удобней им общаться, если уж на то пошло?
- Днем у нее нет телефона, а ночью она может использовать мой, пока я сплю.

В наступивший тишине Гоа отчетливо проступил рев мунсуновского прибоя, мяуканье ненасытного павлина под балконом и мычание отставших от стада буйволов. Затем гоанским товарищам сумасшедшего стало по- настоящему страшно и они, боясь даже вопроса, не говоря уже про ответ, переспросили:
- У нее нет телефона???
Ответ поверг в шок.
Тобен отобрал у нее телефон, но по его уверениям, он ей был совсем и не нужен.
- Он ей не нужен? У него маниакальный синдром! Все очень плохо, скажи ему, - Таня взволнованно затрещала Прадипу. - Она иностранка в чужой стране, без телефона даже. Это уже край! Он ее фактически удерживает силой!

Затем минут десять Прадип медленно, стараясь не злить Тобена, однако настойчиво разъяснял ему, что это сейчас уже криминал начался, одумайся, мол, дружище, ты даже не на пороге большой драмы, а ты уже там, вошел вовсю ивановскую, короче, приплыли, финиш, дальше ничего.

Разговор возымел действие, Тобен испугался и прекратил на целых два дня общаться с пугающими его людьми. А люди, продолжающие себе все это время обсасывать детали уже второго сезона этого психологического триллера, пришли к единому заключению:
- С зельем явно переборщили, когда приворот делали. Вот теперь и получай фашист гранату от советского солдату! Сама, короче, напросилась!

В таких делах, наверное, никогда не знаешь заранее, куда оно вывернет, в приворотах- то! Казалось бы и травку нужную подсыпал, и порошочек добавил, поварил все, как положено, остудил, капнул еще чего- нибудь, выждал. Потом глядишь себе на пациента, смотришь, как его родимого колбасит и думаешь:
- В следующий раз надо будет капнуть поменьше! Или от порошочка только на половину добавлять!

В общем, как ни крути, на любителя забава. Тернистый путь проб и ошибок. И потому, куда приятнее было бы с открытым сердцем и влюбленными филиппинскими глазами, чем теперь одна без телефона и постоянно в тонусе от ожидания, что еще отчебучит тобою привороженный.

А тот, вооруженный придуманными им ответами на все гипотетические вопросы в его адрес, поплелся в суд, один, без адвоката и, по мнению гоанских его приятелей, без четкого представления для самого себя - что делать, а все больше погружаясь в свое любимое- кто виноват.


Рецензии