Шоколадка

          Ирина Коновалова, сорокалетняя инженер отдела материально-технического снабжения   завода одного из волжских городов в декабре 1991 года собралась в командировку в Москву.
 
         - Дочка, - обратилась к ней мать, - я тебя никогда ни о чём не просила, но сейчас ситуация такая, что мне нужна твоя помощь. До семидесяти лет я хорошо помнила с кем я ходила в детский садик, но сейчас стала забывать своих коллег по работе.  Врачи рекомендовали употреблять шоколад. У нас его не достать. Даже на вот эти продуктовые талоны на январь. И даже, если поменять выдаваемые макаронные и  колбасные изделия на кондитерские. А в столице, говорят, можно шоколадку купить. Купи мне дочка хотя бы парочку. Там же есть известная на весь мир кондитерская фабрика «Красный Октябрь».

        - Постараюсь, мама! – с неохотой отвечала дочь.

          Командировка оказалась успешной, задание руководства завода Ирина выполнила на сто процентов. Представители принимаемого предприятия по её просьбе достали ей целую упаковку шоколада. О чём у себя в городе она могла только мечтать. Казалось бы, и дочь должна быть довольной, и её старенькая мать, быстро теряющая память. Увы, иногда жизнь выходит за правила логики. Для этого не обязательно иметь серьёзную причину, достаточно вспомнить какой-нибудь запомнившийся с детства неприятный факт.

        С аэропорта Коновалова приехала в свой родной город на рейсовом автобусе, остановившемся на городской окраине, где уже несколько десятилетий красовался новый автовокзал. До своего дома ехала с пересадкой. Когда  сошла с автобуса, то на своём пути встретила группу шестилетних воспитанников детского сада. Не долго думая, командировочная достала из своей спортивной сумки упаковку шоколада и быстро раздала его детишкам. За что получила благодарность от их воспитательницы. Возможно, если бы последняя знала причину поступка незнакомой женщины, то поступила бы с точностью наоборот.

      Подойдя к своему дому, Ирина заметила в окне на третьем этаже мать, которая с нетерпением ждала дочку с командировки. Та заулыбалась и помахала ей рукой. Только теперь  Коновалова-младшая поняла, что натворила. Но не идти же обратно и забирать у детей шоколадки?!

        Едва открылась входная дверь, как вошедшая женщина услышала голос матери:  «Дочка, ты мне про шоколадку не забыла? Привезла?».
        - Прости, мама, - отвечала та, - я тебе в Москве достала целую упаковку шоколада кондитерской фабрики «Красный Октябрь», но спешила на рейс в аэропорт и забыла его в гостинице.
         - И что же мой шоколад достанется горничной?
         - Нет, мама, твой шоколад достанется тебе.
         - Как это? Ты же сейчас не полетишь в Москву снова ради шоколада?
         - Разумеется, нет. Есть другой способ.
         - Какой же, дочка?
         - Мама, можно я с дороги приму ванну, отдохну немного и тебе сообщу о способе доставки  шоколада?
         - Хорошо, Иринка, я подожду. Иди мойся.

           Находясь в горячей ванне после возвращения с морозной улицы на Коновалову нахлынули воспоминания далёкого детства, проведённого в селе. В первую очередь перед мысленным взором предстал большой тазик с водой, в котором  мама мыла её накануне первого сентября. Ирина первый раз в жизни собиралась в школу, о которой хорошо была наслышана в детском садике.

         Затем «всплыл» неожиданно перед глазами школьный двор. Вот она стоит с букетом цветов, а рядом соседка-первоклашка Света. Затем первая  учительница ведёт своих учеников и учениц в класс. Вот они со Светой занимают согласно роста одну из последних парт.

       Когда Нина Егоровна объявила первую перемену, Света достала из школьного портфеля шоколадку и стала её есть квадратиками. Парочку их предложила соседке по парте. Ира не отказалась, ибо не помнила, когда последний раз брала в рот шоколад. Семья у неё бедствовала. Родители работали в колхозе, получая «гроши». Но и они уходили в основном на лечение бабушки, проживающей с ними.

        Скушать шоколадку одноклассницам не позволил звонок на урок.  Пришлось доедать её незаметно для учительницы. Однако их действия не остались незаметными для ученицы сзади. Вера не выдержала и достала с портфеля тоже шоколадку. Заметив это, Света её спросила:
       - Где она взяла шоколадку?
       - Крёстная поздравила меня  с  Днём рождения, который я отметила вчера, - услышала ученица в ответ.
       - А кто у тебя, Вера, крёстная?
       - Мама Иры?
       - Какой Иры?
       - Которая сидит с  тобой сейчас рядом.

         У Ирины на глазах появились слёзы: её день рождения был неделю назад, но ни какой шоколадки она от своей мамы не получила.
          - Тебе, Ира, плохо, - спросила подошедшая к парте Нина Егоровна, - почему ты плачешь?
          - Голова что-то у меня разболелась?
          - Ну... тогда пошли в медпункт.
          - Не надо, Нина Егоровна, мне уже лучше.

            После занятий учительница оставила у себя Иру, пытаясь выяснить причину её слёз, но это ей не удалось. Причину так никто никогда и не узнал. Даже сама педагог склонялась к тому, чтобы поверить своей ученице.

         Что касается самой Коноваловой Ирины, то она весь свой длинный путь со школы домой клялась никогда этого не простить матери. Она, конечно, понимала, в каком трудном финансовом положении находилась её семья, но не могла понять, как её родная мать могла потратить последние деньги на шоколадку не ей, дочери, а совсем посторонней девчонке, пусть и крестнице? Обида оказалась столь большой, что она не могла забыть её и к сорока  своим годам.

          Именно она, обида, заставила раздать предназначенные маме шоколадки чужим детям. Совершив этот необдуманный поступок и увидев в окне квартиры по возвращении из командировки радостное лицо матери, она всё же покаялась в содеянном. Случилось непредвиденное: она вдруг простила ей ту историю с шоколадкой. Но как исправить ситуацию? Где снова найти маме шоколадки, без которых она и на самом деле может окончательно потерять память? Этот вопрос ей не давал покоя и в последние дни Старого 1991 года, и в первые дни Нового 1992 года. Маме она сказала, что в гостинице горничной работает дочка её одноклассницы. Что она знает адрес, и пришлет по почте шоколадки. Ложь во имя спасения? Да! Но другого выхода на тот момент Коновалова не видела. И кто знает, что бы она делала, если бы не Борис Николаевич Ельцин в срочном порядке не «осчастливил» россиян с 1992 года рыночной экономикой.

         Словно по мановению волшебной палочки в магазинах стали появляться продукты питания, в том числе и импортные. Вот только цены на них «кусались» страшнее злых собак.

         Одним словом, вскоре Ирина смогла преподнести маме целую коробку шоколадок, добытую правдами и неправдами. Мама же и на самом деле поверила, что этот тот шоколад из московской гостиницы, в которой её дочка случайно оставила, уезжая.

           А шоколад действительно положительно стал влиять на память семидесятилетней женщины. По крайней мере, она теперь могла спокойно рассказывать соседке от начала до конца содержание очередной серии мексиканского телесериала.

02.09.2018 г.

Фото из Интернета


Рецензии
Замечательно - грустно...

Васильева-Сталаш   03.10.2019 05:08     Заявить о нарушении
Вы-правы на счёт грусти! Но такова жизнь.

Петр Панасейко   29.10.2019 15:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.