Грех

   Гавриловы были нашими соседями.

 Их добротный дом выгодно отличался от простых и невзрачных домов односельчан.
 
Иван Ипатьевич сам его строил.

Он не постеснялся с размерами, поэтому, жилище получилось просторным, с каждой стороны дома вместилось аж по три высоких окна. Фасад строения украшала большая веранда, на которой, при случае, можно было разместить никак не менее двадцати человек. В дом можно было попасть только через эту веранду, поднявшись по высокому каменному крыльцу, обрамлённому с двух сторон литыми металлическими перилами.

Сам дом был выкрашен в синий цвет, наличники всех двенадцати окон – в жгуче-красный, а покатая крыша отливала зелёным.

Зачем Гавриловым так много квадратных метров никто в деревне не понимал. Их и было то на весь дом трое жильцов.
 
Сам Гаврилов – невысокий, кряжистый мужик, уже с хорошими залысинами и щербатым лицом. Слыл он человеком мало что молчаливым, но даже и угрюмым.

Иван Ипатьевич ни с кем в деревне дружбы не водил и при встрече с односельчанами и не здоровался;  опустит глаза в землю и идёт себе по своей надобности. Впрочем, все к этому давненько привыкли и сами старались с ним не заговаривать.

 Жену его -  тётку Нину, полную от скудности движений, толком никто не видел: говорили, она ещё  по молодости, сразу после рождения ребёнка, заболела какой то непонятной болезнью, поэтому, на улицу почти не выходила; да и по дому, сказывали, передвигалась с большим трудом. Только два раза в год муж возил её в районную больницу, то ли на процедуры, то ли на проверки какие то. Вот и все её выходы в свет !..  Тётка Нина имела справку по инвалидности и от этого нигде не работала.

Дочку их, Свету,  можно было бы назвать красавицей, если бы не врождённое заболевание позвоночника, от чего ей приходилось сильно сутулиться; она, видимо, очень комплексовала по этому поводу, поэтому, так же, как и её отец, по жизни была одиночкой, и даже старалась быть не заметной, опасаясь насмешек в свой адрес из за физического недуга. Мы были с ней ровесниками и учились в одном классе.

По дороге в школу, я несколько раз пытался с ней заговорить, но она не отвечала, и я оставил свои попытки. Мне было жаль её, но помочь ей я был не в состоянии.

А вот  отца её я не любил. Можно сказать, даже ненавидел ! И на это была причина.

 Дело в том, что наш сосед Гаврилов Иван Ипатьевич разводил собак. Для этого он держал у себя во дворе целый вольер.
Вольер был сколочен из обыкновенного горбыля, спереди обтянут металлической сеткой и поделён на мелкие клетушки, в каждой из которых помещалась только одна собака.
 
И миска для еды и воды !..

Вот такая собачья тюрьма !..

Жизнь в клетке до самой смерти !..

Насильственной смерти !..

 Потому что Гаврилов своих собак убивал !..

А потом шил из них шапки !..

Возил эти шапки в район на своём мотоцикле с коляской и продавал их на рынке !..


Я про себя называл его Живодёром !

Да ! Живодёром !..

У тебя, что, жрать что ли нечего ?!..

Работаешь себе колхозным сторожем и работай ! Тебе за это деньги платят !

Плюс ко всему, у тебя же за домом огород на девять соток ! И чего там только не растёт !..

А ещё куры, кролики, свиньи ?!..

Мало тебе ?!..

Собак то зачем убивать ?!..

Ведь, это грех – убивать !

Я уж не говорю, что их просто, по- человечески жалко !..


Лично для меня, собака – это самый преданный друг ! Никогда не бросит, не предаст !..

Я как то был на рынке в районе, наблюдал, как одна мамаша своему сынку щеночка покупала. Видели бы вы глаза этого мальчугана ! В них радость и восторг, мол, мне мамочка сейчас такого друга купит !..

А этот гад их просто режет !..

Живодёр !

Он, когда мимо меня проходит, я его, стиснув зубы, ненавидящим взглядом провожаю !..

Интересно, что Света по этому поводу думает ?!..

Она ему говорила что-нибудь насчёт не убий ?!..

Ведь, ясно, он бы ее послушал ! Всё-таки, единственная дочь !..

А может бы и не послушал ! Вон, какой угрюмый !..

Это всё, наверное, человеческая жадность ! Мало ! Мало ! Ещё больше денег !..

А люди куда смотрят ?!..

Никто ему ничего не говорит, не предъявляет !

На их глазах грех совершается, самое настоящее убийство, причём уже столько лет подряд, а им – хоть бы хны !..

Вот оно и есть – Человек – Царь природы !..

А собака – не часть природы ?!..

Её не жаль что ли ?!..

… Как то раз, я простыл, и родители разрешили мне в этот день не ходить в школу.  Ушли на работу. Я походил по дому, походил… Скучно… Сел у окна, стал во двор смотреть…

Вот Света, в полусогнутом состоянии в школу пошла..

Через некоторое время, смотрю, Живодёр с женой из дома вышли и к мотоциклу. Видимо, в больницу собрались.  Он ей помог в коляску забраться...
 
Как всё- таки тяжело человеку с лишним весом жить ! Ну вот, как у тётки Нины ! Сама, без посторонней помощи даже в коляску мотоцикла сесть не может ! А что говорить про обычные вещи…ну…к примеру, носки одеть… Наверное, не только ей тяжело, но и близким ее. Никому не пожелаешь такого !..

А,вот,интересно, Живодёр её жалеет… Потому, как жена родная... А собак не жалеет ! Будто они не чувствуют его отношения к ним !
 
 Всё они чувствуют !

И собака чувствует,и кошка, и, даже дерево, и то чувствует !..

Я посмотрел на ту часть вольера, которую мне было видно из за забора. Собаки, большей частью, лежали на полу, положив свои головы себе на передние лапы…

Жалко их !..

… А что, если пойти и часть из них выпустить на волю ?!..

Никого же нет и никто не узнает !

Эта идея чрезвычайно меня взволновала !

Я встал и заходил по комнате, туда-сюда, туда-сюда !

Опять выглянул в окно.

Вокруг тишина.

Надо решаться !

Вышёл на крыльцо.

Огляделся вокруг.

Никого.

Со стороны огородов в заборе между нашими участками была дырка. Ринулся туда.

Пролез.

Согнувшись в три погибели, ( тут же вспомнил Свету – как ей тяжело всегда так ходить), пробежал до вольера.
 
Собаки, чуть не все подняли морды на меня, мол, а ты, странный мальчишка, что тут забыл ?

Ну что, бедолаги, хотите на свободу ?!

Я начал быстро-быстро открывать щеколды и отворять дверцы клетушек.

Эх, была не была ! Всех выпущу.

Собаки, будто не поверившие своему счастью, не двигались с места.

Да что это такое ?!..  Я им свободу, а они застыли, как мумии !

Начал не громко хлопать себя по ногам :

- Ко мне ! Ко мне !..

Ну Слава Богу ! Зашевелились, по-тихоньку, стали вылезать из своих тюремных камер.

Потом повел их на огороды. За огородами поле и потом сразу лес :

- За мной, милые ! За мной !

Так и побежали !

У кромки леса я остановился. Постоял, посмотрел на них и вернулся домой.

Дома сразу к ведру с водой  и две кружки подряд выпил !

Наверное, от возбуждения !

Что то теперь будет !..

Может, зря я так ?!..

Нет, не зря !

Благородное дело сделал !


… Как только услышал шум мотоцикла, прильнул к окну !

Гавриловы к себе во двор заехали.

 Понятное дело -  сразу увидели открытые дверцы вольера ! Иван Ипатьевич спрыгнул с мотоцикла, забегал-заметался вдоль вольера !

Потом к жене ! Помог ей подняться из коляски и в дом повёл.

Я не дышал, во все глаза глядел !

Потом он вышел из дома. В руках верёвки, ружьё и быстро-быстро зашагал в сторону леса…

… Больше его никто не видел.

Сгинул в лесу в поисках своих собак.

Поначалу была организована спасательная операция, мобилизовали народ… Но безуспешно ! В нашем лесу можно пропасть, как иголке в стогу сена !..

Через несколько дней поиски прекратили. Решили, что медведь задрал или волки сожрали.

Я всё это время ходил ни жив, ни мёртв. По ночам не спал, боялся, что за мной придут.

Но никто, видимо, и вопросом не задался, как собаки убежали…

В школе я на Свету смотреть не мог. Стыдно мне было ей в глаза глядеть, хотя она меня и не подозревала. А всё же по моей вине она безотцовщиной стала, а тётка Нина то ли вдовой, то ли не знаю кем… Тело то не нашли !..


… Вскоре я закончил школу и уехал в область учиться в институте. В городе навсегда и остался.

Мама писала, что тётка Нина долго без мужа не прожила – тихо ушла во сне.

Хоронили всей деревней, помощников то у Светы не было на это дело.

Сама Света устроилась на копеечную должность колхозного сторожа, ту, что когда то занимал её отец.

Их дом без хозяйских рук стал ветшать и хиреть.

Во всё этом я винил только себя …



… Каждый месяц я ходил на главпочтамт и посылал пятьдесят рублей, треть своей зарплаты, в деревню на имя Светы Гавриловой.


Через десять лет я перестал  посылать деньги, потому что Света… померла…


Простите меня, Гавриловы…


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.