О грамматике

Отрывок из повести-сказки "Врата-2"

Следующим уроком был русский. Александра Николаевна была одной из немногих любимых мною учителей. Она всегда старалась что-то придумать, чтобы заинтересовать нас своим предметом. Ну, сознайтесь, мало у кого в школе русский язык был любимым предметом.
Меня вызвали к доске, остальные работали в тетрадях. Я проводила анализ по членам предложения, Александра Николаевна ходила по рядам. Вот она повернулась ко мне.
- Ты что-то замолчала, Женя, - поощрила она меня. – Какие-то проблемы?
- Только одна, - сообщила я. – Анализ предложения я уже закончила, вот теперь думаю: сейчас дать в лоб Филатову, чтобы не сбивал неправильными подсказками или подождать до перемены.
- Лучше подожди до перемены, - посоветовала Александра Николаевна, присоединяясь к смеху класса. - Тогда у него шанс будет – отбиться или убежать.
- Очень мне надо связываться с этими айкидошницами, - проворчал Филатов, непроизвольно потирая лоб, чем вызвал новый взрыв веселья.
Я забыла упомянуть, что папа записал меня, а потом и Марика в Клуб боевых искусств, в секцию айкидо. Я там уже несколько лет тренировалась, Марик только начал.
- Очень хорошо, Женя, садись, - похвалила меня Александра Николаевна, проверив на доске результаты моих трудов.
- А я вообще не понимаю, зачем нам это учить, - с вызовом сказал Филатов. – Зачем мне нужно определять эти части речи и члены предложения, и вообще грамматику?
- Я вам сейчас покажу, как, зная грамматику, можно понять смысл сказанного, - с таинственной улыбкой, которую мы все любили, потому что она всегда предваряла что-то интересное, сказала Александра Николаевна. – Филатов, к доске! Остальным разрешается помогать с места.
Пока Филатов выбирался из-за своего стола и шёл к доске, Александра Николаевна быстро стёрла с доски разобранное мной предложение и написала что-то непонятное.
- Всем записать в тетради, - сказала она, не поворачивая головы. – Будете разбирать письменно. – Потом отошла от доски и предложила: - Ваня, прочти вслух.
Мы послушно начали переписывать, пока Ваня читал.
«Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка». (из книги Льва Успенского «Слово о словах» - прим.авт.). Ничего не понятно, - в заключение сказал он.
- А вот сейчас мы тебе докажем, что ты ошибаешься, и кое-что ты здесь можешь понять, - сказала Александра Николаевна. – С чего начинается анализ предложения?
- С главных членов, - подсказал кто-то.
- С главных членов предложения, - повторил Ваня.
- Можешь определить подлежащее?
- Ну, это легко, - сказал Филатов. – Вот эта куздра и есть подлежащее.
- Охарактеризуй как часть речи, - подсказала Александра Николаевна.
- Имя существительное, женского рода, единственного числа, именительный падеж, - перечислил Филатов.
- Молодец, - одобрила Александра Николаевна. – Закончил с группой подлежащего?
- К нему определение есть, - подсказали из класса.
- И правда, - спохватился Филатов, - вот определение, «глокая».
- Ты подчёркивай, не забывай, - напомнила Александра Николаевна. – Чем выражено определение?
Ваня послушно определил. Потом начался анализ сказуемых, перешли к второстепенным членам предложения. Все увлеклись таким необычным анализом.
- Что мы имеем в итоге? – сказала, наконец, Александра Николаевна. – Не зная значения слов, мы, тем не менее, можем понять смысл предложения: «Какая-то (определяется, глокая) особа женского рода что-то каким-то образом (штеко) проделала с существом мужского рода и теперь что-то делает с его детёнышем (уменьшительный суффикс)». Ну, как, полезно знать грамматику? – спросила она у класса и в ответ получила дружное «Да!».
;


Рецензии