Сказка на ночь для бабы Яги

                Глава 1
        Как случилось, что Василиса, девочка пяти лет от роду, оказалась одна на опушке леса, этого до сих пор никто не знает. Гуляла во дворе с подружками. Её в этот раз дочкой выбрали. На скамейку спать уложили.  Глазки она закрыла. Как будто и не спала, а когда их открыла, то - на тебе, пожалуйста! Лес-батюшка! Шумит перед тобой, словно всегда тут и был.  Василиса  даже испугаться не успела - так стало интересно.
     Вместо  улицы городской и асфальта, перед ней трава шелковая стелилась
с ромашками да клевером, и тропинка в лес  звала. Такая тоненькая, незаметная почти, а приманчивая. Смотрит Василиса, а ведь она уже среди леса стоит.  Увела-таки тропинка, заманила. И вокруг - никого! Ни одной живой души человечьей! Только птички щебечут да перепархивают с ветки на ветку, как будто в глаза заглядывают. То ли спросить чего хотят,то ли сказать о чем-то? Вдруг птички попрятались. Ни одной не видать. А лес зашумел, ветвями стал качать, потемнел. Василиса оробела. Косыночку на голове поправила, и только тут разглядела, что на ней сарафан  надет, новогодний, синий, только блёстки с него исчезли, да ткань какая-то не нарядная, а простая, стираная-перестираная. Василиса руку в карман потайной быстренько сунула, а там - колокольчик её любимый, маленький такой, звонкий. Сувенирный. Папа подарил, когда она читать научилась. Сказал, что теперь можно и в школу идти, а пока вот - колокольчик на удачу. Как же обрадовалась Василиса этому колокольчику!  Как будто друга - самого лучшего! - встретила. Отвлеклась и не заметила, что перед ней человек появился. Как с неба упал!  А и правда: с неба старушка упала, неприветливая, непонятно во что одетая. В руках у неё метелка, какая у дворника Лёши всегда в подъезде  за дверью стоит, только не пушистая, берёзовая, а вся  вытертая, старая, да ещё веревочкой замусоленной перевитая. Глянула Василиса на старушонку и ахнула про себя: «Ну, до чего на бабу Ягу похожа! Только ступы не хватает. Да зубов страшных…»
А старушка глазами сверкнула на Василису и говорит:
- А ты что ж, Василиса-Распрекрасная, уже и не узнаешь меня? Я баба Яга и есть. Подумаешь, метёлка обсыпалась! Ещё послужит! Не с  королевского двора, чай…
    Тут уж Василиса от удивления  и бояться забыла. Во все глаза на бабу Ягу смотрит и спрашивает:
- Ой, бабулечка Ягулечка, а откуда ты знаешь, что меня Василисой зовут?  А Распрекрасной  меня только моя бабушка называет, но она в городе живёт.
Ты была в нашем городе? Или знаешь мою бабушку?
-  А! Ни то, ни другое! Ты на себя-то, что, не глядела ни разу? Распрекрасная и есть!
Бабка вдруг развеселилась и открыла  в улыбке свой рот. Василиса глянула и быстренько отвела взгляд, потому что увидела зубы страшнючие и поняла, наконец, что находится в сказочном лесу,  и что  перед ней - самая настоящая баба Яга. Хотела Василиса испугаться,  да передумала. Стала рассуждать про себя:
- Что-то здесь не так. Я же девочка, из настоящего города. Там никаких бабусек Ягусек  нет. Они только в сказке бывают. Тогда, что? Это сказка, что ли?
Значит, ничего баба Яга мне сделать не сможет? Как мама говорила? Другое измерение? Тогда, почему меня бабка эта видит? И я её? А может, я сплю? Если это сон, то  бояться не надо. Мама рассказывала, что во сне нужно правильно себя вести, тогда ничего плохого не случится. Василиса посмотрела на бабу Ягу и снова удивилась. Старушка внимательно смотрела на неё, а потом спросила:
- Ты чего, Распрекрасная, замолчала? До чего чудно тебя слушать! Столького я и от сорока сорок не услышала бы.
Старушка остановилась, посмотрела на Василису почти дружелюбно и снова спросила:
- А ты что-то там говорила про сон, что в нем надо себя вести правильно?
Василиса изумилась тому, что её мысли старушка так запросто слушала, а теперь и вопросы задаёт. Бояться было некогда, потому что баба Яга остановилась и ждала ответа.
- Да очень просто, бабушка, - начала рассказывать Василиса мамиными словами - не надо бояться во сне ничего!
- Как ничего? И Горыныча? Эт-такой людоед! Поискать ишшо!  И бабку старую не пожалеет, не подавится, трёхбезмозглый!
Старуха в сердцах даже ногой притопнула и вокруг себя юлой крутанулась.
Василиса смотрела во все глаза. Она уже совсем не боялась старушки и почти не удивлялась, что та её мысли слушает. Сказка же!
- Бабушка! Если тебя во сне кто-то пугает, и ты от страха не можешь шагу ступить, надо заставить себя посмотреть прямо на страшилище и имя у него спросить.
- Эт-как?  Прямо имя  спросить? А как не ответит? Это же ИМЯ!
- Ну да! Во сне, бабушка, свои законы. Либо отвечай, либо исчезай.
Вот и получается, что назовет себя чудо-Юдо какое-нибудь, а его бояться перестанут. Оно исчезнет. А тебе только и останется, что глазки открыть и сказать: куда ночь, туда и сон. Так мне мама рассказывала.
- Ишь ты! Умница какая! Маменька твоя, что, Премудрая, что ли? Из какой сказки?
Василиса вдруг звонко рассмеялась, потому что представила свою маму сказочной Премудрой.  Но в сказках таких имён нет!  Анжела Премудрая!
- О-о-ой, не могу!- Василиса даже присела на траву и закатилась звонким  смехом. Потом поднялась, оглянулась, а старушка уже от неё отошла и избушку свою кличет. Смешно так кличет, как настоящую курицу. Рукой что-то рассыпает и выкрикивает нараспев:
-Цыыыпа! Цыпа-цыпа-цыыыпа! Цыпочки-рыбочки, гуль-гуль-гуль… где ты, гулёна старая? Бегом сюды! Отдохнула поди, пора и честь знать! Ах ты, курица, такая-эдакая!
Старушка ещё ругаться не перестала, как из-за кустов послышалось скрипучее кудахтанье, недовольное и ворчливое.
- Ну, вот, моя красавица, явилась? Вставай уже скорее ко мне передом, а к лесу задом. Да гостью мою не зашиби! Знаю я тебя, корявую да приставучую.
Старушка ворчала и ругалась, но не зло, а скорее по привычке. Обе они были такие старые.
Василиса послушно поднялась на крыльцо, когда баба Яга махнула ей рукой уже из окошка. Она и не заметила, что очень  устала. Захотелось спать. Дошла до бабкиной печи, на лавке возле неё прилегла и сразу заснула.


                Глава 2

Спит Василиса на лавке, а баба Яга печь растопила, воды наносила, еды наготовила всякой, даже настойку любимую, мухоморную , достала из погреба да на стол поставила. Сидит за столом тихонько и на Василису смотрит. А та спит и не просыпается. Баба Яга то встанет, подойдёт к девочке, ухо приложит к ней и слушает:  дышит ли? - то снова сядет за стол. Еда уже остыла, а баба Яга все не ест и на Василису смотрит. Потом говорит своей избушке:
- Слушай, старая, это что ж такое делается? Не дождусь, пока  Распрекрасная проснётся!
А избушка ей:
- Ну, так ты её так съешь, сонную. Не впервой, чай, да и хлопот меньше.
- Ну, сказала, так сказала! В ней весу-то  почти нет! Что там есть-то? Кости-хрящики? Лучше зайца из капкана вынуть. Она мне для  другого нужна! Скучно мне жить стало, старая ты курица!
Старуха неожиданно рассердилась и подошла к спящей Василисе.
- Вставай, Распрекрасная! Заспалась уже!
Василиса, не открывая глаз, сонно спросила:
- Бабушка, тебя как зовут? Скажи своё имя, пожалуйста.
- Распрекрасная, да ты, случаем, не рехнулась там, во сне своем? Баба Яга же я!Ты что, боишься? Меня?
Василиса, наконец, приподнялась, села на лавке, потёрла кулачками глаза и сказала, ещё не глядя на бабу Ягу:
-Бабушка! Зачем тебе меня есть? Я тебе пригожусь, честное слово!
Старуха совсем подобрела. Она сидела и улыбалась. И казалась не страшной, а просто усталой бабушкой. Василиса открыла глаза и продолжила:
- Бабушка, а я дома была. Меня там все заждались, пока я с тобой по лесу ходила. Ты, наверное, мой сон? Я у тебя немножко погощу, а потом домой вернусь. Это так просто! Ложишься спать, потом открываешь глаза - и ты уже здесь. Здравствуй, бабушка!
Баба Яга пробурчала что-то, потом прикрикнула на Василису:
- Вот  гулёна! С тобой можно с голоду помереть! Все уже остыло! Вода в бочке. Глаза отмой, а то за столом заснёшь, Распрекрасная!
- Да что ты с ней возишься?- подала голос избушка.- Ешь уже, а то отощаешь. Ещё с метлы свалишься! Ищи потом в траве.
- Цыц, курица! - зашипела на неё Яга.- Не собираюсь я её есть! Не нашенская она, не сказочная! Есть её нельзя! Охранять я её должна! А не уберегу, так и моей жизни конец придёт. Ты что, не слышишь? Лес сегодня всех перебудоражил: про девочку не из сказки рассказывает… Она к нам не просто так попала. Только вот не расслышала, зачем?
Василиса тем временем уже плескалась-умывалась в бочке с холодной водой, что стояла в углу у двери.  А через минуту сидела за столом с бабой Ягой и рассказывала  без всякой боязни, как будто  приехала только что из города и новости привезла.
- Бабушка! Сколько всего ты приготовила! А мне это можно? - девочка потянулась к тарелке с ягодой лесной. А там и малинка, и смородинка,  и земляника душистая, и даже ежевичка кое-где тёмный бочок показывала. Раздолье для такой девочки-сластёны, как Василиса. Баба Яга молча подвинула тарелку к девочке и спросила:
- Где была-то, Распрекрасная?
Она так и спросила, словно девочка не спала у неё возле печки, а путешествовала неизвестно где. И Василиса  отвечала просто, как будто все было именно так.
- Бабушка, а мне моя бабушка однажды  на ночь сказку рассказала, даже не сказку, а былину. Интересную!
- Ну-ка, ну-ка! На ночь, говоришь? А мне, ведь, никто и никогда сказки на ночь не сказывал.
- Ой! А я тебе расскажу. Хочешь? Бабушка мне всегда истории или сказки на ночь рассказывает или читает.
- Ну-ну.- Баба Яга снова приготовилась слушать. - Что бабка твоя сказывала?
- В тот раз бабушка рассказала историю про Сон-да-Дрёму. Как будто в давние времена жили у одного князя два верных дружинника. Охраняли его княжество от врагов. И никогда не бывало так, чтобы они на посту заснули или врага не увидели. Однажды злой колдун хотел  похитить у князя дочку-красавицу, Младу. Не захотела Млада за старого колдуна замуж выходить, а тот и обозлился. Но ничего у него не получилось! Дружинники верные и здесь не подвели - справились с врагами.
    Баба Яга слушала так, как будто Василиса рассказывает страшную историю. То вскочит, по избушке пройдётся, то снова сядет за стол. Даже про настойку мухоморную, любимую, не вспомнила. Да и про еду - тоже.
- А дальше-то, что дальше было?
- Ой, бабушка, дальше такой ужас был! Колдун тот извёл-таки дружинников и увёз Младу.  И всё! История обрывается.Как мне их жалко! Вот как им помочь?
И история без продолжения осталась.
 Василиса с грустным личиком снова принялась за ягоду.
- Как же! Без продолжения! Знаю я эту историю!
- Бабушка! - всплеснула ручками девочка, - расскажи, пожалуйста, а то я  в другой раз и заснуть не смогу.
- Нет уж! Спать ты должна хорошо и вовремя, как я понимаю. Ой, какая гостья непростая у меня появилась, даром, что мала ещё.
Василиса уже тарелочку отодвинула,  ручки свои, как школьница, положила на стол и приготовилась слушать.

                Глава 3

     Баба Яга стала рассказывать:
- Украл этот супостат  Младу не просто так, а колдовством действовал. Дружинников молодых за то, что они так хорошо службу несли, превратил в чудищ. Не сразу они ими стали. Сначала спать совсем перестали. Усталые, голодные, пристанища себе нигде найти не могут. Бродят по всем сказочным землям, а никто им помочь не может. Сон на всех находит. Страшный. А если они больше одного дня и ночи где задержатся, так мрут все: и люди, и звери, и лес любой. Наш вот лес особенный. Он мысли помогает угадывать. Звери здесь, как люди, разговаривают между собой. Коли Сон-да-Дрёма появятся - так их в народе сказочном прозвали-, то беда великая будет. Лес уже не будет сказочным,  потом и вовсе засохнет… Да и сами они уж век ходят. Время их кончается.
- Бабушка, миленькая, а что делать?
Василиса вскочила, прильнула к старухе и громко заплакала. Старушка замерла от неожиданности, а избушка шатнулась и заскрипела, но ничего не сказала.
- Да, ладно тебе. Это ж сказка.- Баба Яга не знала, какими словами ребёнка успокаивают.
- Бабушка, а вдруг Сон-да-Дрёма сюда придут? Лес погибнет, звери погибнут… и они сами… они, ведь, кушать хотят.
Девочка снова заплакала. А потом спросила:
- Бабулечка Ягулечка, а как им помочь, этим дружинникам? Они так устали, наверное. Бабушка моя сказала, что они себе не рады… Это как? Себе не рады?
      Не успела баба Яга ответить на вопрос Василисы, как за окном застрекотала сорока. Громко застрекотала.  Тревожно. Баба Яга в окно высунулась и крикнула:
- Белобока, ты что, с ума сошла? Откуда новости такие? Лес сказал? А  я почему не слышала? Вот же ещё лихо какое!
- Бабулечка  Ягулечка, что сорока сказала?
 Василиса теребила старуху за фартук и заглядывала в старое нахмуренное лицо.
- Как же ты, маленькая такая, спасать нас будешь? - проговорила старуха, глядя на Василису.
Девочка продолжала настаивать:
- Что сорока сказала? Бабушка?
- Что, да что? Сон-да-Дрёма сюда идут! Скоро уж в лес войдут.Шла бы ты спать,
 что ли, маленькая. А?
- Нет-нет-нет! Ты мне скажи, как можно помочь им, этим дружинникам бедным?
- Колокольчик нужен, деточка. Странный какой-то. Су-ве-нир-ный. А что это, я сама не знаю. А потом, человек нужен, который их пожалеет и сможет накормить. Тогда и чары спадут. А ещё … самое невыполнимое! Имена их нужно узнать и по имени их назвать… О-хо-хошеньки! Лихо-то какое!
Старушка  встала и полезла в угол за печь. Там у неё метёлка стояла.
- Придется-таки  на поклон к  Горынычу лететь. Может, он чего знает про эту напасть?
       Василиса в это время вынула свой колокольчик из кармана и спросила бабу Ягу:
- Бабушка, а колокольчик сувенирный - это вот такой? Мне его папа подарил,  на удачу. Этот? А как он может помочь?
Старуха взяла двумя скрюченными пальцами колокольчик и осторожно потрясла им. Раздался чудесный чистый звон. В избе даже светлее на секунду стало от этого звука. Старуха вернула колокольчик Василисе и пригрозила:
- Распрекрасная! Береги колокольчик пуще глазу! Вот уж точно, прислали тебя к нам не зря! - она отвернулась, села на метёлку и вылетела в окошко так быстро, что Василиса едва смогла понять, что произошло. Избушка попятилась, заскрипела - в чащу полезла.  Спряталась и затихла. Василиса  осталась одна в избушке, в полумраке, и растерялась. Тут сорока снова прилетела,  переполох устроила. Звери откуда-то стали появляться: идут молча, продираются сквозь чащу. Выбежала Василиса на крыльцо, потом на тропинку. Птицы летят, звери идут… Видимо-невидимо их. Лисы рядом с зайцами. Никто никого не трогает. Поняла Василиса, что и правда беда пришла в сказочный лес.
        Тут Яга вернулась. Схватила Василису поперек и в избушку понесла.
- Ты что, Распрекрасная, гулять вздумала? Вспоминай уже, что ещё твоя бабка мудрая рассказывала? Может, имя какое сказывала?
Подумала Василиса и говорит?
- Нет, бабушка! Ничего такого. Только…
- Не тяни! Что, только?
- Бабушка моя мне смешную песенку спела. Вот такую:
      Сон да дрёма не ходи у дома,
      не ходи у дома, Дон да Ерёма.
      Посиди у печки да поешь колечки,
      пирожки, ватрушки;
      поиграй игрушкой,
      звонким колокольцем,
      вспомни про околицу,
      про княгиню Младу,
      девицу - отраду.
      Сон да Дрёма,
      Дон да Ерёма…
Баба Яга даже на лавку присела от неожиданности!
- Ой-ой-ой, Распрекрасная! Что молчала? Я же печку растопить не успею, а напечь всего и того …  точно не успею.
Старуха захлопотала у печи, а попутно накричала на свою избушку, заставила ту выйти на поляну, к тропинке поближе:
- Ты, старая, совсем из ума выжила? Слышала песенку? Так вот теперь знай, что так всё и будет! Дон да Ерёма их зовут! Василиса, ты хоть поняла, что к чему?
Кормить их будешь, если я засну. Поняла? Не испугаешься?
Василиса закивала головой, что всё поняла, и стала муку просеивать, чтобы бабка могла тесто поставить на пирожки.
- Бабушка, - подала голос Василиса, а вдруг я тоже засну, тогда  Дон да Ерёма голодные останутся, и лес засохнет?
- Не заснёшь, Распрекрасная, ты ж не сказочная. Да и у тебя колокольчик есть. Звони, если что, да погромче! Давай, девочка, шевелись! Пироги нужны да ватрушки!
    К утру  дух хлебный по всему лесу пошёл. Только никто к избушке не прибежал, не прилетел. Никакой зайчишка любопытный, никакая пичужка. Тишина в лесу стояла, какой никогда не было. Солнышко запаздывало. Туман потянулся от реки, как живой.
    А в тумане - шаги тяжелые стали слышны. Баба Яга в окно выглянула да  так и повисла на подоконнике - заснула. Избушка накренилась, присела и ноги свои куриные вытянула  - заснула. Василиса тоже спать захотела, но вспомнила про колокольчик. Достала его и зазвонила. А потом и песенку запела, ту самую, про сон да дрёму. Сначала одними губами, потом громче и смелее.
- То ли чудится, то ли  впрямь душа живая песню поёт?
Это из тумана голос усталый и хриплый раздался. А следом - ещё один?
- Слышишь? Песенка про нас с тобой. Как же не забыли? Ох! А пахнет! Пирожками!
Василиса тут и страх забыла, снова песенку свою, уже громче поёт, и колокольчиком  в такт позванивает? А сама дверь приоткрыла и за печку спряталась. Видит, в избушку чудище двухголовое вваливается, на лавку садится, а Василиса ему в третий раз песенку спела, из-за печки вышла, поклонилась и к столу пригласила.
Смотрит, а уж не чудище перед ней, а два добрых молодца. Голодные, грязные, но лица у них человеческие.
- Дон да Ерёма, умыться не хотите ли?
Переглянулись молодцы - как давно их по имени никто не звал.
Василиса к бочке их подвела, полотенце подала. Накормила, напоила, даже настойки любимой Ягушиной налила. Добры молодцы наелись пирогов да ватрушек и спрашивают:
- Как же тебя зовут, девица Распрекрасная?
Василиса засмеялась, звонко, как колокольчик, и говорит:
- Василиса я, а бабушки обе меня Распрекрасной кличут.
- А где твои бабушки? Поговорить бы нам.
- Одна в другом времени, не в сказке живет, а другая - вот она!
Василиса показала на бабу Ягу, которая спала, перевесившись через подоконник.
Дружинники переглянулись, бабу Ягу на лавку положили. Смотрят, а она уже и глаза открыла:
- Что? Где Василиса моя, Распрекрасная? Что с дитём сделали?
Баба Яга уставилась на молодцев и спросонок Василису  не увидела.
- Бабушка! Поклон тебе низкий за внучку-разумницу! Спасла она нас,  братьев,пожалела. Накормила-напоила. А теперь бы нам, бабушка, отоспаться за весь век мытарств. Больше никому от нас худа не будет.
Старуха обрадовалась и говорит:
- Какую напасть отвела от нас, всех сказочных, эта Распрекрасная! Ведь, даже Горыныч, вот змеюка подлая, не захотел помогать. Улетел за море в страну восточную беду пережидать. Он решил, что век ваш сам скоро закончится. Ну,улетел- так пусть там и остается. Что о нём говорить?
Повела старуха молодцев на поляну, где стога сена были заготовлены. Молодцам другого и не надо было. Выбрали себе по стогу и заснули сном богатырским. И ни сорок-стрекотух не слышали, ни зверей, ни птиц, что в  великом множестве в лес вернулись.
Пришла  баба Яга в избушку, смотрит, а Василиса на лавочке спит. Ручки под щечку положила, ровненько так дышит. Старуха накрыла её овчиной  да избушке приказала скрипеть поменьше.
- Вишь, дите умаялось? Не скрипи уж, старая.

Что там было дальше? Проснулась Василиса, а подружки уже по домам давно разошлись. Василиса кукол своих собрала и домой побежала. Вечером, когда  бабушка её спать укладывала, она вдруг загрустила  и говорит:
- Бабушка, а ведь, я бабе Яге  так и не рассказала сказку на ночь. Она на меня не обидится?


 


Рецензии
Очень добрая сказка,Дальнейших вам творческих успехов, Вдохновения,

Лариса Мрыхина   08.09.2019 16:30     Заявить о нарушении
Спасибо, Лариса.Рада вам!
Успехов!
С теплом. Татьяна

Татьяна Белокурова   08.09.2019 17:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.