Ожидание

( из цикла «Зарисовки»)

….В воздухе пахло дождём. В воздухе нестерпимо пахло дождём. Поток влажного сентябрьского воздуха бесцеремонно  вторгся сквозь слегка приоткрытое окно. Одурманенная свежестью вечерней прохлады, Вика с удовольствием открыла и балкон. Она открывала его каждый раз в знак ожидания. Будь то что угодно: от  волнительного ожидания весны , подруги или дорогого  сердцу человека- ей просто  необходим был  свежий глоток перед приходом в её жизнь нового. Она боялась и ждала. Ждала и боялась. Сама  толком не зная, чего. Наверное, прежде всего, себя. Боялась не справится с жизненными трудностями и новыми задачами. Боялась раствориться в быту и рутине. А главное- перестать быть мечтой. Его мечтой. Ведь он так долго её искал..….
...Они познакомились, как в кино,  одним  из самых романтичных способов: на железнодорожном вокзале. Оба томились в ожидании: она своего поезда, он- своего. А как позже выяснилось- одного и того же. Сергею за полчаса до отправки  пришлось поменять билет: прямой Москва- Сухум отменили, но ему несказанно повезло- один билет до Адлера  по счастливой случайности все же оставался в кассе.
Сергей ехал на пару недель к брату. Тот — военный в отставке, к  сорока семи годам дослужился до подполковника, открыл свою  небольшую горнолыжную базу, и Серёжа в свой положенный ему законный отпуск не преминул воспользоваться удобным случаем- покататься на лыжах. Вика ехала в известный Сочинский санаторий.  Зимой путевки гораздо дешевле; и, взяв десять  дней за свой счёт,  она как никогда, надеялась залечить свои физические и душевные раны  пребыванием в солнечном южном городе.
… В дороге завязалось непринужденное общение. Он-  недавно разведен, она- тоже.  Почти ровесники. «Говорят, одиночество сближает. Правду говорят,»  - подумала Виктория при  уже более близком знакомстве. Они проговорили весь день и большую часть ночи. В санатории каждый день — звонки и смс.  На обратном пути снова, уже специально, поменяли билеты и ехали вместе. Зачем? Пока не знали ни она, ни он. Просто легкое дуновение предмартовского ветерка. Просто обоих захватило  ожидание весны и новой жизни…
...Вика, закутавшись в  белоснежную балконную  занавеску, на мгновенье, словно замерла, от волнительных душу воспоминаний. Словно, это было вчера. А ведь, уже прошло полгода. Полгода переписки и часовых разговоров по скайпу. Полгода бессонных ночей в ожидании чуда.
…. Сергей служил на Кавказе. Приехать в  закрытую территорию можно было только жёнам военных. Но, даже приехав, жить все равно было  негде… В аулах квартиры не сдавали. Хотя, нет. Все это были лишь её убедительные доводы, отговорки для самой себя. Она просто  боялась и ждала. Ждала и боялась. Еще одного шага. Еще одной боли.
… Договорились встретится в  первый день его отпуска.  Тридцать первого августа.
 Целый день до знаковой даты Вика  тщательно готовилась: убирала квартиру, приготовила любимый Серёжин вишневый пирог, буженину, экзотический салат. Желанный - долгожданный должен был появиться ближе к шести вечера. Но странным образом его телефон с самого утра был недоступен. Причем обе симкарты сразу. Ростовская и кавсказская. Вика не знала номера друзей, а звонить родителям было, мягко говоря, не совсем удобно.
 Часы (как ей казалось) очень нервно тикали. За вечер она раз пять успела вынести  мусор- так успокаивала расшатанные до предела нервы. Её любимый кот Персик  почему-то без умолку , не переставая, орал, словно ворона, каркал беду. Вечнозелёное «женское счастье»  свешивало свои "ушки" второй раз за день. А еще Вика, ко всему прочему, разбила  свою любимую, привезенную из Турции, глиняную кружку , сильно  порезав осколками палец. Кое-как левой рукой, оказав себе первую помощь, она, дав волю эмоциям, накопившемся за долгое время, зарыдала навзрыд.
… И пошёл дождь. Наконец-то пошёл дождь. Огромные капли, словно барабанные палочки,  в такт тарабанили по стеклу. Будто призывали забыть и уничтожить тысячу написанных и произнесенных ей Сережей  слов. «Ты выйдешь за меня замуж?» «Я жутко по тебе скучаю», «Жду — не дождусь, когда тебя увижу, моё солнышко»…. «Скоро — август, а значит мы скоро будем вместе»…
 … Она продолжала так и сидеть на полу посреди глиняных чеперков с перевязанным пальцем.  Подняться просто не было сил, как и сделать любое другое движение.  Темные влажные дорожки слёз вперемешку с тушью застыли на впалых щеках. Персик вдруг суетливо забегал вокруг  хозяйки, перестал истошно орать, заглядывая в глаза, терся мордой о руки и коленки.
- Одного тебя люблю, - первое , что смогла сказать Вика за целый день, усадив кота себе на плечо. В последний раз бросила взгляд на настенные кухонные часы. Те показывали без четверти одиннадцать. Он не пришёл.
"Видимо, страх нового и тоска по бывшей жене оказались сильнее", - так Вика в  оправдывала свою несостоявшуюся в который раз   личную жизнь...


Рецензии