Цена жизни

                1.

   Прошло три года как  Никита, оставив жену с сыном,  уехал в Швейцарию со своей секретаршей  Инкой. В  экономическом отделе все  недоумевали: чем она могла взять интеллектуала   Ионова?
   - Мордашка, конечно, смазливая, а умишка-то нет! – рекла   рассудительная Нина Петровна  Минская.
   -  Быстро надоест она ему, попомните моё слово, - уверенно говорила  Верка - бухгалтер.
   Однако, когда пришла весть о том, что Инка родила дочку,  всякие разговоры прекратились, об  их существовании забыли и занялись Светкой.
  А Светка была реалисткой: она не вздыхала о бросившем её муже, ушла в работу и воспитание сына.  О замужестве и не допускала мысли. Но ведь она  была  достаточно миловидной, стройной,  прекрасной хозяйкой и просто хорошим человеком. Сотрудницы стали усиленно подыскивать ей кто любовника, кто мужа.
  Основным претендентом, на данном этапе, считался   Садовец,  заведующий отделом рекламы. Светлана не питала к нему нежных чувств, не воспринимала всерьёз, общалась как с другом,  более  для сына, чем для себя.
Садовец был страстным велогонщиком,  а  Глеб,  её  тринадцатилетний сын,  увлекался тем же. Утрами они  встречались на углу у булочной, Садовец жил в соседнем квартале,  и вместе совершали часовую пробежку.  Вечерами, уже на велосипедах,  стремительно катили по федеральной трассе за городом.

   В воскресенье, к  ужину Света приготовила сладкий насыпной пирог со сливовым джемом, который любил Глеб, и села отдохнуть к телевизору. Зазвонил сотовый телефон.  Говорил  Садовец.
   - Света, не пугайся, на повороте Глеб не справился с управлением и упал с трассы в кювет.  Мы сейчас в машине скорой помощи едем в больницу. Глеб в сознании…
   - В какую больницу?
   - В девятую, на проспекте Мира. Приезжай!
   Ошеломлённая сообщением, она,  прихватив плащ,  выскочила из квартиры, взяла такси и минут через пятнадцать была у больницы. В вестибюле её встретил Сдовец   но, не  обращая на него внимания, она бросилась к дежурной медсестре.
   - Каково состояние только что доставленного Глеба Ионова? Я его мать.
   - Его осматривают врачи, ждите.
   Садовец отвёл её к окну и стал рассказывать, как всё произошло.  Она видела его в каком-то тумане и из всего объяснения уловила только то, что  глубина кювета до трёх метров.  Время тянулось медленно и ей показалось, что прошло не менее двух часов, прежде, чем вышел врач.
   - Переломов нет, но серьёзная травма позвоночника.
   - К нему можно? Он будет жить?
   - Жить будет. Сейчас к нему нельзя, потому что он спит. Приходите завтра утром.
   Садовец вызвал такси и отвёз Свету домой. Она не привыкла быть дома одна, они всегда были с Глебом. Не раздеваясь  села в кресло,  и так просидела всю ночь. На какое-то время забывалась,  но тут же вздрагивала от бреда,  который непроизвольно лез в голову. В восемь часов  утра позвонила на работу и отправилась в больницу. Лечащий врач Лобанов был в палате, когда  она вошла. Глеб лежал на спине,  улыбнулся матери. Врач сказал:
   - Анализы готовы не все и профессор Туманов ещё не осмотрел очаг повреждения. Будет он только во второй половине дня, будем ждать.

                2.

   Профессор Туманов после изучения анализов, снимков и осмотра  больного сказал:
   - Только операция, - и,  немного помолчав, - и не одна.
   - За рубежом? – робко спросила Света.
   - Конечно, если  можете увезти, но и у нас теперь успешно делают такие операции в Москве,  но сразу скажу -  дорогие.
   Через неделю Глеб уже лежал в московской клинике. Две операции последовали одна за другой. Денег катастрофически не хватало. Сослуживцы помогали,  как могли. Наконец, Света решила продать свою шикарную трёхкомнатную квартиру и купить дешёвую однокомнатную. Но оказалось, что при её покупке,   пятнадцать лет назад, она была оформлена на мужа, и теперь продать её можно было только с его согласия.  Никита жил в  Швейцарии.  Через адвоката установили с ним связь, он  выслал  официально оформленное  согласие, но когда узнал,  что случилось с сыном, сообщил, что высылает крупную сумму денег на лечение.  Деньги Света не получила, а он не поинтересовался о том, дошли они до получателя или не дошли. Квартиру пришлось всё-таки продать, все деньги от которой  ушли на лечение.   Когда Глеба выписали из больницы, ей пришлось снять   не лучшее жильё на окраине города. На покупку даже самой дешёвой квартиры денег не осталось.   Реабилитация шла медленно и тоже требовала больших вложений.

   Нина Петровна Минская, коллега и сослуживица Светы,  родом была из большой  деревни  Вьюжное   в пятидесяти километрах от города. Там у неё жила мать, но полгода назад она скончалась. Добротный дом с сараем и небольшим приусадебным участком стоял  теперь заколоченный. Нине Петровне жалко было его продавать, ведь там прошло её детство и детство её детей, которые каждое лето  жили    у бабушки, поэтому решили сохранить  дом,  как дачу для летнего отдыха.  Она  предложила Свете пожить там, но совсем не из-за отсутствия  места проживания, а вот по какой причине. Во Вьюжном  жил  известный в округе целитель -  Федос Семёныч. Местные звали его Мефистофелем  за  неуживчивый характер  и не совсем приглядную внешность.
   - Вот тебе бы к нему с Глебкой, ведь он мёртвых поднимает. Лечит травами и массажем, – говорила она Свете, - а  пожить можешь в моём доме, никаких денег с тебя не возьму. Одно неудобство – на летние месяцы приеду с Машей и Юрой, но их ты знаешь, они у меня не балованные, да и  большие уже.
   Света подумала, подумала и приняла предложение Нины Петровны.  Вместе с мужем Анатолием  Минским они помогли Свете перебраться во  Вьюжное,   устроили на новом месте. Нина Петровна сама сходила к Федосу Семёновичу и договорилась о лечении Глеба.
   Стоял конец сентября. Погода была солнечная, тёплая. Деревня стояла на берегу  извилистой, довольно глубокой  реки  Вялки. Вокруг, куда не кинь взор  возвышенности, холмы, теперь покрытые жёлто-красным убранством осени. Воздух чистый,  чистый и прозрачный, как стекло, писал картину неподражаемой красоты  и какого-то древнерусского величия. 
   - Красота-то какая! – сказал Глеб, сидя в инвалидной  коляске, у крыльца, ожидавший мать, чтобы ехать к целителю.
   - Вот в этой – то красоте ты должен окончательно выздороветь. Да поможет нам сама земля русская.

   Федос Семёнович жил недалеко на краю деревни. Дом его таинственно  смотрел  из-за кустов сирени, словно вглядывался в желающих войти и взвешивал пустить ли?  Света нажала на  кнопку звонка,  прикреплённую к ровной поверхности стойки ворот. Ждали долго. Никто не выходил. Света уже развернула коляску с сыном, чтобы вернуться домой, как ворота со скрипом, медленно стали открываться и в них появился высокий тощий мужчина,  с гривой чёрных, нечесаных волос, такой же густой всклоченной бородой, огромными чёрными глазами. Она, как-то невольно, выбросила вперёд руку, словно старалась преградить ему путь.
   - Чего испугалась? Таскаются тут всякие, и чего надо сами не знают, - ворчал он, - пошла прочь.
   Но тут взгляд его упал на коляску с Глебом.
   - Ты от Нинки что ли?
   - Да, от Нины Петровны, - робко выдавила из себя Света.
   - Если от Нинки, проходи…
   Он ещё что-то говорил себе под нос, шагая по ровной дорожке к дому. Света пошла за ним. Прошли в  тёмные сени 
   - Давай помогу, - сказал хозяин и, взяв Глеба из коляски на руки, как ребёнка,  внёс в прихожую   светлую  и  прибранную.
    Направо была дверь  кухню, налево в столовую.  Пахло  травами, которые  большими и маленькими пучками висели по стенам.  Прямо дверь в горницу,
которая оказалась большой,   тоже чистой, уютной,  с небольшой кушеткой, двумя креслами, портретами по стенам, книжным шкафом  и письменным столом.  Она   напоминала более кабинет, чем гостиную.   Хозяин посадил Глеба на кушетку и ушёл в прихожую, видимо мыть руки, потому что вернулся с полотенцем. Сел в кресло напротив.
   - Давай! – громко сказал он,  протянув руку к Свете.
   Она не поняла, что ему надо.  Растерянно спросила:
   - Что?
   -Что, что? Ты думаешь,  я колдун что ли? Историю болезни, или выписку от врача, снимки.
   Она суетливо открыла сумку и подала целителю историю болезни. Он внимательно стал читать, надев огромные роговые очки. Потом велел раздеть мальчика и сам,  уложив его на  кушетку  и начал осмотр. Всё это заняло около часа. Он всё время  бубнил,  ругался на кого-то. Потом закричал на Свету:
   - Чего стоишь столбом, сядь!
   Она испуганно села на краешек другого кресла. Наконец, приказал одеть сына. Опять посадил его на диван и сказал:
   - Годик – полтора придётся поработать. Согласна?
   - Конечно.  Есть надежда,  что будет ходить? – робко спросила она.
   - Если берусь лечить, значит есть. Будет не только ходить, но и бегать. Как тебя звать?
   - Светланой.
   - Ну вот, Светлана, вези сына в больницу к хирургу Южину, я напишу что надо.
   Он сел за стол написал что-то на листке бумаги, из ящика стола достал большой флакон с жидкостью.
  -  По семь капель утром и вечером во время еды. Будешь привозить его ко мне к  семи часам утра  до десяти.
   - Сколько и как я должна вам платить?
   - Раз в месяц, сколько сможешь, ты ведь пока не работаешь? Всё! – он встал, показывая, что разговор окончен. Опять взял Глеба на руки вынес в сени, посадил в коляску.
   - Сразу уж давай в больницу заедем, - говорила Света, направляясь на другой конец деревни.
   Больница,  магазин,  здание администрации были каменными и своими фасадами выходили на центральную площадь.  Несколько поодаль от них стояла школа, двухэтажная,  построенная в стиле шестидесятых годов прошлого века. Только теперь Света рассмотрела и поняла план застройки  деревни:  оказывается,  они жили на её  главной улице, от которой по обе стороны от дороги раскинулось   большое  селение.    Народу в больнице было немного, поэтому  сразу были приняты хирургом, мужчиной лет сорока, с равнодушным взглядом и несвойственной деревне городской внешностью.  Он прочитал записку Федоса Семёновича и отправил их  в рентген – кабинет, где сделали нужный целителю снимок.
  После обеда Света пошла в школу, чтобы определить Глеба на ученье. Директор школы – высокая строгая женщина, выслушала её, приняла документы,  секретарю приказала оформить обучение на дому и, когда было всё окончено, задержала Свету.
   - Вы, как я поняла,  по специальности  экономист, компьютер, конечно, знаете хорошо, не выручите ли нас с информатикой. Учительница ушла в декретный отпуск,  а  специалистов, желающих ехать в деревню,  нет. Вам ведь всё равно год – два тут жить?

   - Мне нужна работа, но я не педагог, справлюсь ли?
   - Справитесь.  Это всего шестнадцать часов, - говорила директор, -  но,   можно ещё нагрузить до ставки.   
   - Ещё могу экономическую географию вести.
   - Прекрасно! Передадим вам  два десятых класса, всего получается двадцать часов. Устраивает? Согласны?
   - Устраивает. Только….
   - Говорите. Я смогу работать после одиннадцати часов утра.
   - Сделаем, Светлана Викторовна. Вот выручили, спасибо. Пока устраивайтесь, а с понедельника следующей недели  выходите на работу.
   - Глеб, я работу нашла! – сказала она  с порога, - буду вести в школе информатику и географию в десятых классах. Зарплата  у учителей теперь не плохая. Проживём сын!
   - Проживём! А как я?
   - Ты  будешь обучаться на дому. Твой класс шестой «А».  Сегодня придёт классная руководительница с расписанием уроков.  С утра будем лечиться, а после обеда учиться.  Я на работу с понедельника. Сейчас пообедаем, погуляем и будем ждать учительницу.

                3.

   Весь октябрь  прошёл в суете. Глеб привыкал к учителям, Света к новой работе. Теперь уже стояли холодные ночи. Надо было думать о дровах на зиму. Однако всё устроилось  просто:  дровами, их подвозом  в сельской местности учителей  обеспечивала   администрация  поселения.  Их вскоре привезли и вывалили большой кучей среди двора.  Колола сама, как могла, выбирая самые тонкие. 
   В  выходной день, в воскресенье, после  массажа,  Федос Семёнович удержал её.
   - Обождите, посиди, Викторовна, чайку попьём, а то я всё один да один.  Глебу чаёвничать рано после массажа,  пусть смотрит телевизор.
   Света уже начала привыкать к сердитому целителю, протёрла чашки, нарезала кекс и булочки.
   - Ну как привыкаете?
   - Привыкаем.  Глеб – то у меня всегда хорошо учился, только вот год пропустил из-за  болезни. Всё в шестом классе, как второгодник  сидит.
   - Тише едешь – дальше будешь.  А у тебя как?
   - Деревенские ребятишки спокойные и сообразительные. Привыкаю.
   Раздался стук в дверь. Вошёл молодой мужчина в охотничьем плаще с корзиной   полной  опят.  Поздоровался. Свете показалось, что она его где-то видела.
   - Здравствуй, здравствуй Дмитрий Иванович. Представлять не буду, вы знакомы, – и на вопросительный взгляд Светланы, сказал, - да это же хирург наш  Дмитрий Южин.
  -  Простите, совсем забыла, мы с Глебом  были  у вас на  приёме.
   Тем временем мужчина разделся,  и как свой человек в доме, без приглашений прошёл на кухню, помыл руки и сел за стол. Хозяин хотел было пойти за чашкой, но Света опередила его.

   Разговорились. Дмитрий Иванович теперь показался ей не таким скучным как в первый раз. Он восторгался природой, живо поведал,  что нашёл грибное место, с  каким удовольствием срезал  грибы  и укладывал в корзину.
   - Пусть Катерина Васильевна приготовит их как в прошлом году.  Хороши были грибки.
   - Катерина Васильевна   это жена моего брата, которая убирается у меня тут и  готовит.  Брат давно уж умер, но мы продолжаем родниться. Ты её бабой Катей зови, любит,  когда её так называют. – Объяснял  Федос Семёнович и добавил, - ругаться опять будет.  Угораздило тебя полную корзину набрать.
   После чая они вместе  осматривали Глеба, а Света в это время помыла посуду и, поставив корзину на стол, залюбовалась грибами. Потом Дмитрий Иванович вынес Глеба и усадил в коляску.
   - Нам по пути, я помогу вам.
   Он помог вкатить коляску на крыльцо. Когда уходил, обратил внимание на гору не колотых дров.
   - Сами что ли колете?
   - Я справлюсь, уже научилась.
   - Того и гляди  как эту гору накроет снег, да и рубщик из вас не лучший. Завтра у меня только приём, дежурства нет. Приду в два часа  и исколю  вашу гору.
   -  Нет, нет, не надо.  Меня в два часа не будет дома.  И вообще, что подумает ваша жена?
   - Вы  нам и не нужны, мы с Глебом и без вас справимся. Так ведь?
   Глеб весело ответил:
   - Справимся!
   - А жены не бойтесь, она меня бросила.  Однако  мы  - холостые  парни, тоже чего-то стоим. – Он подмигнул Глебу.
   - Ещё как стоим!
   Утром в понедельник, пока Глеб был у Федоса Семёновича, Светлана приготовила щи,  второе, чтобы  накормить помощника, и пошла на работу.
Пришла только в шесть часов вечера. Когда увидела, что горы уже нет, заглянула в сарай. Там у левой стены красовалась ровненькая поленница. «Он,  наверное, ушёл.  Как нехорошо получилось, даже не покормила человека»    
С такими мыслями она вошла в дом.  В избе было хорошо натоплено,  Глеб сидел около стола и резал хлеб, а Дмитрий Иванович, в Светином фартуке,  расставлял тарелки  на стол.
   - Вот и хозяйка пришла, ужин  на столе. Просим.
   - Дмитрий Иванович, и не знаю,  как благодарить вас.
   - Достаточно этого ужина и общения с вами.  Парень у вас растёт хороший, помогал, не сидел  сложа руки.
   Говорили о красавице осени, о грибах, о том,  как, в прошлом году  вкусно законсервировала  грибы  Катерина  Васильевна и как они с  дедом Федосом  всю зиму их ели по субботам, после баньки,  под чарочку.
   - У деда Федоса особая банька,  по собственному проекту построенная,  и веники с разными травами. Неделю после такой бани ходишь,  будто только на свет народился.  А за  сына, Света, не переживайте, Федос его на ноги поставит.
   После ужина  они с Глебом сыграли две партии в шахматы и гость ушёл.
   Дни покатились за днями. Настал ноябрь.  Выпал снег.

                4.
   В начале декабря приехала Нина Петровна с мужем. После первых обниманий,   целований  справились, как дела у Глеба.   Анатолий  сходил в сарай,  и нашёл там всё в полном порядке.
   - Дрова-то кто наколол?  Нанимала?
   - Хирург, Южин, - ответила Света, вскинув глаза на Нину Ивановну.
   - Хороши дела! Нам уже сам Южин дрова колет. Всем подряд или только тебе?  Ты хоть знаешь, кто он и как сюда попал? – удивлённо воскликнула Нина Петровна.
   - Мы мало знакомы, сначала  с Глебом были у него на приёме, а потом встретились у деда Федоса. Было это  ещё в конце октября..
   - Ты ничего о нём не знаешь?  Так слушай.  Года три назад у хирурга Южина, в третьей клинической больнице, на операционном столе  умерла дочь какого-то крутого бизнесмена. Бизнесмен  стал  с ним судиться и, конечно, дело выиграл,  хотя комиссия прямой вины хирурга не установила. Его уволили. В городе он устроиться не мог,  предложили  Вьюжное,  с тех пор  тут и работает. Жена не  захотела жить в деревне,  а вскоре пронёсся слух, что они развелись,  она вышла замуж и куда-то уехала.

   - Нет, я этого не знала,  хотя в разговоре он обмолвился, что жена его бросила.
   - Ты к нему, Светка, приглядись, он  мужик - что надо и специалист  хороший.  Чуть не забыла, говорят, что Инка Ионова бросила и укатила в Канаду с каким-то офицером.
   - Вот уж кто меня совсем не интересует, так это Ионов.  Пять лет прошло, у него своя жизнь, у меня – своя.
   Потом Нина Петровна рассказывала о новостях  города, отдела, где они вместе отработали более десяти лет…
   Незаметно быстро подошёл Новый  2013 год.
   Света покупала подарки. Удалось собрать деньги на ноутбук для Глаба, а Федосу Семёновичу купила электропечь - больно он любил пироги,  и  Катерина Васильевна  о такой печи мечтала. Подарки она держала в секрете, на что Глеб сказал:
   - У меня тоже есть подарок для тебя. До времени не покажу.
   Тридцать первого  декабря, когда она пришла к деду Федосу за сыном, он пригласил их с Глебом Новый год встретить у него. 
   - Хорошо, мы придём, успею ещё что-то приготовить. Гостей много будет?   
   - Не люблю много гостей, будете вы с Глебом, Катерина да Дмитрий.
   Света приготовила пару салатов,  форшмак из сельди  и  домашний пирог по маминому рецепту.
   К десяти часам прихватив  печь  и блюда, приготовленные к столу,  явились  к деду Федосу. Баба Катя,   в цветной  нарядной кофте, уже собирала праздничный стол. Света присоединилась к ней, отправив Глеба в гостиную к деду Федосу и Дмитрию Ивановичу.
   Сначала провожали старый год, потом слушали   поздравление президента Путина, шумно выпили шампанское, спели «В лесу родилась ёлочка», смеялись, рассказывали   анекдоты.  Баба Катя спела лучшие деревенские песни, наконец, захотела спать.  Все  засобирались  домой. Подарили подарки.  Всех в умиление привела маленькая электрическая печь.
   - А у нас тоже подарок, - сказал  дед Федос, - всем, но особенно Светлане.
Глеб с целителем  удалились  в гостиную и через минуту, держась за деда,  тяжело переступая, сын  вошёл в столовую. Света  резко  встала, но от волнения закружилась голова. Дмитрий поддержал её.
 
                5.

   Зима  выдалась  длинная и вьюжная.  Жители деревни стонали от обилия снега, не успевая чистить дорожки. Эту обязанность взял на себя Дмитрий. Он теперь стал захаживать к   Ионовым, когда не было дежурства в больнице. Ему нравилось бывать тут вечерами. Он приходил без приглашения,  приносил из сарая дрова. Глеб уже ждал его у печки с берестой и лучиной, дрова весело  занимались огнём,   трещали,  озвучивая картину.   Они сидели, беседуя, или  молчали каждый о своём. Приходила с работы Светлана, готовила ужин, кормила мужчин, мыла посуду, Глеб и Дмитрий играли в шахматы, а на другом конце стола пристраивалась  она,  готовясь к урокам следующего дня.
   Было тихо, тепло  и уютно.
   Под шестком стрекотал сверчок.
   В  трубе  завывал ветер…
 
   В апреле Глеб стал выходить на крыльцо, а потом и во двор. В конце мая приехали  Нина Петровна и Анатолий с детьми. Маша была ровесницей Глеба  и закончила  теперь  седьмой класс,  Юра перешёл в  пятый. Они всё время проводили на огороде. Нина Петровна давала каждому своё  задание: кому вскопать грядку, кому поливать, кому полоть.  Дмитрий Иванович  быстро нашёл   общий язык с Анатолием.  Они занялись заготовкой дров и сенокосом. Света мечтала  приобрести козу.
   В один из воскресных вечеров, когда все собрались на веранде за круглым столом Ионов вдруг встал и сказал:
   - Дорогие Нина, Анатолий, Глеб и дети. Мы  со Светой и Глебом уже с зимы живём одной семьёй. Теперь, в вашем присутствии, я хочу сделать официальное предложение Светлане  стать моей женой. – Он подошёл к Свете и протянул ей  маленький футлярчик с кольцом.
   - Я согласна быть твоей женой, –  и  потом, словно  растерявшись, - А Глеб?
   - Я согласен, мама.
   - Вот и прекрасно, в следующее воскресенье и свадебку сыграем.
   Так поженились  Светлана и Дмитрий. Козу Светлане подарила баба  Катя  на свадьбу.  Коза была с дурным характером, но молоко давала отличное. Чтобы подоить её, надо было, принести с собой кусочек белого хлеба, нежно приговаривая:  «Манечка», погладить  по голове, почесать  за левым ухом – только  при этом условии она отдавала молоко. И ещё было одно условие – никаких мужчин не должно присутствовать при этом таинстве. Если появлялся Дмитрий  или Глеб, она, выставив вперёд  рога,   двигалась на них  с истеричным блеяньем. Так же во  дворе она встречала любого мужчину.  Дмитрий иногда говорил ей:
   - Ты у нас коза-собака!
   Она сердилась, била передним копытцем о землю и издавала  средние  между блеяньем и рычанием звуки.
   Ещё одну зиму предстояло провести в деревне, этого требовал дед Федос, хотя  Глеб ходил уже хорошо.  Первого сентября,  в седьмой класс,   немного прихрамывая,   пошёл  самостоятельно.  Уже с осени Дмитрий и Света стали поговаривать о том, что летом надо бы перебраться в город.  Стали  подыскивать  работу. Дмитрию предложили девятую клиническую больницу.  Свете нашлась работа  в строительной фирме. Не хватало малого – жилья.  Собрали всё, что было в наличии и у того и у другого – даже на однокомнатную квартиру не хватало.

   - Хватит! У нас впереди почти год, накопим, - рассудила Света, на однокомнатную  хватит.
   -Хватит, а  со временем расширимся, - поддержал Дмитрий.
   Весной Дед Федос, довольно оглаживая бороду, после просмотра очередного рентгеновского снимка, сказал  супругам:
   - Ну, Светлана,  думаю,  Глебу я боле не нужен, - и,   обращаясь к Дмитрию, - А как медицина полагает?
   - Медицина с целителем согласна.
   Не жалея накопленных денег щедро рассчитались с дедом, который взял  маленькую долю  из переданной Дмитрием  суммы, остальное вернул.
   - С друзей много не беру.  Чай не забудете меня старого?   
   В мае Южины купили просторную однокомнатную квартиру,  недалеко от  Минских   и переехали в неё.  Свету приглашали на старое место работы, но она сказала  Нине Петровне:
   - Не пойду. Начну с чистого листа.
   - Я бы тоже не пошла, - поддержала её подруга.
   В самый канун 2015 Нового года,  Света с Ниной Петровной готовили праздничный стол у Минских.  Мужья поставляли продукты  из магазинов. Дети сидели за компьютером в  Машиной комнате.  Раздался звонок в дверь, думая, что вернулись мужчины, они обе вышли встретить их.  Каково же было удивление  подруг  – в дверях стоял  Никита  Ионов.
   - Света, извини, не думал тебя здесь встретить. Простите,  зайду в другой раз.
   Но Нина Петровна решительно пригласила  друга своего мужа войти.
   - Толя  сейчас будет, проходи, гостем будешь. Даже хорошо, что их пока нет. Света, ты иди, доделывай салат, а я с Никитой поговорю. Раздевайся.
   Она провела гостя в гостиную.
 
   - Присаживайся. Ты в гости или навсегда?
   - Навсегда.
   - Рассказывай, как жизнь, как жена и дочка?
   - Ты об Инке, что ли?  Она давно нас бросила, живёт в Канаде, родила новому мужу сына, о дочери и не вспоминает.
   - Так, значит, дочка с тобой?
    - Да, Лизоньке пятый год, она со мной. А Глеб уж, наверное,  большой, в девятый класс  ходит?
   - В восьмой.
   - Ты ошибаешься, в девятый.
   - И чем ты от своей ветреной Инки отличаешься? Почему сыном не интересовался?
   - Светка надёжная мать, я надеялся, что у него всё о, кей!
   - Да с такой матерью и не может быть иначе. Ты бы поинтересовался,  как они жили последние два с половиной года.
   Заглянула Света, сказала,  что пришли мужчины,  но Нина Петровна с силой закрыла дверь.
   - Не мешай, подождут!
   И она начала рассказывать, что произошло с сыном. Никита, взявшись за голову, нервно ходил по комнате.
   - Я ведь ей послал двадцать тысяч долларов и не знал, что всё так серьёзно.
   - Денег не получала, продала квартиру, два  года прожила в деревне, во Вьюжном, у нас на даче. Лекарь поставил Глеба на ноги.
   - Я   ведь этого не знал. Какой же я болван, поручил Инке послать деньги, а она, видимо, этого не сделала.
   - Теперь поговори с ней.
   Никита  был сломлен, побит.
   Вошли Анатолий и Дмитрий. Анатолий выставил жену из комнаты. Мужчины говорили долго, о чём -  никогда никому не рассказывали. Уже было девять часов.  Дети  проголодались, а стол ещё не был накрыт.  Никиту отправили в Машину комнату  для встречи с  Глебом…
   Последней с Никитой говорила Света, говорили они недолго, потому что всё сказано друзьями.  Никита просил об одном – познакомить Глеба и Лизу. Света не возражала.  Несмотря на уговоры остаться и встретить новый год с друзьями, Никита ушёл.
   В одиннадцать часов все сели за стол.
   У Минских стали  проходить  встречи Глеба и Лизы. Они были разные по возрасту: Глебу пятнадцать, а Лизе в апреле исполнилось пять лет, но они находили темы для общения. Зимой  вместе катались с ледяной горки в  детском парке, когда сошёл снег,  просто гуляли.
   Однажды Глеб привёл девочку к себе домой. Она охотно шла на контакт и со Светой,  и с Дмитрием. 
   В мае Никита купил квартиру и Глеб стал ходить к ним.
   В конце  мая  Нина Петровна позвонила Свете на работу, чего никогда не  делала. 
   - Светка, сейчас пришёл факс о том, что бывший главный экономист нашей фирмы - Ионов Никита Сергеевич, погиб в ДТП. Мы все в шоке…
   - Вы проверяли точность сообщения, - со слезами на глазах,  в волнении спросила Света
   - Конечно. Лизонька осталась одна. Он говорил Толе, что Инка написала отказную бумагу от неё.  Так что она осталась совсем одна.
   - Какая трагедия, жалко Никиту, а ещё больше ребёнка.  Её мы пока возьмём к себе, - плача  говорила  Света, -  я отпрошусь  с работы  и сейчас же схожу за ней.
   - Вечером мы придём к вам и всё обсудим.
   - Приходите…

   В   августе  Южины  решили съездить  во Вьюжное,  навестить деда Федоса,    бабу Катю и  Минских, которые опять всё лето жили в деревне. Света смотрела в окно и вспоминала, как впервые попала в эти места, встретилась с замечательными людьми, проработала два года в деревенской школе.
   Тёплая получилась встреча с подругой, дети  весело общались в саду.
   Вечером  всей семьёй пошли к деду Федосу. Он совсем сгорбился, поседел, постарел, но был всё такой же лохматый и ворчливый.  Он тепло встретил их.
   - Ну, спасибо, не забываете старика.  Скучал я без тебя Дмитрий Иванович   и без Светланы.  Глеб  вырос, да как  лихо шагает! А это кто у вас такой маленький,  да красивый?
   - Это, Федос Семёнович,  дочка наша, сестра Глеба. Подойди к дедушке, познакомься, - подталкивая вперёд девочку, говорила Светлана.
   Девочка подошла к нему, протянула  свою маленькую руку и сказала:
   - Лиза.


Рецензии
Читала с удовольствием. Вы просто молодчага.Хорошо, что всё хорошо закончилось. И вам всех благ, землячка!

Валентина Григорьева 4   23.11.2018 04:19     Заявить о нарушении
Спасибо, Валентина. Вам всякого благополучия, здоровья.

Анисья Щекалёва   23.11.2018 08:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.