Кусок мяса 15

- Что, что же было дальше? - торопила Катерина, с жадностью глотая каждое слово Матильды.

«Я уже тогда знала, что наша встреча на следующий день состоится, - несмотря на то, что была очень зла на него. Прямо рвала и метала, и мой генерал все никак не мог понять, что со мной творится. Я злилась на Александра, на всех этих молодых русских офицеров, на разыгравшуюся у меня головную боль. Но, на самом деле, я злилась на саму себя, и только. Сотни раз за эту ночь я прокрутила в голове все, что обязана была высказать этому поручику, приготовилась быть блистательно-желчной и остроумной, однако, на следующий день мне ничего из этого не понадобилось. Вся спесь слетела с меня, как только я увидела Александра. Заготовленная бравада улетучилась из моей головы.

Я продержала Александра около полутора часов напротив нашего особняка. Странно подумать, но он абсолютно не боялся генерала. А, может быть, это генерал почитал ниже своего достоинства смотреть на Чернышова как на серьёзного соперника. Так или иначе, когда доложили, что пришёл поручик Чернышов и спрашивает госпожу Ворончак, слуге было хладнокровно велено: «Не принимать!»

Пошёл проливной дождь, а я, прячась за портьерой, наблюдала за Александром из окна. Он не двинулся с места, вымок до нитки, но все так же спокойно и выдержано смотрел перед собой, словно был на каком-то посту. Изредка только озирался по сторонам. Чего или кого ждал он? Неужели чувствовал, что я в тайне наблюдаю за ним из окна? «Меня... меня... меня...» - билось у меня в виске.

Как только генерал, поцеловав меня в лоб, уехал на службу, я накинула манто, - зонтик быстро не отыскался, - и вышла к Александру. Ни слова ни говоря, встала прямо напротив него. Я смотрела на это лицо, изучала его миллиметр за миллиметром, - как не делала ещё ни с одним мужчиной, и вообще ни с каким человеком. Его лицо было залито дождём, капля за каплей спускались по коже, длинные ресницы склеились. Губы, слегка приоткрытые и очень бледные, выпускали пар в холодный петербургский воздух. Мне рассказывали, что такое у них тут лето...

За несколько минут я вымокла насквозь.
- Извините, я не приглашаю вас войти, это не мой дом, - виновато сказала я. Все это время я избегала смотреть ему в глаза, в эту убийственную синеву, умноженную в несколько раз разлитой вокруг серостью города. Александр снова смотрел на меня так, как вчера, когда я танцевала, и мне вдруг захотелось, чтобы этот обжигающий взгляд никогда не кончался. Это был жгучий лёд, прожигавший меня до самой до души.

- Я знаю. Поэтому я приглашаю вас ко мне, мы живём в Кронштадте. Вы уже были в Крондштате? Моя мама печёт пирожки с яйцом и зеленью, мои любимые. Она вас ждёт, хочет познакомиться. Не откажите!
- Нет-нет-нет! - запротестовала я.
- Почему? Вы боитесь?
- Да, боюсь, если хотите... - сказала я после некоторой паузы. - Ни к чему это!

Александр взял в свои теплые ладони мои замёрзшие руки. Удивительно, но у русских, несмотря на их отвратительную погоду, всегда тёплые ладони.

- Я останусь здесь, буду ожидать моего генерала со службы. Будет бесчестно, если я вот так уеду. Хватит уже играться с людьми...

- Вы хотите доказать мне этим своё благородство? - мягко парировал он. - Но вы выбрали неправильную тактику. Я ни в чем вас не упрекаю.

- Да? А вчера мне показалось...
- Извините, если я задел ваши чувства. Что-то взыграло во мне: я не хотел, чтобы все эти мужчины смотрели на вас, полуобнаженную, и даже одетую, не хотел, чтобы вы возвращались в дом генерала, - его взгляд дрогнул и упал мне под ноги.
- Вы рассказали обо мне своей матери? - изумилась я.
- Да, сказал.

Я грустно улыбнулась.
- Большая у вас семья?
- Кроме меня ещё трое мальчишек, я самый старший. У нас служебная квартира в Кронштадте, отец служит во флоте. Сейчас он в море.
- Вы не пошли по стопам отца?
- Нет, мне больше нравится тактика сухопутного боя, я всегда восхищался Суворовым, прочитал все из его военных трудов. Да и мать моя была против, чтобы я становился морским офицером, какая-то цыганка ей нагадала ещё до моего рождения, что я утону. А я, кстати, действительно не умею плавать, - он рассмеялся, как ребёнок. Сердце во мне сжалось от всей невероятности момента: я, знавшая так много мужчин, стою под проливным дождем и внимательно слушаю, как этот юноша делится со мной своими переживаниями, воспоминаниями и чистыми, где-то даже наивными своими помыслами.  Рассказывает про семью, которой у меня никогда не было.

Почему я повстречалась на его пути? Я рассматривала его и пыталась угадать, были ли уже в его жизни женщины. Мне кажется, что нет. И почему вот таким чистым, неискушенным душам всегда на пути попадаются такие, как я! За что? Тогда я ещё не понимала, что это он попался мне на пути, а не я - на его.

- Саша, пожалуйста, не влюбляйся в меня, - вдруг отчаянно прошептала я и забрала свои руки из его ладоней. - Я не принесу тебе счастья. Я погублю тебя.
- Мне кажется, что уже слишком поздно говорить об этом...
- О нет, так не бывает! - улыбаясь, замахала я на него руками.
- Ты так думаешь, потому что ещё никогда никого не любила».


Продолжить чтение http://www.proza.ru/2018/10/04/1744


Рецензии
Здравствуйте, Анна! Еще вчера на одном дыхании прочитала, но не было возможности написать.
Очень интересно! Буду ждать продолжения!
Отдельное спасибо за мысли"за что судятся люди друг с другом, что отсуживают друг у друга в мире, где им по сути дела ничего не принадлежит." . . .
Благодарю от души!
Всего самого доброго
Татьяна

Татьяна Воронина 2   04.10.2018 21:03     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Татьяна!

Очень рада, что повесть вас заинтересовала и понравилась вам! Надеюсь, что дальнейшее чтение вас не разочарует) У меня было давнее желание написать повесть в историческом контексте. Знаю, что круг читателей не будет велик, все-таки трудно читать такие объёмные вещи) поэтому особая вам благодарность за терпение!

С теплом,

Пушкарева Анна   05.10.2018 15:54   Заявить о нарушении