Отпуск десантника

Мой глайдер сломался ровно по середине третьей объездной магистрали.
Чинить технику я хоть и умею, но ненавижу. Так как мы были не при исполнении, и глайдер был не служебный, а мой личный, то эвакуационно- ремонтную бригаду можно было ждать и сутки, и двое. До ближайшей остановки общественной пневмо- наземки было более пятнадцати километров, по этому я предложил напарнику перейти пять кварталов по трущобам, и выйти на вторую магистраль, на ней до остановки было не многим более километра. По долгу службы и он, и я наизусть помнили план- схему города.
Кейн сразу же согласился, не смотря на начинающий накрапывать дождик. Мы заглушили глайдер на обочине, послали аварийный вызов и подошли к мутному стеклопласту ограждения. Я подсадил его на плечи, он ухватился за край ограждения, я по нему забрался наверх, и помог забраться другу. Мы маленько посидели как птички на жердочке, а потом спрыгнули на другой стороне.
Перед нами простирались унылые нагромождения битого кирпича, торчащей арматуры, мусора, руины одним словом. Многие здания разрушились почти до фундаментов, но большинство ещё стояло, глядя чёрными провалами окон друг на друга. Воняло разлагающимся мусором, сырым цементом, плесенью и бог знает чем ещё, но за то не было удушливого смога как на автобане. Хоть двигатель внутреннего сгорания и остался в далёком прошлом, но и современные антигравы чадили всеобразными ионами и излучениями, от которых в и так загрязнённом воздухе шли реакции образования всякой дряни.
Мы переглянулись, и пошли напрямик, брезгливо перепрыгивая с балки на балку через кучи мусора.
Мы успели пройти два с половиной квартала, и проходя между двумя высокими, больше тридцати этажей каждое, зданиями услышали щелчок пневморужья. Не прошло и пол секунды, а мы уже лежали за укрытиями из бетонно-кирпичных обломков. Мы, нас раздело около трёх метров, моментально оглядели все возможные точки, откуда ещё по нам могли бы вести огонь, таких вроде не было, и только потом мы глянули на то окно, откуда прозвучал выстрел. Это было одно из требований личной безопасности космических десантников. Всё заняло не больше трёх секунд, и мы оба успели заметить в просвете окна третьего этажа левого здания фигуру в чёрном лёгком боевом костюме и в чёрном же цифровом шлеме. Она ещё не успела переменить позы, так мало прошло времени после выстрела, и мы по направлению ружья поняли, что огонь вёлся не по нам, по противоположному дому.
Мы были в увольнительной, и по тому ничего, кроме дозволенного к ношению гражданским сейчас при себе не имели. Не было даже комлинков боевого взаимодействия, но расстояние позволяло говорить и просто так.
- В левый дом, в тот пролом по схеме один- полтора!
Кейн имел в виду, что надо короткими перебежками с интервалами увеличивающимися с каждым броском в полтора раза перебежать от одного укрытия до другого до цели. Схема эта была самой эффективной в условиях городских боёв, и не одну жизнь спасла на разных планетах и во многих конфликтах.
- Нет!- ответил я- Тут дело необычное. Откуда вообще у гражданских метательное оружие? Надо разобраться, а тут нужна помощь из вне. Так что ты возвращайся в Контору, а я останусь разбираться в ситуации. Активируй все частоты, не знаю, по которой мне удастся с тобой связаться. Собери на всякий случай всех наших, только в конторе обращайся не к Линдеманну, а к Вольфу.
- А что, Линдеманн нормальный мужик…
- Нормальный то нормальный, да больно исполнительный. Он всё через терминал проведёт, через накладные. И все всё узнают. А нам оно надо? Вольф так, мимо начальства всё тебе выдаст… Что именно позже решим, как связь наладим, всё на счёт «три» разбегаемся. Тебе ещё до границы руин добираться… Всё! Удачи!
Мы рванули в разные стороны перебежками от укрытия к укрытию, я потерял его из виду, а сам окунулся в затхлый полумрак трущоб.
Когда- то это был жилой корпус, длинные коридоры и каморки квартир. Почти все дверные проёмы были разбиты. Валялись груды кирпича, штукатурки, торчали обломки металлических косяков. Раньше любой металл вырвали бы с корнем и сдали во вторичную переработку скавенгеры- мусорные охотники, но с открытием новых планет проблемы сырья уже не существовало, а вот проблема переработки мусора встала во весь свой исполинский рост. Государственные службы не справлялись, частники то же, этим и объяснялось  наличие в самой столице Звёздной Федерации этих отвратительных трущоб, лишь изредка перерубленных транспортными магистралями.
Я  осторожно крался по коридору, сжав в ладони нож, извлеченный из поясных ножен, замаскированных под обычный карман. Ношение ножей допускалось, но что бы избежать многочисленных объяснений с патрульной службой я ношу его скрытно, и никогда с ним на расстаюсь.
В отличие от того же Кейна и большинства десантников, которые употребляют современные боевые ножи с гардой, кровотоком, зубьями на обухе и кольцом, для того что бы, в зависимости от хвата, нож можно было проворачивать на большом или указательном пальце, меняя положение клинка, у меня архаичный однолезвийный прямой широкий нож с небольшим упором и железной пяткой на деревянной рукояти. Раньше, вычитал я где- то, их называли «финки». Под такой нож пришлось самому разрабатывать технику боя, большинство современных приёмов мне не подходили, пришлось отказаться от подавляющего большинства колющих ударов, и техника моя больше походит на фехтование мечом. Мой коронный удар- лезвием в горло, благо длинна руки позволяет, так как я ростом на пять сантиметров больше положенных для десантника стандартов. Повезло, что я успел закончить Академию и отличится в паре заварушек до того, как изменили нормативы. И по этому начальство терпело меня, не смотря на все мои вольности, вроде неуставного ножа и прочего.
На фоне светлого окна на улицу мелькнул силуэт, в меня полетели два камня. От одного я уклонился. Другой поймал- кусок кирпича с остатками штукатурки. Фигура ринулась прочь, я погнался следом. Я загнал её в одну из бывших квартир. Теперь окно было с боку от нас, и я мог разглядеть кого преследовал.
На меня со страхом и ненавистью смотрела чуть полноватая молодая женщина. Она была одета в какие- то лохмотья, лицо было всё в грязи.
Против такого противника нож в руках космодеантника- это глупо. Я убрал финку в ножны, и шагнул ей на встречу, тот час в её руке появился нож, если конечно эта зазубренная железяка достойна именоваться ножом.
- Не шути.- приказал я.
Нет, она бросилась на меня.
Рядом, прислоненная к стене стояла металлическая рейка в три пальца шириной. Я схватил её как алебарду, тем более, что к последней трети длинны был приварен кусок такой же рейки, и точным резким ударом выбил её «нож» из кисти.
Она дёрнулась от боли, и тут же выхватила из за спины шило.
 «Ну всё, хватит шутить!»
Я серединой «древка» отбросил её руку, завёл левый конец ей за шею, и резким движением вывернул ей руку, так что её голова оказалась у меня на уровне пояса, а рука с шилом возле моей правой руки, «алебарда» полетела прочь, я перехватил её кисть, и резким движением развернул корпус так, что она висела вверх лицом над полом на моей руке. Кисть была вывернута так, что все её связки и мышцы были растянуты до предела. Теперь малейшее движение моей кисти, и сухожилья стали бы рваться. По её глазам, в которых читалась боль и страх было ясно, что применять более тяжелые меры воздействия не было ни какой необходимости, и я аккуратно вынув шило из её ладони опустил её спиной на грязный пол, и отошел на три шага, подобрав «алебарду» и прислонив её к стене, что бы продемонстрировать мирные намерения.
Она поднялась на ноги, растирая травмированную кисть, посмотрела на меня. теперь уже с удивлением. Только она открыла рот, собираясь что- то сказать, как прямо возле моего лица пролетел какой- то снаряд.
- На пол! - Крикнул я ещё до того, как сообразил умом, что происходит.
Рефлексы, отточенные бесконечными тренировками и многочисленными экспедициями сработали сами, я оказался у обломка стены, закрывающей обзор стрелку, оценил обстановку и выхватил бесполезный в такой ситуации нож быстрее, чем она успела сообразить и растянутся на полу.
По нам стреляли из окна дома- развалины напротив человек в лёгком боевом костюме и шлеме неизвестного мне типа. У него было автоматическое пневматическое ружьё ПР- 440. такое ружьё стреляет пластиковыми  полыми пулями начинёнными какой- ни будь дрянью, в зависимости от боевой задачи. Чаще всего такое оружие использовали для оглушения и усыпления опасных животных на экзопланетах. Всё это было категорически запрещено для гражданского применения, а то, что я не узнал марку костюма, говорило о том, что ни к одной правительственной структуре стрелок не принадлежит.
Понимая, что он сейчас меняет позицию, а наше укрытие не надёжно, я рывком оторвал её от пола, и вытащил в коридор, который не простреливался из того здания. По пути я прихватил алебарду, теперь я буду её называть без кавычек, попутно отметив место, в которое попала пуля. По грязной стене медленно сползало ядовито- желтое пятно, и внутренним чутьём я почувствовал, что оно фонит радиацией.
Это было уже слишком!
Никто не имел права использовать «грязное» оружие!
Даже в спец.службах подобное не допускалось!
Теперь я уже точно от сюда не уйду, пока не узнаю, в чём дело. А для начала не плохо бы поймать этого стрелка!
- Ну и что это было?
- Охотник…
- Охотник? Что это значит? На кого тут охотится?
- На нас…
- На вас? На ЛЮДЕЙ?!!!
- Да, нужно скорее бежать отсюда!
- Щас! Разбежался, я пока этого ублюдка не допрошу, никуда не уйду!
- Бежим! Он не один! Они никогда не приходят по одному! А ты то сам не из них?- она в испуге шарахнулась было прочь, но её кисть по прежнему была в моей руке, и я не дал ей убежать.
- Я космический десантник гвардии имени Джона Хетфилда, гранд- майор Эрик Хартманн! Я никогда не охочусь на людей. И не потерплю, что бы это делал кто- то ещё!
- Всё равно, нужно уходить, они наверно уже оцепили этот дом. Можно пройти под землёй, но если там есть хоть один из них, то нам конец. По поверхности бежать далеко… что будем делать?
- Для начала оборонительное вооружение- она не поняла- Щиты.
Найти обломки пластика достаточной толщины в этом бардаке было не сложно, очень кстати попались дверцы от полусгоревшего шкафа. Глупость, скажете вы, но я знал, что скорость вылета пули из ПР- 440 не превышает семидесяти метров в секунду, а пластиковый корпус не обладает пробивной силой, так что защититься от неё не сложно, главное вовремя понять, откуда ведётся огонь.
Мы шли по коридорам, я впереди, она, постоянно озираясь сзади, шепотом подсказывая мне повороты.
Пока всё было тихо, обострившимся  до предела, как всегда бывает в бою, слухом я чувствовал, что ближе пятидесяти шагов никого постороннего нет.
 Жаль только, что дальность полёта пластиковой пули около ста метров…
Наконец мы пришли к люку старой канализации, пришлось лезть внутрь, на всякий случай я поднял к потолку несколько тяжеленных балок, и подпёр их найденной трубой, привязав к ней кусок провода так, что бы если кто его заденет, то на голову ему упадёт около сотни килограмм бетона с торчащей арматурой. Во всеобщей разрухе эту ловушку не всякий профессионал бы заметил.
Мы долго ползли по грязным, (но слава всевышнему!) сухим трубам. Она уверенно куда- то меня вела.
Интересно, куда?
Лучше бы я не спрашивал.
 Мы сидели в низком закопченном помещении под землёй, а она, как хозяйка, решила меня угостить. Отвратительно вонял горящий пластик в её очаге, а в грязном котле она варила какую- то дрянь, а я во всю придумывал как бы по тактичнее отвазаться от её угощения.
Кстати, её зовут Хелен.
Отказаться не вышло, пришлось проглотить пару ложек варева, на вкус напоминающего смесь машинного масла, гудрона и пищевых концентратов для собак, запить грязной водой из старого водопровода, но это того стоило. Она стала рассказывать про своё житьё- бытьё.
Оказывается, что на протяжении последних лет двадцати на скавенгеров, которых по официальным данным не существовало вот уже как двести лет, ведут охоту. Во всех огромных трущобах есть их колонии, люди рождаются и умирают не видя ничего из благ гражданина Звёздной Федерации, а она, соответственно не видит их. Если бы я не видел того, что произошло за последние пол дня, ни за что бы не поверил, но теперь в истинности её рассказа не приходилось сомневаться.
- На нас ведут охоту богатенькие сыночки из верхов вашего мира.- говорила она, не отрывая грустных глаз от огня- Они, закованные в непробиваемые никаким ножом доспехах прилетают сюда всегда внезапно, и охотятся на нас, как на крыс. Их ружья- это метки, каждый на кого попадает желтая дрянь- обречен. Как только улетают охотники, прилетают машины, и по меткам ловят людей, как бы ты не прятался, и не отмывался. Один даже руку отрубил себе, в которую попали, и всё равно его схватили… Они, эти машины летают на четырёх винтах, и ловят стальными лапами… Они и без меток могли бы нас ловить. Но этим ублюдкам хочется азарта!
- Понятно, дройды- охотники. Как бы узнать, кто разрешил их применять на Земле… Ну, продолжай.
- Тех, кого поймали больше мы никогда не видим, но знаем, что их продают на далёкие планеты, и там продают в рабство. Некоторые расы используют как рабочую силу, иные покупают девушек в гаремы, а некоторые просто пожирают нас… Но худше всего, если попасться в руки киберхирургов. Они используют живой человеческий мозг в планетарных серверах, и люди испытывают вечные мучения… Почему ваша власть это допускает!?
- Официально используются только мозг выращенный в биореактире, по технологии клонирования… Использование людей, и частей организмов запрещено десятком конвенций, как и работорговля… Я ничего не знал об этом не знал. Но уж теперь я вас не покину, пока не покончим с этим безобразием! Для начала отведи меня к вашим вождям, если конечно такие есть, я буду говорить со всеми вами. Пусть весть о том, что мы начинаем войну дойдёт до каждого скавенгера!
- Нельзя с ними воевать! Если случайно получается убить хоть одного, то машины прилетают и без разбора убивают сотню, а тела разрубают на куски и складывают в одну кровавую кучу в назидание остальным.
- Ясно. Тактика оккупационных властей. Значит стрелковое и энергетическое оружие не подойдёт. Ничего, я что ни- будь придумаю. Уже вечер, если ты считаешь, что здесь безопасно, то давай спать, а завтра начнём с того, что ты отведёшь меня к остальным. Погаси наконец эту вонючку!
Мы погасили пластик, освещения больше не было никакого, на ощупь я нашел какое- то барахло под голову, и растянулся у входа, на тот случай, что если я и задремлю, то враг споткнётся об меня и разбудит, да и шаги я  во сне услышу за пятьдесят метров. Вдруг она положила руку мне на грудь, и прильнула щекой к щеке. «Ясно, понятно»- подумал я.
В принципе я не брезгливый, но конкретно сейчас, да после всего пережитого было совсем не до этого.
- Не сегодня, я охраняю вход, и мне нужно продумать стратегию нашей будущей войны.
- Прости…
- Ничего, кто не поведётся на такого мужчина- модель как я.- как говорил мой инструктор по КУЛПП: «Шутка сказанная вовремя- лучший контрацептив!».
Днём, как и собирались, мы пошли в народ.
Скавенгеры не хотели, да и могли собраться большой толпой, так что приходилось встречаться с ними в подвалах. Группы по десять- двенадцать человек молча выслушивали мои бравурные речи, и так же молча расходились. Это были худые, измождённые и ,главное, запуганные люди.
 Сформировать из них боевые группы будет сложнее, чем я думал.
Нужен был наглядный убедительный пример того, что охотники- то же люди, и раз и навсегда развенчать миф о их неприкосновенности.
Тактика усложнялась тем, что бы не вызвать ответные карательные меры. Первым делом нужна была связь.
Никаких устройств связи у них не нашлось, но мне посчастливилось обнаружить рабочий кабель на самой границе трущоб. Не знаю откуда и куда он шел, но я сделал врезку, и по сети в неизвестность понеслись помехи. Помехи определённой частоты- позывной. Теперь Кейн, увидит место передачи, и  принесёт туда нормальный передатчик  с шифратором. Это был наш с ним собственный код, на случай потери связи специальная программа, которую нам написал один чудак, отслеживала все перебои в работе линий связи, и по частоте определяла наш вызов. До такого кроме нас пока ещё никто не додумался, и мы очень гордимся нашим ноу- хау.
Передатчик, сброшенный с гражданского дройда я нашел на следующий же день. Теперь можно было и нормально переговорить.
- Ну, как твои дела?
- Кейн! Ну и вопросы! Тут такое оказывается творится, что приходится действовать как в глубоком тылу.- я вкратце обрисовал ему ситуацию- Так, что я намерен помочь этим людям. Составишь компанию?
- О чём вопрос!
- Ну и отлично! Короче ты с Вольфом поговорил?
- Да, как только выбрался из развалин, и добрался до конторы.
- Отлично. Так, нужны комлинки, сколько достанешь, лёгкие противорадиационные костюмы, экспресс- анализатор, аптечки, по возможности шокеры.
- Оружие- то надо?
- Нет. Пока нет.
- Ты что с ума сошел!? Ты воевать вообще как собираешься?
- Посмотрим… А! вот ещё что, пришли нормальных сух. пайков, а то на ихнем вареве я и без вражеских пуль здесь помру!
- Всё сделаю. Завтра ночью лови координаты закладок. Я тебе ещё план- схему этого района скину. Мне то самому тебе на подмогу идти?
- Нет. Пока рано. Разыщи Флейка, он хоть и кибергений, но привычки, в отличие от прописок не меняет. Он каждый четверг в стрип. Клубе «Рай» околачивается. Влюбился понимаешь в одну Фею, вот и трётся там постоянно.
- Да знаю я!
-Ну, тогда да связи!
- До связи!
Итак, у меня были сутки, для того что бы осуществить захват кого- ни будь из этих упырей- охотников.
Для начала его нужно было найти. Найти не получилось, они налёты свои совершали хаотично, и прежде стали поступать заказанные мной грузы. Официально это были потери при транспортировке, мол дройды из за сбоев случайно пролетали над заброшенным кварталом, терялся только один из сотни грузов различных компаний, но на самом деле в контейнерах были втихоря списанные Вольфом нужные мне вещи.
Прежде всего я облачился в защитный костюм. Теперь даже в случае попадания, я не  получу радиационной метки. Вернувшись на место нашей с Хелен встречи я соскоблил остатки вещества, и зарядил его в анализатор. Надо установить состав и частоту излучения. В идеале хотелось установить его происхождение, но скорее всего оно из частной лаборатории. Оставив прибор урчать, я отправился на промысел. На крыше самого большого из сохранившихся зданий садился шикарный аэролёт- начиналась охота, вот только они не знали, что охотятся теперь на них.
Они действовали довольно слаженно, но конечно сильно уступая даже новичкам- курсантам. Пропустив их загонную цепь, целиком зарывшись в битый кирпич, я бесшумно крался следом. Наконец один из них замешкался, и я в три прыжка подскочив, отоварил его по шлему своей алебардой, которую я подобрал там же, где и оставил. Я боялся только, что не рассчитаю силу удара, и сломаю ему шею. Ничего страшного не случилось, я его просто оглушил, мешком он упал к моим ногам, а я уже успел перехватить его ружьё. Двое обернулись на звук удара, и я на вскидку влепил каждому по шлему пару пуль, они ослепли, очевидно заорали, уж в их- то шлемах связь была, вся команда их услышала. Для порядка я ещё всадил по пуле обоим в пах, они корчась от боли повалились на землю, а я перекинул свою добычу через плечо побежал к ближайшему люку. Благодаря схеме Кейна я теперь ориентировался в этих руинах лучше местных. Я успел уйти под землю раньше, чем догнали остальные охотники, люк я заблокировал, и волоком потащил тело по трубам. Погони я не опасался, вряд ли эти изверги получив такую оплеуху решатся на решительные действия. И точно, как мне говорили потом свидетели они сразу же вызвали аэролёт и затащив тех двоих, оглушенных болью, поспешно улетели.
Теперь надлежало действовать очень быстро, что бы упредить карательный налёт дройдов.
В коллекторе, который я назначил командным пунктом, я стащил шлем с головы пленника. Белоснежные длинные волосы, нордическое лицо со еле заметными следами пластических операций- парень лет двадцати, явно из верхов общества.
То, что надо!
Я надёжно связал его, перевязал челюсть, что бы он мог только мычать, и на всякий случай всадил ему дозу наркотика из аптечки. Нельзя было допустить, что бы его обнаружили до моего возвращения. Забор крови, экспресс анализ, и удалённая проверка по базе, и я узнал, что передо мной средний сын премьер- министра планетарного правительства.
Знатная добыча!
Теперь связь с Кейном, отправка анализа и фото, и премьеру по сети летит ультиматум- немедленно связаться с сыночкиными друзьями и отменить вылет дроидов. Причём сообщения приходят одновременно по всем, даже закрытым правительственным каналам. Флейк- мастер компьютерного взлома. Я его долго выслеживал и ловил, но в конце концов я понял, что он ни кому не вредит, а просто балуется, хоть от его проказ на ушах стояли в то время все спец.службы. Я его отпустил, показательно пропустив его досье через дефрагментатор, и с тех пор он называл меня «хозяин», и помогал по части технологий.
Всё прокатило, дройды в этот день не прилетели, и я пригласил первую попавшуюся группу скавенгеров знакомится с знатным гостем.
Пока я их успокаивал от желания разорвать его на кусочки, он так и не очухался, так что пришлось шарахнуть ему дозу энергетика из аптечки. Он застонал, заворочался, голубые глаза, ещё подёрнутые мутью наркотика воззрились на нас. Сначала в них читалось понимание, потом ужас, а потом ненависть: «Да вы знаете кто я такой!? Да вы знаете, кто мой отец!? Грязные крысы!!!», и всё такое прочие. Я спокойно дождался, пока он выдохнется, медленно достал нож, так, что бы блик от лезвия резанул ему глаза, сел напротив него, и долго молча играл ножом. Резать я его не собирался, но именно неизвестность своей участи и такие вот паузы очень хорошо ломают при допросе людей подобного типа. Плюс ко всему за моей спиной стоял десяток человек, готовых растерзать его голыми руками.
Минуты не пошло, как он начал говорить, и соглашаться на все мои требования.
Золотая молодёжь одним словом.
Эрик, этот малец мало, что оказался моим тёзкой, так ещё и напоминал меня самого, в те времена, что я учился в Академии, рассказал немало интересного.
Понятно, что дройды могли отлавливать скавенгеров и без всяких меток, просто по биоизлучению, это я и сам сразу понял, но работорговцы, их собственники придумали неплохой бизнес-ход. За огромные деньги они стали продавать дочкам- сыночкам богатеев- чиновников «путёвки» на отстрел скавенгеров. Поскольку это было строжайшей тайной, то и цены на это удовольствие были просто сумасшедшими, покупателям- иномирянам, падким на человеческие ресурсы они так же заломили цены, так как охота не всегда была удачной, впрочем эти подробности при сделках опускались. То есть спрос превысил предложение, и цены на человечину влетели до космических высот.
«Нет такого преступления, на которое не пойдёт капиталист ради сверхприбыли.»
Ну, при таком раскладе можно и повоевать!
Стратегия почти тут же сложилась в моей голове, и оставив скавенгеров поиздеваться, строго запретив рукоприкладство, над пленником я отправился к передатчику. Мы наскоро обсудили с Кейном детали, и  вот к папаше этого молодчика полетело видео- ультиматум. Надев глухой шлем с голосовым фильтром я зачитал наши требования, а потом разбил о белобрысую голову шариковую пулю с желтой гадостью. Потом рассмеявшись мы его показательно отпустили удирать в руины, Флейк наложил звук антигравов приближающегося боевого дроида, и когда Эрик скрылся из кадра видео оборвалось. Чистейшая постановка. В пластиковой оболочке была просто краска без всякого излучения. За кадром молодчика опять повязали, и увели обратно в импровизированную тюрьму, но папашка его я думаю поволнуется. Теперь можно было ждать гостей.
К нашему счастью, первая атака, как я и думал, была предпринята соратниками этого «охотника»,а не профессионалами- наёмниками. К тому времени слава меня, как спасителя и освободителя, распространилась по всем кварталам трущоб огромного города Ко мне стали стекаться молодые ребята, для того, что бы вступить в ряды отрядов сопротивления, и после лицезрения сломленного пленника их боевой дух был на высоте. Времени на обучение только катастрофически не хватало, так что оружие я им пока не доверил, а прежде всего научил пользоваться доставленными уже Кейном и Вольфом комлинками, и координировать свои действия. На формирование боевых групп то же времени не было, по этому я разбил их просто на десятки и двойки, определил каждому десятку район действия, и выдал инструкции на случай тех ситуаций, что могли возникнуть.
Для первой операции я два десятка нарядил в защитные костюмы, больше просто не было, и как только разведка, наблюдателей со строгим приказом не вмешиваться в бой ни в коем случае я расставил на всех перекрёстках и стратегических высотках,  донесла о высадке охотников, я повёл своих бойцов в их первое сражение. Для начала я оценил, что на этот раз враг явился не с пневморужьями, а с летальным оружием.
Автоматические винтовки и плазменные лучемёты.
 Ну ясно, они прилетели не охотиться, а мстить. Что ж, наскоро проведя оперативный инструктаж, и сменив тактику мы стали скрытно сопровождать врага, частично по поверхности, частично под землёй. Когда враг подошел, заманенный шорохами и перекличкой моих людей, невидимых за стенами, к району, где мы заранее насторожили ловушки, началась наша «атака». По двое, на встречных курсах, скавенгеры пробегали через просветы улиц так, что бы их заметили, но не успели взять на прицел. Раздалась беспорядочная стрельба, полетели осколки от плазменных разрядов, засвистели трассирующие пули, и вся группа охотников ломанулась по нужному мне направлению.
Двое первых задели растяжки, и на них обрушились специально расшатанные стены, ещё двое провалились в замаскированные ямы, и троих я снял с шокера, и ещё одного умудрились повязать, нарушив все мои инструкции, мои войны.
Неплохая добыча для первого раза!
Остальные ошалев от таких потерь быстро ретировались, и я сорвал голос, что бы остановить моих развоевавшихся солдат.
Вечером мои герои получили от меня строгий выговор за нарушение дисциплины в боевых условиях, так, что как провинившиеся дети глядели в пол, но потом в качестве награды за отвагу я выдал по бутылке виски на двойку. Вроде как сплочение коллектива.
Виски мне переправили в первые же дни Кейн и Флейком, а то от организационной работы без алкоголя закипал мозг.
Теперь приходилось опасаться налёта наёмников, а то и моих коллег по космодесанту, или других подразделений нашей Конторы. Последние было бы предпочтительнее, так как: во- первых, я знал почти все приёмы и тактические схемы правительственных войск, и во – вторых, лично знал очень многих, так что мог наперёд предсказать, кто перейдёт на нашу сторону, когда узнает, за что и против кого воюет.
Разведывательной сетью своих наблюдателей, которым удалось таки вдолбить принципы расчёта по номерам, я окутал весь этот район трущоб, и многие другие. Пока я не мог допустить своих солдат в бой без личного присмотра, да и то, пока только мои первые два десятка удалось вымуштровать до более- менее приличного уровня, а бросать в безнадёжный бой неподготовленные кадры я конечно не мог. Во первых мне не позволяла этого совесть командира, а во вторых это бы резко снизило боевой дух моих будущих рекрутов. В силу этих причин мы только наблюдали. Не ввязываясь в бой мы корректировали передвижения наших людей так, что бы ни один скавенгер не попадался на глаза охотникам. Это получалось только благодаря внутренней связи. В каждой группе не то что солдат, а и мирных скавенгеров был как минимум один комлинк, так что как только им сообщали о том, что у них по соседству  объявлялись охотники, они меняли дислокацию, и по тому оставались живы. В конце концов мне удалось даже создать координационный центр, руководящий передвижениями населения трущоб, и со стороны стороннего наблюдателя руины как будто вымерли. Это было возможно лишь благодаря помощи Флейка. Частоты  наших переговоров менялись постоянно, создавались ложные, только в эфире видимые, точки связи на всей территории города, не только в руинах, спектр обходил любые глушилки, которые стали применять, догадавшись о наших методах охотники и появившиеся группы наёмников.
Всё это электронное безобразие было для него как игра, и, чёрт возьми, он в неё выигрывал!
В принципе, мы могли этим и ограничиться. Дальше по моему плану воевать нужно было не нам, а как раз таки Флейку.
 Информационная война ша во всю.
 Как величайшая тайна по закрытым каналам летели от абонента к абоненту страшные слухи о пропавших  на охоте друзьях. Специальная программа Флейка анализировала стиль и культуру, семантику и орфографию конкретного человека по его переговорам и переписке, и составляла текст так, что он и сам бы не отличил то, что написал сам, от того что выдала программа. Потом появились видео. И чем более старались они соблюдать тайну, тем шире шли слухи. Потом это просочилось в открытые сети, о нашей борьбе заговорили всякие оппозиционеры, какие- то оголтелые журналисты и аналитики подхватили столь интригующую тему, надеясь поднять свою популярность, и вскоре уже по официальным каналам стали говорить о том, что пропадает «золотая молодёжь». Потом, с нашей подачи, стали говорить и о том, чем именно занимается эта молодёжь.
Скандал стал уже не городского, не планетарного, а федерального масштаба.
На разных планетах люди выходили на митинги, махали флагами, сама причина, хоть и мелькала в лозунгах, но на самом деле людям только дай повод флагом помахать…
На разных правительственных уровнях созывались комиссии и совещания, и мы дождались, таки, приглашения на официальные переговоры.
Я светить своё участие во всём этом деле не хотел, так что номинальным предводителем скавенгеров я назначил одного из своих «гвардейцев», для начала предельно откровенно обрисовав все риски, которым он подвергнется в случае, если примет моё предложение. К этому времени дисциплина была уже на приличном уровне, да и смотрели на меня все как на святого, а Хелен, которая умело руководила распределением оружия и прочих грузов, так и вовсе считала меня богом, так что предательства я не опасался.
Пока Флейк вёл информационную войну, я то же не сидел сложа руки, мне не без потерь конечно, удалось сформировать вполне боеспособные тактические единицы, вплоть до батальона, и хоть в этом и не было особой нужды, но я предвидел, что даже если всё получится как надо, этим людям понадобится боевая организация, для того, что бы защитить свою свободу в самом ближайшем будущем. У меня появились офицеры, я обучал их обращению с различным вооружением, тактике и стратегии, логистике и снабжению, в общем провёл предельно сжатый курс Академии. Мы захватили столько охотников, столько они больше не рисковали прилетать. Видео с меченьем и показном отпускании в трущобы этих парней и девушек было в сети нарасхват, хотя как и с Эриком. Это была чистая показуха. Наёмников мы старались брать в плен, но если это не удавалось, то убивали. Моих коллег мы либо водили за нос, так что им приходилось возвращаться из рейдов не солоно хлебавши и писать объяснительные, либо, ведь благодаря Вольфу я всегда знал личный состав отрядов, либо переманивали на нашу сторону. Они тоже возвращались ни с чем, и писали всякие сказки в отчётах.
Мой гвардеец фанатично согласился на роль вождя сопротивления, и мы стали готовиться  к тому, что бы явить миру людей, оторванных от цивилизации на сотни лет, но живущих, можно сказать, за стенкой.
Прежде всего мы его загримировали до неузнаваемости при помощи биопласта, с ног до головы обработали спреем  с искусственной человеческой ДНК, для того, что бы если кто- либо сумеет подобрать его биоматериал, не важно что- волос, слюну, кератиновые чешуйки эпидермиса(кожу), то не смог бы его выследить по ДНК. Голос мы так же изменили, жаль только, что из за астигматизма ему было мучительно носить линзы, так что мы его просто вырядили в солнцезащитные очки.
Переговоры прошли с блестящим успехом!
Мы добились признания скавенгеров полноправными гражданами Федерации, официальных извинений от правительства, показательных судов и казней над некоторыми охотниками и работорговцами, которых почти всей кодлой сдал нам Флейк, и даже целую планету с райским климатом в качестве возмещения испытанных страданий.
Переселение прошло успешно, и они стали осваивать свой новый мир .Со всех планет шли гуманитарные грузы с оборудованием и прочим, что нужно переселенцам от доброхотов и целых организаций. Их предводитель же скрылся в подполье, но периодически делал заявления и давал интервью по сети. Каждый раз с разных планет, что бы уберечь себя от мстительных спецслужб.
Это парадная версия, на самом же деле мы парня разгримировали, и он зажил никем не узнанный в своё удовольствие на новой родине, а его параметры Флейк вбил в программу с искусственным интеллектом, фактически сформировав электронную личность, и она сама вбрасывала нужную нам информацию.
Вот так и закончилась битва за свободу скавенгеров.

Вам наверно интересно, почему же меня не хватились в Конторе, так я и это расскажу.
Как- то во время очередного сеанса связи, как раз после первой нашей успешной вылазки  я попросил Кейна сказать Флейку, что бы он сфабриковал мне какое- ни будь алиби…
- Давно уже всё сделано!
- Флейк! Вы что там, вместе сидите?
- Ага! Отмечаем твои успехи!
- Пьёте что ли!?
- Да!- в два голоса радостно они мне сообщили.
- Молодцы… А у меня виски кончился…
- Что же ты молчал!? Флейк, ты…
- Уже ищу… так это не то, это не то, так! Как раз то, что нужно! Через пять минут ровно над тобой потерпит крушение транспортный дройд сети элитного алкоголя, пошли кого- ни будь из своих на промысел.
- С ума сошли? Рассекретите меня, и получу я не вИски, а пулю в вискИ!
- Спокойно! Работает профессионал!
Действительно, в тот раз всё обошлось, и мы знатно напились сидя у передатчиков.
- Ну так что за алиби?
- Ты взял кредит, купил «Водан 5000», и улетел на Грюнаберг. Там ты потерпел аварию, и так расстроился, что промотал все наличные деньги, а поскольку Федеральный банк заморозил все финансовые операции с правительством этой планеты из за скандала с неустойкой за поставку целестия, то никто тебе перевести денег на ремонт не может,  так что ты считаешься в отпуске за свой счёт по причине не зависящих от тебя обстоятельств.
- Здорово! Всегда мечтал побывать на Грюнаберге, и полетать на «Вотане», не в реальности, так хоть по документам получилось! Спасибо Флейк!
- Ну почему же! Всё кроме кредита- чистая правда.
- Как это?!
- Снял денег со счетов разных негодяев. Оформил удалённый заказ на заводе, оплатил поставку в тюнинг- мастерскую, там поставили систему автопилотирования, отправил его грузом на орбитальную верфь, оформил все документы, и стартовал. Только бить его не стал, сдал по левым документам на хранение, а потом завёл в местной полиции дело о крушении, посчитал за них смету ремонта и выслал вам в Управление. За тебя оформил отпуск, так что- наслаждайся!
- Кейн, ты знал?
- А кто ему про Грунаберг рассказал- то?!
- Ну, парни! Флейк, никогда меня больше хозяином не зови!
- Яволь, хозяин!
Вот такие у меня друзья…
Когда всё закончилось мы вчетвером, Флейк таки влюбил в себя свою Фею, на рейсовом лайнере и правда отправились на планету- курорт Грюнаберг, знаменитую своими целестиальными изумрудно- зелёными горами, в честь которых первооткрыватель и назвал мир, отдохнуть и погонять на новеньком «Вотане».
Потом были экспедиции на планеты работорговцев, за те годы, что они вели свой мерзкий бизнес у них накопились такие богатства, что они могли себе позволить приобрести целые армии и флота, в паре из этих экспедиций принял и я участие, командуя подразделением в звании гранд- капитана.

Гранд- капитана, по тому что меня понизили на одно звание за затянувшийся сверх всякой меры отпуск.



Глайдер- наземный транспорт .
Аэролёт- воздушный транспорт.
Комлинк- переговорное устройство.
Скавенгер(датск.)- мусорщик.


Рецензии