Сентябрь в Серебряном бору

Из дневника Ариадны Синичкиной.
     Начало сентября в Москве, считай уже осень. Это наш с Ленкой месяц Дев. Тот день был очень тёплым, и она предложила провести его на природе как прощание с летом, поехать в Серебряный Бор. Мы доехали на троллейбусе до конечной остановки, а дальше пешком дошли до второго пляжа. Заглянули в кафе, народу – никого. Еда показалась нам несвежей и невкусной. Вот досада: так хотелось праздника, а настроение испорчено.
Вышли на берег, смотрим: народ купается. Вода чистая, прозрачная как стекло, так и манит окунуться. Потрогали – а она ледяная. Меня-то, конечно, туда не заманишь, но подруга решила последовать примеру отчаянных, беспощадных к своей плоти людей, которые, будучи, скорее всего, любителями купания в проруби, готовились к зимним заплывам. Она зашла в воду, но и здесь ей не удалось испытать удовольствия.
Мы прошли вдоль берега, стыдливо обогнув знаменитый мыс, который облюбовали нудисты. Отстаивая культ обнажённого тела, они разбрелись по пляжу, и, стоя среди сосен и лёжа на песчаном берегу подробно античным статуям, ловили последние тёплые лучи солнца.
Заняв лучший участок острова, они бросали вызов обществу, провоцируя недовольство жителей окрестностей не столько своим видом, сколько тем, что своей наготой постоянно привлекали сюда неадекватов со всей страны. В многочисленных жалобах жители возражали против вседозволенности, которая порождает распущенность и порочность. Но коллективные протесты против такого соседства игнорировались: чай не советские времена. Многолетнюю проблему могли бы помочь решить десантники. Не дожидаясь огня с небес, они одним своим присутствием могли бы прекратить существование Содома и Гоморры наших дней. Но этому мешал принятый вектор на европейскую толерантность.
– А вот у туземцев Африки такой проблемы нет, потому что нет понятия стыда, – развивала я тему, когда мы подошли к волейбольной площадке.
– Ой! Это мои друзья! – Ленка увидела своих знакомых ребят, с которыми часто играла. Видно было, как ей хочется к ним.
– Лен, ты оставайся, а я, пожалуй, пойду, – сказала я.
– Правда, ты не обидишься? – обрадовалась она. – Ну ладно, только давай я тебя провожу.
– Лен, зачем меня провожать? Оставайся, иди играть.
– А вдруг какой-нибудь маньяк пристанет?..
– Ну какой маньяк? Здесь полно народу, дети вокруг.
– Ты разве не знаешь, тут рассадник извращенцев, в этих дебрях логово этих уродов, за каждым кустом скрываются маньяки.
– Тогда мне тоже придётся тебя проводить, – возразила я, сильно рассмешив её.
Ленку нужно знать. Она – воплощённая амазонка, суперменка, к тому же владеющая приёмами самбо. Ей под горячую руку лучше не попадаться, мало не покажется. А уж маньякам тем более нужно обходить её стороной.
– Ладно, напугала. Так и быть, обещаю, что в дебри не полезу, пойду по центральной дороге.
В общем, я смогла убедить её, что провожать меня не надо.
Объясняя мне, как пройти к остановке, Ленка что-то искала, озираясь по сторонам. Ей попалась на глаза палка. Она подобрала её и протянула мне.
– Что это?
– Палка. Прародительница автомата Калашникова. Кто-то из великих сказал, кажется, Лао-цзы.
– Издеваешься? Это ещё зачем?
– Мало ли, вдруг маньяк всё-таки нападёт.
– Лен, ну не смеши меня. – Я отбросила палку и пошла к остановке.
Навстречу мне попадались редкие прохожие. В прохладный будний день в Серебряном Бору народу немного. Вдруг слышу сзади себя мужской голос:
– Девушка, скажите пожалуйста, как дойти до троллейбусной остановки?
– Вот так вот, прямо по этой тропинке. – Не оборачиваясь, показываю ему направление.
– А вы тоже туда идёте? Можно я с вами?
– Идите, кто вам мешает, – отвечаю идущему сзади мужчине.
По узкой дорожке, ведущей через лесные заросли, мы вынуждены были идти друг за другом.
– Я видел, как вы с подругой шли с нудистского пляжа.
– Мы шли мимо. Мы вообще-то волейболистки, а не нудистки. – Выражая своё полное несогласие с туземным культом, я сразу постаралась отмежеваться от них.
– Вы знаете, я хотел познакомиться с девушкой. Мне сказали, что лучше всего знакомиться в Серебряном Бору, – слышу за плечом.
– Где ваша логика? Все девушки, которые хотят познакомиться, идут в клубы. Там целый цветник. На все вкусы. А вы надеетесь познакомиться в лесу, – отвечаю, не поворачивая головы.
– Напрасно вы так говорите. Вот вы мне сразу понравились, – слышу за спиной.
– Молодой человек, – говорю я, – вы ничего не понимаете. Вы неразборчивы, вот поэтому я вам и понравилась. Я вообще-то не девушка, а уже без пяти минут бабушка.
– А мне, наоборот, нравятся взрослые женщины. Я совсем молодых, глупых не люблю. Я люблю вот таких как вы: умных, культурных, зрелых женщин, которые уже имеют жизненный опыт, – говорит он.
– Но я не просто зрелая, а уже можно сказать – сухофрукт. А ваша проблема из детства. Это инфантилизм. Вам давно пора преодолеть эту детскость, но вы, чтобы не брать ответственность на себя, выбрали именно такую форму отношений. Вот и ищете себе «мамочку», которая будет нянькаться с вами.
Говорю, а сама думаю, как важно женщине уделять своему ребёнку много внимания. А то он, недополучив в детстве любви и ласки, потом страдает комплексом неполноценности и ищет способ поднять свою самооценку, бродя по лесу.
– Вы понимаете, я ищу себе подругу, и не могу найти.
– Вы не там ищете.
– Я был в Сочи. Но там закончился сезон, и я приехал в Москву. Слышал про Серебряный Бор.
– Да кто это вам сказал, – говорю не оглядываясь, – с ума сошли! В Сочи сейчас бархатный сезон, все бабы туда ринулись, а вы приехали в Москву! У нас уже учебный год начался, людям не до глупостей. Все, кому нужны знакомства, поехали в Сочи. Вы зря тут тратите время в поисках каких-то знакомств!
– Ну давайте с вами дружить!
– Молодой человек, не рассказывайте мне сказки. Берите билеты и поезжайте назад в ваши Сочи. Или в крайнем случае идите в какой-нибудь ночной клуб, там девки вас разорвут на части.
– Нет, не хочу ни в какой клуб… – Он стал как-то гнусаво ныть там за спиной. – Вы мне так понравились… Вы такая…
Тут я заметила, что редкие прохожие, идущие мне навстречу, как-то странно таращат глаза, глядя мимо меня, а как бы на него, при этом реагируя смущённо и даже испуганно. Когда дорожка, делая изгиб, повернула к остановке, боковое зрение непроизвольно выхватило за спиной… эээ… ничего особенного… Сзади шёл абсолютно голый молодой загорелый двухметровый детина с мускулистой фигурой, который с гордостью нёс своё мужское достоинство, прикрывая его от взглядов прохожих полотенчиком на расстоянии вытянутых рук.
«Вот оно что! – Ленкины опасения оказались не беспочвенны, маньяк материализовался. В голове промелькнул сюжет «Красной Шапочки». – А я-то, дура, разговариваю с ним как ни в чём ни бывало! А ведь сказано: «Никогда не разговаривайте с неизвестными».*  Этот дешёвый стриптиз в гуще леса рассчитан на эффект неожиданности. Этим шизик хочет напугать, вызвать смущение или хотя бы удивление. Его устроила бы любая реакция. Но… не на ту напал! Он попал на меня. «Ну и кого ты тут пытаешься удивить своим перфомансом? – подумала я. – Мы все под одеждой голые. Взять меня на испуг тебе не удастся. Нет, дружок, я не стану потакать твоему больному «я», даже если ты законченный психопат. – Поток мыслей понёс меня в глубины человеческой натуры. – Каждый подсознательно ищет любви. Но ребёнок, незнающий теплоты родительских чувств, заботливого проявления любви, будет искать их, исходя из своих ложных представлений. Ну вот встретит этот тип свою девушку, что он может предложить ей?»
– Молодой человек, – сказала я ледяным тоном, – вам не кажется, что это несколько непристойно плестись за приличной женщиной в чём мать родила?
– Вы мне так понравились…
– Молодой человек, ещё раз говорю: вы зря тратите время!
– Ну давайте с вами дружить! – продолжал он канючить.
– Послушайте, – говорю я, – ваше стремление самоутвердиться в глазах окружающих можно запросто реализовать. Идите в клуб! Вы будете иметь успех. Артисту место на сцене, а не в лесу. На этом непотребстве можно и заработать нехило.
– В последний раз, в последний раз спрашиваю: вы что, не поможете мне? – Он разрыдался.
– Мы же с вами уже дошли до остановки. Я вам всё о вас рассказала, разложила по полочкам, указала куда идти, где искать своё счастье. Но вы же глухой. Вы же меня не слышите. Идите и подумайте о том, что я вам сказала!
Увидев подходящий троллейбус, я свернула к остановке. А он потащился в кусты и скрылся за ними, чтобы прохожие не видели, как от рыданий вздрагивают его плечи.

Приезжаю домой, звонит Ленка. Говорит, душа не на месте. Ты как там? Я говорю: вот приехала, всё нормально. Она: я так боялась, вдруг ты встретишь сексуального маньяка! Я говорю: Лена, представляешь, я его реально встретила. Она: он на тебя покушался? Я говорю: ещё чего, не на ту напал! Он ретировался скрывшись в кустах, весь расстроенный. Расплакался бедный. Ума не приложу, чем ему ещё можно было бы помочь.

*М. Булгаков. Мастер и Маргарита


Рецензии