Вопросы и ответы. Интервью 2

начало: http://www.proza.ru/2018/09/15/1490

"Эх, память...Какие у меня были мужики!"
В.В.Проскурин - капитан 2 ранга, командир ПЛ «С-37»
http://u.to/--gmEg

***
Вопрос:
- Виктор, продолжаем беседу. Я вся во внимании, кто же они, герои-подводники?

Ответ:
- Что тебе рассказать про своих мужиков? Во-первых, в СССР был особый отбор в подводники.
Не было у меня за время службы детей:
А) Начальников. А точнее, был один сын начальника Бакинского ДРСУ, пришлось у пьяного нож выбивать из рук;
Б) Врачей, причины ясны - их дети на призывной военно-врачебной комиссии оказываются очень больными;
В) Порядка 10-ти национальностей, например, эстонцы, латыши, чеченцы, крымские татары и т.д. Хотя был один чеченец, пришлось выстрелить из ПМ рядом с его ухом.
...Так что, служили не очень здоровые дети рабочих и крестьян.

Вопрос:
- Кто выделялся из общей массы призывников по физическим и моральным качествам?

Ответ:
- Наиболее подготовлены были ребята из студентов, крупных городов и украинцы. Именно украинцы отличались культурой, смекалкой и отвагой. Сейчас мы их "по-братски" тысячами уничтожаем на Донбассе и, благодаря, центральному ТВ ненавидим лютой ненавистью. Такова политика и пропаганда соответственно. А ведь исторически, украинцы были ближе к цивилизованной Европе, участвовали в купеческих войнах средневековья и даже в футбол играть начали раньше, чем мы, москали. Приходили на корабль хрупкие мальчишки без знания техники, а увольнялись крепкими парнями, способными обслужить любой механизм на подводной лодке, а их под сотню, и с конкретной специальностью, например, электрика, моториста, радиста, радиоэлектроника и т.д..

Я не говорю о моральных и волевых качествах. У подводников дистанция между офицером и матросом настолько мала, что нас не понимают не только армейцы, но и надводники. Законы подводной лодки не имеют жалости.
«Сам погибай, а товарища выручай», - это главный принцип борьбы за живучесть в аварийном отсеке при любой аварий, то есть пожаре, загазованности, поступлении забортной воды внутрь прочного корпуса корабля. Кто служил на лодках, подтвердит, что нет кораблей, чтобы за время службы не было хоть маленькой аварии.
Лейтенантом мне, в первый раз, жизнь спас узбек Асамбеков. При отравлении хлором был без сознания, мне подышать дал хохол из своего аппарата ИДА. Был в гостях у своего бойца в Гори, отношение было чувственным. Армянин спас жизнь дагестанцу, литовец сидел над раненым русским трое суток не отходя. Экипажи лодок были многонациональным и тем даже интереснее. Все делились: "А у нас, а у вас?".

Вопрос:
- Про аварии разговор отдельный. Тема больная и неоднозначная, в плане той же секретности. А были ли какие-то курьёзные случаи с молодыми призывниками, которые особенно запомнились?

Ответ:
- Были яркие парни, которых помню и даже поддерживаю контакты.
Кстати, больше с Украины и фактическое состояние дел знаю не от Киселёва или Соловьёва.
Вспоминаем вместе маленького узбека из дальнего кишлака, без знания русского языка и всего 8-мь классов средней школы.
Он паровоз в первый раз увидел, когда в армию призвали. Помогли ему бойцы и язык изучить, и специальность освоить. Издержки военкоматов понятны, их офицеры жили богато за счёт мамаш призывников.

Вопрос:
- Вопрос о дедовщине. Только честно.

Ответ:
- «Годковщины» на «С-37», что в армии называют «дедовщиной» практически не было. То есть были некоторые традиции вопреки уставу, но это никак не было связано с унижением молодого подводника, не говоря уж о физическом воздействии. Может потому, что «тридцать седьмая» постоянно была в морях, до 280 суток в году, или жили автономно в чужих базах.

Вопрос:
- Проблемы психологические имели место быть? Я имею в виду дисциплинарные нарушения. И как с ними справлялись.

Ответ:
- Беды приносили бойцы, которых присылали для исправления, но «рога» им быстро обламывали. Например бойца, присланного с береговой базы, пришлось за воровство вещей у своих товарищей через трибунал на два года в дисциплинарный батальон оформить. Мало того, что на всех партийных мероприятиях склоняли и сам строгий выговор получил, так ещё мамочка с Ленинграда в богатой шубе в золоте и бриллиантах нервы вымотала через Москву.
А сначала ножки пыталась раздвинуть...Но я сделал так, чтобы он полностью оттрубил свой срок. И этот срок в дисбате не засчитал в срок срочной службы. Его же вернули на корабль. Вместе с мамой он был этого достоин.

А случаев человечности, профессионализма и мужества подводников так много, что в интервью места мало.
Горжусь, что за 9 лет командования лодкой ни одного бойца не потерял. Двоих комиссовали после получения травм.
Кстати, и ни одного дезертира, даже в 1991 году, когда развалился Союз и бежали почти каждый день пачками.

***
- Спасибо, Виктор, за правдивые ответы на вопросы. Как всегда, не прощаюсь.
Продолжение следует!
 
*фото: командир со своими подводниками
*продолжение: http://www.proza.ru/2018/09/21/1321


Рецензии
Прекрасное интервью. Не ожидал такого интереса к морякам.
С уважением
Владимир

Владимир Врубель   02.10.2018 15:13     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Владимир.
Интерес не только к морякам, здесь тема глобальнее, в масштабах страны.
Поймёте, если дочитаете до конца. Благодарю за отзыв!

Ольга Шельпякова   02.10.2018 16:25   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.