Крещение

Крещенское  утро скрипело  искристыми  снежинками под Федькиными валенками и приятно ослепляло белоснежьем.
 Он глянул на красный  шар в голубой вышине, прищурился, обнажив щербатый рот. Мамка говорила: « На солнце смотреть нельзя». А  как  не смотреть, ежели оно есть?
Малец недовольно пнул валенком железный столб, прижался к нему козырьком шапки, задышал часто на озябшую чернь и лизнул её.
Кончик языка ожгло больно и показалось Федьке неказистый столб обратился в чёрную махину, и потащил его за лизун в кромешную тьму.

- Ма-а, - лишь и вскрикнул.

Опомнился дома. Бабушка, вытирала  слёзы, снимала с него валенки, шапку, пальтишко.


- Приморозил-таки язык, непослушник, - дедушка щелкнул блестящими щипчиками, расколол кусок пилёного, схлебнул чая из блюдца, - я, было дело, в твои годы с железкой до дома бежал от околицы. Ох и лупил меня батька.

«Лупил, - Федька смахнул  слезу кулачком и побоялся закрыть рот. Глазенки его блестели тревожно, - за что лупить, когда и так больно. Не жалко дедушке меня, не жалко. Вот и маме расскажет …»

- А оше э уду, - всхлипнул мальчонка, прикрыл глаза и сквозь рыжие реснички обильно засеребрились крупные слёзы.

- Знамо дело, не будешь. Я вон, с того раза, почитай, лет шестьдесят, как не пробовал, -  и хохотнул дед в пшеничные усы.

Малец мудрёно складывал губы трубочкой, вдыхал громко воздух, охлаждая распухший язык.

- Аае  ее гоои, - Федька болезненно двигал подбородком, - я аам ааау.

- Как же, маме и не говорить, когда сам сказать не сумеешь, - дед глянул хитро, - язык-то твой, вона, на столбе остался.

Бабуля тряхнула в сердцах платком перед дедовым носом.

- Чего насмехаешься, старый, пожалел бы мальчонку, - и замахала часто фартуком  перед лицом внука.

- Пожалеть, - буркнул дед и, утерев губы полотенцем, строго глянул, - позавчерась, Федька,  упреждал я тебя? – и кивнул на икону в переднем углу.

Огонёк над стеклянной лампадкой затрепетал, как душонка Федькина, когда дед тряс пальцем у его носа и, показалось мальчонке, бледное  пламя спряталось под крышкой.

***

Тем утром  после завтрака, он  достал скатанную из бумаги трубочку, разжевал кусок газеты и послал жёванку  в раскрытую форточку,  затем плюнул на цветастый настенный ковер и, вдруг, взор его остановился на углу под потолком.
 В первые, там, на тёмной доске, он разглядел белобородого старичка с книжкой в левой руке и  крестами на плечах.
 Пальцы другой руки сложились в странную фигуру, и как не пробовал Федька повторить её,  не выходило эдак.
 Стеклянный пузырек перед доской мерцал еле видимым пламенем, и показалось, вот-вот оно подпалит старичку бороду.
 Пацан прицелился в зыбкий огонек и, что было сил, выдохнул  бумажный «снаряд». И вдруг ощутил дедовы пальцы. Сухие, колючие они крепко  держали Федькино ухо, слегка раскачивая его  голову, будто требовали кланяться кому-то

- Вот, паршивец, - беззлобно проворчал дедушка, - нельзя на образа  плевать, нельзя. Накажет тебя боженька  за эдакое, - и  перекрестился.


***


Бабушка тревожено глянула на икону, на деда, затеребила пальцами край передника, приобняля  внука  тёплой рукой, и отвела его в спальню.

- Ба-а,- всхлипнул Федька, и указал  в угол потолка.

Бабушка улыбнулась, тронула губами мальчонкин лоб:  Николай Угодник это, - и улыбнулась, прикрывая одеялом внука,  - сосни милый.

Радужные круги заиграли перед Федькой, разливая калейдоскопно неведомое сияние.
 В ярко освещенной комнате за столом белобородый старичок повернул краник самовара, наполнил стакан чаем, улыбнулся  и протянул его Федьке.
А тот опасливо глянул на густой пар.
Старец еле заметно кивнул седой головой, коснувшись мягкими пальцами Федькиной руки.

Стакан вовсе и не был горячим. Он  парил прозрачным, сладким ароматом,  и разливалась вокруг доброта  и   погружался в неё Федька, растворяясь в золотых лучах  ярко-малинового, вовсе не слепящего солнца. И вдруг, восчувствовал, как Николай Угодник,  осенил  его  крестным знамением.

Он открыл глаза. Рядом сидел дедушка, поглаживая Федькину руку. Усы его подрагивали и глаза моргали влажно.
- Я его видел, дедуля, - мальчонка улыбнулся, - он вот так сделал, - и перекрестился.


Рецензии
здравствуйте Александр. такое впечатление, что Вы подключаетесь к космическому информационному каналу и оттуда черпаете информацию. Вам только стоит из тонкого плана выложить произведения на бумагу. всё так правдиво описываете, что кажется Вы сами присутствуете и в мальчонке, и в собаке, и в других ЛГ о коих идёт речь в произведениях. с превеликим уважением к Вам,
Анатолий.

Анатолий Матиенко   07.02.2021 11:57     Заявить о нарушении
Верно, верно, Анатолий.
Все сверху и идёт))

Александр Гринёв   07.02.2021 12:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.