Перевёрнутая карта

Разглядываю резную дверь из тёмного дерева с блестящей металлической ручкой в форме змеи, из разинутой пасти которой торчат два острых зуба. Как за такую браться-то?.. не поранившись. А может, всё это пустая затея? Маринка поди ужин давно приготовила, с работы ждет, а я по всяким гадалкам... Ладно, Мишаня плохого не посоветует. Уж очень лестно отзывался о ней. Да и займёт это, наверное, немного времени. Дергаю за толстую верёвку. До слуха доносится приглушённый звон колокольчика, а затем - лёгкие шаги и щёлканье задвижки. Дверь открывается. Передо мной - полная черноволосая женщина лет сорока пяти в шелковом халате вишнёвого цвета.
- Вы - Андрей? - бархатным голоском спрашивает она.
- Да.
- Прошу, - отступает, пропуская.
Перешагиваю через высокий порог и вхожу в тускло освещённый коридор. Хозяйка, закрыв дверь, плавно проплывает мимо и, раздвинув жёлтые занавески, исчезает. Следую за ней и оказываюсь в просторной, но сумрачной комнате. Слева - зелёная ширма. Прямо - небольшой шкаф с какими-то потрёпанными книгами. Справа, возле зашторенного окна, - чучело огромной обезьяны. Посередине, прямо на шкуре медведя, стоят овальный стол со свечой и два, по разные стороны, стула. Гадалка мягко опускается на один из них. Сажусь напротив и кладу перед ней конверт. Бегло взглянув на последний, удовлетворённо кивает. Что, и даже считать не будет?
- Начнем, - берёт со стола стопку каких-то карточек. - Полагаю, интересуетесь будущим финансовым положением?
Киваю.
- Ну что ж, - вытягивает странную картинку, - вас ждёт скоро неожиданный доход.
- Да?
Молча перемешивает.
- Хм. Да вы просто притягиваете к себе эту позитивную карту. На работе возможно повышение.
Пытаюсь рассмотреть перевёрнутую картинку, но различаю лишь какие-то крылья. Опять тасует.
- Не может быть! - откидывается на спинку стула. - Третий раз подряд!
При свете свечи разглядываю карту, которая развёрнута уже в мою сторону. Сверху изображён  ангел с трубой, внизу - люди, стоящие в каких-то ящиках и воздевающие к небу руки.
- Всё хорошо?
- Не в данном раскладе, - поджимает пухлые губы. - Здоровье вам надо поберечь, - по спине пробегает холодок. - Избегать переохлаждений, - чувствую, как начинают замерзать руки. - Возможно обострение хронических заболеваний, - вдруг заныло левое колено. Да она ведьма!
- В любви, - тасует и вынимает уже знакомую, смотрящую на меня, карту, - тоже не всё просто.
Всё тело пробирает озноб. Не спасает даже дублёнка. Растираю ладони, пытаясь согреть их.
- ...Холодность в отношениях. Непонимание...
Всё! Хорош! Зря я сюда пришёл! Хватаю со стола шапку и бросаюсь к выходу, но у порога останавливаюсь.
- Уже уходите? - вдруг оказывается возле меня и открывает дверь. - Я же не...
Выскакиваю на площадку и, держась за перила, хромаю вниз. Оказавшись на улице, застываю в изумлении. Вокруг - непроглядная тьма. Был-то у неё несколько минут! Сколько же сейчас времени? Опускаю руку в карман - пусто. Неужто на работе оставил? И куда теперь? Оглядываюсь. Слева, вдалеке, одиноким маяком моргает фонарь. Направляюсь к нему. На остановке никого... и ни одного автобуса. Две легковушки, не останавливаясь, пролетают мимо. Надо отсюда выбираться!
Иду по узкой тропинке вдоль дороги. На последней вдруг прыгает свет от фар. Пытаюсь голосовать. Не остановился, гад! Топать придется кварталов пять. Забралась же на окраину города! Ведьма!.. Вдруг нога соскальзывает и проваливается в снег. Не удержавшись, падаю лицом вперёд. Трясёт от холода. Пальцы окоченели, почти их не чувствую. Надо было перчатки сразу надеть! С трудом выбираюсь обратно на тропинку.
- Что случилось? Помочь? - кто-то касается моего плеча. - Вас подвезти до дома?

***
Трясущимися руками поворачиваю ключ и открываю дверь. Тут же в комнате загорается свет и в коридор выходит Марина.
- Ты где был?
- Я...
- И почему на телефон не отвечаешь?
- На работе забыл.
- А ты чё в снегу? Пьяный что ли?
- Упал.
- Да от тебя женскими духами воняет!
- Марин, я не...
- Я его жду, беспокоюсь, а он по бабам шастает!
- У гадалки был.
- Вот и иди к ней... или как ты там её называешь. Галя? Маша? Че бы получше придумал! - разворачивается, уходит обратно в комнату и кричит оттуда: - Завтра я переезжаю к маме!
Приплыли!
- И не смей ко мне подходить! - к ногам падает подушка. Подбираю её и, сняв обувь, иду на кухню. Располагаюсь на полу и укрываюсь дублёнкой. Всё будет хорошо. Перебесится, а завтра  спокойно поговорим.

***
Какой-то карлик, улыбаясь, со всей мочи молотит киянкой по огромному колоколу, что висит прямо передо мной. Зажимаю уши, но это не спасает...
Открываю глаза и взглядом ищу источник этого черепораскалывающего шума. Телефон. Долго смотрю на набор букв на экране - Адвокат.
- Алло.
- Доброе утро, Андрей.
- Здравствуйте... - вспоминаю имя-отчество, - Сергей Геннадьевич.
- Тороплюсь тебя обрадовать. Я только что из зала суда. Наше исковое удовлетворено полностью. В течении десяти рабочих дней обязаны выплатить всю сумму, включая услуги защитника и моральный ущерб.
- Это хорошо.
- Конечно. Не зря с ними почти год бодались. Мало того, что сократили, так ещё и выплачивать ничего не собирались. Таких наглецов надо ставить на место.
- Спасибо, Сергей Геннадьевич.
- Потом отблагодаришь, когда вылечишься. Поправляйся!
- Спасибо. До свидания.
Пошатываясь, иду на кухню. Предметы пляшут перед глазами, словно оказался на корабле во время шторма. Включаю газ, чтобы согреться. Кофемашина, сотрясая воздух, мелкими порциями выдаёт тёмно-коричневую жидкость. Хорошо-о.
 Градусник ледяной, как сосулька. Тридцать восемь и три. Разжёвываю противную таблетку и запиваю её остатками кофе. Опять звонит телефон. Мишаня.
- Да.
- Здорово, Андрюха.
- Привет.
- Как ты?
- Пока живой.
- Смешно. Я чё звоню-то... с тебя, когда выйдешь, простава, - отчетливо вижу, как он облизывается.
- С чего вдруг?
- Так Славка-то увольняется, а на его должность тебя хотят поставить, как единственного с высшим образованием. У остальных-то технарь максимум.
- А куда он собрался?
- В другой город, слышал, переезжает. Сам-то он толком ничего не поясняет. Щас две недели отрабатывает... Кстати, ходил тогда к Сибилле-то?
При упоминании этого имени снова охватывает дрожь.
- Я перезвоню.
- Выздоравл... - отбрасываю в сторону телефон. Точно! Это она наколдовала! Вдруг  положительно решается затянувшаяся тяжба, внезапно увольняется Славян. Да, она говорила что-то о неожиданном доходе и повышении... и за всё это я должен расплачиваться размолвкой с любимой и теперешним овощеподобным состоянием?! Нет уж! До встречи с этой ведьмой не ссорился так серьёзно с Мариной, и никогда не держалась столь долго такая высокая температура. Почти неделя прошла. Надо встретиться с ней и поговорить. Пускай вернёт всё, как было и освободит меня... от этого кошмара.

***
Взглянув на меня, Сибилла бледнеет и отступает назад, словно увидела привидение или саму смерть, но вскоре овладев собой, едва слышно произносит:
- Проходите.
Тот же коридор, та же комната. Садится и берёт колоду Таро.
- В прошлый раз вы так быстро ушли, что я не успела всего сказать... - начинает она.
- Я пришёл, чтобы...
Свеча на столе вдруг начинает странно шипеть, комната наполняется всепоглощающим дымом, из плотной занавеси которого прямо передо мной появляется змея с разинутой пастью. Отшатываюсь назад, тут же нащупываю что-то твёрдое и холодное; наотмашь бью мерзкую гадину, которая мгновенно исчезает. Дым быстро рассеивается. Ведьмы не видно. В руке - огромный бронзовый канделябр; отбрасываю его. На столе две карты. Поворачиваю их к себе. На первой - уже знакомый архангел с трубой, только сейчас замечаю сверху римские цифры XX; на второй изображён чёрный всадник на белом коне, а выше - XIII. Ерунда какая-то! Встаю. Что-то тёмное лежит за столом. Обхожу его и натыкаюсь на неподвижное тело Сибиллы.
- Господи! - отступаю назад и что-то задеваю ногой; тут же ощущаю удар в спину и кто-то валится на меня, прижимая к полу. Перед глазами - безжизненный взгляд гадалки, на котором застыло недоумение. Скидываю нападавшего. Чёртово чучело! Встаю и бегу прочь. Наступаю на что-то и падаю. Пытаюсь подняться, но кто-то держит за ногу. Оборачиваюсь. В медвежьей пасти застряла ступня; с силой выдёргиваю её и бросаюсь к выходу. Судорожно сдвигаю задвижку и открываю дверь. Запинаюсь о порог и, чтобы не свалиться, хватаюсь за первое, что попадает под руку. Стальные зубы вонзаются в плоть. Вскрикнув, разжимаю кисть и падаю на спину. Затылок и позвоночник пронзает острая боль, которая вскоре затихает и исчезает. Перед глазами - моргающая лампочка и серый подъездный потолок с облупившейся краской. Воздух сгущается, превращаясь в белесый туман. На самом верху зависло что-то похожее на облачко, что постепенно начинает приобретать определенные контуры. Различаю белоснежные крылья, правильной формы мужское лицо, а чуть ниже - блестящую трубу. До слуха доносится какая-то отдалённая мелодия. По всему телу разливается небывалая лёгкость. Встаю и протягиваю руки к божественному лику.


Рецензии