Эссе 14 Наука и Жизнь Посмотрим непредвзятым взгля

Наука и Жизнь. Посмотрим непредвзятым взглядом на науку и общественное мнение.

Эссе 14

Сегодняшнее спекулятивное либеральное мировоззрение покрыло мраком «относительного» либерального невежества весь мир. Все исследователи, ученые, или безусловно обязательные «относительные релятивисты», или изгои науки и общества, буквально выкуриваемые «научной властью» через «общественное мнение» из этой сферы деятельности. В деятельную науку давно и прочно записали практическую, предметно типологическую социологию, переведя ее в теоретический мировоззренческий «общечеловеческий» статус. И здесь, в ее либеральном «общечеловеческом» варианте, «научные власти» творят всевозможные политические и наукообразные «открытия» либерального примитивизма спекулятивного материалистического торгашества, этим либерально-социологически терроризируя этим весь научный и деятельный общественный мир.

На первый план временно выводятся разные одиозные личности из разных сфер деятельности. Вот возьмем практическое селекционерство, очень важная деятельность мировой сельхозпрактики. До XX века особой нужды в «глобальных научных обоснованиях» в этой сфере деятельности не было, но, с появлением специализированных крупных производителей сельхозпродукции, подобная нужда появилась. Известный Нам с Вами русский селекционер Мичурин добился впечатляющих успехов в селекции плодоводства и растениеводства и …в какой то момент стал этаким городским сумасшедшим, поставив себе противоестественную «научную» задачу, условно, на яблоне вырастить грушу. То есть примитивный ущербный ум практика не имел Абсолюта Культуры и типологии ареала нравственно-научного мировоззрения и поэтому не видел разницы между разновидностью типа растений и видовыми различиями. Этот материалистический «наукообразный» глупец (не ведая этого) поставил своей задачей совершить акт Творения, неподвластный тварному человеку. И здесь в полной мере проявился дегенеративный примитивизм подобного ущербного материалистического мышления, уже попавшего в капкан и тиски политизированной гибельной «релятивистской относительности». В России хорошими селекционерами были также Лысенко, Пустовойт, Лукьяненко и прочие. Здесь несколько особняком стоит Н.И. Вавилов. Вот официоз: -

«Вклад Вавилова в биологию сложно переоценить. Занимаясь изучением растительного мира, учёный явил миру несколько тысяч новых растений, ранее неизвестных человечеству. В научно-исследовательском учреждении ВИРе создана коллекция, из более чем 300000 образцов растений.

Закон гомологических рядов, открытый Вавиловым, определяет особенности наследственной изменчивости у близкородственных видов. Согласно этому учению, у родственных растений возникают сходные наследственные изменения.

Именно благодаря трудам Николая Ивановича мир узнал о существовании иммунитета у растений. Под руководством учёного было выведено несколько сотен новых видов районированных растений, способных произрастать даже в нетипичных для этого территориях и приносить значительный урожай».

То есть это был все тот же обычный селекционер, но крупный организатор и собиратель образцов мировой коллекции растений, а иммунология и закон гомологических рядов ничего ни нового, ни практического не дали мировой науке. Вот толчек гибельной химизации сельхозпроизводства и ее генной инженерии (с совершенно не предсказуемыми и неизученными последствиями для здоровья человечества), трактуемый вкладом в иммунологию, либеристичные идеи Вавилова дали, и это все.

 Другое дело его совершенно трагическая судьба привлекает внимание, но это не научная тема. А вот статья о его коллеге и губителе Лысенко, статья очень поучительная выводами, которые напрашиваются после знакомства с ней: -

«Неосведомленный, малограмотный научный карьерист – случай Т.Д. Лысенко»

 «После смерти Сталина, с приходом к власти Хрущёва, Лысенко, по традиции, пригласили на пленум Центрального Комитета партии. Хрущёв был ошарашен его выступлением; передавали, он сказал, что его радует, когда колхозник говорит языком учёного, но он не может понять, почему академик говорит подобно малограмотному мужику. Казалось, что эра Лысенко кончилась. В «Правде» появились статьи, разоблачающие «мичуринскую биологию», аргументированно было показано, что «экспериментальные доказательства» превращения одного биологического вида в другой, например, сосны в ель, являлось элементарным жульничеством. Высказывания и работы Лысенко и его сотрудников повсюду свободно критиковались, и всем стала ясна их несостоятельность. Лысенко каким-то таинственным образом удалось воздействовать и на Хрущёва, мичуринская биология снова оказалась вне критики. До самой смерти Лысенко она продолжала подавлять разумные идеи и исследования. В 1961-1962 годах мировую сенсацию произвело открытие американцами генетического кода. И тогда заявление президента Кеннеди о том, что «русские догнали нас в области физики, но безнадёжно отстали в биологии», произвело ошеломляющее впечатление на партийное руководство, и оно приняло, наконец, меры к развитию в нашей стране молекулярной биологии, никак не согласующейся с мичуринским учением. При Академии наук был создан Научный совет по молекулярной биологии. На заседании президиума Академии, выступавшие критиковали состояние биологии в нашей стране и подавление современных исследований. Корреспондент рассказывал, что особенно резко выступил академик И.Т. Кнуньянц, химик: эмоционально, с жаром, он сказал: «Я беру Большую советскую энциклопедию и нахожу слово «ген».  Что же я читаю? Оказывается это мифическое понятие, противоречащее науке. Вы понимаете, «мифическое»! Чему учат в школе - дарвинизму и всякой чепухе, а не современной биологии!» Тут поднял руку Лысенко и заявил, что это заседание настолько важное, что необходимо поместить стенографический отчёт о нём в центральных газетах. А моя коллега корреспондентка «Вестника Академии наук СССР» сказала мне: «Как же вы не поняли – вот напечатают в «Правде», что дарвинизм - это чепуха, и он всю Академию наук разгонит». Такова была природная хитрость и сила этого малограмотного академика».

Я уже писал ранее, что все Элиты, всех сословий и социальных групп по видам деятельности, были после 1917 года «красным террором» зверски истреблены. И когда, при Сталине, пришла пора наводить порядок в разоренной стране, и начинать мобилизовать ее ресурсы хозяйства и обороны страны, ввиду неминуемой военной угрозы, то выяснилось, что делать это некем, нет специалистов. Вот и направили на учебу поголовно серую рабочую молодежь, больше было некого. То есть в науку пришли потоком те же безшабашные мобилизанты. И толку в науке от этой публики лишь хороших исполнителей было мало, а политические амбиции заставляли их при первой же неудаче искать не ее истинные причины, а находить врагов среди старых спецов традиционалистов. Это и была судьба Вавилова и многих других ученых царского времени.

Это поветрие всеобщего заблуждения «социалистических» материалистов, и их примитивная дикарская вера в торжество науки, охватившая весь «научный» мир со времени «эйштенизма», наглядно проявилась в «научных» институтах «ссср». Обычная селекция практиков-хозяйственников, как и другие виды хозяйственной деятельности, перекочевала в теоретическую «сферу институтской науки» и начала плодить совершенно безбашенных «советских гениев» один из которых «академик александров» и доигрался в своем научном популистском ослеплении до жуткой чернобыльской катастрофы, своими безумными тезисами о полной безвредности и безопасности атомной энергетики. Здесь в подобной среде и рядовой агроном Лысенко, своей политической трескучей демогогией и «вырос» в «крупного гениального советского ученого».

И Лысенко и Вавилов утверждали существование генома и законы наследственности. Принципиально они расходились только в одном – вопросе о наследуемости приобретенных свойств.

Вавилов считал, что приобретенные свойства не наследуются и геном остается неизменным на протяжении всей истории своего существования. Он опирался на работы Вейсмана и Моргана.
 
Лысенко же напротив утверждал, что геном может изменяться, фиксируя приобретенные свойства. В этом он опирался на неодарвинизм Ламарка.

Но научного спора то, здесь и нет? Есть лишь разногласия в аспектах теории эволюции Дарвина, приверженцами которой и являются, и тот, и другой!

Причем агротехнические методы и селекционный отбор Лысенко выдаются за фундаментальные открытия, а Вавилов к тому же простой добросовестный собиратель образцов растений и «энциклопедист» и никаких практических выводов из его закона «гомологических рядов» сделать невозможно!

Почему Мы с Вами опять подробно говорим о частном случае растениеводства, да потому что торгаши-выгодополучатели и колонизаторы «достижениями генной инженерии уже довели Россию и мир народов до непредсказуемых последствий. Я помню в каком то литературном журнале прочитал рассказ на любовную тему (поэтому очевидно выпускающий редактор и недосмотрел и допустил публикацию), где пара влюбленных преодолевает трудности. Он бедный рабочий парень, а она дочь крупной властной шишки, встречаются тайком. Он говорит: меня твои никогда не примут, посмотри они заливают отравой все поля и травят нас (Вы не забыли, что к ленинскому «коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны» партаппаратчики Хрущева добавили «плюс химизация сельского хозяйства»), они наши враги, и девочка говорит ему – папа знает о тебе и ты будешь с нами, а мы едим особую пищу и так далее, но он добровольно уходит из жизни.

 Потом мне говорили, что в Америке 70-х годов на витрине лежат красивые аппетитные фрукты, овощи и дома они несколько дней такие же, но есть их невозможно трава-травой. И посмотрите там, в США, бедствие с ожирением людей и эта зараза уже в нашем доме, и никто ничего не делает, и не собирается менять подобный ужас. Чем Нас с Вами кормят и поят, не знает и не дает узнать, никто. Смешно и одновременно страшно смотреть на глупцов читающих аннотации продуктов в магазине, ведь бумага все стерпит. А наша преступная власть не дает Нам с Вами возможности защиты от безбашенных производителей-отравителей, для которых наше здоровье «бизнес и ничего личного».

А ведь подоплека ужаса «генной инженерии», все в том же безумном стремлении либерального дикаря к недостижимому для человека акту Творения (безнравственные идиоты «братья стругацкие» накропали на эту тему либеральный пасквиль «Трудно быть Богом», ну здесь либеральное чудовище, оно и есть чудовище и больше ничего от него не дождешься), от безнравственных дикарей. Это и "урожайные болезнестойкие" сорта злаков, как отрава, это и "овечка долли", это и "искусственное зачатие и воспроизводство человека" и многое иное, так кажущееся безобидными "достижениями (безбашенной) науки". И если Мы с Вами не защитимся от них, то нас не защитит никто, и они утащат Нас с Вами в Преисподнюю вместе с собой.


Рецензии