Корзина с еловыми шишками

У каждого в жизни бывают свои открытия. Иногда другим они кажутся наивными, вполне обычными, ничем для других не примечательными или давно всем уже известными. Но это мои собственные открытия, дорогие моему сердцу. Вот так и с Паустовским. Читаю сейчас его произведения и наслаждаюсь необыкновенной образностью его литературного слога – я представляю себе сразу те картины природы, о которых он пишет, в мельчайших деталях. Вот дрожат осиновые листочки на ветру, вот тащатся по небу серые рыхлые осенние тучи, из которых сыплется дождь, вот ведет по лесу тропинка, заросшая по пояс душистой травой, вот трещат кузнечики и гудят шмели, а летний солнечный свет разливается жидким медом… Он умеет заметить чудесное в самых обычных вещах.
Еще я восхищаюсь его умением затронуть струны души читателя каждым своим словом. Недавно в комментариях к моему посту о Паустовском и Марлен Дитрих одноклассница старшей дочери написала, что тоже открыла для себя Паустовского, когда собралась ехать в Польшу, в город Ченстохов. Она решила найти какую-нибудь информацию не из туристических путеводителей и обнаружила рассказ Константина Георгиевича «Поездка в Ченстохов». И удивилась тому, что испытала те же ощущения, что описал Паустовский…
Мое открытие связано с рассказом «Корзина с еловыми шишками», который произвел на меня впечатление еще в студенческие годы. Перечитав его недавно, я задумалась – а какое же произведение Эдвард Григ посвятил Дагни Педерсен, дочери лесника? Конечно, это связано было еще и с тем, что я решила прочитать внучке Адели этот рассказ и предвосхитила очень вероятный ее вопрос… Оказалось, что это любимейшая мной пьеса «Утро» из сюиты «Пер Гюнт»!!! Когда я слушаю ее, так ясно представляю себе утреннее пробуждение природы в лесу, солнечные лучи, проникающие сквозь ветви деревьев и легкую туманную дымку, пение птиц, шум ветра и моря…
А как великолепно описано у Паустовского ощущение музыки Грига!
«Сначала она ничего не слышала. Внутри у нее шумела буря. Потом она наконец услышала, как поет ранним утром пастуший рожок и в ответ ему сотнями голосов, чуть вздрогнув, откликается струнный оркестр.
Мелодия росла, подымалась, бушевала, как ветер, неслась по вершинам деревьев, срывала листья, качала траву, била в лицо прохладными брызгами. Дагни почувствовала порыв воздуха, исходивший от музыки, и заставила себя успокоиться.
Да! Это был ее лес, ее родина! Ее горы, песни рожков, шум ее моря».
Еще я подумала, что так проникновенно звучит музыка, наверное, потому, что, посвящая ее маленькой девочке, встреченной однажды в лесу, Григ вспоминал о своей умершей дочке, представляя, как бежала бы она ему навстречу, обнимая за шею и шепча «спасибо»… А Паустовский, почувствовав это настроение композитора, выраженное в музыке, написал такой трогательный рассказ, похожий на сказку.
Опять сложились кусочки моей жизненной мозаики – я как-то уже говорила, что те или иные эпизоды постепенно, в течение жизни человека складываются в единую мозаичную картинку. Так было, когда запомнившееся с детства описание соколиной охоты в «Князе Серебряном» А.К. Толстого и услышанный по телевизору рассказ о белом кречете и метафизических местах Москвы сложились в одно целое с историей удивительного храма святого мученика Трифона в Напрудном, о котором я узнала, когда в доме недалеко от него снимала квартиру дочь. Или – вот еще один пример: в студенческие годы мне очень нравилась баллада «Роллинг Стоунз», которая называлась «Леди Джейн», немного позже я прочла книгу «Пятая жена Генриха VIII», Стефана Цвейга, кажется, и тогда заинтересовалась историей английского короля Генриха VIII Тюдора и судьбами его несчастных жен. Оказалось, что в балладе поется о его жене Анне Болейн (которую он казнил), ее сестре Марии (которой пришлось побывать в любовницах этого сластолюбца благодаря жадным до власти родственничкам) и его следующей жене Джейн Сеймур (которая умерла, родив королю долгожданного наследника). И… сложилась картинка из замеченных в разное время деталей…
Кстати, обнаружила, что такое происходит не только со мной. В блоге «Дневник Скитальца» в LiveJournal прочитала, что его автор  тоже еще в школе прочитал рассказ «Корзина с еловыми шишками», и рассказ этот зацепил его. А потом, став взрослым, слушая музыку Грига, он вспомнил об этом рассказе, не помня ни его автора, ни названия. Нашел и тоже сложил в единое целое.


Рецензии