Освободитель часть 3 глава 10

Ученик
Новый 1877 год шестнадцатилетний Коля Рысаков встретил в компании учащихся Череповецкого реального училища. В прошлом году он окончил Вытегорское уездное училище и переехал в Череповец, обучаясь на собственные средства.
- Я не смогу… - Николай сначала отказывался от предложения товарищей отпраздновать его вместе
Лишних денег у него не было. Семья Рысаковых жила на лесопильном заводе Громова в Олонецкой губернии Вытегорского уезда, где его отец Иван Сергеевич служил управляющим заводом.
- Живём лишь на получаемое им жалованье, - знал сын, но согласился.
В последние минуты уходящего года юноши с горящими глазами держали в руках фужеры, сгрудив их в кучу, ждали, когда он откроет бутылку шампанского. Коля снял фольгу и сеточку. Бутылка была только что из ледника и пробка сама не выскакивала.
- Вот чёрт! - он долго пытался вытянуть её, раскачивая и ругаясь.
Собравшиеся учащиеся начали его торопить:
- Давай, давай, быстрее!
Тут пробка ломается - половина у него в руках, половина в горлышке и зацепиться пальцами не за что. Последовали громкие крики негодования про Рысакова и пробку. Он потряс бутылку, чтобы газу поддать.
- Эффект нулевой, - изумлённо понял Коля. - Пробка всё ещё в бутылке.
Он схватил со стола штопор, ввинтил его в пробку и резким движением руки вырвал её из горлышка бутылки. Скопившееся газы шампанского выстрелили штопор с пробкой в неизвестном направлении. Последовал вздох облегчения и торжественный разлив вожделенного напитка:
- Успели...
Через полчаса им понадобилось открыть бутылку вина.
- Гм, - хмыкнул Рысаков, - а штопора-то нигде нет…
Около часа все как идиоты лазили по квартире в поисках штопора, но так и не нашли. Пришлось другие бутылки открывать народными методами. Отметили хорошо. К утру легли отдыхать, из-за нехватки места положили некоторые тела на пол. В полдень всех разбудил истерический хохот Николая, спавшего на полу. Сквозь дикие всхлипывания разобрали слова:
- Штопор!.. Штопор.
- Задницей нашёл, что ли? - спросил кто-то.
Рысаков покачал головой и показал пальцем в потолок. Товарищи подняли головы и увидели в потолке торчащий штопор с сохранившейся пробкой от шампанского.
- А может быть это новый принцип двигателя, основанный на выбрасываемых газах? - подумал он. - Расскажу потом кому-нибудь… 
Остальные молодые люди смеялись над ним так громко, что в комнату заглянула хозяйка пансиона. Вдова поручика Енько-Даровская сдавала студентам комнаты и испуганно спросила:
- Что у вас случилось?
Ей указали на Колю, как виновника шума, но она не поверила:
- Он всегда был поведения хорошего, иногда, например, услышит, что мальчики выражают вольные мысли и опровергал всё. Лаской с ним можно сделать всё, и он послушается.
Первый год Рысаков плохо учился, но потом стал развиваться хорошо. Он был набожным и с охотой ходил в церковь. Как-то хозяйка сказала ему:
- Вот когда поступишь в горный институт, то, пожалуй, переменишь свои мысли с Бога на революцию.
Николай заверил, что не пойдёт на такое никогда. Он много читал. За год и восемь месяцев он окончил курс в реальном училище, и уехал в Петербург. Чтобы поступить в горный институт, Рысаков предоставил свидетельство об удовлетворительном окончании курса в реальном училище и был допущен к поверочному экзамену, но принят вольным слушателем.
- В документах, представленных им, не доставало увольнительного свидетельства от общества! - сообщил руководству инспектор Бек
Занятия начались осенью, когда в столице России темнеет рано, а светает поздно. Николай хотел влиться в новый коллектив и активно участвовал во всех студенческих пирушках.
- Буду как все! - решил он.
Одна из таких затянувшихся пьянок началась в десять часов утра и для него закончилась после обеда глубоким и продолжительным сном в чужой комнате. Около восьми вечера остальные более стойкие и слегка протрезвевшие участники решили поужинать. Рысаков, открыв глаза, и решив, что готовится завтрак, сообщил:
- Я не против принять участие в утренней трапезе, и если надо, могу даже в магазин сходить.
Так как все магазины были закрыты, то у одного из собутыльников возникла весёлая идея:
- Сгонять человека хрен знает куда, да и по собственной инициативе!
Он тихо поделился её с друзьями, и та была воспринята с восторгом. Хозяева вечеринки дали ему строгий наказ:
- Без хлеба не возвращаться!
Вся компания с нетерпением стала ожидать появления гонца, предвкушая его крики и возмущение по поводу того, как над ним злобно подшутили. Но поборник трезвости и трудолюбия вернулся с фразой:
- Вы не поверите - утреннее время, но все магазины закрыты, пьяных на улице полно и почти во всех жилых домах в окнах свет горит. Не работает, что ли, никто!.. Куда катится эта страна!
После этого случая Коля держался особняком, ни с кем не сближался в институте. Он начал активно учиться, а свободное от занятий время проводил в библиотеке института за чтением математических книг. Месяца три спустя, в декабре, прошёл слух, что Рысаков находится в бедственном положении, питается одним чаем и чёрным хлебом с солью.
- Так как у нас студентам первого курса не выдаётся пособия, - понимал инспектор Бек. 
От безденежья Николай устроился работать на бойню. Как говорили ему старые работники, вводя в курс дела:
- От коровы у нас остаётся только её последний выдох.
Он должен был коров в отстойнике, перед забоем кормить травкой. Но они уже не еле, только жалобно мычали.
- Чувствуют… - жалел их студент.
После первого трудового дня он выпил водки с забойщиками и заблудился на скотобойне. Попал в ледник, куда готовые туши вешали на денёк, на огромные чёрные крюки, чтобы стекла кровь. Пьяный Рысаков упал и долго бился в тушах, но никак подняться на ноги в лужах крови не мог. Вставал, уцепившись за неё, а она качается. Он повиснет, ноги скользят. Силы покидали парня, и он падал на окровавленную землю.
- А ещё и по башке тушей хлоп! - успел подумать Коля перед следующей отключкой.
Искали его долго. Нашли сладко спящего, в полной алкогольной отключке под тушами. Забойщики вытащили его. Они мужики добрые, недаром кровь бычью прямо горячую пьёт стаканами, запивая водку.
- Ну, куда его девать? - гадали они. - Видно, до дома парень не доедет…
Решили его отнести в кочегарку. Она работала круглосуточно, ведь бойню отапливать надо. Кочегарка была на угле. Топка и грязный кочегар. Ноги свиные и говяжьи, уши опаливал он для холодца на открытом огне.
- Дабы волоски удалить… - знали забойщики.
Они положили Рысакова в тепло, на кучу угля. Тут дядя Стёпа за ним и приглядывал, а у самого в темноте только глаза и зубы блестят.
- Угольная пыль проклятая! - ругался он.
Радость алкогольного забвения быстро проходит. Неизбежно наступает страшное похмелье и дикая жажда. Тело Николая, битое об коровьи туши сильно болело.
- Где я? - очнулся Рысаков и осмотрелся.
Ночь, только огонь мерцает. Чёрт рядом стоит, в топку адского котла уголь кидает. Сам он лежал весь измазанный в крови, натекшей от туш коров на куче угля.
- И меня тоже в топку… - у него полное непонимание происходящего.
- Ну что?! - откликнулся чёрт и улыбнулся блестящими зубами, лишь глаза горят. - Друг сердешный!.. С приездом тебя! Очнулся, душа моя!
Николай в ужасе осмотрел помещение. В одном углу огромная куча ног от убиенной животины, а в другом углу уши свиные горой.
- И всё в таком полумраке, только под освещением от котла… - догадался Рысаков. - Это точно ад!
Как кричал он, как горько плакал только кочегару ведомо. Потом дядя Стёпа его в сознание привёл и объяснил:
- Ты парень живой!.. Задремал слегка и был мертвецки пьяный…
Николай окончательно пришёл в себя только под утро. С тех пор его никто пьяным больше ни разу не видел. Завязал он намертво.
- Страшно подумать! - одобрили забойщики. - На том свете побывал!
Он уволился с бойни, Бек сделал представление директору, которое и поступило в совет, с предложением, чтобы Рысакову дано было пособие.
- Совет это утвердил! - сообщили студенту.
Рысаков выдержал экзамен, перешёл на второй курс и начал слушать лекции с сентября 1878 года. После рождественских каникул, он реже стал посещать институт, часто бывая на квартирах, где собирались знакомые. Однажды поговорили, а на окне бутылка пива стояла, открытая. 
- Коля, закрой бутылку, а то весь газ выйдет! - попросили его.
Он пошёл закрывать бутылку, но как-то неловко - пиво начало пениться, а потом вырвалось из бутылки, обрызгав кровать. Рысаков, напуганный содеянным, поставил бутылку на стол и принялся заметать следы. Он перевернул одеяло на другую сторону, чтобы пятен видно не было.
- Чёрт! - сделал это так, что сшиб бутылку, и остатки пива залили ковёр.
Начал спасать его и сбил свечу, которая упала на одеяло. Одеяло начало тлеть и загорелось. Коля начал сбивать огонь, по пути сбив всю посуду.
- Что тут у вас творится? - вдруг, в разгар пирушки стремительно распахнулась дверь, и появился высокого роста, прекрасно сложенный, с широкой грудью и крупными чертами лица человек.
Веселье сразу оборвалось, все притихли. Было в этом человеке что-то такое особенное, что проводило между ними резкую черту.
- Налейте пива ради праздника, - он усмехнулся и присел к столу.
Так Рысаков познакомился с человеком, которого называли «Тарас». Под этим революционным именем был известен в Петербурге Андрей Желябов, который пользовался громадною популярностью. Ему было под тридцать лет, но на вид он казался значительно старше. Одной внешностью Андрей выделялся и при первом взгляде обращал на себя внимание.
- Не может быть, - убеждённо говорил он студентам, - чтобы наше общество, терпящее от гнёта самодержавия, задавленное и приниженное, не отозвалось энергично, если бы увидело, что его дети несут всё, включая и жизнь свою, на дело освобождения России от гнёта, на дело борьбы за политическую свободу.
Желябов играл выдающуюся роль в среде русских революционеров. Слушать его было жутко и радостно. Он умел наполнять всех бодростью, верой и ясностью простой мысли. Рысакову импонировало в нём всё:
- Его мужественная красивая фигура, уверенные жесты, выразительная речь, меткая и образная, наконец, цельность и законченность мысли, развиваемой логически и до конца.
На устах его была добродушная, снисходительная улыбка, и он обдавал собеседников ласковым взглядом. После первой встречи они не раз имели продолжительный разговор о рабочем деле, который заканчивался тем, что для успешного рабочего движения необходима охрана его от шпионов.
- Одно из славных русских лиц, - любовался им Николай.
Окончив гимназию, Андрей поступил на юридический факультет университета в Одессе. Через два года его исключили за участие в студенческих беспорядках. Он прошёл через подпольные кружки и студенческие сходки и тюрьмы. В конце пришёл к выводу:
- Единственным средством осуществления идеалов является террор.
Хотя в Одессе в спорах, где ставился вопрос о выборе правильного пути борьбы с царским произволом, придерживался другого мнения. По убеждениям чистейший пропагандист, возражая на предложение боевика Юрковского, он сказал, протягивая руку в сторону последнего:
- Вы все террористы враги более чем монархисты, путь террора слишком ответственен!
- Под ударами систематического террора самодержавие даёт уже трещины! - ответил ему Юрковский. - У правительства вне его самого нет опоры. Долго выдерживать подобное напряжённое состояние оно не в силах, и пойдёт на действительные уступки, лишь бы борьба велась неуклонно.   
Там Желябов поменял взгляды. Это была сложная и богато одарённая от природы натура. Сын крестьянина, он унаследовал физические свойства родителей. Железная воля и сила духа чувствовались в каждом его жесте, звуке голоса, походке. Прогуливаясь по Петербургу, говорил Рысакову: 
- Крещён в православии, но православие отрицаю, хотя сущность учения Иисуса Христа признаю...
- Как так? - удивился он.
- Я верю в истину и справедливость этого вероучения и торжественно признаю, что вера без дела мертва, и что всякий истинный христианин должен бороться за правду, за права угнетённых и слабых и если нужно, то за них и пострадать! - своими речами производит на слушателей такое впечатление, что они готовы были идти за ним куда угодно.
Однако Николай пока сомневался начать революционную деятельность. Накануне он познакомился с девушкой Мусей, служившей горничной у богатого фабриканта. Она часто выгуливала хозяйскую собачку породы бассет-хаунд, с длинными ушами, длинным телом и печальными глазами.
- Охотничья… - сказала Муся при первой встрече.
Несмотря на несуразную фигурку и короткие лапки, собака обладала удивительным проворством, и на редкость сволочным характером. Круглые сутки она испытывала мучительный голод, выискивая пищу на прогулках.
- Вечно голодная! - понял Рысаков, сопровождая девушку с собачкой.
Он проживал на углу 15-й линии Васильевского острова и Большого проспекта, занимал угол - пространство между печкой и стеной. Как-то раз они отправились гулять к пешеходному мосту на Заячий остров. Там плавали жирные утки и гуляющие с детьми люди, с упоением кормили их хлебом.
- Еда! - собака обнаружила жирных уток в пруду, которые беззаботно носились по Неве туда и сюда за толстыми кусками хлебного мякиша, которые в изобилии сыпались на них с мостика.
Она набрала первую скорость со всей мощи своих коротких лап, и с плюханьем бросилась в воду. Но не за утками, а за хлебом. Плавая среди уток с сумасшедшей скоростью, она хватала бросаемый хлеб, по пути отгоняя мешающих уток.
- Утки плюнули и скрылись… - громко засмеялся Николай.
Теперь народ с мостика кормил плавающую с бешеной скоростью собачку. Дети были в восторге. Их родители катались от смеха. Все наперебой спрашивали:
- Чья это такая замечательная, такая весёлая, такая голодная собачка?
На берегу стоял красный от стыда Рысаков, и тихо твердил:
- Это не моя!.. Это не моя...
Он был небольшого роста блондин, сутуловатый, с рыжеватой растительностью, имевший рыхлый вид. Мусе он не нравился, и после этого случая она прервала с ним всякое общение. Теперь Николай часто встречался с Желябовым. В январе он завёл разговор о роли царей в судьбах русского народа и необходимости их уничтожения вообще, если русские цари пожелают остаться при старой системе управления.   
- Открытое восстание невозможно по инициативе самого народа, - сказал Андрей. - Он настолько обессилен и разъединён, что не восстанет вследствие недовольства существующим порядком до тех пор, пока не явится смелый и решительный предводитель.
- Я готов на всё ради великой цели! - заверил его Рысаков.
Когда же Желябов спросил, о том, что, не откажется ли он от каких-либо террористических действий, то Николай твёрдо ответил:
- Нет!
Андрей прибавил, что на крупные террористические действия нужно кроме желания ещё некоторое революционное прошлое:   
- Террор... Это средство исключительное, героическое, но за то и самое действительное, лишь бы только борьба эта велась последовательно, без перерывов. Партизанские эпизоды, растягиваемые во времени действуют лишь на воображение публики, но не устрашают правительство.
Они вышли вместе с места сходки, хотя Желябов избегал так делать, считая это неконспиративным. Был вечер, и по пустынной улице он вещал:
- Все значение этого орудия борьбы и все шансы на успех заключаются именно в последовательности и непрерывности действий, направлять которые необходимо на определённый намеченный пункт.
Разговор коснулся специализации при революционной работе. Рысаков выразил при этом удивление, каким образом поспевает он всюду и спросил:
- Почему ты уделяешь время на такие, в сущности, мелочи.
Андрей звонко рассмеялся.
- Далеко не все мелочи, что порою кажется мелочами, - сказал он. - Из них то часто и комбинируется то, что потом оказывается крупным.
- Право, добрая половина нашей работы складывается из мелочей… 
- Поживёшь в опасности, и всё поймёшь, - добавил Желябов, - на собственном опыте придётся испытать всё это...
Они простились и разошлись. Андрей направился к конке. Вскоре примкнув к боевой партии, Николай сделался нелегальным, так как заметил слежку полиции за собой. Он стал жить по паспорту на имя Макара Глазова.
продолжение http://www.proza.ru/2018/09/23/400   


Рецензии
Странный парнишка был этот Рысаков.

Владимир Прозоров   21.09.2018 20:50     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   22.09.2018 07:05   Заявить о нарушении