Эссе 15 О моральном состоянии нашего общества

О моральном состоянии нашего общества.

Эссе 15

Церковь и межнациональный мир и согласие на принципах имперской типологии вот два стержня на которых держится социальный мир жизни Государства, как института и Формы власти. Одна из бед, сегодня крайне негативно влияющая на моральное состояние нашего общества и конкретно самого государственнообразующего имперского Русского Мiра, является жуткая антирусская позиция, воистину «чекистской», явного политического государственного института, РПЦ и головки нашего Архирейства. Русский Мiръ это стержень государственности России, какое бы иное мнение по этому поводу не высказывалось. Так что вот на эти темы государственных межнациональных отношений и церковного влияния Веры на жизнь Государства Мы с Вами и поговорим далее.

Начнем с дел церковных. Не в обиду иным верованиям России, но начнем с вопросов христианского православного исповедания, как Веры подавляющего большинства нашего народа государства. Так в кругу своего социального общения я все чаще слышу более распространенное мнение, что сегодня государственная власть (то же я когда то, к своему удивлению, увидел ранее в событиях конца XIX-го и начала революционного XX века и об этом далее), при всей ее критике и видимых недостатках, все же более лояльна и действенна к самому народу государства. Сама вкупе Русская Православная Церковь (русская то в клире сегодня только по названию) живет, какой то раздробленной жизнью, где верующие сами по себе, публичное рядовое священство само по себе. А головка церковного клира, Архирейство и «свои» близкие «посвященные», в воинственном материалистическом «стяжательном» экуменизме, вперемешку с невиданными для церковной жизни материальными запросами, и этим воистину совсем «потеряла берега». Живой связи Архирейства с духовной жизнью народа и его запросами и бедами нет и в помине, а без этого нет и никакой единой церковно-общественной (обособлять эти стези жизни гибельно для общественно-государственного организма).
Никому не приходит в голову простая мысль, что именно сама уже не народно-русская, а космополитическая Церковь в первую очередь и виновата в массовом безверии народа второй половины XIX-го и начала XX века, когда космополитический «республиканский» материалистический гуманизм догматики Ветхого Завета, как церковного «стяжательства» намертво охватил Архирейство и большую часть священничества РПЦ.

Политический Панславянизм (как наглядная предтеча «марксистского» интернационализма) охватил и космополитизировал русскую общественную элиту и саму РПЦ. Именно тогда в раже социальных теорий политического панславянизма и «республиканства» началось отпадение русского народа от космополитической Церкви, и именно тогда же возникла благодатная общественно-церковная почва для антихристианского разрушительного богостроительства и богоискательства в среде Ветхого Завета и иной церковно-христианской догматики  В. Соловьевых, П. Флоренских, С Булгаковых и прочего сонма философствующих «бердяевых». А вслед за ними в свое иное гибельное «творческое искательство» скатилась и вся культурологическая среда России.

Вот, как пример, призыв Патриарха к покаянию русского народа на юбилейной вековой Панихиде в Екатеринбурге, по ритуально убиенному Государю Императору и  Царственному Семейству. И что Мы с Вами, общество, в этом давнем перманентном призыве РПЦ и нынешнем Патриарха Кирилла видим? Ведь здесь, в подобной двусмысленной позиции, наглядно проявляется, что для Патриарха, а он говорит соборным голосом РПЦ, неважно и несущественно то, что существенно для Русского народа и его имперского Великоруского Духа. Сегодняшнему Архирейству РПЦ и Патриарху не существенно то, что движущей силой и пропагандистами революционного безумия были сатанисты мировые революционеры, вместе с распропагандированной чернью имперского общества, ее уже идейными «республиканцами», в головке и среде которого самих русских людей то была самая малая ничтожная, ничего не решающая горстка. Эти злодеи сатанисты в раже уничтожения Русской Монархии и пленения Русского Народа и  низложили, а затем зверски убили самого Православного Монарха, перерезали и уморили голодом, как безсловестный скот, миллионы и миллионы безвинных православных русских людей, и все это только лишь за то, что они были потенциальные природные русские имперцы.

А сам Предстоятель Русской же Православной Церкви Патриарх Кирилл лживо для Русского Мiра, в раже церковного антирусского космополитизма, призывает Русский Народ к покаянию и смирению со своими палачами до сих пор терроризирующих нищенством и безправием Русский Народ. Призывает, и при этом, вообще никак не упоминает о самих сатанистах палачах, об их сатанистской антирусской, антиимперской сути и их человеконенавистнической разрушительной идеологии, совершенно не присущей природному характеру Русского Народа и его имперскому Великорускому природному Духу. Сама РПЦ никак не оценивает прямую предательскую роль своего Архирейства РПЦ, в событиях начала Февраля 1917 года. РПЦ своим Синодом моментально гласно предало и Государя Императора и саму природную культурную систему Русской Монархии. Молитвенное поминание Богоданного Императора Всероссийского Синод РПЦ на своем заседании убрал уже 2 февраля и внес поминание Богоданного Временного Правительства еще до официального оглашения отречения Императора Николая II, которое было оглашено 3 февраля 1917 года.

То же было потверждено и умолчанием о судьбе Императора и самой Русской Монархии Поместным Собором 1917 года. И вдохновители подобного поведения РПЦ, были Митрополиты Владимир (Богоявленский), Тихон (Белавин) и Антоний (Храповицкий), они же и стали один за другим, в числе безчисленного множества священнослужителей РПЦ, первыми ритуальными жертвами сатанистов большевиков. В этой кровавой террористической бойне уцелел лишь Митрополит Антоний (Храповицкий) сумевший чудом избежать «чистых рук и горячего сердца» чекистских палачей, революционных сатанистов и эмигрировавший из России, и затем ставший первым Главой Русской Православной Церкви за рубежом, РПЗЦ. 

И лишь на третьей сессии Поместного Собора один раз упомянули Императора. Церковный официоз РПЦ говорит: - «4 июля (17 июля) 1918 года произошло убийство бывшего императора Николая II и его Семьи, в связи с чем, в заседании Собора 6 (19) июля, после прений, вопрос о служении по убиенном бывшем императоре панихиды был поставлен на голосование. Из присутствовавших в заседании 143 членов Поместного собора против проведения поминальной службы проголосовало 28 членов (около 20 %) и 3 воздержалось; Патриарх при общем пении членов Собора совершил заупокойную литию. Также было сделано распоряжение отслужить во всех церквах России панихиды с поминовением по формуле: «[об упокоении] бывшего Императора Николая II».

У меня давно уже созрело стойкое мнение о вреде самого явления Патриаршества для РПЦ, как части русской церковной жизни. Патриаршество, духовными контактами с иными Церквями фактически и внесло свою лепту разрушительного «всемирного» космополитизма иудохристианства в дух русской Веры (а потом отсюда оказалось рукой подать до интернационализма и «марксизма»). Более того не только восстановление его в 1917 году, но и само установление Патриаршества на Руси при Царе Федоре Иоанновиче было отрицательным антигосударственным, антиимперским и антирусским историческим деянием, отразившим глубокий церковный кризис двухвекового воздействия на Церковь ветхозаветной догматической ереси «стяжательства иосифелян». Но это тема отдельного подробного исследования и в формат данной работы просто не помещается.

Отмечу вехи для будущих исследователей. Тема отмены Правительствующего Синодоидального управления РПЦ  вплотную стала на повестку дня для верующих РПЦ с последней четверти XIX века. Если здесь кто то подумает, что меня «понесло» в религиозную сторону, то этот человек глубоко ошибается. Вся современность, все ее истоки, рождались в тех событиях. И не пропустив ту историю через себя ничего Нам с Вами невозможно будет понять и оценить сегодня.   

В 1905 году революционная смута в Российской империи привела к серьёзным сдвигам в отношении государства к религии. Под давлением окружения и условий, Император Николай II  17 апреля издал Указ об укреплении начал веротерпимости, а 17 октября - Манифест об усовершенствовании государственного порядка. Новые условия требовали перемен и в церковной жизни, и 16 января 1906 года император учредил Предсоборное Присутствие - орган, который должен был в течение нескольких месяцев, максимум года, подготовить созыв Поместного Собора и проекты основных соборных решений.

По поводу Патриарха возникла дискуссия: большинство высказалось за восстановление патриаршества, но были и многочисленные видные сторонники модели, в которой первоиерерх был бы первенствующим членом Синода, избранным на Соборе.

 Присутствие предлагало изменить 42-й статью Основных законов Российской империи «Император есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры», на следующую:

«Император как Православный Государь является верховным покровителем Православной Церкви и охранителем ее благопорядка».

Вот где была заложена идеологическая бомба, морально-общественного отказа от единовластия, императора не диктатора, а имперского «удерживающего» морального и жизненно-государственного сохранения устоев народной и государственной Среды (это транслировалось и на церковную и на государственную жизнь). И смены функций Императора, руководителя государства, независимого не от кого и от чего кроме устоев Империи и стоящего над исполнительной властью, на «советника-надзирателя» исполнительной власти, находящейся под диктатом «общественного мнения. Это, как трансляция будущего гротеска сегодняшнего «потешного президента-гаранта».

Сводный доклад Присутствия был представлен государю Николаю, он 25 апреля 1907 года наложил на него резолюцию: «Собор пока не созывать». Император считал, что созыв Собора может расколоть, политизировать и парализовать церковную и государственную жизнь (что и произошло далее В.М.).

В 1912 году, с разрешения императора Николая II, Святейший Синод учредил Предсоборное Совещание, которое работало с 28 февраля 1912 по 3 апреля 1913 года. Задачей Совещания являлось продолжение работы над материалами Предсоборного Присутствия по вопросам церковной реформы. После длительных перерывов в работе, в 1914 году, в условиях начавшейся Первой Мировой войны, Предсоборное Совещание было распущено.

29 апреля 1917 года, после февральского переворота, при Святейшем Синоде был образован Предсоборный Совет. Отдел высшего церковного управления, решил предложить Собору восстановить сан патриарха.

32 члена Отдела высшего церковного управления остались при особом мнении, считая, что вопрос этот преждевременно выносить на пленарное заседание. Но Собор решительным большинством голосов постановил немедленно приступить к выборам Патриарха. Противники патриаршества, вначале многочисленные и напористые, под конец обсуждения остались в меньшинстве.

Главным аргументом против восстановления патриаршества, было опасение потерять соборное начало в жизни Церкви (которое вместе с живой жизнью церковных приходов и приходских советов сегодня полностью самочинно дезавуировано Архирейством РПЦ), когда во главе ее встанет один иерарх. Звучало: «Соборность не уживается с единовластием. Это подтверждает и история патриаршества. Единовластие несовместимо с соборностью». Протоиерей Александр Рождественский утверждал в своей речи, что восстановление сана первоиерарха - шаг на пути к папизму (что наглядно показывают нынешние церковные события В.М.).

Продолжим в следующей части.


Рецензии