Послевоенное детство

               
                Предисловие.

  Мы познакомились с Олегом и Наташей Андреевыми в Абзаково, где  встречаем каждый Новый год, начиная с 2000 года, и катаемся на лыжах.  Они живут в селе Неклюдово и занимаются земледелием – у них очень солидное фермерское хозяйство, возле дома есть пруд, где водится всякая рыба. Недавно с моим другом Алексеем были у них в гостях – мне очень интересно было посмотреть эти края, которые тесно связаны с именем Сергея Тимофеевича Аксакова – классика русской литературы. Алексей пригласил меня посмотреть на свою пасеку, он был просто в восторге от окружающей природы.
- Для пчёл здесь просто рай! – то ли дело восклицал  он.
   Действительно, природа девственно-прекрасная, но меня больше поразили хозяева фермы своей добротой, удивительным гостеприимством и щедростью. Они трудятся в поле с утра до ночи с таким весёлым настроением, как в праздник - что просто диву даешься. При этом так много времени уделяют гостям, что становится просто неловко за своё безделье.
  Но ещё больше я удивился, когда Наташа предложила мне прочитать воспоминания её любимой учительницы  Фониной Валентины Михайловны, которая проживала в детстве в городе Бугуруслане. ( С этим городом у меня тоже связаны очень дорогие воспоминания – как-нибудь отдельно расскажу потом.)
  При всей своей занятости по хозяйству,  Наташа нашла время, бережно и с любовью «перевела все рукописи в цифру»  (как она выразилась).
  Я прочитал воспоминания Валентины Михайловны с огромным интересом, потому что моё детство очень на это похоже, хотя я родился попозже её, сразу после войны. Моя мама работала учительницей начальных классов и ушла от нас очень рано – ей было всего сорок лет, а мне тогда одиннадцать. У меня тоже была очень строгая мачеха, а после 7-го класса я попал в добрые руки Лины Павловны Пешковой, моей любимой воспитательницы в школе-интернате города Бугуруслана.
  Низко кланяюсь перед вами  - дорогие моему сердцу великие  женщины – учительницы начальных классов!
  Надеюсь очень, что найдутся читатели, кому будет тоже интересно прочитать эти воспоминания. Написано ярким, сочным, очень образным языком и  напоминает народную разговорную речь, которая просто подкупает своей искренностью. Все рассказы пропитаны чистейшей детской непосредственностью. И при этом так много любви и  поэзии!
Всё привожу в первозданном виде – я не изменил ни одного слова.
В добрый путь дорогой читатель!

                Послевоенное детство.

  По воспоминаниям Фониной Валентины Михайловны, учительницы русского языка и литературы Приволжской средней школы №2; организатора и душе Аксаковского кружка, поездок по Аксаковским местам, Аксаковских чтений, ныне покойной.


   Жизнь сложилась так, что откладывала очень долго эти записки. Давно хотелось написать о своём полуголодном послевоенном детстве. Эта тема мне очень дорога. Воспоминания о родном Бугуруслане, о матери Клавдии греют душу до сего времени. Мне скоро 66 лет исполнится. Думаю, что пора. Этими записками как бы ставлю в своей жизни «предел».

                БУГУРУСЛАН

   Много лет мысли о Бугуруслане, воспоминания – как луч солнца среди серых лохматых туч, как неожиданная мелодия, затрагивающая самые потаённые уголки души. Сергей Тимофеевич Аксаков называл слово Бугуруслан «знаменательным и звучным именем». Бугуруслан… Б,г – звонкие согласные; р,л,н – сонорные, тоже звонкие; три гласных «у». Звучное, звонкое, благословенное имя. Оно, конечно, созвучно с именами Бугульма, Бузулук. Однажды в школе на каком-то воспитательном часе обсуждали, что означает это слово. Помню, что говорили долго и много. Но запомнились только слова одноклассника, детдомовского мальчика, Сергея Бородкина, хулигана и неслушника, для которого не существовало никаких запретов. Вот он и крикнул: «Богу русскому слава!» Все засмеялись как очередной смелой выходке. А вот запечатлелось…
  Бугуруслан…. За этим словом я как бы слышу звон говорливых ручьёв, с холмов сбегающих, шумящих потоками – чем ни ниже по склонам, тем многоводнее, шумнее и темнее. По всем улицам бегут весной говорливые ручьи, шумят, радуются жизни… Бугуруслан…. Светлое, благозвучное, чистое слышится в этом имени.
СЕМЬЯ
   Отец  мой, Старостин Михаил Трофимович, 1905г., родом из деревни Егорьевки Ново-Мертовского с/с Секретарского (Северного) района. Из семьи середняков. Тётка Екатерина «сказывала», что жили не богато, не бедно: к соседям обедать не ходили. Отца, Трофима Степановича, звали тятей, снох – сестричками. В памяти сохранилась фотография, на ней моя бабка по отцу Прасковья в длинном темном платье с белой манишкой, отец стоит рядом в возрасте лет 9 - 10. Отец мой закончил  курсы, и стал сельским учителем. Полюбил Дуню Леонтьеву из кулацкой семьи. Они кинулись в ноги к отцу Дуни и сказали, что Дуня беременна. На самом деле этого не было. Отец их благословил и поставил «связь» - пристрой к избе. Родился сын Пётр. Когда ему было 4-5 лет, Дуня умерла. Михаил Трофимович учительствовал. И вместе с маленьким сыном уехал на заработки в Узбекистан, откуда вернулись уже перед самой Великой Отечественной войной. Петру было 14 лет. В дороге, где-то на железнодорожной станции, отец пошёл в уборную и выронил все свои сбережения ( почти 5 тысяч – большие в то время деньги), всё, что заработал на чужбине.
  Михаил Трофимович где-то нашёл мою мать, Писареву Клавдию Ивановну, родом из деревни Борисовки под Бугурусланом. Этой деревни, так же, как и Егорьевки, давно не существует. Она родилась в Бугуруслане. (Вероятно, так написано в паспорте). Дом Ивана и Аграфены стоял на берегу реки Турханки, недалеко от красного моста. Дед Иван был извозчиком. Зарабатывал на хлеб с лошадью: возил пассажиров на станцию, делал перевозки грузов и прочее. Мать моя Клавдия сколько училась, не знаю, но грамоте разумела. Нянчила детей своей старшей сестры Василисы: Димитрия, Екатерину, Петра. В 1930 году выдали её замуж за Ратанова Иллариона, потому что у Ратановых была мельница, и они были с хлебом. Чтобы не умереть с голоду, пошла замуж. Илларион пил безбожно. В 1932 году родился сын Пётр. Мать с мужем разошлась. Перед войной встретилась с моим отцом. Образовалась семья с двумя детьми: Петька Большой (Старостин) и Петька Маленький. Петька Маленький возненавидел лютой ненавистью отчима и сбежал из дома – скитался по чердакам. Пётр Большой, начиная с 14 лет, стал работать в Бугуруслане в «газовом промысле». Сначала подручным при подведении газа, потом шофёром, потом  оператором, потом уехал на работу в Султангулово, потом в Рязановку Оренбургской области. Там были газовые скважины, которые надо было  обслуживать. Пётр Михайлович прожил достойную жизнь: трудился не жалея себя, был хорошим семьянином, любил детей, дочек Валю и Галю. Заслужил орден Трудового Красного Знамени. Не имея образования, носил звание инженера-майора, так как служил ( уже в Оренбурге после  г.Похвистнево) в газоспасательных частях.  Я гордилась, что у меня знаменитый брат.
    Петька Маленький закончил в Бугуруслане ремеслуху, получил квалификацию бурильщика и уехал работать в Ефремово-Зыково Оренбургской области. До армии женился. Родилась дочь Клава.
  Взяли его в армию. Служил в Восточной Сибири, где-то у озера Байкал. Там встретил другую женщину, чуть не женился на ней, но вернулся домой к Ане, которая любила его всю жизнь и которая прощала ему всё: похождения на сторону, пьянки-загулы. Работая бурильщиком, подчинял своей воле твердь Земли, добывал для страны богатство, а жил в нищете. И не только потому, что пил, а потому ещё, что не подличал, не пресмыкался, не заискивал перед начальством. Потому и карьеры не сделал.

                ОТЕЦ И МАТЬ. ПЕРВЫЕ ДЕТСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ.

   Родители встретились перед войной. По рассказам двоюродной сестры Зины, люди они были привлекательные.  Клавдия Ивановна любила Михаила Трофимовича.
 – За что? – грамотный был. Мама, Клавдия Ивановна, кормила в первую  очередь отца и Петра Большого. Посадит их за стол, и пока отец не наестся, никого за стол не сажала. Годы были тяжёлые: голодно, одежды, обуви не было. Ходили кое в чём. Нищета была вопиющая.
    Клавдия Ивановна давала «на выход» иногда Пете Большому свой выходной пиджак. Однажды он без спросу взял одёжку. Клавдия Ивановна очень сильно ругалась и, даже, возможно, поколотила Петра. Пётр Михайлович ни разу в жизни ни одного худого слова о Клавдии Михайловне, своей мачехе, не сказал. Такой он был человек. Незлобливый, незлопамятный.
    Как-то приехал к нам Петя Большой. Родители собрали застолье. Я буквально повисла на Пете, не слезала с его колен, и в тот памятный день произошло нечто, заставившее полюбить его ещё больше, проникнуться чувством благодарности на всю жизнь. Было мне уже 5 лет, и во время застолья я захотела в туалет по-маленькому, но по какой-то причине не слезла с колен, а насикала прямо в то, в чём была. Тепло пролилось к Пете. Жду: сейчас он поднимет шум, скинет меня как кошку. А Петя только крякнул, но промолчал,- никому ни слова!
    Всё же негативное отношение к себе Петя, конечно же, чувствовал. Пете нравилась Катя, племянница матери и даже были разговоры о свадьбе. Но Клавдия Ивановна, жалея Катю, встала неприступной стеной: нет, не будет этого! Вообще в судьбе Кати моя мать принимала очень активное участие: от первого мужа увезли её вместе с приданым на лошади. А когда было второе замужество, помню, как из нашего дома несли в дом к бабе Васёне на Боевую улицу большие листы с пирогами над головой. Мать решала чужую судьбу сплеча, действовала решительно. Катю, видимо,  она очень любила . В семье крёстной тётки Васёны дети звали мою мать няненькой.
ВОЙНА. Детство.
   Когда отца забирали на фронт (ему было 37 лет, а до этого он участвовал в Финской войне 1939-1940гг.), мать была в роддоме. Ему сушили в дорогу сухари. Жили мы на улице Чапаевской. Сколько мне было от роду, не знаю, но хорошо помню лежащей себя напротив стенки, оклеенной уютными обоями. Помню часы то ли с кукушкой, то ли просто с длинной цепью и шишками в качестве груза.   На той квартире запомнилась мне тишина, покой, умиротворение. Мамочка кормила меня своим молоком, ухаживала, фотографировала и посылала на фронт фотографии.
    Помню, что выводили меня гулять на улицу, на лавочку. Тогда у каждого дома была лавочка, а если дом не бедный, то ещё и парадное крыльцо украшало жилище. Дом хозяев был модный крепенький, выкрашенный краской, с парадным крыльцом и лавочкой. Лавочка тоже крашеная и уютная. Из соседнего дома тоже выводили девочку и выносили корзиночку с лоскуточкам. На солнцепёке, в тихую, ясную погоду мы с соседкой играли.
    Шла война. Петя Большой устроился в газопромысел, он помог найти жильё подешевле. Новая квартира была на улице Ленинградской в квартале между ул. Транспортной и Ворошиловской, напротив городской гостиницы. Квартира наша представляла собой недостроенный особняк, который должен был состоять из полуподвала и первого этажа, но по какой-то причине этаж не построили и то, что получилось, закрыли крышей.  Вышел полуподвал довольно просторный, сырой и холодный. В глубине двора жила хозяйка в деревянном ухоженном доме. Дом был среди огорода. За изгородью уже была территория артели «Красные бойцы». Там всегда работала какая-то машина. Машина эта монотонно гремела железками: делали просечки в металлических полосках для изгородей. Стучали молотки, ладили вёдра, замки и прочие скобяные изделия.
    Во дворе хозяйки было уютно. Летом туда не разрешалось ходить, а зимой, в снегу, я играла: лопатой проделывала ходы и «строила» город, колхоз. Часами я возилась в снегу. А летом любимым местом игры были пенёчки у ворот. В выемках в столбах на тёплом дереве мне нравилось играть.
   Петя Большой провёл газ, и стало в подвале тепло. Клавдия Ивановна как могла, создавала уют. У нас была просторная комната, где  стояла кровать родителей, стол, над столом большой портрет Суворова, другой стол (не для еды). Там стояли открыточки для красоты. Помню, на одной из них были изображены землеройные работы. Много людей что-то строило. На переднем плане – баба в платке корячится – толкает огромную деревянную тачку с одним колесом, нагруженную землёй. На другой открытке – Москва после дождя: всё блестит, улица, машины, и на переднем плане женщина за рулём в автомобиле с открытым верхом. Женщина видна сзади. У неё короткая модная стрижка, лёгкое красивое платье. И хотя мы видим её сзади, ощущаем, какая она молодая, счастливая. Дальше стоял шкаф. В платяном отделении внутренняя сторона была вся изрисована мною. Туда я залазила и упражнялась. Всё было чисто, убрано и пусто. Над кроватью висел ковёр, подтверждающий вкус матери и её стремление к прекрасному: на чёрном фоне две балерины на пальчиках напротив  друг друга и танцевали па. За перегородкой была кухня: голландка – плита, стол, топчан, ванна цинковая, ведро и прочее. Где я спала, не помню. Наверное, на кухне. Из нашей комнаты дверь была прямо у кровати родителей. Дверь была двустворчатая. Она вела в ещё одно помещение, которое уже давали мы квартирантам. То есть сами квартиранты, а у нас ещё квартиранты. В одной комнате сразу за стеной, жил электромонтёр дядя Лёша с семьёй. Его жену помню только в связи с тем, что она завязывала мне шнурки ботинок, когда я тайком от матери воровала их, чтобы идти в «город». Дядя Лёша был спокойный и добрый. Он варил суп-лапшу, поджаривал лук на постном масле и заправлял, а потом наливал мне, и я с удовольствием ела: выхлебаю сначала жидкость, а потом самое вкусное ем – лапшу с картошкой и луком. Жили голодно. Мать варила мне в кружке манную кашу и оставляла с Петькой Маленьким. Петька съест кашу сам, а мне нажуёт ржаного хлеба в марлю и суёт в рот.
   Петька Маленький ходил на улицу играть с пацанами в «чеку».  Надо было подкидывать внутренней стороной ступни чеку – кусок кожи с мехом, привязанным к металлической бляшке. Петька выигрывал много мелочи. Однажды Клавдия Ивановна сказала, что нет денег на хлеб. И я отдала ей мелочь, которую выпросила у Петьки. Так всё открылось. Петьке влетело. А мне Петька погрозил кулаком и сказал, что больше никогда ничего не даст.
    Однажды Клавдия Ивановна куда-то уезжала и наказала Петьке сходить в столовую, где она работала, за едой с судками для первого, второго и третьего блюда. А Петька заболел и приказал мне идти. Было мне года четыре или чуть больше. Дело было зимой. Я и отправилась. Шла – шла, смотрю, люди бегут, бегут. Что такое? – Пожар! Господи, Боже мой! Это же ужас! Я тоже туда же! Стою в толпе. Кто кричит, кто судачит, кто спасает, кто заливает. Я стояла, пока любопытство не иссякло. Побрела в столовую. Там мне всё дали, и я обратно намылилась. Брела-брела. Долго. Было очень скользко, а в Бугуруслане тогда тротуары были выложены камнями-дикарями, очень неровные. Так-то скользко, да ещё камни эти! Я и навернулась почти у самого дома. Мои судки покатились по тротуару: куда я, куда посуда. Собрала всё; явилась, не запылилась. Во-первых, очень долго ходила; во-вторых, без еды. Вот Петька бесился!
    А однажды Клавдия Ивановна послала меня за дрожжами на хлебозавод, который был на нашей улице (теперь там какой-то банк),  написала записку какой-то знакомой тётеньке, чтобы мне беспрепятственно выдали приличный кусок сырых дрожжей. Записку мне положили в карман пальто. Надо же сказать про пальто! Это пальто справил мне мой любимый брат  Петя Большой. Никогда его не забуду! Сшито было из плаща (Ну и что?!) с подкладкой, воротником из ниток и с двумя накладными карманами! Я совсем красотка была в этом пальто! Так вот я и пошла за дрожжами. Что было в моей голове, сказать трудно (недаром потом моя любимая учительница звала меня спящей царевной), только приплелась я на хлебозавод. На проходной меня пропустили, попала я к каким-то тётенькам и начала просить дрожжей. Тётеньки ничего не понимают. Записку-то я забыла вытащить. Пожалели меня и дали маленький кусочек дрожжей, с чем я и явилась. Мать и другие взрослые недоумевали и даже подняли шум: почему так мало дали?
    В те военные годы колонок на улицах не было. А на перекрёстках стояли будки с кранами. На углу Ворошиловской и Ленинградской стояла такая будка. Помню себя с кем-то из взрослых женщин. Вот мы стоим в очереди за водой, подошли к крану. Тётенька из будки выглядывает и открывает кран.
    Как-то Петька меня летом купал в корыте. Налил воды во дворе, меня раздел, а я и убежала голая на улицу. Во время войны асфальта не было, автомобилей было очень мало. Пройдёт полуторка, нагазует.  А я нюхаю, нюхаю, нравился мне запах бензина. (Тут же вспоминаю в конце 90-х мои последние курсы в Самаре: июль, жара 30 градусов и выше, асфальт плавится, автотранспорта – потоки и смог над городом, и нечем дышать, и голова то и гляди лопнет от боли…) Помои выносили к дороге под окна и выливали… Кругом на улице зелёная трава, даже на дороге. (Вспоминаю картину «Московский дворик» Поленова. То же - трава, зелень кругом ;  а женщина выплёскивает помои.) Вот я и выскочила со смехом, а Петька бегом за мной. Вообще бегала я летом почти голая. Какое-никакое платьишко было, а трусов уже не было. Ноги босые, в цыпках. В соседях жили две вредные девчонки, задерут мне подол и дразнят: «Бесштанный рак полез в овраг».
    Взрослые купили мне какие-то ботиночки со шнурочками. На вырост, разумеется. И спрятали в сундук. О сундуке особая речь. Он стоял рядом с выходом из комнаты и был мне очень интересен. Во-первых, из него по-особому пахло. Во-вторых, в сундуке лежало портмоне (я называла «поркманет»), там же была какая-то ручка, я звала её «писаручка».  В-третьих, там от меня прятали ботинки. И когда с подругами по улице мы собирались в «город», то мне позарез нужны были ботинки. Не пойдёшь ведь в люди босой! «Городом» называлась та часть Бугуруслана, которая в центре возле Ленинского садика, то есть два квартала вверх по холму. (Весь город в холмах и оврагах). Вот тогда-то и обращалась к жене дяди Лёши-электромонтёра, завязать шнурочки. Возвращала ботиночки, конечно же, грязные и закладывала  обратно. Клавдия Ивановна, разумеется, обнаруживала моё коварство, а я усиленно отнекивалась. Вообще с детства привыкла не сознаваться в грехе, за что отец порол.
   Мать свою я очень любила. Ждала, сидя на подоконнике: смотрела, когда пройдут её ноги мимо окна и кидалась к двери. Клавдия Ивановна входила, я утыкалась ей в колени – такого была роста. У Клавдии Ивановны были белые сапоги на чёрных каблуках из фетра. Холодные, конечно. Она чистила их манкой. Хранились они под родительской кроватью. Это я доподлинно знала, по-видимому, лазала по всем углам – пыль собирала. Судя по фотографиям, Клавдия Ивановна старалась одеваться прилично. Это и по сёстрам видно. Катя и Зина одевались опрятно. Клавдия Ивановна всегда была занята, всегда ей было некогда. Не помню её ласкающей, целующей. Видимо, не в обычае было. И крёстная – так же. Но это не значит, что они меня не любили. Мать нужна была как воздух, как сама жизнь.
Однажды я пересчитала носом все ступеньки в наш подвал, а их было 10, испугалась и страшно орала. Клавдия Ивановна схватила на руки, прижала к себе, а я ещё громче давай орать. Клавдия Ивановна отшлёпала по попке и поставила на пол – я замолчала. Время было жестокое. С нами не сюсюкались.
    Лет с пяти я познала вкус свободы. Любила улицу до самозабвения. С подружками лазили по лужам, по грязи весной и искали цветные стекляшки. Собирали коллекции – у кого красивее. Особенно охотились за черепками с золотыми полосками. Солнце весеннее ласкает, бегут ручьи, птицы щебечут и мы счастливые, мокрые от луж. Помню весенний вечер, уже темно, меня искали. Крёстная Васёна потихоньку на кухне сняла с меня всё мокрое насквозь: штаны, чулки, боты. Добрая крёстная моя, царство ей Небесное! Когда подсыхали наши бугурусланские тротуары, ручьи утихали, начиналась пора ещё счастливее! Это игры в классики, со скакалкой. Страна детства… Мир познания, открытий. Всё было интересно. Не помню, чтобы с кем-нибудь дралась. Подруги были, но не помню их.
   Вышла я на Турханку. Зима. Речка замёрзла.  Была как стекло. И меня угораздило ляпнуться об лёд затылком. Крику было! А зимой все дети бежали кататься на горку не на улицу Ленинградскую, а на слободу. Так завидно было! У нас санок не было. И Петька срубил их из досок, кое- как обстругал. Тупые, конечно, были. И повёл меня кататься. Первый раз сел сам, посадил меня на колени и поехал, правил, конечно, потому что санки  были «неверные». А во второй раз посадил меня одну и толкнул с горы. Я понеслась, страшно было. И санки мои поехали в сторону, и ногами я воткнулась в забор. Было больно. Орала, что было мочи.
   На углу Транспортной и Ленинградской стоял большой дом, густонаселённый разношёрстным народом. Было много квартирок. Возможно, это был доходный дом. В том доме в малюсенькой комнатке жила семья тёти Насти Курноски, двоюродной сестры Клавдии Ивановны. У тёти Насти было две дочки, с которыми я дружила. Помню, однажды у них я ела картошку со сковородки. Картошка была на воде, но вкусная. Я тогда поразилась, в какой тесноте живёт семья: кровать, плита и всё. Вдруг заходит инспектор по проверке электролампочек и обнаруживают у тёти Насти лампочку не на 40 Ватт, как полагалось, а больше. Составили акт. Я запомнила дядьку. И как-то мать и отец дома были. Смотрю, тот дядька идёт, я говорю: «Идёт инспектор». Отец сразу вскочил на табурет, лампочку на 150 Ватт вывернул, положил под покрывало на кровати и ввернул маленькую. Инспектор заходит, проверяет, всё в порядке, уходит. Отец потом и говорит: «Надо же, предупредила, вот молодец». (Стало быть, не Павлик Морозов… Но тогда я ещё пионеркой не была и было мне лет пять.) Так вот, в том доме на углу жила женщина-мастерица, которая делала своими руками искусственные цветы, игрушки для ёлки и прочее. Делала цветы из цветной бумаги. Щипцы у неё были специальные, она их нагревала. На проволоку накручивала бумагу и выделывала цветы удивительной красоты – синие, белые, красные, махровые и прочее. На проволоку вращательным движением наматывала белую нежную вату и получались фигурки людей. Потом клеем их обмазывала, и они блестели. Свою продукцию женщина продавала  на базаре. Нас, ребятишек, она допускала в свою маленькую комнатку, где всё было в бумаге, проволоке, клее. Разрешала смотреть и даже пробовать мастерить самим. Помню радость от того, что своими руками сделала какой-то простейший цветочек. Дом тот скоро как-то прекратил существование.  Тётя Настя с семьёй переехала на улицу Транспортную в полуподвал. Там муж тёти Насти чинил на дому обувь. Он был неразговорчивый, делал грязную работу и был рябой. Тётя Настя работала банщицей в городской бане.

                ДОМ ЛЁТЧИКА И ЕГО ЖЕНА.

   На нашей улице Ленинградской, на пересечении с Ворошиловской стоит и до сих пор дом, который мне очень памятен. Дом каменный с красивыми занавесками, и никогда не видно было никого вокруг этого дома и в окнах. Только я знала, что там живёт лётчик со своей женой. Для меня это были небожители, святые. Его никогда не видела, а её – это был как гром среди ясного неба! Женщина небывалой красоты: высокая, стройная, талия тонкая, каблуки высокие, на плечах белая паутинка, на голове замысловатая высокая причёска, а лицо! А глаза! Божественные черты… Красавица писаная. Глаза большие, голубые, задумчивые. Это был для меня эталон женской прелести.

                ДОМ САПОЖНИКА.

   Недалеко стоял дом – скворечник, густонаселённый беднотой, и на первом этаже жил сапожник. Он варил клей. Из чего, не знаю, но вонь стояла нестерпимая. Детей у сапожника была куча. Про них говорили, что они так бедны, что в ночном горшке суп варят. Так, что на фоне общей нищеты, голи перекатной, лётчик с женой были как с неба опущенные. Хотя кто его знает, кто с неба…
ДЕТСКИЙ САД.
   Неподалёку был детский садик (Этот дом и сейчас стоит), я в него ходила. Воспоминания о садике остались очень грустные. Помню запах новой клеёнки на столах. Воспитательница заставляла хором благодарить за еду заведующую(?): «Спасибо!» Тогда уж я понимала, что воспитательница льстит заведующей. Помню запах ржаного хлеба. Суп давали всегда с салом, а я его не ела. Я спросила у нянечки: « А куда девать сало?» Она и говорит : «Клади Богомолову» (мальчик-татарин с улицы Транспортной, потом мой одноклассник и сосед). Я так и сделала. Как только мне налили тарелку, я тут же сало – раз в тарелку Богомолову, а он хлясь обратно в мою тарелку – брызги, шум. Из еды помню только одно вкусное – абрикосы из консервной банки. Это я ела с удовольствием.  Помню, все дети сидят кружком и воспитательница вызывает читать стихи, и я встала и прочитала от начала до конца басню Крылова «Ворона и лисица». Воспитательница похвалила. Спросила: «Тебя кто научил? – Петька!» Никогда не забуду (и это плюс к теме «Детский сад», остальное всё – минус), как дяденька артист приезжал и читал наизусть сказку про глупого мышонка. « Прибегает мышка-мать тётю лошадь в няньки звать» И дядя артист загребает по полу ногой, изображая лошадь. Я ещё тогда подумала: «такой большой дяденька, а таким несерьёзным делом занимается». А однажды был настоящий кукольный театр. Это было потрясение! Кукла –дед топором дрова рубит! Стояла высокая ширма и наверху куклы двигались. Однажды меня некому было взять из садика. Всех разобрали, все ушли, и я осталась со сторожихой до ночи. Кто-то потом пришёл, но я сильно плакала. На Новый год всем девочкам из нашей группы выдали костюмы снежинок, а мне не досталось, и меня нарядили в матросский костюм, как мальчика. Праздник был испорчен. Наверное, я не лезла в глаза, не ластилась, не просила, вот и осталась в стороне. Перед обедом нас сажали на горшки, когда мы приходили с прогулки. Приучали, что после обеда идти на горшок неприлично(?). Днём спали на раскладушках. Воспитательница велела ложиться на  правый бок, а ладошку  под щёку. (Я и до сих пор так сплю). Детсад я не любила. Наверное, потому, что воли не было, но я смирялась, слушалась.
ПЕТЬКА МАЛЕНЬКИЙ.
   Наверное, от Петькиного «воспитания» меня отвели в детсад. А Петька запомнился, как он как он на своих белых ровных зубах наигрывал ногтями рук песни. Меня отлупит, я реву, а он встанет на руки вверх ногами и пошёл по подвалу – я и замолкаю. Любил Петька море, мечтал плавать по морям, пел песню «Врагу не сдаётся наш гордый  «Варяг», пощады никто не желает». И ещё любил заунывную: «По диким степям Забайкалья, где золото роют в горах, бродяга, судьбу, проклиная, тащится с сумой на плечах»… Петька знал стихи Пушкина наизусть. От него слышала:   «Ещё одно  преданье, и летопись окончена моя». Пока он меня «воспитывал», я привязалась к нему и гонялась за ним с ором, нигде не отставала. Особенно мне нравилось на рыбалку с ним ходить. Далеко, за гору, на речку. По-видимому,  красота родной земли вошла в меня в этом возрасте, только не помню, происходило всё на подсознательном уровне. Когда стала старше и с крёстной Васёной ходила на дойку, оценила те места: урема, запах цветов, чистой и быстро текущей воды, солнечные блики… Мы с Петькой ходили, по- видимому, отоваривать карточки на продукты (была карточная система), и вот однажды приходим в тот двор, где это происходило, а двор усыпан бумажками. Люди, счастливые, кидают свои карточки, и их разносит ветром. Карточная система закончилась, начались долгие стояния в длинных очередях за  хлебом. Все годы (конец 40-х и 50-е) я только и знала, что стояла в очередях за хлебом – и в магазине «Красные бойцы», и в центре (где сейчас  дворец  культуры), и в Рязановке (где гостила летом). Запомнился один мальчик, он тоже, видимо стоял в очереди. А ждать было долго. Мы, дети находили себе игры, уходили от магазина в соседние дворы. И вот во дворе напротив мальчик лет пяти присел покакать, и у него выпала прямая кишка. Мне на него указали другие дети. Малыш сидел на корточках и плакал. Я помогла, как умела: подошла и своей рукой осторожно стала заправлять кишочку. Помню, что она была в пыли.
   Так вот о Петьке. Было ещё одно грандиозное событие в 1947 году: не только отмена карточек, но и смена денег. Старые деньги мне были знакомы. Петька показывал мне рубль, мы его тщательно рассматривали: в углу купюры был изображён солдат в каске. И вот Петька собрался на рыбалку и я за ним. А ему надо было отвязаться от меня, он и говорит: «Вот тебе рубль, беги за мороженым».  Я знала, что деньги эти уже бесполезные,  и говорю Петьке об этом, а он: «Сегодня ещё можно, а завтра будет нельзя».  Бежать надо было «в город», то есть два квартала вверх. У меня только пятки засверкали. Выбегаю на улицу Революционную к зданию прокуратуры, где обычно стоял лоток: стол, весы, стаканчики вафельные и на тротуаре бочка со льдом, а в середине ёмкость с мороженым. Подлетаю к молоденькой продавщице, а рядом с ней стоит молодой человек и они «заигрывают». (Это я уже понимала). Продавщица и говорит: «На эти деньги вчера можно было купить». Как? Обман! Ложь преднамеренная! Я кидаюсь со всех ног, чтобы раскрыть коварство и догнать беглеца. И, конечно же, не застаю. Орала я на весь квартал. Клавдия Ивановна при всём том присутствовала. Петька Маленький был пронырой, страшным хулиганом, чуть ли не бандитом. В моде были наколки. Петька и его друзья были очень увлечены этим занятием. Накалывали себе рисунки на груди, на спине, на руках. Им никто не мешал. Взрослых дома никого не было. Я пристала к Петьке: выколи, да выколи мне что-нибудь.  «Ну что тебе выколоть, Валя? - Ну, ладно, давай, а ты матери не скажешь?» - «Нет».  Вот он на правой руке и выколол мне букву «В». Кожа вспухла, было больно. И так как я Петьке обещала его не выдавать, то когда с работы пришла Клавдия Ивановна, то я от чистого сердца решила реабилитировать Петьку. Я руку за спину заправила и убедительно говорю:   «А мне Петька ничего не выколол». – «Как?! А ну покажи!» Петьке была трёпка. Прошли годы. Мы жили с Анной Тимофеевной. Стала я стыдиться своей отметки на руке. Прятала руку, носила длинные рукава. Однажды на занятии в детской спортивной школе, куда мы с девчонками ходили заниматься лёгкой атлетикой, мы тренировались в саду  Нефтяников: «На старт, внимание, марш!» и преподаватель учил, как надо ставить руки на полосу. А я правую руку разворачиваю, чтобы он не увидел. Он, наверное, увидел, но ничего не сказал. Меня как будто кипятком облили: с наколками, известно, ходили те, кто в тюрьме побывал. Со своим горем я пошла к крёстной: сведи хоть чем-нибудь. И моя дорогая крёстная нашла серной кислоты, которую используют при валке валенок, и капнула на руку. Боль  от этого и от последующей болячки – нет ничто по сравнению с позором клейма.
   Однажды Петька мне принёс игрушку – заводной мотоцикл. Где-то нашёл на улице и припрятал, чтобы хозяева не обнаружили, а потом притащил мне. Радости было!
   Дядя Федя где-то добыл парашютного шёлку и принёс мне на платье, и был какой-то праздник, и Петька взял меня « в город». Я вся из себя несказанно нарядная и иду. Дошли мы до лотка с ситром. Это был стол, на нём бутылки. Запомнила на всю жизнь расписную бутылку, из которой наливали ситро. На стекле были узоры, а ситро пенилось. Петька купил стакан, я его выпила, а дальше он и говорит: « Иди домой». Лоток стоял на улице Ленинградской, напротив Ленинского садика, около городской больницы. Ну, я пошла домой вниз по Ленинградской. Иду и чувствую, что страсть как хочу в туалет по большому. А куда? Кругом люди. Я загляну в простенок между домами - неудобно, люди по тротуару ходят, дальше простенок, - то же самое. Терплю изо всех сил. Прошла квартал, перешла через дорогу наискосок, по диагонали, от дома лётчика с женой на нашу сторону, осталось полквартала, а терпения уже нет, и около бывшего детского садика, за несколько домов до нашего подвала, чувствую, что льётся из меня, я от страха и ужаса присела, но трусики не сняла. Мимо шла женщина, видимо почувствовала запах, оглянулась, видит: присела девочка в белом нарядном платье и воняет. У меня произошло облегчение, но полные штаны добра. И в голову не пришло снять с себя и вытряхнуть. Так и шла до дома, еле передвигая ноги. Клавдия Ивановна пришла в ужас: «Такая большая кобыла и прочее», но не била, а подмыла, переодела, а потом дала засратые трусы и говорит: «Иди и стирай в Турханке сама». И я пошла. На бережку опустилась на коленки. А солнышко светит, тихо. Я стала полоскать предмет своего белья, а мальки-рыбки подхватывали моё добро, чуть ли не в драку тут же поедали. Так и запомнилось на всю жизнь: зеленоватая холодная вода, тепло, хорошо, и я полощу правой рукой трусы, а рыбки радуются.
    Хотела привести пример, какой Петька Маленький был ухарь.  В те годы кино было верхом блаженства, целью жизни, мечтой. Но билеты стоили дорого, не по карману. Это если брать места хорошие, а вот первый и второй ряд были дешёвыми. И достать билет в кино на первый и второй ряд было великим счастьем. Это многотрудное дело поручалось только Петьке. У него кулаки, локти, зубы, мускулы….  И Петька доставал. Тогда взрослые шли в кино. Однажды, я проходила с кем-то из взрослых мимо кинотеатра ( ул. Революционная, кинотеатр «Октябрь», сейчас «Звёздочка» для детей) и смотрю: водосточная труба до пола протянута, до асфальта, а здание двухэтажное, высоченное, я и подумала: «Бедный Петька, как же ему трудно доставать билеты! Они же на крыше разложены, и Петьке вот по этой трубе лазить надо. Как тяжело! Петька – просто герой». А шла я за руки с Петей Большим и его невестой. Та невеста со мной умильно разговаривала, а я чувствовала подвох: не ко мне относится умиление, а к брату.   (Удивительная сообразительность для ребёнка, не правда ли?-прим.)
   Петька Маленький был отчаянный. С бугурусланского моста сигал вниз головой в Кинель, когда купались, и не боялся. Он был как Серёжка Тюленин из романа «Молодая гвардия», только я этого тогда не понимала. Первый раз в кино он меня водил. В кинотеатр «Молот» на Коммунистической улице, где сейчас дворец культуры. Дело было летом. Запускали зрителей не через фойе, где на вечерних сеансах играл оркестр, работал буфет, и можно было купить мороженое, а через широкие выходные двери с помостом. Толпа детей. Ринулись занимать места, мы с Петькой в гуще, он крепко держит меня за руку, и тут я чувствую, что с ноги свалилась тапочка. Я в рёв. Петька нашёл мою стоптанную обувку, надел. Мы всё-таки успели занять места на первом ряду, я успокоилась, и тут вдруг погас свет. Ужас! На огромном белом полотне появилась тётка, разинула рот и куда-то в стенку справа ушла. Всё. Вот первое кино. Потом водили мы с Валькой Горбуновой, моей подружкой, своих младших сестёр. Моя младшая сестричка  Галя орала страшно, когда появился на экране Кощей Бессмертный, просила меня уйти с сеанса. Мне же хотелось досмотреть сказку и я прятала голову Гали у себя на коленях.
«ПЕРЬМЕНА»
   Рядом с нашим подвалом стояла школа №7. Начальная. Я видела, как дети выскакивали со звонком в школьный двор и даже на улицу, а моя дорогая крёстная говорила: «Перьмена».  А так как крёстная слово  «пельмени» произносит «перьмени», то я думала, что детей во время перерыва между уроками кормят «перьменями». Я смотрела из окна и думала: «Вон как они резво бегают».
   Петька как-то дальше исчезает из моей жизни. Наверное, где-то в 1948 году. Видимо, он закончил в 16 лет ремеслуху и уехал на работу.


                ОТЕЦ

   Дальше в моём детском сознании появляется Михаил Трофимович, мой отец. Явился он как-то под вечер, темнело. Клавдия Ивановна очень обрадовалась, нагрела воды и мыла его в корыте. Они весело разговаривали, смеялись, были заняты друг другом, а для меня началась тяжёлая жизнь, потому что отца я боялась и ненавидела его интуитивно (сначала). Помню тягостный длинный вечер. Мать на работе. Лампочка под потолком тусклая. Суворов смотрит с портрета весело и даже задорно. Отец сидит за столом и ест кашу с большой сковородки. Зубы у него белые, ровные, крепкие. Он возьмёт ложкой кашу, в рот положит, а когда вытаскивает изо рта, каша тянется. Он уписывает эту кашу за обе щеки, а мне противно, и ещё мне мешают жить острицы. Сколько себя помню в детстве, всё время они шевырялись в прямой кишке. Там зудело, чесалось, было неприятно и это портило настроение, особенно вечером. Потом лечила меня Анна Тимофеевна тыквенными семечками, водила к врачу, и где-то в отрочестве у меня их уже не было.
РОЖДЕНИЕ СЕСТРЫ
   В 1947 году родилась моя сестра Галька. Дождливым осенним утром. Я спала на родительской кровати, грызла ногти на ноге. Крёстная говорит: «Как девочку назовём?» Я отвечаю: «Галя» ( по имени соседской вредной девчонки). Петька её уже не нянчил. Нянчила Зинаида, младшая дочь крёстной. Ей было 15 лет. Вредная, страсть! Она нянчилась, а меня доводила до слёз:
- Зин, расскажи сказку.
 – Рассказать тебе сказку про белого бычка?
- Да, да, расскажи!
- На дворе кол, на колу мочало. Начинать сначала?
- Зин, расскажи.
- Ладно. На дворе кол, на колу мочало. Начинать сначала?
 И так до тех пор, пока я не начинала плакать, но сказок не рассказывала.
   Однажды мне доверили Галю, покачать зыбку. Как я не вывалила её из зыбки, ума не  приложу. Видно, Господь спас. Я начала швырять зыбку так высоко, аж до потолка. Помню, как Клавдия Ивановна искупает Галю, держит её на руках  и чешет частым гребнем ей головку, перхоть счёсывает. И помню, как она себе расчесывала волосы: наклонит голову, все волосы опустит, чешет, а потом проведёт пробор от макушки к носу, выпрямит шею и расчесывает уже на две стороны, потом заплетает две косы. А ещё помню, как замешивала тесто: на специальной доске насыпала гору муки, делала углубление, бросала в него соль, лила воду и ножом мешала, потом месила руками. (Я также делаю и сейчас).
   Запомнился один летний день. Клавдия Ивановна в доме всё вымыла, вычистила, обед приготовила и во дворе в холодке, села починять одежду. Хоть и глупая я была еще, а запечатлелось, что чистота, порядок. Везде успели женские руки, всё усмотрел хозяйский глаз. Была Клавдия Ивановна в тот раз дома днём, а не ночью, это редко случалось.
   Пишу, и как будто вызываю в памяти лики ушедших людей. Лицо матери так редко всплывает. Не красавица. А было в ней обаяние. Зубы были неровные. Нос не классический. Брови подбривала сверху и по бокам, поэтому кожа была на том месте слегка розовая. Подбородок больше всего запомнился, потому что смотрела на свою мать всегда снизу. Кожа на подбородке была пористая. Глаза были большие, выразительные, серые в обрамлении длинных черных ресниц. И волосы были черные, не русые. Была она в работе хваткая, ловкая, все её хвалили за умение быстро и ловко делать дело. На работе её в столовой (сейчас кафе «Берёзка») любили. Около неё всегда было весело, она умела шутить, сказать острое словцо. В последние годы работала поваром-бригадиром. Зина говорила, что раньше она работала поваром в ресторане. Я ходила к матери на работу. Там, по-видимому, она меня кормила. Запомнился запах её кухонной одежды. И опять снизу, я обхватывала ручонками её ноги. Не помню, чтобы я чувствовала от неё запах грязи или пота, а вот кухня – да: пирожками, тестом, маслом. Однажды пришла я в столовую после обеда. Женщины все прибрали уже, все готовили к завтрашнему дню: чистили картошку, шутили, а одна пропускала мясо через мясорубку и как заорет: палец вместе с мясом пустила под нож. Шуму было, криков!

                ПРАЗДНИКИ. АРТЕЛЬ «КРАСНЫЕ БОЙЦЫ»

  … Ещё запомнился праздник 1 Мая в столовой у Клавдии Ивановны. Был накрыт для сотрудников богатый стол, зал был прибран, принаряжен, люди все весёлые, и на улице из репродукторов гремело:
« Кипучая, могучая, никем непобедимая, Страна моя, Москва моя – ты самая любимая!»
Помню это ликование. Год был 1947-48, примерно. В то время 9 Мая не отмечали. Самыми главными праздниками были 1 Мая и 7-8 Ноября. В какой-то такой праздник отец и мать взяли меня на демонстрацию. Улицы были перегорожены автомашинами, переполнены народом, кругом гремела музыка, играл любимый духовой оркестр. Все люди смеялись, улыбались, шутили. Отец посадил меня на плечи, чтобы мне виднее было. По-видимому,  праздновалась Победа, хотя был и не 1945 год. Люди после войны жили на подъёме ещё не один год. Счастливые были, светились улыбками. Голодновато было, бедновато, но впереди ждали только радости: такого врага одолели, а нужду, голод победим, лишь бы руки работали, и глаза не уставали. И работали и веселились всласть.
    Артель «Красные бойцы» была создана для инвалидов. Надо же было как-то зарабатывать на жизнь! Вот безногие, безрукие, контуженные и находили применение своим силам: делали скобяные изделия: вёдра, замки, заборы из нарезки…
   Артель занимала целый квартал от улицы Транспортной до Ворошиловской. На Ворошиловской у них было помещение такое для собраний, называемое «Красный уголок». Помню, как мы, уличная ребятня, заглянули туда. Был праздник. Гремела музыка, и женщины лихо отплясывали чечётку, пристукивали каблуками на всю улицу.
  Не хочу думать, что любую гулянку сопровождают нелицеприятные картины. Моя память унесла только радость и счастье.
СИМВОЛ ПОБЕДЫ
   Вспоминается фотография военных лет. Видела её у родственников и никогда не забуду. Будучи ребёнком 6-7 лет, я поняла всё значение этой фотографии. На ней изображена была девушка в модном по тогдашнему времени платье: шёлковое, цветастое, с широченным подолом, рукава фонариками; причёска тоже модная: что-то из длинных волос, какие-то рулады надо лбом. Сидела она на фоне какого-то ковра или картины, как это обычно делалось в забегаловках-фотографиях. Самое главное, что сидела она на чемодане, закинув ногу на ногу, юбка рассыпалась до полу по бокам. Она не просто сидела, а как бы на секунду присела.  И столько ликования, счастья – в позе, в выражении лица, в сияющем взгляде! Это уже потом я додумала, до фантазировала: едет с фронта, живая, не в кирзачах, а в туфельках, не в гимнастёрке, а в модном лёгком платье, едет домой. И не одна, а с любимым. Он стоит напротив и любуется ей, нет, восхищается! И жизнь вся впереди, и счастье, одно только счастье! Этот момент, этот миг схватил художник-фотограф. Для меня та девушка с фотографии – символ Победы.
   Есть у меня и ещё одна фотография из местной газеты: девушка в проёме вагона в военной форме, в пилотке, едет домой…

                СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ

   Война для меня запечатлелась в виде искалеченных  ею людей. Они жили рядом. На улице Транспортной в двухэтажном доме. В подвале жил инвалид без обеих ног. Он передвигался на дощечке  с двумя колёсиками, отталкиваясь руками прямо от земли. На руки надевал  рукавицы. Он пил и жену бил. Потом, когда прошло несколько лет, он как-то исчез из моей жизни, а куда – не знаю.
   У Вальки Горбуновой пришёл отец с фронта то ли с протезом, то ли одна нога парализована была, не знаю, только ходил он с тросточкой. Тоже был инвалид и тоже рюмку мимо рта не проносил.   Его с войны ждала жена-красавица, тётя Маруся. Пьянку мужа воспринимала не как горе. Очень уж она его любила. Всякого. А он носил колючие усы, которые не нравились жене. Тетя Маруся  просила сбрить их, а он не слушал её.  Как-то она перехитрила мужа: когда он пьяненький, спал, она ножницами отстригла один ус. Он утром проснулся, увидел себя в зеркале, вот смеху-то было! Пришлось сбривать и другой ус. Горбуновы жили в доме со множеством квартир-клетушек.  У Горбуновых после войны родилось ещё двое детей: девочка 1947 года рождения и мальчик – ещё младше.
Рядом с дверью в комнаты Горбуновых была дверь, ведущая в махонькую какую-то пыльную и грязную клетушку, в которой ютилась интеллигентного вида женщина с мальчиком  лет девяти. Женщина была горем убитая, молчаливая. Жили они недолго, потом тоже куда-то исчезли. Видимо эвакуированные в годы войны. А потом, может, они вернулись после Победы домой.
    Дядя Федя, брат Клавдии Ивановны, воевал под Сталинградом. Пришёл без руки, с протезом и с орденом Красной звезды. Его любимая песня была:   «Но всегда я привык гордиться и везде повторял я слова:  Дорогая моя столица, золотая моя Москва». Дядя Федя тоже очень любил выпить, особенно в ресторане. Был он безплоден, а жён имел много. Одна из них была продавщица на базаре. Красивая, добрая. Меня ласкала. Однажды привела к себе в дом, где её мать меня приголубила и вкусно накормила. Кажется, квашеным молоком с пенками и белым хлебом. Потом у него была тётя Лена с двумя дочками и пожилым отцом на руках. Тётя Лена жила в своём доме на окраине Бугуруслана, около горы. Паводковые воды заливали их домик по вёснам, и к ним можно было доплыть только на лодке. У тёти Лены была нарядная кровать с большими разноцветными бантами. Как она любила дядю Федю! Ещё бы, герой войны, сам собою хорош, хоть и без руки! Она с такой радостью нас встречала! Помню, угощала пирогом с рыбой. В тесте были запечены крупные куски рыбы. Все ели и восхищались. Помню, что я пела всем песню: «Эх, дороги, пыль да туман, холода, тревоги, да степной бурьян» Мне хлопали, а тетя Лена развязала один бант на кровати и надела мне на голову! То-то счастья было! Тётя Лена была весёлая, хлопотливая, старалась угодить родственникам мужа. Она,  будто  стеснялась её нечаянного неожиданного женского счастья. Она не красилась. Была худая. Запомнились губы (опять же смотрела я снизу) – яркие и какие-то тёмные, как переспелая малина. А когда она умерла, женой до конца уже была тётя Мотя. Тётка Матрёна жила шитьём, была симпатичная и тоже бездетная. Дядя Федя работал в артели «Красные бойцы». Однажды на Новый год (1948-49) он мне велел прийти на ёлку, чтобы получить подарок (своих детей не было, он меня записал). Я пришла, постояла и ушла. Уже тогда я становилась угрюмой и необщительной. И фанаберией уже страдала: как это я буду спрашивать подарок? Постояла, да и ушла. Дядя Федя домой потом сам принёс этот подарок. Там оказались пряники, десертные конфеты, подушечки, мармеладки. Шоколадных конфет мы тогда не ели.

                МАТЬ. ПОСЛЕДНИЕ ВОСПОМИНАНИЯ.

   А между тем подходило к концу моё существование при родной матери. Когда она готовила обед, а кушать хотелось так, что невмоготу, Клавдия Ивановна говорила: «На, замори червячка», и давала чего-нибудь перекусить. Запомнился счастливый день. Мать готовила вкусный обед. А отец  надел огромный тулуп с высоким воротником, взял Галю на руки, закутав не только в одеяло, но и в полу тулупа, и вышел гулять с ребёнком. Я тоже с ними. Мы погуляли. С мороза суп с курицей был ароматный. Я ела этот суп из тарелки с петушками. Запомнился вкус. Вкус детства, счастья, умиротворения.
   Мамочка ещё не болела или относила недомогание к усталости, ещё была энергичная. Зина говорила, что мать была чистюля. Проворная. Тётки (Шура и Катя – сёстры отца) хвалили её: «Не успеешь приехать и раздеться, полчаса не пройдёт, а у неё уж горячие пельмени на столе».
   Как-то дед Трофим приезжал, тоже в тулупе. Привёз большой кулёк, свёрнутый из газеты, сушёных лесных  ягод. Вот мне радость была!
   И всем моя мамочка угождала. Была доброй невесткой, услужливой и проворной. Крёстная говорила, что мать наша была «горячая». В это слово она вкладывала определённый смысл: вспыльчивая, прямая – что думает, то и вылепит. Но к этому, я знала, что она умела перевести всё в шутку. Этим была на неё похожа Галя, а сейчас моя внучка Катя. Моя детская память запечатлела: белки глаз мамочки были желтоватые. Теперь-то я знаю: это признак болезни печени. Она больше стала уставать. На работе были какие-то неприятности.
   Однажды летом, примерно в 1948 году, Клавдия Ивановна пришла с работы. Принесли Галю, а пузырьки для молока забыли у крёстной. Меня за ними послали. Всё-таки уже 6 лет было. Вот я пошла. Зевала, конечно, по сторонам. Взяла пузырьки и отправилась обратно. От лавочки до лавочки. На каждой посидела. Один квартал, второй, третий, далековато было идти. Обсидела все лавочки, а они были у каждого дома. А потом взяла пузырьки за соски и стала их друг об друга постукивать. Стучала-стучала – дзинь – они и разбились. Принесла домой осколки с сосками. Клавдия Ивановна и так была измучена, обессилена, а тут ещё это. У неё даже ругать меня сил не было.
   Так вот, когда Клавдия Ивановна стала прихварывать и питание уже не могла добывать семье, послали меня за хлебом в чайную. Там его можно было купить. Пошла я босиком и помню, что мне было стыдно идти без обуви, становилась большая.  А в чайной обедали московские гости. Они как раз вышли со мной на улицу, человека четыре.  На них стали обращать внимание. Шли они посередине улицы, а не по тротуару. И как раз мне по пути. Оказалось, они шли в гостиницу, а мы жили напротив. Наши местные жители вгляделись, видимо, в лица гостей, узнали киноартистов. Мальчишки бежали и кричали им вслед: «Говорухин! Вася! Говорухин!» Так они выражали любовь к сценическому образу Говорухина в кинофильме «Смелые люди» - артисту Сергею Гурзо. Помню, что гордилась: такой знаменитый человек приехал к нам в город.

                СВАДЬБА ПЕТИ. ДВА ПЕТРА. СМЕРТЬ ГАЛИ.

   К 1948 году относится ещё одно большое событие в жизни нашей семьи: свадьба Петра Михайловича. У него в Бугуруслане была девушка, которую он очень любил (даже я знала об этом). Но она с родителями уехала куда-то очень далеко, и что-то между ними вообще произошло, не знаю, но они расстались. Петя водил полуторку и работал где-то по району. Я гордилась, что у меня такой брат: управляет большой машиной (автомобили были большой редкостью на дорогах города). К тому же и пальто справил. Я кидалась на шею к Пете с разбега.
 И вот, когда он работал по району, газ проводил, то встретил в сельской больнице голубоглазую фельдшерицу с загнутыми ресницами. Влюбился. Она ответила взаимностью. Но она была староверка. Её родители поставили условие: прими нашу веру. Петя тут же покрестился по-староверски, но в Бога вряд ли верил, никогда в церковь не ходил, креста не носил.
Они расписались, и свадьба в первый день была у нас в подвале. Мне запомнилось только: было много народу, шум, веселье. Кто –то крикнул: «Ну-ка молодая жена, покажи себя, как ты умеешь плясать?!» Аня в белых одеждах как пошла по кругу! Здорово сплясала! Все были довольны. На второй день поехали в деревню к родителям Ани: Васёне и Сафрону, в деревню Ручеёк, колхоз имени Сталина. Там я, конечно, не была, но родственники так живописали этот вояж, что перед моими глазами встали живые картины.  Моя мать и жена дяди Феди, тётя Лена, чудили, т.е. были центром компании, шутили, смешили всю свадьбу. Нарядились цыганками, своровали петуха на станции и с ним сели в поезд. Когда добрались до деревни, то шли через мост и Клавдия Ивановна с тётей Леной сиганули с моста в воду. Всех насмешили, всех удивили, восхитили, это было где-то в октябре 1948-го., а через полгода умерла моя дорогая мамочка и ещё через полгода – тётя Лена. Обе от рака.
   Пишу эти записки и как бы живу в том времени. Всплывают образы и уходят. Вот Петька Маленький ушёл. Вот начинает уходить моя мамочка. Она прожила всего на свете 37 лет (1912-1949). Я уже чуть ли не в два раза старше её. Уже 59 лет она в могиле, а сердце не успокаивается. Уже почти 60 лет я оплакиваю её. Галя, сестра, её не помнит совсем. Точнее не помнила. Галя умерла в 2001 году в возрасте 54 лет, а Пётр Ратанов умер раньше Гали на 11 дней в возрасте 69 лет, мог бы дольше прожить, но голова его забубённая, следом за Илларионом ушёл. Теперь, когда уж 7 лет, как он в могиле, когда вновь переживаю своё детство, по-иному смотрю на Петра Ратанова. Он не меньше Петра Михайловича любил меня, а сделал для меня, может быть,  и больше, но в семье он был изгоем. Пётр Михайлович и депутатом избирался, и орден Трудового Красного Знамени  заслужил, потому что жизни не жалел, когда служил в газоспасательном отряде. Он изобрёл какой-то шар, в котором опускался прямо в самое пекло, когда газ выходил из-под воли человека, поэтому и умер от рака лёгких. Пётр Михайлович был уважаемым человеком, умел жить красиво. А про Петра Илларионовича говорили, махнув рукой: что с него возьмёшь, любит выпить больше всего на свете, забубённая головушка. Он сам перечёркивал доброе имя своё. Но пил он не на работе. Заслужил медали «За трудовую доблесть», «Ветеран труда», значок «Победитель в соцсоревновании». Дело своё знал и умел доблестно трудиться. Над карьеристами смеялся, в ряды КПСС не вступал, перед начальством не выслуживался, был совестливым, чужого не брал. Жил на свои трудовые средства. Сказать бы ему всё это, да его уж нет. Опоздала. Надежда только на то, что, когда он лежал в гробу, я позвонила в Переволоцк и Клава ответила и успокаивала: «Не плачь. Ты не сможешь приехать на похороны, мы всё понимаем». Может быть в это время он меня слышал. Я ездила на девять дней в Переволоцк, отпевала его в церкви, подходила на исповедь. И батюшка сказал: «Сейчас идёт пост, поститесь и молитесь за него все 40 дней». Я постилась и молилась. На сороковую ночь он мне приснился. Один раз и всё. Он в моём сне был молодой и красивый. Ночевала в Оренбурге одну ночь, у его дочери Клавы. Мы долго с ней разговаривали – целый день. Она рассказывала об отце всё: и хорошее, и плохое. Больше всего запомнилось, как он её ещё маленькой возил на буровую, как поднимал её по лестнице на самый верх, и что она испытывала при этом. Говорила о вкусе хлеба на морозе с запахом нефти. Клаву, свою старшую дочь, назвал именем матери. Она тоже умерла в возрасте примерно 43-44 лет. Молодая, цветущая женщина. Пётр Илларионович доверял Клаве самое сокровенное, даже рассказывал такое, о чём бы и не надо говорить дочери. Вторую ночь ночевала у Валюшки Старостиной, дочери Пети Большого, третью – в Бугуруслане у Мити и в последний раз видела живой двоюродную сестру Катю, в больнице. Утром, 22-го августа,  я ехала в Отрадный, чтобы навестить в больнице Галю.  А она в это время умирала. Когда я приехала и вошла в квартиру, ещё пахло Галей. Ещё воздух был горячий от её тела. Галя лежала на снятой двери и остывала. На лице у неё было выражение такого гнева, раздражения, боли и стыда. Потом пришла врач и вылила из её живота ведро жидкости. У моей мамочки, и у Гали и у Петра Илларионовича была больная печень. У меня тоже что-то потягивает в правом боку. И тоже замечаю желтизну белков  глаз. Но я живу уже 66 год.  Сегодня 25 марта 2008 года. (прим. Автора не стало 15.09.09, рак желудка; родилась 12.05.42.) Я похожа на отца, но и от мамочки есть в моей внешности, особенно, когда подкрашу ресницы.  У неё были черные ресницы. У меня подбородок и «брыли» под подбородком как у неё. Но я бесцветная, серая, как мышь. И характер не мамочкин. Она весёлая была, оптимистка, в руках у неё всё горело. А я вечно унылая, недовольная, в работе медлительная (стала сейчас), юмор тонко чувствую и понимаю, а сама остроумное слово сказать вовремя не умею.
( прим. Валентина Михайловна к себе всегда очень строго относилась. Видимо это и отразилось в её  внешности  и аристократических  манерах.  Для окружающих же , она была светильником  добра и олицетворением самых возвышенных человеческих чувств.)

                СМЕРТЬ МАТЕРИ

   Приступаю к самым скорбным страницам жизни. Мамочка наша слегла. Галю увезли в деревню к тёте Шуре. Незадолго до смерти, Галю привезли из деревни, попрощаться. Её положили к мамочке. Мамочка, грустно улыбаясь, предложила ей свою иссохшую грудь. Галя дотронулась до соска и отвернулась. Шапочка на ней была такая с двумя ушками над глазками. Хорошенькая.
Пролежала мамочка один месяц. У неё были страшные боли. Она стала жёлтая, очень похудела. В туалет вставала на ведро, потом зажигала длинную бумагу и водила факелом, чтобы нейтрализовать запах. Кушать стало нечего. Помню, был разговор, что Михаила Трофимовича нечем кормить. Спасала меня, конечно, моя дорогая крёстная. Она тюрей меня кормила. Мне 12 мая  1949 года исполнилось уже 7 лет, и я хорошо помню, как приходил навещать мамочку Илларион. Помню, что мне это не нравилось; и я как-то ревниво смотрела, как он присел у её изголовья, как они тихо говорили. Он положил рядом с кроватью французскую булочку и крупное румяное яблоко.
     Был Илларион высоченного роста, всё лицо в оспинах.  Илларион не женился больше и только пил и пил. Фамилия Ратановых в Бугуруслане распространенная.
   За несколько дней до смерти мама подозвала меня к себе : «Валя, подойди ко мне. Ближе. Я скоро умру. Отец тебя будет бить».
   У мамочки начались жестокие боли. По вечерам она кричала: «Убейте меня! Дайте нож – я зарежусь сама!» Тогда обезболивающих не кололи. Или, может, денег на них не было, я не знаю. Только страдала мамочка ужасно. Дня за два до смерти ей парализовало правую сторону. Мамочка лежала на спине, и правый глаз её не слушался. Умерла она, наверное, 23 мая, потому что хоронили 25-го.
   Я сидела за столом и рисовала, за стеной жена дяди Лёши-электромонтёра укачивала ребёнка. Ребёнок уснул. Тихо-тихо стало. Было часов 14-15. Тихо уснула и наша родная мамочка. Навсегда. Чтобы уже никогда не проснуться…
   Пришла крёстная Васёна: «Клава, Клава». И вдруг как закричит: «Умерла!» Я и сейчас без слёз не могу этого вспоминать. Тогда я тоже заплакала, а крёстная мне говорит: «Беги к тёте Лене, скажи, чтобы шла сюда». Я бросилась бежать и громко плакала всю дорогу. Какая-то женщина спросила: «Девочка, ты что плачешь?» - «Мама умерла».
   Когда вернулась домой, мамочку уже обмыли женщины. В нашем подвале сделалась тишина, говорили шёпотом. Крёстная вынесла мне во двор ту французскую булочку и румяное яблоко Иллариона. Я села во дворе на что-то и тут же съела.
   К нашему подвалу потянулся народ. Ночь перед похоронами отец один сидел у гроба. Все ушли. Крёстная взяла меня за руку и повела к себе домой. Было поздно. У Анисимовых все спали. Крёстная достала из печки чугунок с манной кашей и мы, стоя, ели ложками холодную кашу.
   В день похорон во дворе стало больше и больше народу.  Около входа в подвал мы с девчонками играли во что-то: толи в классики, то ли прыгали со скакалкой. Все обращали на меня внимание, жалели, а детвора спрашивала, дадут ли детям покушать на поминках. Я легкомысленно обещала, а потом оказалось,  что никто про детей и не вспомнил.
  А пока что я сигала-играла, выходит Зина во двор (ей 17 лет): «Что прыгаешь, корова? У тебя мать умерла»,  - как ножом резанула.
    Ближе к полудню позвали к гробу: «Прощайся с матерью» и велели поцеловать в венчик на лбу.  А дальше гроб поставили на грузовую машину и меня посадили рядом с гробом. Заиграл духовой оркестр и сопровождал до могилы (Заказ сделал дядя Федя, а расплачивался отец, который сокрушался и от беды, и от нищеты.) На улицах люди останавливались и сочувствовали, качали головами. Около столовой машина остановилась. Вышли мамины сотрудницы и громко все плакали. Я сидела, как застывшая. Приехали на кладбище, поставили гроб на землю. И тут дядька с молотком сказал:  «Прощайся, больше ты своей матери не увидишь». Я поцеловала свою мамочку в губы. И дядька вогнал в крышку огромные гвозди под мой громкий плач и плач родных.  Бедный Петька! Он как раз лежал в больнице с тифом. Когда гроб вынесли из дома, приехала санэпидемстанция и матрацы, одеяла и прочее загрузили в спецмашину и увезли на дезинфекцию.  Здесь и похороны и сироты остались, особенно Галя. А тут нависла угроза страшной болезни. Помню, ругали тех, кто безоговорочно распорядился вывезти вещи из дома. А ведь как правильно сделали. Бесплатно. Прожарили наше барахло в камере и вернули. Зато никто больше не заболел.   Вечером Петька убежал из больницы и попросил отца показать ему могилу. А на другой день Михаил Трофимович спрашивал у Петьки: не он ли раскапывал могилу? – Да. Бедный Петька! Его сердце разрывалось от горя. Он хотел разрыть могилу, попрощаться, но сил не хватило. Сколько же слёз он пролил!
Несчастные сироты. Все. И Петя Старостин, рос без матери. И Пётр Ратанов – сирота при живом отце. И я без матери, а про Галю и говорить нечего. Ей и вспоминать нечего. Не знала она материнской любви. Крёстная моя как-то всё меня только опекала. А Галя была в деревне до осени 1949-го. Из деревни её привезли сразу к Анне Тимофеевне.

                БЕЗ МАТЕРИ

   После похорон меня увезли к Пете Большому в Султангулово, где они с Аней жили в бараке. У них была комната с подселением: с ними жила женщина-геолог. Вся волосатая, без грудей, ездила на мотоцикле. По-моему, она была влюблена в Петю. Аню по приказу отца я называла «сестричкой». Через силу. Не любила я её, а она нас с Галей. Жила я у них с мая по август. И вдруг Петя с Аней ссорятся! Да так, что Аня хватает свой чемодан и уезжает. А надо сказать, что Аня была очень чистоплотная хозяйка к тому же экономная, вкусно готовила. У них в Султангулово, а потом и в Рязановке, на улицах стояли под открытым небом большие газовые плиты, сложенные из кирпича. Форсунки были введены в печи, было много конфорок в чугунной плите. У плит готовили женщины. Я с Аней ходила помочь  что-нибудь тащить: то кастрюлю, то макароны и прочее. Аня работала фельдшером. Уходила часов  в 8 утра. Рабочий день был до 16 часов. Случалось всякое: и роды, и травмы, и поездки – тогда ещё позднее возвращалась. И весь день я была голодная. Запомнился один завтрак. Аня испекла блинчики – объедение. Густо намазала их маслом топлёным, так, что больше двух я съесть не могла. Прошло  часа два – страшно захотелось есть, а нечего. Аня ничего не оставляла. Ходишь- ходишь, бывало, заглядываешь в стол -  там лежат сухие макароны. Возьмёшь одну, сжуёшь, а есть хочется. И не одна я такая была. Все дети были голодные. Были там тоже у меня подруги. Мы вместе ходили купаться на Кинель. Там мыли ноги «гусиным» мылом – это такая травка, её потрёшь между ладонями, пена образуется. Вот ею и тёрли наши цыпки на ногах. Вместе с девчонками мечтали о еде: «А у нас в погребе целая корчага сметаны (это глиняная посуда в форме горшка вместимостью в ведро)»- говорила одна. Кто же ей поверил? Детские фантазии.
   Питание себе пробовали добывать. В Султангулово был не только газопромысел, но и колхоз. В колхозных сараях с огромными воротами – колба (прессованные  зёрна  в виде круга  на корм скоту). Мы по-пластунски – под ворота, круг под мышку – и бежать. Колба была подсолнечная и кукурузная. Подсолнечная колба – чёрного цвета, в ней много ядер, но шелухи много. Наешься её, потом в туалет по-большому никак не можешь сходить. Колба кукурузная белая и никакой шелухи. Вот мы рады были хоть чем-нибудь набить желудок.
   И вот Петя с Аней ссорятся! Да так, что летят пух и перья! Я не знаю из-за чего, но, наверное, причины были серьёзные. Теперь-то думаю: что за дурь с подселением? Живут муж и жена, у них своя семья и так далее. И вдруг на кровати за занавеской ещё женщина. Пусть и со сросшимися бровями и грубым голосом.  Помню, эта женщина на волосатой руке носила часы и гоняла на мотоцикле как заправский мужик,  да ещё и Петиной начальницей была. Разумеется,  Пете она благоволила, и он о ней впоследствии отзывался уважительно и сочувственно. Как только Аня съехала, эта женщина начала меня приголубливать… Петя, при отсутствии Ани, взял большую кастрюлю, чего-то там съестного наварил. Много. Я наелась досыта.  Петя пребывал в добром настроении. Житуха моя продолжалась несколько дней. Я бегала сытая, довольная! И вот купалась я себе в Кинеле беззаботно.  Вдруг кто-то из девчонок крикнул: «Валя, сестричка приехала, тебе гостинцы привезла». (Это у ребёнка было понятие: детям гостинцы надо привозить). Ну, я и полетела, чуть под машину не попала. Бегу: сейчас мне сестрёнка гостинчик даст. Прибегаю , о, ужас, ругань идёт! Я и говорю с порога: «Сестричка, а гостинец?» - «Какой ещё гостинец!» О, ужас! До чего я дожила! Солнышко уходит с небосвода. Потом я поняла, что, приехав домой в Ручеёк, Аня получила взбучку от отца Сафрона и матери Васёны (сразу видно – староверы, люди старинные). «Вышла замуж, вот и живи, нечего шастать. Муж ей плох. Какой уж есть – с таким и живи. Ступай обратно, ты теперь мужняя жена, здесь тебе не место» - и с этими словами проводили её. Разборки кончились тем, что они помирились. Петя обнял Аню, что-то на ухо ей шепчет, она улыбается, и идут они парочкой к речке. «Волосатая» женщина куда-то исчезла…
   В то лето я научилась плавать. Вот под тем берегом, по которому шли Аня и Петя. Кинель огибал селение, и у нас было три места для купания. Запомнились водяные лилии и кувшинки. Умопомрачительные цветы, но стоит сорвать – они  тут же умирают.
   С Аней моя жизнь пошла по старым рельсам. Всё время хотела есть. Шёл 1949 год. Прошло три месяца со смерти мамочки.
МАЧЕХА
   Петя и Аня повезли меня к отцу в Бугуруслан. Идём мы по улице Ленинградской мимо нашего подвала.  И тут Петя шутит: «Ты что же мимо дома проходишь?» Как кинусь я к воротам! Он смеётся: «Пошли дальше, теперь ты не здесь будешь жить». Дальше идём до угла, переходим улицу и вот второй дом, Стахановская, 76. Теперь здесь жил наш отец с нашей мачехой, Анной Тимофеевной Климовой. Сюда отец пришёл сам и привёл нас, детей.
    Анна Тимофеевна жила здесь ещё до войны с мужем-инвалидом. Он умер, ей и досталась квартирка окнами в огород. Пришла с фронта, где воевала в качестве медсестры, стала работать в торговле.  Нашему отцу её порекомендовали сослуживцы матери по столовой. Где на кухне загибалась с кастрюлями моя мать, сверкала красотой и белоснежным фартучком буфетчица. Вот,она-то и стала нам с Галей мачехой. Своих детей у неё не было, и все силы своей души она отдала нам. Была она женщиной чистоплотной, трудолюбивой и доброй. О нас с сестрой очень заботилась: обстирывала, обшивала, работала не покладая рук. Её уже давно нет среди  живых, но, говорят, все мертвые живы, пока мы их помним. Анне Тимофеевне мы должны были кланяться до земли. А мы отплатили ей чёрной неблагодарностью. Сейчас, понимая это, в церкви первой её имя пишу на помин души, а потом мать Клавдию, а потом крёстную Василису, потом уже всех остальных.
   Анна Тимофеевна была родом из Кисловодска. Он недалеко от Пятигорска, места гибели М.Ю.Лермонтова. Гору Бештау называла по-местному: Бешту. Она нам с Галей пересказывала главы из Евангелия, про Адама и Еву, как Бог создал мир. Я ей задавала много вопросов. Она отвечала, как умела. Анна Тимофеевна о Великой Отечественной войне рассказывала мало. Да и  я тогда не понимала, что всё надо было расспросить и о Кавказе, и о семье, и о войне. Запомнилось только, что у них был командир, который берёг  девчат. Был какой-то страшный бой. Он приказал им быть в госпитале. Ещё рассказывала, что когда объявили конец войны – все плакали и целовались, обнимали друг друга, совсем незнакомые люди – состояние, как на Пасху, одно слово – Победа!
     Выросла Анна Тимофеевна в большой семье. Мы знали её сестру Надю, тоже медсестра. Приехала с Кавказа и жила с мужем Володей и двумя дочками с нами же в маленькой комнатушке. Потом они уйдут жить на квартиру в подвал, на другой конец города. Пройдёт несколько лет и дядя Володя увезёт свою семью на родину, на Кавказ: Это что же такое? Дети даже яблок не видят! Также приезжал с Кавказа в 1949 году брат нашей мачехи, дядя Жора, военный фельдшер. Специально к нам приезжал. Ещё мы знали сестру Анны Тимофеевны – тётю Марусю. Была она домохозяйка.  Жили они вместе с мужем, дядей Ваней,  в Жигулёвске, где он работал начальником милиции. (Из Афганистана они привезли нам кучу подарков: необыкновенные кофточки, платочки…).  Анна Тимофеевна рассказывала, что жили они в семье родителей бедно, что почитали богатых: идёт богатый человек – перед ним шапку снимали, что отец у них был добрый. Мама у них, будучи уже в преклонном возрасте, потеряла глаз, когда в лесу собирала хворост. Были ещё родственники в Кисловодске, но я их не знаю. Как попала наша Анна Тимофеевна в Бугуруслан, да ещё и приманила к себе сестру тётю Надю, не знаю. Неужели наш бедный сравнительно край, показался им лучше родины, где можно зарабатывать на отдыхающих.
   Анна Тимофеевна чуть ли не каждый день стирала в корыте, установленном на двух табуретках. Стирает, бывало, и загадывает загадку: «Что на свете чище всего? Правильно, вода, она смывает любую грязь». Очень экономная была, умела довольствоваться малым, неприхотливой была, непритязательной, всю жизнь прожила в нищете и доедала за всеми то, что другие не доедят. Мы перед нею виноваты и в страшном долгу.

                КРЁСТНАЯ.

Тётя Васёна (1905-1984) была родной сестрой моей матери Клавдии. Фамилия у них была Писаревы. Их родители Иван и Аграфена жили у красного моста через Турханку. Возможно, что кто-то из предков был писарем, когда они жили в деревне Борисовке (ныне ставшей частью города). Выдали Васёну за Ивана Анисимова, наверное, по расчёту, потому что у Анисимовых была своя мельница, в Михайловке, где-то на ручье. И земля там у них была.
   Крёстная была маленькая, носила всегда длинные юбки. Всю жизнь ходила скромно одетая, в платке, в жизни никогда губы не покрасила.
   Дядю Ваню, мужа моей крёстной, помню стариком с окладистой белой бородой. Любил выпить. Выжидательно смотрел на гостей: не принесли ли бутылочку. Работал в годы Великой Отечественной войны в милиции. Ругал часто свою жену и даже поколачивал. Но мне это не запомнилось. Сидел, бывало, во дворе, поглаживая бороду, смотрел беззлобно и даже приветливо.
   Крёстная была моим ангелом-хранителем, всегда в трудную минуту я у неё искала защиты. Хорошо помню, как меня крестили. Дело было в соседнем доме на улице Боевой, где жили Анисимовы. Староверский священник крестил на дому, так как староверская церковь была закрыта советской властью. Детей было много. Подошла моя очередь. Крёстная Васёна меня за руку подвела к  батюшке, а он взял меня на руки, да и окунул в большую бочку! Я орала от испуга, что есть мочи! Потом, когда вытащили из бочки, надели длинную рубаху и дали мёду. Тут я успокоилась. Так я стала староверкой.  (А летом 2009-го, после приложения в Самаре к чудотворной Феодоровской иконе Божией Матери, Бог дал мне креститься в Православии и обвенчаться с мужем).
   Пока жива была  мама, Клавдия Ивановна, крёстная была мне второй матерью. Матушка на работе, да на работе, ей некогда, а крёстная всегда дома. Её я запомнила, даже больше чем мать. Помню, как-то на Пасху, мне посоветовали сходить к крёстной за яичком. Я пришла, встала у порога, а крёстная говорит: «Что молчишь? Говори «Христос воскрес». Я опять молчу. Крёстная всё равно дала яичко. Много позже вспоминается другая Пасха. Наверное, в 9 классе (1958 г.) мы с Тамаркой Ильиной ходили перед Пасхой, в Страстную субботу, на школьный атеистический вечер. Конечно, проводилась атеистическая пропаганда, в результате которой очень захотелось своими глазами увидеть «религиозный дурман». И мы с Тамаркой прямо от химических опытов, опровергающих мироточение икон, проследовали к фимиаму пасхальной службы в единственной Бугурусланской церкви на кладбище. Народу было столько, что мы стояли почти на улице и ноги мёрзли, но нам было интересно. Слушали. Видели вынос плащаницы, а затем освящение куличей, которые стояли прямо на земле вокруг церкви. Ночевали у Тамарки. Долго не могли согреться, но спали недолго. Бабушка разбудила разговляться. Ели яички, куличи и творожную пасху.
   Ещё запомнилось, что крёстная моя была всегда худенькая, маленькая. Когда муж начинал скандал, она беззлобно переговаривалась с ним, но не кричала. Несла по жизни свой крест терпеливо. Была очень набожной. Ходила регулярно в староверскую церковь и была любима общиной. Однажды к нам в город откуда-то, из Новосибирска что ли, привезли слепую женщину, брошенную родными. Она тоже была староверкой. Батюшка обратился к пастве с вопросом: кто возьмёт к себе больную? И крёстная взяла её к себе. Поселила за голландку. Женщина та вставала на ведро, и иногда её выводили на солнышко во двор.
   Жизнь крёстной была неразрывно связана с коровой. Корова была большая, шоколадного цвета, спокойная, дышала ровно, от неё пахло травой и молоком. Нагуляется в лугах, придёт вечером, а крёстная ей уже гостинец приготовила: хлеба печёного из магазина, свежей травы. Корова довольна, стоит спокойно, пока крёстная её доит. Даст почти полное ведро молока с пеной.  Летом корову ходили доить и в обед к реке. Идём, а солнце высоко, жарко.   Идём напрямик по пшеничному полю. «Вот он хлебушек как растёт»- говорит крёстная. А я смотрела, смотрела: «А где же буханки?»- спрашиваю. Крёстная, конечно в смех… Гора крутая. Подниматься тяжело, а спускаться ещё труднее – скользко, круто. Крёстная несёт чуть не полное ведро молока. У крёстной болели ноги и, когда я подросла, помогала ей носить молоко. Мне те походы были в радость. Я всё любила: слободку, гору, речку, у которой стояли коровы, цветы, запахи пахучих трав, речной сырости. Наверное, умирать буду – родные места будут перед глазами. Так хочется вечное упокоение там найти! Хоть после смерти вернуться домой…
   И вот пришло время везти корову на бойню. Последний раз доили корову у крыльца. Я вышла и увидела, что из глаз Зорьки текут слёзы. Хозяйка сама плакала, и корова всё чувствовала. Это поразительно!
   Крёстная моя никогда нигде не работала, пенсию себе не заработала, но деньги у неё водились, потому что всё время продавала молоко и овощи. Бывало, не успеет ещё молоко процедить, а уж покупатели на дворе – тут же всё разберут. А на вырученные деньги Василиса Ивановна покупала другие продукты. Придёт с базара, садимся обедать. А крёстная: «Ой, я же масло забыла купить!» И ни слова не говоря, «на одной ноге» – опять на базар. Двадцати минут не пройдёт – она уж с маслом обратно прибежала. ( С её больными ногами-то!) Только юбкой метнёт – и уж убежала, И уж прибежала. Масло продавали фунтами, то есть по четыреста граммов. На капустном листе. Посланец бугурусланских трав из окрестных деревень, лежит такой кусочек жёлтый, свеженький, и росинки выступают на нём. Цвет, запах – всё живо в памяти. Дань родной земли, её подарок.
   Крёстная не делала особых запасов, жила сегодняшним днём. По пословице: «Господь дал день – даст и пищу».
    Крёстная обогрела меня, приголубила, жалела всегда. Когда уже подрастали мы с сестрой Галей, она часто говорила: «Клава не видит». Ещё у крёстной было характерное слово «пра» (сокращённое от «право»). Например, «что же ты не приходишь к нам, пра?» или «эк тебя перекосило, пра!»
      Пройдёт много лет, я уже буду жить за мужем в Давыдовке.  (прим. Давыдовка Приволжского района. Валентина Михайловна работала там  директором школы. Затем, с 1984 работала в Приволжье учителем русского языка и литературы). Однажды где-то в восьмидесятые годы мы приехали в Бугуруслан первый раз всей семьёй. Мне хотелось показать свою родину. Приехали в сильный дождь. Бурливые ручьи текли по канавам. Было тепло. Я чувствовала себя счастливой. Вид разных холмов, улиц, запах родины пьянили меня. Жили в доме Зины, а Зина с Ольгой уехали в Челябинск: Ольга поступала в институт. Мы поливали помидору во дворе. И от крестной услышала я слово «каретник». «Там, в каретнике ведра», - говорила она. (Дом на улице Красноармейской, большой, с парадным крыльцом). Мы были в гостях дня два-три. Крестная навещала нас. Мы ходили покупать мясо в магазине (рядом с базаром) от мясокомбината. Там продавалось прессованное мясо (обрезки) по рублю за килограмм. Вполне приличное мясо. Мы еще котлеты из него стряпали. И зашла к нам тетя Настя-курноска. Мужа у нее уже не было. Младшая дочка с семьей жила в Ленинграде. И тетя Настя говорила: надо им сообщить, чтобы приезжали, будет хоть чем накормить, пока это прессованное мясо есть в продаже. Больше свою троюродную тетку я не видела.
   Запомнился еще один приезд на родину. Надя была уже старшеклассница и надела обновку – длинный сарафан. Крестная дивилась длине и не одобрила моду. Ночевали у крестной. Утром встали.  Надя, дочка, стала убираться – пыль протирать; муж, Владимир, – полы у поросенка менять; а я – стирать. Да собрала  все кухонные затертые тряпки. Их бы выкинуть да сжечь, а я давай стирать в корыте, а они так воняют! Пока мы все работали, крестная напекла блинов из белейшей муки, облила их топленым маслом, нарвала свежих хрустящих огурчиков. Сели есть. Блины – объеденье! Я один съела – ничего, второй доедаю – чувствую: мутит, запах тряпок в носу. Еле-еле проглотила. Ну, думаю, сейчас стошнит. Скорей огурец, хлеб, соль – и заедать! Дяди Вани уже не было. Крестная на другой день купила на базаре недошитое платье с рук у кого-то и мне подарила: возьми, себе перешьешь. Надо было ей всегда что-нибудь дарить, без этого она не отпускала. У самой нет ничего – все равно без гостинца не отпустит. Всегда о других думала, всем угодить старалась.
   И вдруг крёстная смертельно заболела. Было ей тогда лет 70. Она не вставала с постели. За ней ухаживали сын Димитрий с женой Людмилой. Тут я явилась на помощь: мыла, стирала, кормила крёстную, а главное: в ответ  пришла от меня к ней любовь, которой она меня одаривала с детства. И крёстная встала на ноги. Но это уже была не жизнь. Деда Ивана уже не было на свете. Димитрий приезжал на машине.  Делал, что мог по дому. Петька делал «набеги», он всегда просил у матери денег на опохмелку, и она не отказывала.
   Потом  Димитрий совсем взял мать к себе в квартиру (квартира Людмилы Васильевны), и крёстная жила у них.  В 1985 году мы с Ольгой Александровной заезжали в Бугуруслан на обратном пути из Башкирии и ночевали у Димитрия. Крёстная спросила у меня: «У тебя есть крестик?» - «Нет. Возьми мой». И тут же с готовностью начала снимать с себя крест.  Димитрий её остановил. Видела в живых я тогда её в последний раз. Всем она готова была поделиться, всё отдать.  Все силы – физические и моральные – отдала семье. Димитрий, прежде чем взять её, продал родительский дом и деньги положил себе на книжку. Сёстры смертельно обиделись. Петька – пьяница не в счёт. Зинаида на какое-то время брала мать к себе, но потом чуть ли не выгнала её. Катя вообще по жизни любила больше отца, а не мать. Случилось так, что когда крёстная жила у Димитрия, (крёстная уже была неадекватна) выйдет из их пятиэтажки и идёт к своему дому на Боевую,39. А там чужие люди. Обратно она уже  дорогу найти не могла. Людмила попала в больницу, а Димитрий экстренно попал на операцию. Димитрий велел Кате взять мать. Она взяла, положила на кровать. Поставит ей кружку молока, положит кусок хлеба и уйдёт коров пасти (держала двух коров, этим жила их семья). А крёстную Димитрий кормил с ложечки. Крёстная у Екатерины и не притрагивалась к еде и умерла, можно сказать, с голоду. В гробу лежала маленькая худенькая, вся иссохшая, как мумия. Староверы хоронили её, поминали в доме Кати, читали всю ночь молитвы. Я удивилась их поведению: были они на похоронах весёлые, как-то весело и с подъёмом пели молитвы, поминали тоже как-то с удовольствием и не скрывали этого. Потом мне объяснили, что по-староверски не надо плакать и стенать, если умер человек, а радоваться, что он избавился от мирских невзгод, болезней, горя и прочего. Похоронили крёстную Василису на новом кладбище, рядом с мужем под берёзой.

    ДМИТРИЙ Иванович (1923-2005). Димитрий (так его называла мать), был любимым ребёнком у крёстной Васёны. Был он умным, расчётливым. Крёстная рассказывала о необычном поведении сына (с восхищением и удивлением): жили скудно, нищета, а хочется одеться, среди людей выглядеть солидно. Вообще в семье Анисимовых был лейтмотив: «выйти в люди», значит состояться, быть общественно полезным, уважаемым, материально обеспеченным, а для этого приобрести профессию. Такие критерии не новость, но именно у них я часто слышала: «Он (она) вышел в люди». Говорилось с уважением. И вот Дмитрий Иванович, наверное, во что бы то ни стало, решил выбиться из унизительности нищеты. Для школы ему родители справили шевиотовый костюм. Лет 10 ему было. Носил Дмитрий Иванович костюм аккуратно. Между тем прикапливал копеечки (каким образом не знаю, но думаю не как Чичиков, дрессируя мышек или спекулируя булочками на аппетите одноклассников). Начал из костюма вырастать, почистил его, пригладил и выгодно продал. К вырученным деньгам присовокупил накопленные деньги  и купил себе новый костюм. После окончания школы поступил в военное пехотное училище, как раз началась Великая Отечественная война. Курсантов выпустили ускоренно и отправили на фронт. В звании офицера Дмитрий Иванович прошёл всю войну до победного конца.  Рассказывал, что воевал в конце войны в Карпатах, там, где в своё время проходил Суворов.  Отморозил ноги. Попал в госпиталь, как ему едва не ампутировали их. Спасла медсестра. Когда вернулся домой, долго его лечили крёстная и Катя. Затем снова служба в рядах Советской Армии до 1957 года, когда началось массовое разоружение. После демобилизации пошёл учиться в Куйбышевский пединститут на исторический факультет. Закончил его и работал в ДОСААФе и в средней школе, где и встретил свою последнюю жену, Людмилу Васильевну. Жили они в её четырёхкомнатной квартире на улице Челюскинцев, в Черёмушках, на горе. Их дом был для меня  гостеприимным.
Людмила Васильевна всегда стелила мне в зале на диване чистое постельное бельё, и я спала очень сладко у них. Людмила Васильевна была по духу мне ближе, чем двоюродные сёстры. Всё она понимала, была чуткая, внимательная, добрая. В квартире всегда порядок, чистота, уют. В столовой комнате – телефон, посудный шкаф, скатерти, салфетки, на подоконнике в горшочках цветы и зрели маленькие горькие перчики. В этой комнате несколько лет жила умирающая родная сестра Людмилы Васильевны. Когда мы с внучкой Аней в 1991 году заехали в Бугуруслан, пришлось ночевать у Кати, Людмиле Васильевне было не до нас. В последний раз видела их на юбилее Дмитрия Ивановича, почти за год до его смерти, в ноябре 2004 года. Ночевала у них. Ужинали. У Дмитрия Васильевича всегда в запасе был коньяк (хоть когда приедешь,  коньяк и копчёная колбаса не выводились). Кормили они всегда наперегонки. Подкладывали еду на тарелки с двух сторон. Мёд у него был в своей баночке,  а у неё – в своей.  Из обеих заставляли есть.
 Я всё время побуждала Дмитрия Ивановича писать воспоминания о войне, заставила. Для этого,  я купила ему тетрадь,  папку,  ручку. (Он написал, потом рукопись отдали Ольге Степановне)
   В тот последний вечер сидели за столом в зале, разговаривали. Он был очень груб с женой. Я старалась перевести разговор, разрядить обстановку. Мне было неловко. Людмила Васильевна с ним бранилась, но голос не повышала, вроде как привыкла к такому обращению, смирилась и воспринимала как данность. Мне же жаловалась на его эгоизм, грубость, жадность.
   Умер он восемнадцатого апреля 2005 года (в чине подполковника). Людмила Васильевна сразу же уехала жить к дочери в Аланию (Чечня). Из-за имущества (квартира, машина, дача, гараж) долго судились дочь Людмилы Васильевны с дочерью Дмитрия Ивановича. Летом 2007-го, к тридцатому июля, послала я в Чечню поздравление с днём рождения Людмиле Васильевне и большое письмо с изъявлением благодарности к ней. Ответа не получила, а от Зинаиды узнала, что Людмила Васильевна умерла ещё в январе.
   У Дмитрия Ивановича был китель, весь увешанный орденами и медалями… Ушёл из жизни ещё один участник  Великой Отечественной войны. Был он в мирной жизни всякий: и хитрый, и елейный, и добрый, и злой, и фанаберией, бывало, страдал. Но, как и все, был просто человек. И каким бы ни был, честь ему за то, что воевал и мужественно прошёл свой воинский путь. Мир его праху! В памяти моей остался молодым, в военной форме, с улыбкой на лице. Похож он был на Анисимовых, то есть было в его лице что-то цыганское.

   ЕКАТЕРИНА Ивановна Анисимова (Хлопонина-Коркина) (1925-2002), старшая  из дочерей Василисы Ивановны, второй ребёнок в семье. Её запомнила, когда она была невестой. Дом перестроили, и в зале, как входишь, направо, стоял комод, покрытый вязаной скатертью. Над комодом висело зеркало, перед ним Катя красилась. Однажды она подводила брови, а я (года в четыре или пять) рядом стояла и во все глаза на неё смотрела. Катя покрасила брови, протянула мне ма-аленький чёрный карандашик-огрызок и говорит: «Возьми,  вырастешь, тоже будешь брови красить, береги». Я, конечно, с  жадностью схватила. Запомнилось, как Катя била мне на голове вшей костяным гребешком. Сначала вычешет  насекомых, а потом их гниды-куколки щёлкает на одном и том же месте, да так больно, что я начинаю хныкать. А Катя говорит: «Терпи, сивая гнида, а то вши верёвку совьют и тебя в Турханку утащат». Волосёнки, видимо, в детстве у меня были белые. Катя выходила без конца замуж, разводилась, опять выходила. И всё это  с шумом, прилюдно, с треском, все перепитии её семейной жизни громко обсуждались. Причём суд наступал незамедлительно, так что Катино приданое таскали туда-сюда, туда-сюда. Моя мать, Клавдия Ивановна, была ярой защитницей Кати. Последний муж был Коркин Николай – художник, и горький пьяница. Но кушал он с аппетитом, поэтому был справный крупный мужчина. Родили они с Катей сына Валеру. В доме Коркина Катя осталась уже непоколебимо. Видимо, потому что некому было «молодым» мешать: родители у Николая уже умерли. Домик был небольшой на Партизанской улице за кладбищем. Катя работала на трёх работах: кочегаром, маляром, сторожем.  Держала коров. В общем, сама, как могла, добывала деньги и добилась своего: дом перестроила, срубила новую избу - высокую, светлую, с большими окнами, а родительская часть так и осталась во дворе, с отдельным входом. Там сначала была мастерская Коли. Потом сын подрос, женился – стали там жить. Со временем сын со снохой в силу вошли и переселились в лучшую часть дома, а родители – в худшую, где оба и умерли друг за другом.
В 1991 году мы с внучкой Аней приехали в Бугуруслан. Ночевали у Кати с Николаем. Николай был парализован, и мы его почти не видели. Нас поместили в лучшей комнате на большой кровати. Но в комнате, на кухне, в сенях – везде стоял какой-то неприятный запах. Оказывается,  в доме жили собаки и много кошек. Мы с Аней крепко уснули, а под утро были разбужены тем, что неожиданно отворилась рама со двора, и в комнату запрыгнули собаки, которых Катя тут же начала выгонять. Оказывается, собаки спали на той самой кровати, куда уложили нас с Аней. Утром Катя начала готовить завтрак. Только подошла к холодильнику, её обуяли кошки. Она несла кусок мяса и оборонялась от кошек руками, приговаривая: «Сейчас, сейчас». Положила на стол мясо, кошки начали на него запрыгивать. Катя, немытыми после кошек руками, резала, на пол бросала куски. Потом жарила мясо. Пахло очень вкусно, но мы с Аней, после увиденного, не притронулись к угощению.
Николай парализованный лежал несколько лет. За ним ухаживала Катя. А когда она умерла от рака, сын и сноха с проклятиями ходили за отцом. Он тоже, вскоре после жены скончался.
   Теперь в худшей половине живёт дочь Валеры с семьёй Оксана. Валера в июле 2007-го умер от перепоя. Лет около сорока ему было. У них была традиция (так делали с Николаем, потом с Валерой): запирались в бане с флягой, полной бражки. Тот пил, спал и тут же опорожнялся. Валера на дому гнал самогон для продажи и сам начал пить. Бросал, опять принимался. В очередной раз был в загуле. Вышел на крыльцо (оно высокое) и упал, расшиб себе голову. Жена Ольга из шланга его поливала, чтобы привести в чувство. Говорят, что она его и убила. Вот так, бесславно скончался мой крестник и двоюродный племянник.
   Возвращаюсь к периоду молодости Кати. Работала, как могла, добывая для семьи благополучие. Муж Николай тоже работал – рисовал картины маслом, продавал их на базаре, был неплохим копиистом. «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», «Охотники на привале» - эти картины украшали лучшую половину дома. Рисовал он и пресловутых трёх русалок в лодке (это уже, наверное, потом пользовалось спросом; годы были тяжёлые, городская и деревенская беднота тащила в дом эту «красоту», чтобы как-то украсить  жилище, сделать его  уютнее). Конечно, картины продавал, но Кате денег не давал, всё выливал себе за воротник. Был или пьяный, или с похмелья, всегда угрюмый. Вечно сидел на лавочке и смотрел на Бугуруслан. У них из окон светлицы и с лавочки чудесный вид: город, загородные дали, аэродром, соседние деревни, небо…  Валера родился на радость. В доме часто бывали и выпивки. Катя в молодости не прочь была поддержать компанию, в зрелом же возрасте – в рот не брала. Валера рос как все. До армии отец устроил его на мясокомбинат весовщиком. После армии опять работал весовщиком. В доме у них всегда были колбаса, мясо. Невесту себе Валера нашёл из деревенских девушек. Оля окончила Бугурусланское медучилище. Хорошенькая была, тоненькая. Любил он её. Вообще брак был по любви. Мы с мужем Владимиром Ефимовичем, ездили на их свадьбу. Для меня любая поездка из Давыдовки (Приволжского района Самарской области, родина мужа), была в радость. А здесь на родину, к своим родным! Я такая счастливая была! Мы немного опоздали на свадебный пир. Вошли, а уж все гости за столами, крёстная нас ввела. Молодых мы поздравили и положили в подарок (на поклон) деньги с присловием, которому научили в Давыдовке молодые учителя:
               
                Вот тебе, жениху, медь, чтобы не болеть; 
                Вот тебе серебро, чтобы было добро;
                Вот тебе бумажки, чтобы не бегал к чужой Машке!

На столе были деликатесы с мясокомбината: колбасы, холодцы, языки… Но языки, видимо, не умели приготовить как следует и их просто отварили и положили на тарелки. На следующий день вся свадьба поехала к невесте в деревню Рязановку (ту самую, где в детстве после смерти матери я жила у Пети Большого). Мне было жалко времени – целый день расходовать на поездку. Митя меня очень уговаривал, но я дорвалась до тропинок детства, не могла их променять на застолье и тряску в автобусе. А жаль. Теперь бы поехала я. Хоть взглянуть одним глазком: финские домики, плиты среди улицы, кухня на краю двух дворов, саманный домик, сделанный Петей и его друзьями на помочах, берег Кинеля, гора в конце деревни, откуда приходили вечером коровы и овцы…. Вместо Рязановки на следующий день мы отправились гулять по городу. На барахолке купили мне серенький беретик – он был мне к лицу , -  а Владимиру цыганские туфли (до сих пор их носит, и берет жив, только свалялся). То ли на второй,  то ли на третий день делали у Кати пельмени. И меня понесло перец класть в фарш, щедрой рукой я это сделала. А когда стали есть, у всех во рту сделалось горячо. Жених требовал немедленно виновного на расправу. Я потихоньку промолчала, а невеста его успокаивала, тактично остепеняла. Помню, как Валера таскал на руках свою бесценную Ольгу. Так и стоит эта картина перед глазами: автобус на Рязановку не подошёл к дому, а встал на перекрёстке. Валера взял Ольгу в белоснежном платье и понёс её на руках через лужи к автобусу.
   У Кати от первого мужа Хлопонина была дочь Вера. Вера в хороших отношениях была  с Коркиным Николаем, отчимом. Они находили общий язык за чаркой вина. Когда Катя и Николай умерли, Вера судилась с Валерой из-за наследства. Суд был на стороне Веры, но Валера ничего не дал. Веры уже тоже нет. Она последние годы жила на Урале с очередным мужем, спилась. От неё в Бугуруслане есть сын Олег, который с детства заикался. Он не пьёт и «вышел в люди»: занимается предпринимательством и крепко стоит на ногах. Олег вырос в доме Кати. Выходит, что Коркин Николай и Веру не обижал, и Олежку помогал растить. Да и мы наезды делали в гости. Однажды приехали мы с Владимиром Ефимовичем ставить крест на могиле матери: старый сгнил. Катя написала об этом, она и дубок у соседей приторговала. Владимир Ефимович срубил крест на дворе у Кати. Отнесли его на кладбище, врыли в землю, прибили табличку, покрасили ограду, крест. Николай с нами был также по-родственному гостеприимен. Как и на Петра Ратанова, на Николая теперь смотрю другими глазами: хоть и пил, но мужского достоинства не терял и был великодушен. Мелочный мужик не пустил бы в дом падчерицу, её сына, да нас не принимал бы в гости, потому что кто мы ему?
   Катя оберегала могилу матери, пока у неё были силы. Как-то так получилось,  что я долго не приезжала в Бугуруслан и долго не посещала кладбище. Когда Катя болела, а Галя и Пётр умирали, из Оренбурга я заехала проездом, и мы с Зиной пошли на могилу. С собой я взяла горсть земли с могилы Петра Ратанова. Но мы не нашли могилу матери. Кружили, кружили – всё без толку. На следующий год я приехала, и мы с Ольгой Степановной опять стали искать. Долго ходили, я уже отчаялась. Ищем оградку, дерево, крест, рядом памятник дяде Феде – нет ничего. И вдруг произошло нечто мистическое. Я готова уже была заплакать и уходить (времени всегда в обрез). Остановилась и стою. И как будто кто-то голову мне повернул направо. Я тихо, молча посмотрела направо и вижу что-то знакомое – дерево. На это дерево и пошла. Так вот в чём дело! Я искала ограду, памятник, а этого ничего не было. Оградки больше нет, памятника нет. А к деревянному кресту, срубленному Владимиром, привален ещё один крест, и кругом мусор. Кате в последние годы было не до могилки, но она делала пометки, что это наша могила: была прибита железная пластина, на которой было выбито гвоздём «Ратанова К.И.»  Железочка проржавела, но разобрать ещё можно было. Мы с Ольгой Степановной кинулись разгребать мусор (на заброшенные могилы кидают всё, что не нужно), очистили могилу, пометили дорогу от входа на кладбище через ручей бантиками, ленточками, на дереве я привязала шарф, снятый с шеи, чтобы в другой раз было легко найти могилу. Но в другой раз опять кружили, еле нашли. Приезжали на машине с внучкой Леной и её мужем Филиным Славой. Крест покрасили, рядом врыли железный крест, тоже принесённый Катей, и прикрутили фотографии Клавдии Ивановны и Фёдора Ивановича. В 2002 году это было. В  2005 году я приехала – а у дяди Феди нет фотографии. В 2007 году приехала – крест моей матери лежал на могиле. Мы с Зиной его подняли и врыли. Дерево на краю могилы засохло. Оба креста покрасили, купила два хороших венка, прикрепила их к крестам, подровняла могилу и посадила вьющуюся траву. Уже год прошёл.

   ПЁТР Иванович Анисимов был третьим ребёнком в семье. Моя детская память сохранила только то, что был он страстный голубятник. У Анисимовых по зимам кухня не отапливалась. Вся семья жила в одной избе: тут и спали, тут же в голландке за занавеской, и еду варили, и я умещалась иногда спать с крёстной. Ночью кусали клопы. Кстати о клопах. В послевоенные годы женщины боролись не только со вшами, но и с клопами. Позднее, когда мы уже жили с Анной Тимофеевной, постоянно вытаскивали во двор кровати (они были железные) и кипятком из чайника ошпаривали их: клопы жили гнёздами под постелью. А когда я в 1965 году вышла замуж в Давыдовку и у нас родилась дочь, то бабушка Владимира Ефимовича, Арина, сказала мне, успокаивая: «Вот и хорошо, что девочка родилась, а не мальчик: в армию не надо будет провожать, и будет кому вшей искать». У Владимира Маяковского есть даже поэма «Клоп».
   Так вот у крёстной кухня не отапливалась. Петька держал в ней голубей. Помню,  придёшь к ним, заходишь на кухню, а там гулят голуби. Представляю, сколько уборки было крёстной после таких квартирантов! Петька отпустит на прогулку своих птиц и бегает по двору с шестом, гоняет их, а сам хромает: он ломал ногу.  Когда говорят «в семье не без урода», вспоминаю Петра. И не потому что хромал, а потому что блаженный он был какой то. Крёстная его жалела. Возможно, больше других детей. С житейской точки зрения, несчастный он был.  Когда мою дорогую крёстную привезли в староверскую церковь отпевать, Пётр, окинув взглядом стены храма, с гордостью сказал: «Ну что? Ты где–нибудь такую красоту видела?» Я тут же мысленно представила петербургские храмы (кстати, Господь изображён в Исакиевском соборе, благословляющим народ  двоеперстием; я ещё гордилась: по-староверски). И хотя много красоты и богатства видела и в Киево-Печёрской Лавре в Киеве, и в Сергиевом Посаде под Москвой, и в Гефсиманском скиту близ Троице-Сергиевой Лавры, и в Самаре, и в Сызрани, оценила бугурусланский: много старинных икон, чувствовалось благолепие, богатство, намоленность, особый дух. Пётр как всегда был нетрезв, без конца кидался к покойнице, целовал её в губы и сильно плакал. Ему дали табурет, он сел рядом с гробом и только говорил: «И я за тобой скоро приду». И, правда, вскоре он тоже умер и похоронен в нескольких шагах от отца и матери. От него сын был, я нянчила его в детстве. Жили они на слободке. Очередную жену звали Валентиной. Так как смотрела я на неё снизу вверх, то запомнила её подбородок, губы и небольшой шрам на лице. Была она приветливая и ласковая. Сына Петра и Валентины тоже  уже нет в живых.

    ЗИНАИДА Ивановна Анисимова (Самарцева), (1932 г.р.), старше меня на десять лет. Была она младшим и любимым ребёнком в семье крёстной. Василиса Ивановна души не чаяла в Зиночке. Любовь свою проявляла не в объятиях и поцелуях, а в поступках. Как –то, мы с мужем Владимиром и дочерью Надеждой жили в гостях в её доме на Красноармейской в их отсутствие. Зина в это время ездила со своей дочерью Ольгой Степановной, которая сдавала вступительные экзамены в Челябинский пединститут. Крёстная придёт и говорит , бывало, : «Соберу яблок у Зины во дворе, отвезу на тачке на базар, продам – Зине деньги нужны». Зина была надеждой и гордостью матери, потому что в отличие от Кати и училась хорошо, и вела себя прилично.
Помню Зинин портфель. Так «внедрилась» в их доме, что помню все запахи, закоулочки. Из школьной сумки Зины пахло ржаным хлебом. В школе тогда не кормили. Дети носили завтрак с собой, даже бутылочки с молоком брали. Уровень жизни был:  капнешь молоком на учебник или тетрадь, крошки прилипнут – ничего, так все тогда жили. (Примечание: при таком снисходительном отношении к другим, сама Валентина Михайловна всегда была очень опрятна,  бумаги её отличались ещё и  каллиграфическим почерком, письма – красивым рисунком и орнаментом,- всё от души;  мы, ученики, всегда хотели  в этом подражать нашей учительнице). Так вот, из Зининой сумки всегда пахло хлебом. Ещё была чернильница-непроливайка, так как писали деревянными ручками со стальными перьями. Ручки и карандаши клали в деревянные пеналы. Школа, ещё дореволюционной типовой постройки , находилась на Слободке, влево от крёстниного дома, если встать лицом к Турханке.
  Запомнилось первое замужество Зинаиды. Было ей двадцать пять лет. К этому времени она работала на почте, окончив семь классов и какие-то почтовые курсы или курсы бухучёта. И начала делать карьеру. У её начальника была дочка-школьница, не умевшая писать сочинения. А Зина хорошо справлялась с такой работой ( недаром же по матери мы все Писаревы), и писала сочинения дочке начальника. Начальник стал всячески «продвигать» Зину. Она дослужилась до места главного бухгалтера районного узла связи. Даже, будучи на пенсии, ещё лет десять работала на этой должности, не имея высшего образования. Пробовали заменить её, уже пенсионерку, человеком с высшим образованием. Но он не справился, её вернули назад на работу, а уж потом она сама подготовила себе смену. Зинаида Ивановна чётко и аккуратно вела все дела. Дебет с кредитом у неё до копеечки сходились, возила годовые отчёты в Оренбург и чётко всё сдавала. Работала честно, богатств не нажила. Накопила только денег внуку на машину. Когда в девяностые годы началась перестройка и пошёл мухлёж с деньгами на счетах, Зина говорила: «Мы задержим на несколько дней зарплату, в банке нарастёт сумма, всё снимаем – зарплату раздаём и почтальонам – премии». Зина до сих пор ежемесячно получает пособие около трёхсот рублей, немного, но приятно, что не забывают.
   Так вот, Зина встретила женатого человека, у которого не было детей. Мечталось ему,  во что бы то ни стало сделаться отцом, вот  и приглядел себе степенную девушку при деле. Зина и Степан полюбились друг другу, он развёлся с первой женой и посватался к Зине. Крёстная, кроткая крёстная, объявила войну: ни за что! Умницу, красавицу, ненаглядную Зиночку, которую уже ценили на работе отдать за мужика, старше её на десять лет, разведенного! Нет, нет и нет! И спрятала паспорт. Зинаида, тоже Евина внучка, нашла тот злополучный документ, и они со Степаном спокойно тайком расписались. Родителей поставили перед фактом. Ну что уж тут делать? – Играть свадьбу. Когда «продавали» невесту, за стол со скалкой посадили Галю (мы уже жили с Анной Тимофеевной), было ей девять-десять лет. Она, как её научили, громко и смело требовала выкуп (что-то рублей пять), что ей и выдали на потеху всей компании. Степан  спокойный;  лицо благообразное, чистое, приятное; собою высокий, широкоплечий, статный.  Ко двору подали белую лошадь с дугой, украшенной бумажными цветами и колокольчиком. Жених и невеста сели в нарядные маленькие сани на двоих и поехали по городу кататься. Степан увёл Зину со двора в свой дом. Дом был на слободке, окнами на улицу. В том же дворе стоял ещё дом – сестры Степана с семьёй (у сестры был ребёнок-инвалид; в комнатах чистота, выбитые белоснежные занавесочки; а мальчик не ходил, ничего не понимал, только кушал  и ходил «под себя»; впоследствии, его сдали в дом инвалида, где он и скончался). Во дворе ещё стояла небольшая келья. В ней жил отец Степана, высокий благообразный седой старик, старовер. Он молился день и ночь. Дочь и сноха Зина носили ему горячую еду.
   Некоторое время я нянчилась с их дочерью Олей. У Зины на руках появилась экзема.  Надо стряпать, с ребёнка стирать, а у неё все руки в болячках. Зина надевала резиновые перчатки и всё делала. От резины раны делались ещё больше. Долго она мучилась. Потом её какая-то женщина вылечила. Было мне лет восемнадцать, приехала я на каникулы из Сызрани, тоже нянчилась, а Зина подарила мне свой пуховый платок. Хоть и ношеный, но имевший вид. Я его с благодарностью носила долго, даже в Якутии, куда нас с подружкой направили молодыми учительницами. Зина, и Катя так же как крёстная, всё время старались одарить. Хоть последнее, но отдать. Помню Ольгу Степановну (ей примерно года три) на подоконнике в кухне у крёстной: сидит девочка, вся зарёваная, смотрит через засиженное мухами окно во двор, где гуляют курочки, хрюкает поросёночек от удовольствия свободной жизни. А  Оля  всё плачет, плачет и плачет. Может быть, предчувствует  свою неласковую, холодноватую будущую жизнь. Между Степаном и Зинаидой начались ссоры. Он начал выпивать, устраивать разборки по пьяной лавочке. Был он столяром-краснодеревщиком, зарабатывал неплохо. Выезжал в командировки, а ,возвращаясь домой, устраивал сцены. Как пьянка  - так в семье скандалы, слёзы. Ребёнок стал свидетелем частых семейных разладов. Зина обратилась в милицию раз, другой. А на следующий раз его арестовали  и осудили на принудительное лечение на два года. Оттуда он писал ругательные письма, ревновал Зину к постояльцам-студентам, которых она пускала на квартиру из-за денег. Когда Степан вернулся, вместе уже жить не стали. Он обвинял жену и простить её не мог. Они продали свой прекрасный дом с парадным крыльцом, верандой, каретником, садом и деньги поделили. Зина прикупила часть дома в два окна на улице Чапаевской, потом ещё одну часть угловую, с отдельным входом и получилась половина особняка в их владении. Все работы по ремонту и благоустройству жилища делал Степан для своей единственной любимой дочки, которая впоследствии стала там полной хозяйкой. Зина после развода несколько раз выходила замуж, но неудачно, жила у мужей. Сейчас - с Василием Константиновичем – на станции, в двухкомнатной квартире. Степан сошёлся с одной вдовой, у которой на станции была однокомнатная квартира. После её смерти эта квартира почему-то стала собственностью Степана, хотя у вдовы были свои дети и внуки. Степан умер от рака. Ольга Степановна ездила ухаживать за отцом и стала наследницей квартиры. Деньги эти она израсходовала в 2007 году на реконструкцию жилища. А, возможно, Ольге досталась просто часть наследства. Во внешности Ольги Степановны больше от отца, чем от матери. В ней чувствуется порода: крупная, высокая, красиво очерченный рот, яркие губы, приветливый взгляд. Сдержанная, серьёзная. Вышла замуж за бугурусланского парня, окончившего нефтяной техникум, Прокудина Александра. Родили они двух парней, Диму и Игоря, но почти не живут вместе: он на севере, она – дома. Дети выросли с Ольгой, обосновались тоже в Бугуруслане, а Александр приезжает в гости и строит двухэтажный дом на «поле чудес».         
               
                ДОМ АНИСИМОВЫХ.

  Прощаясь с семьёй моей любимой крёстной, не могу сказать об их доме. Теперь его уже нет. Новые хозяева его снесли и поставили своё строение с мезонином - какую-то большую хламиду, безвкусную, закрытую от людей высоченным железным забором. Но место осталось то же… Память подаёт одну картину за другой. Посреди двора была ложбинка, по которой ручьи бежали к Турханке. Речка весной так разливалась, что затапливала даже окрестные улицы. Бывало, что вода подходила прямо воротам Анисимовых и тогда грязь на улице стояла непролазная. Во дворе тоже грязи было достаточно. Она тащилась за ногами в кухню. Дом перестраивали, и он обретал новый вид. О старом доме я уже писала, когда рассказывала о Кате и о Петре Ивановиче. Он стоял на улице лицом боковой частью. Когда умерла моя мать, в 1949 году, дом ещё был старый (каша манная из печки). Все окна в доме, кроме одного или двух кухонных боковых, выходили на Турханку. Как заходишь, кухня: направо – печь, закуток, прямо – стол под окнами, и налево – дверь. У той двери была ручка, она мне очень запомнилась: блестящая, медная. Кухня моего внимания не задерживала, я сразу шла в переднюю, потому что там протекала вся жизнь. Направо – комод под вязаной скатертью с зеркалом на стене (Катя красит брови), дальше шли окна, целый ряд, штуки четыре. Окна были низкие, видимо просевшие. Даже мне, маленькой, они были низкие. На противоположной стене – ковёр (что-то на нём было намалёвано), кровать, и меня принимавшая, клопы, конечно. В углу, противоположном от входа, стояла голландская круглая печь – обогревательница и кормилица. Как там всё делалось, я не помню, только помню, что голландка давала жизнь. Что-то там шипело, шкварилось, прело, чего-то и мне доставалось. Где вся семья умещалась, где все спали, не знаю, не помню, только народу было! Дядя Ваня, тётя Васёна, Катя (если в разводе), Зина – невеста, я, Пётр Иванович – парень, если не в отлучке, ну, Дмитрий Иванович – в рядах Советской Армии. Всё равно, человек пять-шесть обреталось. А теперь самое главное в старом доме – запах дыма! Грибоедов писал: «и дым Отечества нам сладок и приятен». Как это по-русски! Дым сопровождал всё детство. У крёстной дома всегда пахло дымом. Вкусно и уютно. Когда была в гостях у тети Шуры, отцовой родной сестры, (я была совсем ещё сопливая, может года три было, потому что почти ничего не помню) то впервые вдохнула в себя дым от бани, топившейся по-чёрному. Баня стояла на пригорке, к ней вела тропинка от речки. Тётя Шура таскала воду, а я смотрела во все глаза, вдыхала запах кустов и дыма. Никогда не забуду запах дыма и молочной затирухи на берегу пруда в деревне Ручеёк в гостях у другой Васёны, тоже староверки, матери Анны Сафроновны, жены Пети Большого! Запах дыма из русской печки в Давыдовке. Огонь вымахивает из-под чугуна – один запах, треск дров. Угли раздвинуты, начинают покрываться пеплом – время ставить пирог в подпечке – другой запах. Баню растапливаешь, дым едкий, им давишься, в носоглотке горько, потом голова начинает болеть. Дым уличных костров, осенью и весной… Песня есть «Листья жгут». Дым при жарке шашлыка…                Старый дом сломали и поставили новый с флигелем, два окна – на улицу, два – во двор. В нём уже дымом не пахло: подведён был газ в голландку, в плиту, а в сенях тоже стояла газовая плита для летних хлопот. Расположение комнат было иное. Входишь – просторные сени, тут варили еду летом и тут же обедали. Мухи, конечно. Их гоняли полотенцами, но толку мало. Дальше направо – дверь в зимнюю кухню. Входишь – налево, русская печь, которой не пользовались, кроме дяди Вани, которому она служила кроватью. Направо – посудный шкаф, в котором хранилось что-нибудь вкусненькое и немудрящая крёстнина посуда: несколько тарелок, моющиеся только изнутри, вилки, ложки, мутные стаканы. Рядом со шкафом справа – окно, ведущее во двор и стол около окна, за которым обедали зимой, иногда летом. В углу – сундук, а дальше дверь из двух половинок в зал и плита с конфорками – изобретение советских людей, кормившее и согревавшее не одно поколение: в зал выходит тёплая сплошная стена, а со стороны кухни – топка, и – пожалуйста, стряпай на плите. Не ленись затапливать, да задвижку открывать. Входишь в зал (там всегда было прохладно, и летом, и зимой). Справа – крёстнина кровать, над кроватью портрет моей матери в рамке, густо засиженной мухами. Слева – тоже кровать, но за перегородкой и у голландки, за занавеской. Напротив входа – тот же самый комод, над ним то же самое старое-престарое зеркало. Комод накрыт всё той же вязаной скатертью. В двух верхних ящиках – фотографии и какая-нибудь ерунда. В длинных ящиках – бельё, одежда и какие-нибудь полотенца, дешёвые отрезы, которые крёстная доставала и дарила. Был и шифоньер в углу, пустой или какое-нибудь старое барахло в нём висело. Ни у дяди Вани, ни у тёти Васёны никогда никакой хорошей одежды не было. Дочери старались одеваться хорошо. А крёстная даже не помышляла об этом. В новом доме тоже были запахи. Свои, специфические…               
УЛИЦЫ ГОРОДА.
  Улица крёстной называется Боевая. Наверное, Турханка была рубежом. Вдоль речки шла оборона в годы Гражданской войны. На горе, откуда видна четвёртая мельница и где было стойло коров, мальчишки, мои ровесники, находили гильзы от патронов. За Бугуруслан шли тяжёлые бои. Чапаевская дивизия здесь воевала. Фрунзе и его штаб были в городе. В центре, в садике имени Ленина до сих пор есть братская могила. Будучи школьницей, я читала фамилии тех, кто лежит в ней. Сейчас всё закрашено и забелено.                Улица Партизанская, где жила Катя. Название говорит о себе. Наверное, там был лес и в нём скрывались партизаны… Другие названия – совсем советские: Коммунистическая (Дворянская), Революционная (Соборная), Ворошиловская, Фрунзе, Красноармейская, Красногвардейская, Чапаевская, Ленинградская, Московская, Рабочая. Узнать бы дореволюционные… Зинин второй муж, Василий, и она с ним, жили в части города за лётным училищем, которая называлась Голодаевка. За крёстниной Турханкой идёт вверх по склону горы Слободка. Опять история. В семнадцатом веке на окраине городов селили солдат. Места их обитания стали называть слободами. На слободке живут как в деревне: разводят скот, содержат большие огороды. Воду берут из уличных колонок. Там есть улица Аксакова. Как-то молодой человек подошёл к колонке за водой. Я у него спросила: «А почему улица называется именем Аксакова? Кто это такой?» Парень ответил: «Писатель, а нет, поэт». Я ему подсказала:  «И писатель, и поэт».

                СОСЕДИ КАРПУХИНЫ-ИНЮТИНЫ

    В моей жизни они сыграли главенствующую роль. Жили тихо. Была общая кухня-коридор, разъединяющая дом на две половины: лучшая, окнами на улицу, принадлежала Инютиным; худшая, меньшая, окнами во двор – Анне Тимофеевне. Она, оказывается, ещё до войны жила в Бугуруслане на Стахановской, 76 с другим мужем-инвалидом. Он умер, а квартира досталась Анне Тимофеевне. Можно сказать, что жили мы чуть ли не одной семьёй. Общими были двор, огороды, колонка, кухня, радио… Мария Павловна Карпухина была ленинградка, вдова.  Её муж был капитан и погиб во время Великой Отечественной войны на Чёрном море. Детей, Юру шести лет и Люсю пяти лет, она сумела вывезти по Ледовой дороге через Ладожское озеро. Мечтала  увезти своих сирот в самую глухую деревню, чтобы корова была, чтобы детей накормить. Мария Павловна оказалась в глубоком тылу, в провинциальном городке Бугуруслан и стала работать швеёй. Много горя видела и сама и дети. Люся рассказывала, что их мама шила фуфайки, помогали ей девушки из соседних деревень. На праздники девушки уезжали домой, и Люся с Юрой ждали их возвращения, потому что они привозили молоко, хлеб и кормили детей. Спали Люся с Юрой на груде тряпья и фуфаек.
   Мария Павловна пекла такие вкусности, что и до сих пор я таких не ела. Например, она взбалтывала белки с сахаром и запекала на промасленной бумаге. У них всегда была вкусная и богатая пища: масло сливочное, сыр, сметана. Сыр они ели головками. Обрезали восковые корочки, нарезали тонкими ломтиками и несли в свою комнату. Часто и гостей кормили, поили чаем. Люся была в их семье золушкой, хотя и родная дочь матери. Мария Павловна ей говорила, что в Ленинграде, когда забеременела ею, то хотела сделать аборт, по стечению обстоятельств не сделала. А старость горевать и смерть принимать пришлось как раз у Люси. Люся всё убирала, прибирала, за поросёнком ухаживала, на огороде работала, еду готовила. Помню, как она ставила на кухне учебник, картошку чистила и в учебник смотрела, губами шевелила – учила. Уходила в школу имени Калинина во вторую смену, а с утра и уроки успевала сделать и по хозяйству управиться. Люся была очень добрая и сердечная. Кормила меня, ласкала. Помню,  как я всё время к ней прижималась, помню на ощупь её кожу, помню её запах. Одеколоном от неё не пахло, а кухней – да. Люся никогда не ходила лохматая, всегда гладко причесанная. Однажды, когда мне было лет десять, первый раз в жизни с днём рождения меня поздравила Люся. Со своей подругой Руфой они сделали мне бусы из морских камешков, которые нанизали на обыкновенную нитку. Камешки были лёгкие, темноватые. Это ожерелье я носила долго, пока, по-видимому, не сносилась нитка. В коробку из-под дорогих конфет Люся и Руфа положили мне разных конфет. То-то было счастье! Именно Люся посоветовала мне идти в школу имени Калинина после окончания школы №7 – начальной. Кстати начальную школу у Клавдии Васильевны я закончила на 4 и 5 с преимуществом пятёрок. Сдавали экзамены. По русскому у меня была 5, а по арифметике – 4. Некоторое время мы с Люсей учились вместе во вторую смену. Наверное,  я в пятом классе, она – в десятом.
Мы приходили домой  (а далековато было), ужинали и выходили во двор. Запомнились зимние морозные ясные вечера. Мы с Люсей «сидели» на задах, то есть на заднем дворе. Иногда вечерами, когда было снежно и не холодно, мы всем двором играли в снегу. Взрослые накидывали огромную кучу снега, а мы её разваливали: один человек вставал наверху, а остальные лезли. Верхний держал оборону, то есть спихивал вниз, а нижние старались ухватить за ногу верхнего. Получалась куча-мала. Все в снегу. И за шиворотом, и в валенках – везде снег. Юра – единственный пацан. И он с нами кувыркался. Если ему 15 лет,   то Люсе 14, мне 9, Свете 6, а Гале 4 года (1951). Наверное, в 1953 году мы здорово играли в жмурки. Тётя Маруся и дядя Яша куда-то по вечерам иногда уходили, и тогда мы отодвигали большой стол, стоявший посередине, в сторону, и начиналась потеха. Входящего с завязанными глазами раскручивали на месте со словами:

- Где стоишь?
 – на мосту;
- Что пьёшь?
– квас;
- Ищи три года нас.

   Входящий шарил руками, остальные увиливали. Любили мы подсовывать подушку или какую-нибудь одёжку: входящий с азартом схватит, а мы хохочем. В доме у Инютиных было много книг, учебников. У них впервые познакомилась со стихами Некрасова. Книга «Избранное» Некрасова была большая, с фотографиями и иллюстрациями. Был замечательный портрет поэта, Панаевой, Панаева. Запомнились поэма «Орина – мать солдатская» и стихотворение «Зелёный шум».   
 В семье Инютиных был настрой: во что бы то ни стало молодые должны получать высшее образование. Юра поступил в высшее военное танковое училище. Окончив его, служил в Грузии. При испытании танка упал в горах, делали операцию на голове. Потом учился в Москве в военной академии. Женат второй раз на москвичке. Живёт в Москве. Очень болен.                Люся поехала после окончания школы в город Новосибирск поступать в мединститут, так как там жила тётя. Домой сообщила, что учится, а на самом деле не поступила и ещё целый год  училась в новосибирской школе повторно в выпускном классе. Поступила на следующий год и тогда сообщила о своём обмане. Поезда из Сибири останавливались в городе Похвистнево, и мы на полуторке ездили встречать Люсю. Сколько было радости! Как я её любила!  Люся окончила институт и работала в Сибири врачом, вышла замуж, родила двух сыновей. В последние годы жила в городе Мыски Кемеровской области. Старший сын жил в Подмосковье, был убит в годы перестройки, младший живет в Мысках, от него два любимых Люсей внука. Муж, Вадим Иванович Будков, родом из  центральной России. Сильно пил, но когда заболела Люся, перестал пить и очень ухаживал за своей женой и своей престарелой матерью, которая жива и поныне. А Люси нет.
   Младшая сестра Юры и Люси по матери, рожденная от Якова Васильевича Инютина, Света, тоже решила стать врачом, как Люся. Поступила в мединститут с третьего раза, упорно добиваясь своего. Не поступит – работает медрегистратором в больнице, год пройдет – опять едет сдавать, пока не поступила. На первом курсе вышла замуж за Ивана Лапина, бугурусланского парня, родила сына. Семейная жизнь была очень тяжелой, потому что Иван пил и обижал жену с ребенком. Потом перестал пить. Живут хорошо. Работали в Западной Сибири, потом вернулись в Бугуруслан, построили дом и живут там сейчас. Сын остался в Сибири.

                Школа им. Калинина.

 Я тоже усвоила: получить высшее образование и добилась своего. Когда лежала на Запорожской, встретила своих земляков из Оренбурга, Семеновых Вячеслава и Раю. Рая, в девичестве Варламова, знает Люсю Карпухину. Рая подсказала отчество библиотекаря из детской библиотеки: Ивановна. Была Любовь Ивановна маленькая, с короткой стрижкой черноглазая. Средний палец правой руки был грязный, измят постоянным писанием перьевой ручкой с фиолетовыми чернилами. Рая рассказала мне, что в здании школы имени Калинина был госпиталь во время Великой Отечественной войны. Когда война закончилась, школа переезжала. От бани (напротив было здание) школьники катили парты прямо по ледяной дороге  Коммунистической улицы и вселялись в здание бывшей до революции гимназии. Какое же оно было прекрасное! Двухэтажное, с большими окнами, просторное, светлое, с добротной оградой. На первом этаже было расписание, раздевалка.  На второй этаж вела чугунная резная лестница с деревянными перилами, по которым любили кататься мальчишки. А пакостник Сергей Бородкин однажды измазал их своими соплями, зная, что мы, девчонки, постоянно держались за перила. На втором этаже был большой зал, в который открывались двери всех классов, была сцена, и это было место проведения всех вечеров. Классы были большие. Школьники тогда не мыли полы. Это делали технички. Мы протирали парты от пыли и подметали. У окон были широкие подоконники, а под подоконниками были щели как маленькие пещерки. Возможно, школьники продырявливали их. И в эти пещерки, которые служили почтой, девчонки оставляли записочки мальчишкам первой смены, старшеклассникам. ( Мы, помладше, учились во вторую смену.) После занятий в зимнее время было уже темно, но опасности никакой не было. Мы не боялись ходить вечером, хотя жили далеко: от Кинельского моста до артели «Красные бойцы». Иногда зимой из школы шли не центральными ровными и освещенными улицами, а сворачивали направо, там была гора, и мы на портфелях катались, за что получали взбучку от родителей. Потеха происходила небывалая: мальчишки разве могли пройти мимо? Целых две средних школы рядом, через дорогу: наша и школа  № 9.( Между этими школами было соперничество.)
Запомнились весны. Школьные стены, хотя и очень толстые, дрожали от взрывов льда во время ледохода. Эти взрывы увеличивали радостное настроение: закончилась зима, впереди целая жизнь, ожидание счастья. От этого сердце начинало биться сильнее. Если сравнивать жизнь человека с цветами, то это были подснежники, первоцветы нежные, мохнатенькие, бледно-фиолетовые...
    Года три проучились мы в старой гимназии. Почему-то мне представляется, что А.П. Чехов в Таганроге тоже учился в подобном здании. Оно ведь было типовое. Да разве только Чехов! Как жаль, что стираются следы старины! От школы имени Калинина осталась лишь ограда. Хорошо, хоть ее не снесли! Зато детский сад Нефтяников, рядом, куда ходила Галя, жив, и сейчас детские голоса веселят его стены. В восьмом-девятом классе мы учились уже в здании Учительского института. (Институты тогда превращались в педагогические, наш куда-то перевели и организовали на старой богатой базе Бугурусланское педучилище.) Учительский институт, двухэтажное типовое деревянное здание, ни в какое сравнение не шло с нашей школой на берегу реки. Конечно, оно было бедненькое. Находилось ещё дальше от дома, очень далеко. За бывшим женским монастырем, на месте которого в советские годы была городская больница. В Учительском бывшем институте тоже был большой зал с трибуной и сценой, и двери классов выходили в этот зал. Когда надо было, быстренько вносили сиденья парт, и зрительный зал готов. Здесь проходили комсомольские собрания и вечера. Запомнилось, как выступал на собрании учитель черчения с критикой на нашу школьную жизнь, и все мы покатывались со смеху…

                Первый раз в первый класс.

Наша родная школа №7, где нас учила любимая Клавдия Васильевна Буренина. Расскажу только о 1 сентября 1949 года.  Когда мамы Клавдии Ивановны не стало, мы поселились у Климовой Анны Тимофеевны, нашей второй мамы, которая вырастила нас. До осени мы дожили в деревне: Галя - у тети Шуры, отцовой сестры, я – у Пети в Султангулово. Родители справили мне школьную форму: синее платье, черный фартук и ботиночки со шнуровкой. Утром 1-го сентября Анна Тимофеевна нарядила меня как картинку: под горлышко и на манжетах кружева, бантик на голове – все новенькое, глаженное, а на ногах – блестящие новенькие ботиночки. Сама Анна Тимофеевна приготовилась уже вести меня, но было минут десять времени лишних ( а Анна Тимофеевна дорожила временем, была очень трудолюбивая) и она решила, что успеет еще сбегать с двумя ведрами на коромыслах сходить за водой. И ушла. Я, вся из себя такая нарядная, не преминула угодить правой ногой в коровью лепешку во дворе. Ужас! Анна Тимофеевна наготове вести меня тютелька-в-тютельку по времени на школьный двор (он за углом был), а тут такое…. Ну-ка снимать с меня ботинок, ну-ка мыть его – время ушло. Когда наконец-то мы пришли, прозвучал первый звонок и Клавдия Васильевна уже заводила своих первоклассников на высокое школьное крыльцо. Меня быстренько впихнули к детям, и мы пошли в класс. Тут мамаши начали своим деткам совать деньги на буфет – кому рубль, кому – три, кому – пять. Анна Тимофеевна протянула мне мелочь – я не взяла….
   Клавдия Васильевна усадила нас и начала рассказывать, как мы будем учиться. Вывела к доске девочку с белым фартуком и говорит: «Вот в такой форме будете ходить по праздникам, а потом вывела меня и говорит: «А в такой – в обычные дни».

                Учителя

  По математике у нас была Нина Александровна, высокая худая женщина с кудряшками надо лбом и румянцем во всю щеку. Румянец, оказывается, был болезненный. Нина Александровна болела туберкулезом. Знания по своему предмету она требовала строго. Отстающих оставляла после уроков. (Меня тоже оставляла, но отпускала среди первых). Нас тогда уже интересовало социальное положение наставников. К нашему удивлению, у Нины Александровны муж был шофер. Она была знакома с Инютиными-Карпухиными и однажды зашла к ним, а так как кухня у нас была общая, а я сидела и ела, то я была до такой степени смущена, что готова была провалиться сквозь землю, когда вдруг Нина Александровна, проходя через кухню к двери Инютиных, подбодрила меня: «Питаешься?»
   По литературе в старших классах преподавал Виктор (отчества не помню), однажды, анализируя сочинения, он сказал: «Валя Старостина будет писать хорошие письма своим друзьям». Как-то его заменяла Софья (отчества не помню), она проверяла наши сочинения по Грибоедову, зашла в класс и говорит: «Кто из вас Старостина Валя, встаньте, хочу посмотреть».
   По истории была учительница, жена летчика. Это уж мы доподлинно знали. Была она полная, красивая, с полными и подкрашенными губами, с большими голубыми глазами и носила короткие платья и юбки. Одно время она руководила нашим классом, но не справлялась – мальчишки учились отпетые хулиганы. Кем они потом стали, не знаю, но тюрьмы не миновали.
   В пятом, шестом, седьмом классе вел русский язык и литературу Петр Алексеевич. После диктанта он приносил толстую стопку тетрадей, клал ее на стол и в напряженной тишине класса  произносил одну и ту же фразу: «Я был поражен». Мы готовы  были к этому и уже ждали эту сакраментальную фразу. Дальше начинался разбор ошибок, назывались фамилии по убывающей: от лучших результатов к худшему. Первая тетрадь сверху лежала Сычевой Тони, вторая – Старостиной Вали.
      Запомнился учитель по физике, который заменял нашего основного учителя. Мы знали его подноготную: его женой была техничка нашей школы. Сам он был нерусский, кажется, мордвин. Одет был чисто, в шевиотовый костюм, но сидел этот костюм нескладно. И пока объяснял нам тему, весь испачкался в мелу. В общем, не comme il fan. Но то, что он нам объяснял, запомнилось на всю жизнь: «Кинетическая и потенциальная энергия» - так было доступно и понятно.

                Одноклассники

  Мальчишек Калининской школы не помню ни одного даже по фамилии. Девочки – другое дело, но запомнились только некоторые. Класс был детдомовский. Жили мои одноклассники-детдомовцы на улице Революционной у кинотеатра «Октябрь». Ходили в одинаковых формах, с белыми воротничками, в ботиночках без заплат, аккуратно, чисто одетые. Но жили они особняком от нас «домашних». Они не знали денег и не понимали, что и сколько стоит. Рассказывали, что их хорошо кормили. Однажды двух девочек я привела к себе домой, а Анна Тимофеевна отлучилась куда-то, и я хозяйничала сама. Давай угощать чаем. У нас как раз был испечен большой пирог с картошкой на постном масле. Я порезала весь пирог и за чаем мы втроем его и съели. Какой был потом скандал! Готовилось кушанье на семью из четырех человек…. Наверное, Анна Тимофеевна, скрыла от отца, иначе мне не миновать бы порки ремнем.
   Комсоргом была Петрова Тамара, девочка серьезная, ответственная. Она готовила комсомольские собрания, заставляла на них выступать. Наверное, в жизни стала начальницей. Запомнилась Нина Полянская, светленькая девочка, хорошая. Но с кем хотела бы встретиться и сейчас – с Милой Штраус. Мы дружили втроем, Тамара Ильина, Мила и я. Эта девочка жила сначала с мамой и тетями, какими-то старыми девами, которые жили в одном доме и обучали не только Милу, но и нас галантности. У Милы была такая драгоценность, как фотоаппарат. Конечно, мы фотографировались, делали фотографии. Потом мама Людмилы вышла замуж второй раз,и они стали жить недалеко от Учительского института. Мы с Тамарой ходили в гости к Людмиле, когда у нее в жизни появился отчим. У отчима был уютный, аккуратный, ухоженный домик. В комнате Милы стояла красивая ширма, за которой она переодевалась. Однажды нас пригласили на день рождения, угощали за большим семейным столом. Никогда ни до, ни после я не ела такого вкусного борща, как на том празднике. С вечеринки мы возвращались, как всегда, с Тамарой и доходили до места расставания (угол Транспортной и Чапаевской) и подолгу разговаривали. Мы стояли в облаке духов «Рижская сирень», которыми нас обрызгала Мила  (ее мамы духи, в то время очень популярные и любимые советскими женщинами, очень дефицитные – не достанешь). Остался на всю жизнь в памяти запах духов в морозном воздухе как зов юности, как символ чистоты…. Запомнились одноклассницы Нина Полянская и Сычева Тоня. Когда поступила я в Калининскую школу, то закончилась наша дружба с Валей Горбуновой, с которой мы дружили в начальной школе. Здесь, в пятом классе, в мою жизнь вошла Тамара Ильина. Она была красивая. Рядом со мной, серенькой, запуганной, посредственной, Тамара выглядела еще эффектнее. Мы с ней почти не расставались: в школу, из школы – вместе, в школе за одной партой 5, 6, 7, 8, 9 классы, на спортивных секциях – вместе, на вечерах, после школы – опять вместе. Когда мои родители, Михаил Трофимович и Анна Тимофеевна с Галей уезжали на Кавказ, мы целую неделю жили у нас и съели поллитра постного масла – жарили картошку. Вернувшись, когда Анна Тимофеевна это увидела, был грандиозный скандал: за неделю съесть столько масла! Семье и то меньше надо! Вообще, можно сказать, в эти годы общения с Тамарой, я стала учиться хуже. Мы читали книжки, ходили в кино, гуляли по Бугурусланскому Бродвею (7, 8, 9 – е классы) в белых тряпочных тапочках, намазанных зубным порошком. Рвения к учебе не проявляли, учились налегке. Ни мои родители, ни ее не контролировали нас, пустили на самотек, занимались своей жизнью. У Тамары отец пошел на сторону, чуть не ушел из семьи. У нас Михаил Трофимович тоже смотрел на сторону и погуливал, но главное, учинял такие скандалы по пьянке, что мало не покажется. В семье у Ильиных читали книги все: и родители, и дети (Тамара и Юра, старше ее на несколько лет). Рукодельничали. Мама Тамары научила нас вязать иголкой кружева, еще они с Тамарой делали замечательные салфетки. Дом их был большой (на углу Рабочей и Транспортной), гостеприимный. Мама играла на гитаре. Бабушка все время хлопотала на кухне (у них была русская печь), умела обрабатывать кишки, желудки, требуху и готовить из них вкусные блюда. Как я позднее узнала, дед Тамары был сборщиком мяса, кож и поэтому бабушка всему научилась. Она была маленькая, полная, румяная, приятная в общении, доброжелательная, вела все хозяйство. Отец ухаживал за кроликами. У них во дворе была землянка для этого. С  Тамарой мы одно лето (в 8 классе) работала в топографической партии по протекции тети Сони – так звали маму Тамары. После 9-го класса отец увез нашу семью в город Отрадный, и мы с Томкой расстались. Прошло много лет, и однажды прозвенел звонок в нашей трехкомнатной квартире в селе Приволжье, и вошла Тамара Ильина. Проездом попала ко мне. С тех пор никаких вестей. Ее судьба сложилась так. После окончания десятого класса в нашей школе, она поступила в сельхозинститут на ветеринарное отделение в одном из городов Урала. Проучилась два курса, вышла замуж за летчика. Летчик увез ее на Украину, где она живет и сейчас. Родились дети: мальчик и девочка. С мужем разошлись из-за его пьянки. Теперь дети уже взрослые. Но больше ничего не знаю о своей подруге.

                Жизнь в соседстве с Инютиными -Карпухиными

  После смерти  нашей мамы Клавдии Ивановны, жизнь наша происходила в тесном соседстве с семьей Инютиных. Наш дом и сейчас стоит на улице Транспортной,76. (ранее называлась Стахановской). Люся писала, что хозяйка этого дома, мещанка, была жива еще в то время, когда мы там жили. У нее отняли собственность – этот дом, и она не могла простить, этого, злобствовала на жильцов, то есть на нас. Дом разделялся на две половины: окнами на улицу, со ставнями (Инютины), и окнами во двор (наша). Посредине дома – общая кухня с дверями в наши комнаты. Жилье тесное, коммунальное. И жизнь двух семей тоже тесно переплеталась. Особенно объединяла кухня. Здесь готовили еду, стирали, обедали. Здесь шли долгие разговоры. Тетя Маруся, как ленинградка, а следовательно, более образованный человек, задавала тон: рассказывала о театрах и даже о своем участии в спектакле по «Грозе» А.Н. Островского. С отцом они рассуждали о книгах. Однажды он смаковал сцену искушения Катюши Масловой Нехлюдовым, и они вместе с Марией Павловной восхищались мастерством писателя Л.Н. Толстого («Воскресение»). На кухне висело радио – тарелка. Говорило чисто. Работало с утра до вечера. В семь начинало день Гимном Советского Союза, затем шли последние известия, и начиналась утренняя зарядка. Сопровождалась замечательной музыкой. Вообще звучала классическая музыка. Брамс «Венгерский танец», Чайковский, Бетховен и другие. Арии из опер и оперетт мы слушали часто. Помню, я все мурлыкала: «Красотки, красотки, красотки кабарэ», а тетя Маруся меня поучала: «Валя, не очень-то восхищайся этой песенкой: красотки кабарэ – это продажные женщины». В 16 часов каждый день шла передача «Москва-Пекин» о дружбе СССР и Китая, она сопровождалась песней «Москва-Пекин, Москва-Пекин, идут, идут вперед народы. Москва-Пекин, Москва-Пекин под знаменем свободы». Перед вечером, на закате солнышка, обязательно транслировались футбольные матчи, играл футбольный марш «Та, та, та». Вечерами, особенно зимними, мы слушали радиоспектакли. На кухне чисто, все убрано. Мы сидим за своими столами, слушаем и грызем семечки. Бывало, что надоело разгрызать каждую семечку, мы грызем в кучу, потом отшелушиваем, отбираем зерна от шелухи и зерна, чистые уже едим с аппетитом. Запомнился китайский спектакль «Седая девушка» о борьбе за свободу. Бывало, что во время прослушивания, выключали свет, тогда восприятие было еще ярче. На кухне тетя Маруся производила свои чудеса кулинарии. У нее была толстая и очень красивая кулинарная книга с рецептами. Верхом изысканности тети Марусиного вкуса были, по-моему, пирожные-безе, которые пеклись на промасленных бумажках из взбитых белков с сахаром. Первым ценителем качества изготавливаемой продукции была наша Галя. Она ждала вкусностей допоздна. Весь дом спал, только тетя Маруся колдовала и Галя засыпала за столом, но дожидалась, ела, и уж тогда, успокоенная, пробиралась на кровать ко мне под бок, к стенке…



На этом, к сожалению, воспоминания Валентины Михайловны пока заканчиваются. Если смогу найти продолжение (или окончание), обязательно опубликуем.


Рецензии
Хорошо написано...

Олег Михайлишин   23.12.2020 19:52     Заявить о нарушении
Это воспоминания учительницы русского языка и литературы 50 годов Фониной Валентины Михайловны. Я стал учиться ы первом классе с 1954 года. Такие у нас были учителя.

Табрис Карамалов   08.01.2021 09:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.