Тулуп

               
  Старик ходил зимой в тулупе – старом, потёртом, с разнокалиберными пуговицами, часть из них были некогда на халате покойной жены.
   Он бы и летом его не снимал, да только жарковато было, и он переходил на пиджак, такой же древний – видимо, ещё послевоенного пошива, и носил неизменно галифе. Из обуви дед признавал только сапоги.
   А кроме того, были у него две лошадёнки, понурые и тощие, настоящие одры, едва тащившие дроги с их хозяином или лёгкие сани зимой. Он смастерил их сам для своих доходяг – лошадей.
   Словом, картинка была ещё та, экзотическая и впечатляющая.
   Половина деревни, молодое поколение, не знала, как его звали, где он живёт,  с кем и кто его родственники и где они. 
   Тулуп был вещью исторической и раритетной, и носил его дед не из жадности: просто он не озадачивался обновками – люди его возраста плохо привыкают к смене вещей и не меняют привычек.
   Дед не сидел в избе, а постоянно был при каком –  нибудь деле: ковырялся в стайке, возился с лошадками. У него было хозяйство, «четыре курицы, петух и коза, «нечистый дух», а также возил людям дрова и сено.
   Говорил так:
- Если я остановлюсь, то больше с места не сдвинусь, окочурюсь в момент как пить дать.
   Кстати, старик не пил и не курил – кажется, ещё после войны бросил:
- Ранение у меня было, в лёгкое осколок попал. В госпитале врач предупредил: «Хочешь жить, бросай эти грязные дела», я бросил и очухался через пару лет.
   Про войну он ничего не рассказывал, медалями не бренчал, на вечера и встречи не ходил. В костюме с наградами никто его не видел, да и приличного костюма у него, по – моему, не было.
   Но жил легко, сельчане его любили: мзду, как сказано, он за помощь не брал: покормят, и ладно.
   А тулуп был его «визитной карточкой», как шляпа у Боярского или гитара у Высоцкого: он был незаменим в антураже деревни.
   Жалким он не выглядел в своих «мехах».
   Так он и ушёл из жизни, ведь жизни человеческая имеет свой срок.
   Хоронили его всей деревней.

 


Рецензии
Прочитала, понравился дед, символизирующий упрямое постоянство в хорошем смысле слова, с позиции общечеловеческих ценностей. Но его самого жаль. Создалось впечатление, что он никогда и не был молодым, что сразу родился дедом, да и обстановка в деревне тоже не претерпела каких-либо существенных изменений на протяжении времени...законсервировалась. Может из-за деда...?
А жизнь вокруг всё меняется, научно-технический прогресс давит, меняя окружающий мир, заставляя людей быть гибкими, а всё чаще - сломанными...
Рассказ очень хороший, творческих Вам успехов. С уважением,

Марина Любчак   02.12.2018 06:45     Заявить о нарушении
Дорогая Марина,в российской глубинке поныне 18-й век.Проверьте!И в деревне одни деды и бабы.В.Солоухин:"А где же мужики?Ушли в поэты.Все в городе,язви их душу мать!"Вот такие реалии.

Михаил Чайковский   06.12.2018 06:51   Заявить о нарушении