Маленькая жизнь Янагихара-большая Грязная Стирка

"Маленькая жизнь" Ханья Янагихара – или БОЛЬШАЯ ГРЯЗНАЯ СТИРКА

Случайно услышал об этой книге от своей приятельницы, ее вкусу и умению читать доверяю. Она сказала, что ей интересно бы было услышать мое мнение по поводу книги. И однажды сообщила – я привезла тебе книгу.
Рассчитывал я конечно на обычный формат, и когда вдруг увидел, как она несет огромную толстую книжищу, в 700 страниц, как оказалось, то обомлел от изумления.
Страшно начинать читать такой обьем.
Я начал. Прочитал первые 130 страниц и в принципе мог сказать мнение о книге, не тратя времени на дальнейшее чтение.
Книга написана талантливо. С трудом верится, что это первая или вторая книга автора. Такие объемы не создаются без длительной тренировки и подготовки.
 
Итак – общее мнение от первого чтения:
Вас окунают в мир странных субьектов, все плохо, денег нет, вокруг одни проблемы, квартира, в которой селятся четыре героя книги, грязная и неуютная, и вот в этом практически закрытом пространстве начинается самобичевание и психологический мазохизм. Постоянные намеки на гомосексуальные отношения, один из героев между прочим дает «отсосать» случайно своему сотруднику, и полная неуверенность в своих сексуальных предпочтениях. Нормальных подруг нет, семьи ни у одного нет. Ничего позитивного нет. Денег нет. Любви нет. Их судьба прослеживается от возраста 18-20 лет до 50 лет. Деньги потом появляются, все становятся успешными в своем бизнесе. Но Любовь так и не появилась, или появился гомосексуальный эрзац Любви, предлагаемый как образец эмпатии и глубоких, прочувствованных отношений.
По существу, говоря бытовым языком, некие интеллектуальные задроты с глубокомысленными рассуждениями.
 
Четыре друга – Джуд, Малькольм, Джей-Би, Виллем. Первый без роду-без племени стал юристом и математиком (странное сочетание профессий?), Малькольм – черный по происхождению, дизайнер и архитектор, Джей-Би – фотограф и художник с корнями с Гаити, Виллем – актер со скандинавскими родителями-фермерами, переехавшими в Америку от каких-то проблем, так и не понявший – любил он или нет своих родителей.
Все понемногу гомосексуалы, за исключением Малькольма. Правда и тот не может понять свои сексуальные предпочтения. То- подружка, то внутренние сомнения – может мне стать геем?, и временное увлечение своими друзьями (а может это сомнения автора книги?).

Это так, общее короткое впечатление.
Я долго откладывал попытку написать свое дилетантское мнение об этой книге. В течение месяца дискутировал сам с собой, пытаясь словами определить как свое личное отношение к книге, так и применить некоторые навыки анализа того, что изучает автор любой книги в своем произведении и есть ли в нем некая философия и нравственно-моральные терзания и проблема которая волнует автора и должна, по мнению автора, стать близкой читателю.

Итак, чтобы более понятным было то, о чем пытаюсь писать:
Четыре друга-студента – Джуд, скрытный, непонятный, в младенчестве брошенный родителями. О его прошлом ничего не говорится в начале книги, оно покрыто мраком, и только постепенно, на 300-400-ой странице приоткрывается этот занавес. Инвалид, страдающий невыносимыми болями, прихрамывающий и в некотором смысле беспомощный, в профессии юриста достиг вершины карьеры, жесткий и безжалостный в судебных делах.
Его инвалидность и болезни – это то ружье, как у Чехова, которое висит на стене и должно выстрелить в последней сцене. Оно и «выстреливает», тяжелейшими воспоминаниями о пережитом, изломанной психикой и сломанной судьбой.
Вокруг Джуда, его переживаний, эмоций, болезней, прошлого выстроена вся книга.  При этом он ужасно (по версии автора) страдает от болей в спине и ногах, его регулярно сваливают с ног приступы. И при этом он с маниакальной настойчивостью прячется в ванной и режет свое тело лезвием бритвы, пытаясь, если возможно из этих действий правильно понять мотив этих поступков, как бы вернуться к себе, мол- тело не изменяет, и обрести уверенность в каждой конкретной ситуации, толкающей его на это. Он так часто и методически кромсает свое тело, что непроизвольно возникает мысль – ну, когда же он, черт возьми, покончит с собой очередным лезвием! Это сложное чтение, оно вызывает внутреннее раздражение и неприятие.
Как и следует ожидать – Джуд впоследствии заканчивает жизнь самоубийством. Этому предшествует долгая жизнь – карьерный рост и мучительные отношения с окружающими людьми, ампутация ног и на 40-ом году жизни возникшая любовь к Виллему.
В книге множество диалогов, порой вообще сложно отследить – кому принадлежат слова, масса действующих лиц.
Не берусь как-то анализировать отдельные эпизоды и поступки героев. Эта книга – фантазия, или, как определили в Послесловии к книге переводчики, - сказка.
Замечу – странная сказка. Вызывающая не совсем лучшие эмоции. И если переводчики говорят о том, что ее содержание – это отражение добра и зла, которые присутствуют в мире, и не заканчиваются, поэтому книга с несколько расплывчатым финалом.

Итак (еще раз) – о сексе и сексуальности в книге:
Секс в книге есть. Невнятный, бесформенный, аморфный. Читателю предлагается принять мнение, что секс живет сам по себе, независимо от пола. Из этой четверки кто-то спокойно говорит о сексе то с мужчиной, то с женщиной. И признает, что вот был разный секс – и с мужчинами, и с женщинами. Где-то появляются лесбиянки ( мне кажется, что лесбиянки не очень любимая автором тема). Расплывчатость этих понятий говорит о том, что, по мнению автора, секс не имеет пола. Т.е. нормально – если мужчине хочется секса, то он может быть как с мужчиной, так и с женщиной. Т.е. то, что формировалось тысячелетиями – гендерность, половые особенности – психологические, психические и физиологические, все это перемешивается и нам вместо Мужчины и Женщины предлагается некий суррогат сексуального обьекта – ЖеноМуж.
Это очень важный момент в книге. Нравственные и моральные критерии, благодаря которым общество развивалось и может развиваться, смещаются, происходит некая унификация обьекта, и, по мнению автора, секс – это просто удовлетворение неких потребностей, как элементарная мастурбация или онанизм, без партнера и чувств к нему, абстрактно существующее понятие, в котором случайно может присутствовать как мужчина, так и женщина.
Веками выстроена психология и физика отношений. Мужчина принимает решения и отвечает за поступки, он совершает поступки, и это делает его мужчиной, женщина – та скрытая сила и энергия, несущая в себе силу Природы, связанную с продолжением рода, без этого человечество существовать не может. Женщина – стимул жизни мужчины. Через единение с женщиной жизнь имеет свое продолжение. Через единение, а не срастание. И это – главное содержание и цель рождения каждого индивида.

Что мы видим в книге? Аморфные семьи этих 4-х друзей, кто-то умирает, не особенно любит их как детей. Сами же Джуд, Малькольм, Джей-Би, Виллем – прожив от своих 18-20 до 50-ти лет так и не создали семьи, не родили детей. Жизнь их вращается вокруг бизнеса и собственных переживаний. Они гомосексуальны. И это – норма по мнению автора.
У меня возникает всегда вопрос в таких случаях – какой же собственный сексуальный опыт, представление об отношениях мужчина-женщина, понимание сути этих отношений сформировали мировоззрение автора?
Я читал «50 оттенков серого». Я заставил себя прочитать эту книгу до конца, чтобы понять идею и автора. Вынудил и насиловал свою психику. Мое личное мнение – ее автор или девственница, или лесбиянка. Более безграмотного чтива о сексе я не читал. Ужасная лексика. Примитивный текст. В детали не буду углубляться, но я слишком хорошо знаю, понимаю секс, психологию и физиологию женского тела и о сексе мною написана книга, поэтому уверен, что такую книгу («50 оттенков серого») с интересом могут читать только сексуально озабоченные малолетки или боле взрослые, обделенные сексом и личным опытом, у которых в понимание секса входит либо один-два раза в месяц под одеялом, либо – тупо-молотобойный секс с фрикциями 100 в минуту.

А что же о "Маленькой жизни" Ханья Янагихара? Отдаю должное – она пишет талантливо, интересно, глубоко анализируя придуманные ею ситуации. Многое может заинтересовать. Мне, например, как профессиональному юристу, понравились ее рассуждения о тонкостях мышление Джуда и других героев книги- юристов, о профессии и понимании закона и его применения и влияния на общество. Многое может быть интересно.

Но… Всего очень много. Бесконечные мазохистские рассуждения героев. Мучительные воспоминания и описание надуманных страданий, способные довести до слез женщин-читательниц со слабой психикой. Чехов называет это публицистикой в худшем смысле этого слова, помехой для настоящего произведения.  700 страниц Маленькой жизни никогда не встанут в один ряд с 20-40 страниц Чайки или Вишневого сада. Никогда. По множеству причин.

Я вспомнил Ремарка «Три товарища». Там есть любовь к женщине, самопожертвование, сочувствие, поступки. У Ремарка подлецам и негодяям бьют морду, жертвуют собой. Там есть Настоящая Любовь. И представьте себе создаваемых Ханья Янагихарой новых героев в новой книге «Три товарища» в 21-ом век, которые вдруг оказываются поочередно влюбленными друг в друга, мучаются своими гомосексуальными переживаниями и кроме этих переживаний не способны ни к чему, ну – может быть в перерывах между редким муже-сексом еще ремонтируют в мастерской машины других геев.

И все-таки – о гомосексуализме:
В идее свободы личности гомосексуализм стал навязчивой идеей, Скандинавия и Запад утонули в своей «свободе», и это силовое навязывание новых нравственных ценностей приведет к необратимым последствиям. В Литве мальчикам запрещено в садике играть с пистолетиками и разными военными игрушками. На праздник Нового Года подбираются сценарии – без пола. Т.е. – все, и мальчики, и девочки, должны одеть костюм Снежинки.
Представляете – мальчик в роли Снежинки.
 
Поэтому, если женщины, читая книгу, склонны к сопереживанию и слезам, к восторженным откликам чуть ли не о »великом» философском романе 21-го века, то нормальные мужчины с четким пониманием своего физического предназначения, как правило отторгают навязываемые ценности и воспринимают книгу «в штыки». И это нормальная реакция. Настоящий мужчина, такой же ранимый в душе, как возможно и герои книги, но он четко осознает себя и приоритеты.

Да и зададим вопрос женщине-читательнице – а хочет ли она, чтобы рядом с ней был гей? Тот, чей пенис побывал в анусе другого мужика? Чье сексуальное либидо обращено не к ней, продолжательнице рода, а к непонятному мужчине, чаще всего изображаемому деликатным, с тонкой душевной структурой? Пусть она ответит на эти вопросы.

В интервью автор говорит об эмпатии. Как бы книга – попытка показать способны или нет люди сопереживать и чувствовать другую личность.
Что такое эмпатия? Вот великая Википедия пишет: «Эмпа;тия (греч. ;; — «в» + греч. ;;;;; — «страсть», «страдание», «чувство») — осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания[1]. Соответственно эмпа;т — это человек с развитой способностью к эмпатии.»
И там же в статье вставлено замечание: «В фантастических произведениях способность к эмпатии часто считается экстрасенсорной и доступной лишь некоторым людям. Такая эмпатия больше всего похожа на эмоциональную телепатию и может включать в себя способность воспринимать эмоциональные состояния «напрямую», даже без контакта с человеком, способность транслировать эмоциональные состояния, и многое другое. В реальности существование подобных форм эмпатии научно не подтверждено — экспериментальные попытки их обнаружить либо проваливались, либо такие эксперименты не удавалось повторить с прежним результатом.»

Способны ли к эмпатии герои книги? У меня сложилось впечатление, что эти все герои как фигуры вставлены в надутый резиновый шарик, они что-то пытаются, движутся к друг другу – но только ударяются поверхностью шарика, бессильные проникнуть в чувства и эмоции другого. Так что эмпатия в их отношениях не появляется, есть наигранная видимость глубины чувств и переживаний, но по сути – они чуждые друг другу, сосуществуют параллельно, в выдуманном ими пространстве, закрытые и зажатые.
По-моему – последовательно несимпатичные персонажи.

Да, еще, для понимания образа Джуда, необходимо рассказать его историю до конца. В детстве он оказался в монастыре, из монастыря его увел монах Лука, который сделал из него проститута и многие годы продавал мужчинам для секса, переезжая из одного города в другой. Когда их вычислила полиция, Лука повесился в ванной.
Джуд был в приюте, так его тоже постоянно насиловали воспитатели.
Потом в его жизни появляется доктор, который опять же насилует Джуда, заставив силой и угрозами жить в его доме. А когда Джуд пытается убежать из его дома, то докор переезжает его машиной. От этих травм Джуд и страдает впоследствии.
Странное общество. Вокруг одни педофилы и гомосексуалы. Везде! Где уж тут Чехову с его желанием и мечтой о прекрасном, умном, чистом и нравственно здоровом обществе!
И как вам сказка? Это об этой сказке пишут переводчики (их трое переводили книгу) в Послесловии?

Когда я прочитал книгу, то в какой-то момент у меня появилось образное сравнение, т.е. на что похож текст книги.
Представьте, что вам приносят большой целлофановый пакет, развязывают его и вам под нос вываливают кучу грязного белья. Вот – женская ночная комбинация, со следами спермы не желавшего детей мужа, засаленная, с пятнами менструальной крови. Вот – потрепанные мужские трусы со следами какашек, спермы и мочи. Бюстгальтер с грязными бретельками и темными пятнами от сосков.
И вам говорят: это эстетика жизни, это существует реально, цените это, уважайте и этих людей, и оставленные следы. Это новая мораль и нравственность. Вы должны научиться так жить и правильно воспринимать эти реалии. Пусть это станет и вашим, примите с пониманием и сочувствием. Любите, в конце концов, эту данность!
И что вы ответите? Хотите ли этих ценностей? 

И о Любви: за образец любви читателю предлагается мазохистская гомосексуальная любовь Джуда и Виллема. О, тут автор постаралась изложить страдания и тяжкий путь одного мужского тела к другому. Можете лить слезы и сопереживать о том, как деликатно подводил Виллем Джуда к сексу. Один хочет секса, другой –Джуд- его не хочет, отягощённый воспоминаниями о педофильном опыте и разных приобретенных болезнях, не хочет – НО ЛЮБИТ ВИЛЛЕМА.

Любовь… Петрарка, Шекспир, Толстой, да и множество авторов других пишут о ней. Эти чувства и эмоции знакомы, известны и понятны. Это – естественные переживания, создаваемые Природой. И немного – собственным воображением, опять же подталкиваемым Природой и инстинктами.
Любовь ли то, о чем пишет автор?
 Личное мнение, на другое я не претендую – это исковерканные переживания душевно искалеченных, бессмысленных своей жизнью, бесполезных по своему содержанию личностей. Они прожили жизнь впустую.

Ах да – логично, что в книге Малькольм и Виллем погибают в автокатастрофе. У Толстого Анна Каренина под поезд легла, мучимая нравственно, за нарушение жизненных принципов отношений между мужем и женой, между мужчиной и женщиной.
За что и почему Малькольму и Виллему пришлось погибнуть в книге – это загадка для читателя. Может просто автору было не понятно – куда их вывести в сюжете.

А Джуд наконец после смерти Виллема покончил жизнь самоубийством.
Он так долго к этому шел. Хоть и жаль героя, мне, как читателю, их всех жалко, более душещипательной истории я давно не читал, но чувство сарказма, возможно и необоснованное, и даже лишнее, не оставляет меня.
Хочется сказать – ну наконец-то Джуд умер!
И читал я эти 700 страниц все с более возрастающим желанием как можно быстрее закончить. Поэтому «проглотил» книгу за каких 1,5-2 недели.
Если спросить – посоветую ли я читать эту книгу кому-либо, то совершенно уверенно могу сказать: увидите ее в книжном магазине – уйдите прочь, идите лучше Русские народные сказки читать. Или – Синюю птицу. Или тех авторов, к которым всегда хочется вернуться – О,Генри… Джек Лондон…

Мнение абсолютно личное. Без претензий.
С геями я знаком, отношусь к тем, кого вижу сейчас, с большим уважением.
Без помпезности, голозадых парадов. Чтобы не калечили психику детей и подростков.

И хочется скорее избавиться от этой книги.
ГУГЛ выкидывает фото счастливых геев. Дети. С ними. Я просто тронут.
Растроган. Чувствую - пора бежать на собрание и заявлять о сопричастности.
Ну - там где-то рядом католические священники-педофилы. Ну ведь это ничего страшного, да? Пусть повеселятся. Да и с именем Бога. Святое.
Чтобы выродились все.
А нас призывают к толерантности.
а геи - толерантны?


Рецензии
Ужас! Ужас!! Ужас!!!

Екатерина Тимошенко-Пра   02.10.2018 00:30     Заявить о нарушении
вот и правильно::))
ни в коем случае не читай эту книгу...

Валерий Кувшинчиков   02.10.2018 09:20   Заявить о нарушении