Иннокентики

                Иннокентий и совесть.
 Иннокентий лежал на диване. Пузо мёрзло, но вставать не хотелось. Лежать было уютно и безопасно. Гармонично… Спокойно поваляться ему не дали. Всегда кто-нибудь вмешается жена или Бог.
 «Вставай безумец, жизнь проходит!»-проснулась совесть. «Отстань»,-привычно отмахнулся Иннокентий. «Другие вон что, не то что ты,-не унималась совесть,- Наполеон в твоём возрасте был императором!» «Он плохо кончил, ты бы ещё Гитлера приплела»,-нашёлся Кеха. «Гайдар в шестнадцать лет командовал полком,-не сдавалась сука-совесть,- олигархи нажили огромные состояния,- совесть не кололась, а била поддых, -у соседа новая машина, а твой друг женится в третий раз!» Это был удар ниже пояса. «Для страны было бы лучше если Гайдар вообще не рождался, что дед, что внук!- заорал Иннокентий, - сотни тысяч людей не потеряли бы имущество и деньги, которые у них отобрали банкиры, с другом ещё одна  женщина не стала бы несчастной, как две предыдущие... А машину я могу купить, но мне не надо.


                Иннокентий секс и любовь.
 «Что лучше секс или любовь?»-спросили Иннокентия. «Конечно секс,- ответил Иннокентий,-от несчастной любви вешаются и стреляются, не слышал, чтобы кто-нибудь застрелился от неудачного секса».


                Иннокентий и тень.
 Тень мешала Иннокентию греться на солнце.«Как нелепы и несправедливы законы мироздания,-подумал Иннокентий,-следует бороться с этим. Куда только правительство и вся прогрессивная общественность смотрит? Доколе? Надо создать общество борьбы за то, чтобы каждый желающий имел право сидеть под солнцем. Принять закон в думе, чтобы тень закрывала солнце только по взаимному желанию. А символ движения красный, нет лучше белый бант».Через три часа Иннокентий с проектом закона в кармане, белым бантом в петлице и транспарантом, на котором криво написано «Мир без тени» бодро маршировал по улице. Тень от огромного транспаранта почти скрывала его долговязую фигуру. На террасе остался одинокий стул. До солнечного света было три шага.


                Иннокентий и дружба.
 «С кем лучше дружить с мужчиной или женщиной?»-спросили Иннокентия. «Конечно с женщиной,-ответил Иннокентий,-с мужиком только напьёшься, а с женщиной возможны и другие варианты».


                Много людей.
 «С кем ты сегодня встречался?»- спросили Иннокентия. «Не помню,-ответил он,-нас слишком много на земле, чтобы мы замечали друг друга».


                О главном.
 «Какие важные события произошли сегодня в вашей жизни?»-спросили Иннокентия. «Завтрак, обед и ужин»,-ответил он.


                Ложь.
 «Ты слывёшь правдивым человеком. Неужели ты никогда не лжёшь?»-спросил приятель Кеху. «Врёшь или не врёшь не имеет значения. В твои слова верят, когда они выгодны слушателю», -ответил он.


                Разлука.
«Не уезжай,-говорил Иннокентий любимой.-Дни в разлуке-это дни вычеркнутые из жизни друг друга». «Но ты говорил, что я для тебя как солнце». «Посмотри, даже ладошкой я могу прикрыть в твоих глазах солнце. Побеждает тот кто ближе».


                Мемуары.
 «Почему воспоминания очевидцев события так разнятся, и чем больше срок, тем сильнее»,- спросили Иннокентия. «Потому что вспоминаем не то, что было в действительности, а то, что вспомнить хотим».


                Удовольствие.
 «Для достижения удовольствия пришлось изрядно попотеть»,- подумал Иннокентий, отворачиваясь от жены.


                Красноречие.
 Иннокентий был так красноречив, что мог уговорить собственную совесть.

                Мечты.
 -Ты почему не пришел на свидание? Ты так мечтал с ней встретиться!
-Не смог отказаться от своей мечты!-ответил Иннокентий,-когда мечта становиться реальностью, часто, узнать её не можешь.


                Хорошо и плохо.
 -Как ты можешь дружить с этим дурным человеком?-бранила жена Иннокентия.
-Если не знаешь что значит плохо, как узнаешь что есть хорошо?-вопросом на вопрос ответил Иннокентий.


                Смысл.
 -В чём смысл жизни?-спросили Иннокентия.
-Смысл жизни сама жизнь,-ответил он,-целью путешествия является само путешествие, а не то место куда вы в конце придёте.


                Косоумие.
 -Ты скоро окосеешь над своими книгами!-смеялись приятели над Иннокентием.
-Лучше косоглазие, чем косоумие,-смеялся он в ответ.


                Люди.
 «Тебя действительно окружают скоты,-неприязненно думал Иннокентий,-жрут, пьют и думают только о сексе». «Такие же как ты сам!»-заставила добавить врожденная справедливость и хорошее воспитание.


                Быть.
 В двадцать лет он думал: «Хорошо быть молодым, сильным, дерзким». В сорок: «Хорошо быть уверенным, достигшим, много пережившим». Сейчас: «Хорошо быть!»


                Самоубийца.
 Иннокентий на мосту встретил самоубийцу.
-Что ты хочешь?-спросил Иннокентий.
-Хочу умереть,-ответил самоубийца.
-Глупец, радуйся, что хоть чего-то хочешь,-сказал Иннокентий и прошёл мимо.


                Смелость.
 -Ты смелый человек?- спросили Иннокентия.
-Я люблю женщину.
-Мы с тобой говорим о смелости, а не о любви!
-Чтобы любить надо быть смелым. Чтобы сильно любить-безумным,-сказал Иннокентий.


                Лучший дом.
 «Погости у нас! Наш дом лучше твоей старой квартиры»,-уговаривали Иннокентия. «Простите, друзья, самый лучший дом — дом, где ждёт тебя любимый человек!»


                Холод.
 - Иннокентий, какой месяц был самый холодный?
-Нелюбовь - самое холодное время года.


                Друзья.
 -Твои друзья, вновь, тебя высмеивали,-сказала она.
-На друзей и дураков не обижаются!-беззаботно отмахнулся Кеха.


                Лекарство.
 -Купите это лекарство,-сказали в аптеке,-с ним ваш насморк пройдёт быстрее!
-Любое средство лучше всего помогает тем, кто и без него выздоровеет,-подумал Иннокентий и прошёл мимо.


                Отношение.
 Их заставили бежать. «Жизнь дерьмо»,-думали они, задыхаясь от бега. «Как прекрасна жизнь, я могу ещё бежать!»-думал Иннокентий. Жизнь для каждого было то, что он о ней думал.


                Религия.
 Нет рая на небе. Нет ада под землёй. Рай и ад носит каждый в сердце своём,-верил Иннокентий.


                Рождение.
 -Ты опять бражничаешь и чревоугодничаешь Иннокентий!
-Уж если мы родились и живы, надо от этого получить удовольствие.


                Новый год.
 «В этом году хотелось...- начал Иннокентий тост, помолчал, закончил,-хотелось, чтобы и в следующем году хотелось».
«Был дедом Морозом на утреннике, многое понял в управлении - у кого мешок с конфетами тот и дед Мороз».


                Забота.
 Иннокентий сидел в зимовье и сушил ботинки у печи. Ботинки были хорошие, но мокрые. Сладостно сидеть у огня, слушать шум ветра, смотреть на огонь. Дрова в топке весело потрескивают, скоро зашумит чайник. Иннокентий предвкушал как утром  наденет свои новые сухие ботинки,пристегнёт лёгкие, быстрые лыжи.., но откуда эта жуткая вонь, и почему левый ботинок приобрёл форму старинного пресс-папье? Сгорел! Ботинок минуя сухую фазу сразу приобрёл горелую. Как вонью зимовье, скорбью по утраченным ботинкам наполнилось сердце. «К чему теперь пристёгивать лыжи? Мокрый ботинок лучше сгоревшего,-горестно размышлял Иннокентий,-а в заботе о благе так легко перестараться».


                Удача.
 На Иннокентия свалилось добро так, что зубы лязгнули и в башке зазвенело. Добро копилось на антресоли много лет. Чего там только не было: старая палатка, сапоги, железнодорожный фонарь, который уже давно не светил, но хранился за старость и благородную техническую эстетику эпохи паровозов. Иннокентий был счастлив, завладев этим раритетом. Этот раритет и нанёс наибольший ущерб. «Так, внезапно свалившееся счастье и добро, зашибить могут»,-рассуждал Иннокентий, прикладывая лёд к шишке на голове.


                Недостатки.
 «Я бы давно стал безгрешным,-думал Иннокентий, под утро пьяненьким возвращаясь домой,-если бы мои грехи мне так не нравились».


                Красноречие.
 -Трудно научиться красиво говорить?-спросили Иннокентия.
-Трудно, но труднее научиться молчать!


                Безвыходное положение.
 -Согрешить или не согрешить?-вопрошал небеса Иннокентий, провожая даму домой.
-Выбирай смелее!-ответил внутренний голос.-Как не поступишь, всё равно пожалеешь.


                Вожделение.
 «Иногда, только подумаешь, уже поднимается, но, иногда, так стоит, что только об этом и думаешь!»- заметил Иннокентий.


                Потери.
 «Не стоит сокрушаться о потерях, будем радоваться,- значит было, что терять. Были эти друзья, эти влюблённости и эти деньги, которые ты потерял»,- утешал себя Иннокентий, рассматривая дыру в кармане, через которую выпал кошелёк.


                Птички.
 Тусклым зимним утром, когда носу на улицу совать не хочется, Иннокентий посмотрел в окно. Под окном, топорщась чёрными ветвями, торчала молодая берёза. Стая синиц деловито перелетала с ветки на ветку. На некоторые сучки птички садились часто и охотно, на другие никогда не садились. «Так и женщины,-подумал Иннокентий,-охотно садятся не на все сучки».


                Смех и слёзы.
 «А в юности это казалось смешно,-грустно думал Иннокентий, криво усаживаясь на стул.-Плешь, геморрой, простатит. Это не смешно, это слёзы одни». Сейчас он мог лишь криво ухмыльнуться над чем рыдал в младые годы -идеалами, любовью и славой. Зрелость смеётся над слезами юности, юность-старости.


                Иннокентий и Вселенная.
 Иннокентий лежал на диване. Вокруг звёздным пузырём раздувалась Вселенная. Галактики уносились друг от друга, чернели чёрные дыры, солнечный ветер нёс космический мусор. Гравитация собирала космическую пыль в новые галактики, вспыхивали новые солнца, выгорали, обрушивались внутрь себя, взрываясь сверхновыми. И эта Вселенная, и этот продавленный диван, и сам Иннокентий, и вся Земля, населённая мириадами живых существ, вся эта череда, жаждущих еды и секса тварей, которые жили до него,и чья эволюция создало его и всё живое вокруг него были созданы для того, чтобы родился и жил Иннокентий. Высшая справедливость была в том, что каждый из ныне живущих людей может про себя сказать то же самое. Это справедливо. Иннокентию нравится справедливость.


                Свой прыщик.
 У Иннокентия на носу соскочил прыщ. Иннокентий огорчился. У соседки диабет. Отрезали обе стопы — гниют. «И без ног живут,- подумал Иннокентий,- что поделаешь, такова жизнь, но как показаться на люди с таким прыщом?» Собственный прыщик волновал больше чужого увечья.


                Толерантность.
 Иннокентий любил арабов в Аравии, негров в Африке, евреев в Израиле и не очень в России. Русских не любил во всём мире. Любил человечество, недолюбливал людей.


                Вера.
 Под землёй было грязно и жутко словно в преисподней. «Не в храме, а на скальном отвесе, снежной вершине или в глубокой пещере легче поверить в бога,-понял Иннокентий, и ещё он подумал,- Бог за тех, кто верит в себя».


                Раскаяние.
 Иннокентий был у гроба господня. Пытался каяться. Религиозного экстаза не испытал. «Наверное мало грешу»,-подумал Иннокентий.


                Масленица.
 На масленицу Иннокентий съел столько блинов, что чуть рожа не треснула, но радости и удовольствия не почувствовал. «Ну вот, всегда так,-огорчился он,-без страдания нет счастья, без поста — масленицы».


                Душевные раны.
 С годами сон Иннокентия становился беспокойней. Всё чаще болели раны инвалида любовных войн.


                Голод.
 «Как легко переступить ту хрупкую, эфемерную грань между чувствами «голоден» и «обожрался»,- размышлял Иннокентий, отваливаясь от стола.


                Здоровье.
 Иннокентий был фанатиком здорового образа жизни. От здорового образа жизни всегда хотелось есть и болели мышцы, но за много лет занятиями спортом заметнее всего выросли лысина и живот.


                Время.
 «Я совсем не изменился, - заметил Иннокентий, рассматривая себя в зеркало, - но друзья, а особенно подруги, сильно постарели».


                Много и мало.
 «Секса может быть слишком много, любви - никогда»,-убедился Иннокентий.


                Письма.
 «Напиши мне письмо, любимая. Письма сближают теснее объятий»,-просил Иннокентий.


                Поиски.
«Ищем любовь - находим заботы, разочарование и одиночество,- грустно размышлял Иннокентий, - но если ты не можешь быть счастлив со своей женой, почему ты станешь счастливее с чужой?»


                Справедливость.
 «Эти козлы бездельничают, когда я вкалываю!»- Иннокентий не мог спокойно лицезреть слоняющихся без дела людей, они его бесили. Чужая праздность представлялась несправедливостью и нарушением законов природы.


                Об отношениях.
 «Сын мой,-говорил Иннокентий,-жениться нужно тогда, когда любовь начнёшь ценить больше секса. Секс отличается от любви, как пиво безалкогольное от хмельного. Вкус тот, цвет тот, но голову не кружит, однако жажду утоляет».


                Друзья.
 «Сын мой,- говорил Иннокентий,-если ты дорожишь другом, не будь всегда прав в спорах с ним».


                Проблема выбора.
 С годами Иннокентий стал проще относиться к проблеме выбора, потому, что убедился, как не поступи, всё равно настанет время, и ты пожалеешь о своём выборе.


                Взор.
 Бог смотрит на нас глазами тех, кто нас любит, и тех, кто нас ненавидит. Не видит глазами равнодушных. Так чувствовал Иннокентий.

                Мысль.
 С ручкой в руке за столом сидел Иннокентий и ждал появления мысли. Мысли появлялись, но проходили мимо. Родить мысль было трудно. Больше всего было мыслей выкидышей. Часто мысль рождалась, но жила не долго.«Наверное,-подумал Иннокентий,-что бы появилась мысль в мозгах, их должно оплодотворить чувство».


                Не своя.
 Иногда, Иннокентий чувствовал, что прожил не свою жизнь. Время, когда всё лучшее впереди, незаметно сменилось на время, когда всё в прошлом.


                Стыд.
«Я тебя сильно люблю»,- говорит мужчина, когда хочет залезть в трусы к женщине. «Свобода, демократия, достоинство»,-говорит политик, мечтая о власти. Высоким словам нестерпимо стыдно за мысли, которые они скрывают. Об этом поведали Иннокентию сами слова.


                Соревнования.
 Иннокентию довелось участвовать в соревнованиях. «Спорт не школа побед, а урок смирения гордыни,-грустно размышлял Иннокентий, - победитель всегда один, остальные — побеждённые».


                Друзья.
«Сын мой!- говорил Иннокентий. Береги и цени дружбу,-Есть друзья, как алкоголь. В малых дозах радость и веселье, в больших- головная боль. Есть друзья, как вода. Когда они рядом, не замечаешь, без них жить не можешь. Старые друзья нам дороги, как часть нашей молодости, новые, как часть будущего».


                Вопросы.
 О, как сладко, бездельничая, мучиться вечными вопросами русской интеллигенции. «Кто виноват? и Что делать?»-думал Иннокентий, валяясь на диване.


                Загрязнение.
 «Дети мои,- говорил Иннокентий,-не бойтесь за природу, беспокойтесь о себе! Природа выдержит загрязнение окружающей среды, мы - не выдержим».


                Душа.
 Заболела душа.«Жива ещё!-подумал Иннокентий.-Я, наверное, не плохой человек. Хороший человек от мерзавца отличается тем, что сознаёт мерзость своих поступков. Мерзавец считает себя всегда правым».


                Ошибки.
 «Чужой опыт - плохой учитель. Я не учился на чужих ошибках, делал свои, потому что считал себя умнее тех, кто совершал ошибки до меня»,-думал Иннокентий.«Не учитель плохой, а ученик дурной»,-возмутилась совесть.



                Привязанность.
 «О человек,- говорил Иннокентий. Не привязывайся к вещам- их могут украсть, не привязывайся к друзьям — они могут предать, не привязывайся к жизни - можешь умереть ты». Но сам чувствовал, что оброс привязанностями, ведь он был человек.


                Мышление.
 «Думать - самое человеческое из всех человеческих качеств, но как редко мы им пользуемся»,-вспоминал Иннокентий, вляпавшись в очередную неприятность.


                Истина.
 Иннокентию открылся свет истины. Он со всех ног бросился к людям. «Моя истина, как солнце. Вы можете не верить в солнце, но день всё равно наступит!»-орал Иннокентий. Иннокентий так торопился, что не смотрел под ноги, запнулся и упал. Свет истины померк в его глазах. Так Иннокентий не спас человечество.


                Литература.
 Толщина книги ещё не свидетельство её мудрости. Если литератор получает плату за количество слов, он начинает творить много слов, но не мыслей. Чешут - где чешется, пишут о чём думается, но профессионал пишет то, за что деньги заплатят. Если из книги вычеркнуть лишние слова останется афоризм. От большинства книг ничего не останется. Кто пишет для поучения других людей тратит время попусту. Кто искренне пишет о себе - подарит другим людям свой мир, даст возможность другим людям увидеть и узнать в себе, их собственные чувства и мысли. Как в волшебном зеркале в другом человеке увидеть отражение себя.


                Спаситель.
 Иннокентия разбудили барабаны. Барабаны звучали в его голове и груди, барабаны звали на борьбу. Над человечеством нависла опасность. Наступало глобальное потепление, таяли полярные льды. Озоновые дыры дырявили небо. Супервулканы пучились и грозили гибелью. Чёрные люди под чёрными знамёнами резали иноверцев. Надо было спасать планету, и ничто, даже необходимость вылезть из тёплой постели в холодное серое утро, не могло остановить Иннокентия. Глупо было спасать человечество голодным и небритым. Иннокентий тщательно намылил щёки и шею пеной для бритья «Avon», побрился станком фирмы «Gillette» с двойным лезвием, плавающей головкой и смягчающей полоской. На завтрак был фермерский творог, фрукты и свежемолотый кофе. Вторую чашечку кофе Иннокентий выпил с белой булочкой и кусочком твёрдого сыра. После завтрака спасать хотелось меньше, чем на голодный желудок, хотелось назад под одеяло, но Иннокентий - человек долга. Оделся он достаточно быстро, долго выбирал, только, шарф под цвет политической и общественной задачи. По понятным причинам последовательно были отвергнуты голубой, красный и белый цвета. Пришлось идти без шарфа. Барабаны в груди зазвучали громче, едва Иннокентий ступил за порог. Он привычно и ловко преодолел мусорные баррикады на лестничной клетке и дворе, запустил несколько камней в бездомных собак, что мешали ему лаем ночью спать и двинулся спасать человечество. «Дяденька, сними с дерева котёнка!- противным голосом завопил сопливый пацан, -его собаки на дерево загнали». Заставленный мусорными контейнерами и гаражами двор был противный, и пацан был противный и котёнок. «Пошёл прочь, щенок!- рявкнул Иннокентий, -не до тебя». Иннокентий шёл спасать человечество. Барабаны били в его груди. Костры революции горели в глазах. Шею без шарфа неприятно холодило.


                Счастье.
 «Счастье можно было бы не заметить, если бы не следующие за ним несчастья»,-горестно рассуждал Иннокентий.


                Ошибки.
 «Чем умнее человек, тем сложнее он делает ошибки»,-утешал себя Иннокентий, безуспешно пытаясь вспомнить куда вчера девал носки.


                Конец света.
 Жизнь как вода вытекала сквозь пальцы, и чем сильнее он пытался удержать, схватить её, тем быстрее сочились быстрые струйки. Иннокентий не верил в библейский конец света. Конец света виделся в конце каждой жизни. Его Иннокентия персональный конец света придет в конце его жизни. Он понимал - воду жизни не удержать, но был твёрдо намерен не разжимать ладони.


                Страдания.
«Наполняйте полнее бокалы, друзья мои, не бойтесь завтрашнего похмелья! -призывал Иннокентий, -кто боится страданий завтра, лишает себя радости сегодня». На следующий день Иннокентий мечтал поменять сегодняшнюю головную боль на вчерашнее веселье.


                Долгая жизнь.
«Глупец!- корил себя Иннокентий,- зачем ты вымаливаешь убога долгую жизнь, если не знаешь куда деть сегодняшний вечер».


                Беседа.
 Иннокентий второй день умерщвлял свою плоть алкоголем, когда ему явился Бог. Бог, как две капли воды, походил на друга Михалыча, если бы не нимб вокруг лысины и пронзительные васильковые глаза, каких у Михалыча отродясь не было. -Что так?- спросил Бог.
-Несправедливо и несовершенно, - ответил Иннокентий.
-Что несправедливо и несовершенно?- переспросил Бог.
-Мир,- выдохнул Иннокентий алкогольный дух.
-Согласен, совершенства маловато,- Бог протянул стакан. Выпили. Помолчали.
-А если, всем дать много денег, будет справедливо?- спросил Бог.
-А толку? Уже было. Наступит инфляция,- вздохнул Иннокентий,- булка миллион стоить будет, всё равно на всех не хватит.
-Может дать еды всем вволю и смерти лишить, пускай плодятся и размножаются?- участливо спросил Бог. Иннокентий представил миллиарды бессмертных бездельников, которые только жрут и размножаются. Ему стало плохо. Он протестующе замотал головой.
-Закусывай!- Бог заботливо подвинул Иннокентию тарелку и продолжил. -Согласен, не вариант, от безделья роптать начнут, а мне это вот уже где! Бог энергично провёл рукой по горлу. Ещё выпили.
-Значит сделать ничего нельзя?- спросил Бог, - нельзя мир улучшить?
-Нельзя,- обречённо согласился Иннокентий.
-Если мир нельзя улучшить и сделать справедливей, он уже совершенен и справедлив, - провозгласил Бог, - я дал вам Землю, как машину для счастья, и вы можете её изменять по воле своей! Аминь.
-Похоже ты прав, как всегда,- пришлось согласиться Иннокентию, - давай, по последней, за совершенство. Иннокентий разлил остатки из бутылки.
-И справедливость!- добавил Бог.



                Облака.
 Иннокентий и Славик валялись в траве. Заходящее солнце благородно золотило лысины и седину в бородах. Славик был бездельником, ловцом смыслов, мастером вязки слов и другом. В небе таяли облака, обещая ясную ночь.
- Ночь будет звёздной,- сказал Иннокентий.
- Ага,- согласился Славик и налил в кружки.
- Просто водяной пар,-продолжил Иннокентий, глядя в небо,-но бесконечно прекрасно.
- Это Бог на нас смотрит,-предположил Славик.
- Согласен,-сказал Иннокентий,-но я тоже прав. Мы оба правы.
- Не возражаю, - сказал Славик,-однозначности в мире нет. Друзья чокнулись и выпили. Солнце, а может Бог одобрительно посмотрело с неба.


                Собственность.
 «Как хорошо,- думал Иннокентий, сидя у костра, - самое прекрасное в этом мире не может принадлежать одному — звёздное небо, океан, радуга, детский смех».



                Сомнения.
 Тропинка раздваивалась. Иннокентий, не сомневаясь, свернул налево. Через полчаса вкрались сомнения, через час он не сомневался, что заблудился. «Умный от дурака отличается тем, что сомневается. Только, как определить в каком месте сомневаться необходимо?»-озадачился Иннокентий.


                Жёлуди и дуб.
 Иннокентий с детьми, двумя очаровательными погодками, возвращался домой. По дороге им встретились две женщины.
- Какие прелестные дети, - всплеснула одна руками.
- Но не в папу, - добавила другая, посмотрев на Иннокентия.
- Жёлуди тоже не похожи на дуб, - подумал Иннокентий, но ничего не сказал. Дети так же ничего не сказали. Они ещё не умели говорить на отвлечённые темы. Они просто знали, что их папа самый красивый! Красивей папы могла быть, только, мама.
 Красивыми нас делают глаза любящих.


                Материалист.
 «Не знаю есть ли во мне душа, не видел. Дерьмо точно есть»,-утверждал Иннокентий. Он был материалистом.


                Проблема.
 Проблема стояла как скала. Иннокентий попробовал обойти её. Не получилось. Перешагнуть или убежать от неё не удалось. Проблема была с ним.«Она часть меня, я часть её,-дошло до Иннокентия.-Нерешаемые проблемы не решаются, потому, что мы части этих проблем».


                Собрание.
 Первым возмутился желудок.
- Ночь на дворе, а тут извольте кушать!-забурчал он,-все спят,а ты знай вари, корми, и когда это свинство кончится? Так и заболеть можно.
- Ишь барин какой, заболеть боится,-пискнули тонкие кишки,-мы же всасываем.
- Всасывают они, вас шесть метров, вон, все салом обросли,-продолжил бурчать желудок,-а я один, ни сна, ни отдыха.
- Им бы только всасывать,-поддакнул голос снизу,-самое вкусное себе берут, а мне отдают одно говно. Я и без этого вся полная, боюсь до утра не дотерпеть.
-Не дотерпит она, цаца выискалась,-заволновались тонкие кишки,-всякая толстая дрянь будет нам указывать. Терпи, коль ты снизу, вон прямая же терпит!
-А чё я то, я и так всегда крайняя!-возмутилась прямая кишка,-болеть тоже не хочу, запрусь, посмотрю как вы запоёте. И она от возмущения выпустила газы.
-Что за шум, а драки нет?-подпустила желчи поджелудочная железа.
- Заткнись!-сразу объединились против инородки кишки.
- Девочки, не ссорьтесь,-поднял голову член.
-Шёл бы ты отсюда поздорову!-отправили его кишки.-Мало мы из-за тебя перетерпели. Договаривайся теперь со своей подругой предсталкой, что бы хоть иногда шевелиться. Член понуро свесил голову. Он всё реже ощущал себя главным. Никто не хотел болеть.
-Вывернусь на изнанку, но так это не оставлю,-продолжал возмущаться желудок,-должен за это кто-то ответить.
-Это башка всё время жрёт!-сдала хозяйку глотка.-В меня уже не лезет, а она жрёт и жрёт.
- А ей на вас чихать,-вновь съехидничала поджелудочная.
- Проголосуем, и куда она денется, заболит как миленькая.-заурчал желудок,-ставлю на голосование!
На утро Иннокентий чувствовал себя разбитым, будто не спал, а всю ночь провёл на собрании. Голова болела, в животе урчало. «Не надо есть на ночь»,-подумал Иннокентий и пустил ветры. Начинался новый день.


 
                Зрелость.
 Хотелось, что бы о тебе заботились, тебя любили не за что-нибудь, а просто так, но надо было самому проявлять заботу, самому любить и поддерживать, и если тебе показывали любовь, то это в последнюю очередь, после детей, внуков и даже собаки. Ты был взрослым и сам мог о себе побеспокоиться, а они нет, и ты хлопотал, любил, заботился, зарабатывал. Но так, иногда, хотел вернуться в детство где живы мама, папа и бабушка.


                Гладиатор.
 Всё чаще приходит ощущение гладиатора на арене. За плечами много битв, и ты победитель, рука ещё крепко держит меч гладиус, но ты знаешь - с арены живым не уйти. В подземелье судьба уже приготовила для твоего черепа молот, а противник только ждёт, когда твоя нога поскользнётся на кровавом песке, и ты падёшь, как пали все до тебя. Железными крюками повлекут под землю твоё тело с размозжённой для верности молотом головой. Арену надо освободить для других бойцов. Смерть непременное условие возрождения жизни. Зерно должно умереть, чтобы возродиться.


                Странности любви.
 «Я бы любил собак, если бы они не лаяли по ночам, любил бомжей, если бы от них так не воняло, любил китайцев, если бы их не было так много, любил евреев, если бы сам был евреем, любил цыган, если бы они были такие, как в кино, любил мусульман, если бы они жили по законам Корана, любил мужчин, если бы не любил женщин, любил детей, если бы они так не орали, но я люблю себя и тех, кто меня любит»,- думал Иннокентий.


                Жизнь.
 По новостям передали о крушении самолёта из Дубая. Под окном бомж роется в мусорном баке. Живут и те, кто жить не умеет, умерли, кто умирать не собирался.


                Пост.
 Иннокентий решил держать пост, чтобы обрести кротость и поразмышлять о смысле жизни. О смысле жизни не думалось, думалось об еде.«О смысле жизни заботятся сытые, праздные бездельники,-со злостью подумал он,- большинство думает, как выжить!»

                Радуга.
 Через весь небосвод семицветной сияющей дугой повисла радуга. Ветер разорвал тучи на части и прогнал их клочья к горам, даря обещание хорошей погоды. На берегу стоял Иннокентий и думал о жизни, любви и надежде. Высокие мысли отражались на благородном челе его. Вдохновением и восторгом горели глаза. «Любовь как радуга,- размышлял он,-явление яркое, редкое, всех восторгающее, и в общем, бесполезное. Но насколько беднее была бы жизнь без радуги и любви! - Иннокентий принял картинную позу, отставив ногу, - Надежда, как ветер тучи, разрывает невзгоды, даря веру. Жизнь человеческая -это награда, но и кара ему. Иннокентий представил, что всё человечество, ну пусть не всё, а лучшая его часть внимает его словам, и продолжил, -Сквозь разрывы туч небо синее, как дороже сбывшееся счастье после невзгод». Иннокентий хотел занести свои благородные мысли высоким слогом в тетрадку, которую для таких целей всегда носил собой, но комары кусали и пришлось спешно ретироваться.


                Корпоратив.
 Иннокентий не пошёл на новогодний корпоратив — надоело, надоели одинаковые разговоры, одинаковые шутки, надоели старые женщины, раздражали своей молодостью молодые.«С возрастом делаешь меньше глупостей не потому, что делаешься умнее, а потому, что меньше хочешь и можешь»,-грустно размышлял он.


                Усталость.
 Иннокентий маялся бездельем. Случаются такие дни, что делать ничего не хочется, всё раздражает, и божий свет не мил. Раздражают новости про нефть, доллар, экономику и Украину, раздражают книги и фильмы с набором штампов про евреев, интеллигентов и геев, страдающих в России, про неубиваемых полицейских, сильно пьющих, но очень обаятельных, раздражает жлобство соотечественников и грязь во дворе. Спасение от этого кошмара работа. От безделья усталость тяжелей, чем от работы.


                Ось.
 Иннокентий лежал в наполненной тёплой водой ванне и рассматривал своё тело: кисти рук с узлами вен, грудь слегка поросшую жёсткими волосками, живот с ямкой пупка. Ближе всего к центру тела были расположены живот и пенис. «Вот и крутится вокруг них вся жизнь человеческая, как колесо вокруг оси всю жизнь»,- думал он намыливаясь.


                Любовь.
«За красивый зад человека полюбить легче чем за красивую душу, потому что красивый зад разглядеть проще,- невесело рассуждал Иннокентий, -из-за этого большинство влюблённостей заканчивается горьким разочарованием».


                Бог и дьявол.
 Маты придумали, что бы человек словами мог высказать боль. Иннокентий забивал гвоздь и так шарахнул себе молотком по пальцу, что в глазах потемнело. Не подумайте, что Иннокентий неумеха и гвоздя забить не может. Он их забил не одну сотню, но тут точно без черта не обошлось. Иннокентий в ярости зашвырнул в один угол комнаты гвоздь,в другой молоток и вспомнил по матушке того чёрта и всю его многочисленную родню, послал их дальше пекла, обвинил в нетрадиционной сексуальной ориентации, низких умственных способностях, и от всего сердца пожелал им бить друг другу по пальцам сутками. Пока Иннокентий орал и изрыгал проклятия, боль отступила, и он задумался: «Всегда ли то, что не получилось - зло? Например, повесил книжную полку над кроватью. Хорошо. Произошло землетрясение. Тяжёлая полка упала и нанесла увечье. Плохо. Опоздал на самолёт. Плохо. Самолёт упал и разбился без тебя. Хорошо, что без тебя. Добро реализуется через зло. Зло через добро. Если бы дьявола не было, эту миссию пришлось бы взять на себя богу. Дьявол ещё одна ипостась бога,- пришёл к выводу Иннокентий,- это два имени одной сущности». Боль отступила.


                Одиночество.
 Иннокентий лежал на диване и страдал. Его тонкую возвышенную душу поразил тяжкий вирус разочарования и неверия в себя. Сегодня он вдруг ощутил с беспощадной ясностью, что жизнь прожил зря, ничего не добился, не свершил, не написал, не построил, не посадил и не вырастил. Жизнь была такая длинная, что успела принести разочарование в любви, друзьях, соотечественниках, прогрессе и религии, и такая короткая, что он её не заметил. Здание наивной веры , которое он возводил всю жизнь сегодня рухнуло, размозжив его душу тяжелыми обломками былого щенячьего оптимизма и надежды, и ни один человек на земле не заметил катастрофы, не поспешил его утешить, ни одна женщина не взяла его лицо в свои прекрасные руки, не заглянула в его усталые глаза любящим взглядом и не пожалела. Иннокентий почувствовал, как сжалось сердце, на глаза навернулись слёзы. Из кухни вкусно пахло. Жена жарила мясо и это отвлекало. Иннокентий встал и закрыл дверь. Ни когда никто не узнает его прекрасных, возвышенных мыслей, не оценит игры ума, тонкости вкуса. На кухне стихло, жена, похоже, закончила жарить мясо, поставила его в духовку томить, как он любил, и включила стиральную машину. Немецкая машина работала почти бесшумно, но обнажёнными от горьких страданий чувствами он ясно воспринимал, кажется, не ушами а всем воспалённым мозгом, как шум воды сменился звуком хлюпающего грязного белья во вращающимся барабане. Иннокентий брезгливо поморщился. «О, муза, почему ты меня покинула, сладкоголосая?»-мысленно возопил он. Почему-то муза в его представлении всегда являлась в виде длинноногой блондинки с высокой грудью, ангельским личиком и сияющими, большими, чуть порочными глазами. Чуть порочные глаза это было важно, потому что Иннокентий слишком быстро начинал идеализировать женщин, которые ему нравились, и это мешало ему с ними спать. В чистые отношения в его возрасте с гулящей, своенравной музой он не верил. Жена включила пылесос. «О,- подумал горестно Иннокентий,- о, если бы она на меня обращала внимание больше чем на пыль на ковре, я бы был много счастливее». И он засунул голову под подушку, чтобы не слышать назойливого звука пылесоса и сосредоточиться на своём страдании и одиночестве.



                Причина.
 Почему все религии для духовного развития призывают умерщвлять плоть Иннокентий понял легко. Когда чувствовал себя здоровым, хотелось только есть, спать и трахаться. Ещё убить всякого, кто мешает это делать.


                Как приходит мудрость.
 Иннокентий с младых ногтей любил потешаться над слабостями ближних, и это принесло ему много скорби и стоило многих потерь. После очередной ссоры он решил, что самое безопасное смеяться над собой. Не только ни кого не обидишь, но и сойдёшь за умного.


                Взросление.
 К пятидесяти годам Иннокентий стал ценить себя и так ему стало плевать на мнение других, что он смог позволить говорить себе и другим правду, а не те слова, что от него ждут. Так он стал взрослым.


                Запоздалый разговор.
 -Мужчина, почему Вы такой скучный,- проворковала капризно дама и провела наманикюренным коготком ему по шее выше рубашки, где кожа была открытой.
-Это не я скучный, это Вы мне не интересны,-подумал Иннокентий, но ничего не сказал. Он был воспитанным человеком, не был строг к своим и чужим слабостям. Дама была из бывших красавиц. Раньше ей не надо было быть умной, чтобы пользоваться успехом. Теперь отсутствие ума стало заметно.


                Зеркало.
 «Смешно и страшно глядеться в зеркало»,-думал Иннокентий. Стараясь лучше разглядеть своё отражение, привычно втягивал живот, чтобы фигура выглядела стройнее. Правда о себе такова, что лучше держать её в тайне, даже от себя.


                Причина.
 За полдня не увидел ни одного счастливого лица.«Вокруг столько несчастных лиц, потому что у людей много пустого времени и можно бесконечно размышлять счастлив ты или нет»,-подумал Иннокентий, улыбнулся и занялся делом.


                Глобус.
 Иннокентий уютно сидел в кресле, подобрав под себя длинные ноги и вертел в руках мячик. На мяче как на глобусе были изображены океаны и континенты, пустыни, степи, горы. Мысли толкались в голове, но привычно прятались в дебрях невежества, стоило только попытаться хоть одну из них ухватить. «Иметь бы карту по дебрям ума,- думал он, - но нет, карта не поможет, ум скорее не плоская карта, а объёмный глобус. Вот глупость и мудрость - две крайние точки человеческого ума. Если на глобусе их максимально далеко разнести от точки, условно выбранной за норму, они обязательно встретятся. Отсюда вывод: не суди других. Величайшая глупость может оказать мудростью. Но чаще почему-то бывает наоборот»,- грустно закончил мысль Иннокентий.


                Мечта.
 Часто мечтал, что изменится — станет внимательнее и добрее к людям, будет меньше есть и больше двигаться, но время шло, а живот и чёрствость становились только толще. «Наверное Бог не желает лишить меня такой прекрасной мечты,»-решил Иннокентий.


                Анализ.
 Молодая докторша была хороша и смешлива, но результат анализа собственной мочи волновал сильнее.




                Прятки.
 В поисках смысла Иннокентий пришёл в библиотеку, и в растерянности застыл перед стеллажами сверху до низу забитыми книгами.«Мысль выражается словами, и мысль прячется в словах,-грустно думал он, глядя печально на словесное изобилие.-Хорошо бы уметь отличать нужное от пустого не читая. Сколько бы высвободилось времени!»


                Богоугодная жертва.
 Боль и дурнота были такими огромными, что заполнили без остатка весь мир. Иннокентий попытался оторвать тяжёлую голову от ложа. Дурнота усилилась. Он слабо застонал и беспомощно откинулся на подушки. Никто не пришёл на помощь. Боль не была однородной, она пульсировала, с каждым ударом усталого сердца. Он ещё раз постонал громче, что бы привлечь внимание. Вошла сердитая женщина и молча поставила возле его изголовья стакан с водой. Иннокентий приподнялся. Слабыми, неверными руками взял стакан и сделал глоток. Вода жёстким как кусок наждачной бумаги, холодным комком продралась по воспалённому горлу и инородным телом попала в желудок. Он болезненно скривился, но сочувствия от женщины не дождался. Она только выдвинула из под кровати жёлтый эмалированный тазик с чёрными пятнами сбитой эмали и ушла, плотно прикрыв за собой дверь. Горше телесных — были духовные страдания. Чувство собственной жалкой беспомощности и полной зависимости от другого человека, чуть не заставили его разрыдаться — не доставало сил даже добраться до туалета. «Боже, за что же я так не выносимо страдаю?»- взмолился он. «Так ли велик мой грех, как велика и непомерна плата? Да я грешен, грешен, каюсь!»- стенал он плачем духовным. Он пытался утешиться. «Наверное, мои страдания угодны господу,- думал он,-Господи, исцели! Больше никогда не буду грешить, -истово клялся Иннокентий,- я же не убийца, не казнокрад, не клятвопреступник. Пощади. Ещё выпил воды. Не известно, что помогло — молитва, вода или время, но ему стало чуть легче. «Да, только через страдания мы можем стать чуть угодней и ближе господу,-думал он смиренно,-моё нынешнее мучение -нелёгкий путь к нему». Как говорил батюшка Серафим Соровский: «Нет скорбей — нет спасения». «Но больше никогда не буду мешать красное с белым и запивать пивом. Не помню как вчера домой пришёл. И чего это жена на меня так дуется? Наверное опять хвастался и отплясывал с малолетками»,- решил Иннокентий. Хотелось что бы вчерашнего дня не было.


                Общение.
 Иннокентий до утра проговорил со своим умным другом. Разговор принёс радость и наслаждение. Но почему-то помнил только свои слова. Это его мучило и не давало покоя, пока не понял - общение равных не диалог. Это два монолога на одну тему.


                Счастье.
 Когда Иннокентий перестал бегать за счастьем, оно само его нашло, пришло большое, разноцветное и тёплое, и поселилась в сердце. Вместе с ним, непрошеным гостем прокралась печаль. В самом счастье содержится горечь ожидания, что всё кончится.


                Взгляд.
 Иннокентий бессмысленно таращился в окно. Видел голые берёзы, кирпичный дом с пирамидкой на крыше, заснеженную гору, покрытую чёрными деревьями. Гора походила на тёмную собачью шкуру со светлым подшерстком. «Какого цвета гора?- озадачился Иннокентий, -чёрная или белая?» Эта занимало его минут пять, потом пришла мысль что природа избегает однозначных, простых ответов. Свет —волна или поток частиц? Жизнь — радость или страдание? Ложь — хорошо или плохо? Вместо однозначного «да» или«нет» тебе всегда подсовывают мутное «с одной стороны, с другой стороны». Трактовка явления всегда окрашена личностью наблюдателя. Но значит ли это, что мнение наблюдателя изменяет мир? Нет. Гора не меняется считаю я её чёрной, как деревья, или белой, как снег.


                Вышивка.
 Жена вышивала метку на его форменной куртке, чтобы он всегда мог отличить свою вещь из десятков подобных. «Бог как рачительная хозяйка тоже ставит на нас отметины, чтобы выделить из миллионов подобных»,-подумал Иннокентий. Он покатал красивую мысль в голове — достойна ли она записи. «Размышлять и не записывать, что вышивать без нитки. Как ни умела вышивальщица, сколь иголка искусно не снуёт в руках, следа не останется!» Он вздохнул и открыл записную книжку.


                Удовольствие.
 Можно было посвятить свою жизнь борьбе за власть, стяжение богатства и славы, но он лежал на диване, потому что лень это самое доступное изо всех дорогих удовольствий. Слава дивану! Сколько глупостей не сделал — лень вставать.


                Окно.
 Утро. Иннокентий стоит у окна. Пролетели голуби. Легко ступая, прошла молодая женщина в короткой юбке...Смотреть в окно бывает забавно — жизнь воспринимаешь, но в ней не участвуешь. «Что бы стать действующим лицом необходимо выйти из дому»,-подумал Кеха, вздохнул и стал одеваться…


            
                Срочное дело.
 Поймал себя на мысли, что пропустил что-то важное и срочное. Что необходимо немедленно, не теряя ни минуты, делать. «Забыл выключить чайник? Купить доллары? Может наводнение или землетрясение, и нужно всех спасать?»-гадал Иннокентий, лёжа на диване.«Какой чайник? Они теперь автоматические, сами отключаются. Доллары? У тебя и рублей нет. Какое наводнение с землетрясением? Тапочки по дому не плавают, стены не трясутся! Ну помнил же... Вопрос жизни и смерти!»- торопил себя он. На кухне звякнули посудой. «Ура! Вспомнил!-улыбка светлячком слетела на его губы,-нужно не медленно встать с дивана, пойти на кухню и поцеловать милую! Вопрос жизни. А смерть пусть обождёт!»


                Рай и ад.
 Иннокентий лежал на диване и размышлял о потусторонней жизни. «Вот скажем грешник, такой как я - не крещённый, не иудей, не мусульманин, сомневающийся атеист и научный агностик должен попасть в ад на вечные муки. На вечные, Бог, вдумайся, на вечные - значит навсегда, и всё по воле твоей! Но правильно ли это? Кому нужен урок, если он ни кого не учит, если исправить больше ничего нельзя? Это больше похоже на жестокость, чем на милосердие, кое должно быть присуще Тебе,-думал Кеха распаляясь,-разве страх смерти, болезни, старости не достаточное наказание за все наши грехи? Что может быть ужаснее, чем наблюдать как увядает красота, тускнеет взгляд, дряхлеет, расползается ещё недавно такая упругая и желанная плоть, гниют зубы, вылезают волосы? Что ты ещё ужасней придумал жестокий Бог для рабов своих? И справедливо ли это, что святоша, проживший жизнь как овощ на грядке, достоин вечного блаженства?» Молчит Бог. Нет ответа.


                Бог сомневается.
 «Как просто было бы жить, если бы на все наш вопросы можно было дать однозначные ответы без всяких там «с одной стороны» с «другой стороны»,- грустно думал Иннокентий, вилкой гоняя большой кусок жареной говядины по тарелке,-вот, скажем, это мясо сгорело или сырое?» Он был очень голоден, торопился, бросил на сковородку мороженое мясо. В результате оно сверху подгорело, а внутри осталось сырое. «Всё в этой жизни так темно и сложно,- подумал Иннокентий, - наверное потому, что Бог сам во всём сомневается!» И он поставил блюдо в микроволновку, что бы сверху оно отмякло, а внутри приготовилось.



                Вкус губ.
 Ушла, поцеловав его в губы. От её помады осталось лёгкое послевкусие. Голова закружилась, наполняя тело радостным ощущением жизни. Стукнула дверь, звук лёгких шагов. Грусть от разлуки смешалась с предвкушением встречи. Подошёл к туалетному столику. Её духи, помада, расчёска. Немного постоял, разглядывая себя в зеркале. Взял помаду, повертел в руках, поднёс к лицу. Неожиданная мысль: «Одинаковая помада имеет такой разный вкус на губах разных женщин».Внутренний диалог.
 «Когда думаю, внутри меня звучит диалог. Интересно, с кем я разговариваю?» - думал Кеха. Ответ на свой вопрос знал, но боялся в нём себе признаться.


                Уксус.
 Вино скисло в уксус. Пришлось вылить.

 Пошёл гулять. Пляж забит машинами. Дым мангалов. Всюду грязные пакеты, арбузные корки, мотоциклы, велосипеды, надувные матрацы, лодки, орущие дети, кокетничающие девушки, пьющие пиво юноши. «Нас стало слишком много. Интересно, когда Он сольёт уксус?» - подумал Иннокентий.


                Признак стабильности.
 Дети росли. Он старел. Страна менялась. Только лужа за окном оставалась на прежнем месте, и в марте так же громко как в его детстве орали коты.



                Немного о мудрости.
 Купил книжку «Мудрость тысячелетий». Полистал. Мудрости от древности до наших дней достало на 302 страницы. Негусто. Задумался. Пришло на ум: «Если бы люди изрекали только мудрые мысли, кто бы мудрость заметил?» Мысль огорчила, но в голову пришло: «Наверняка среди «обычной» мудрости отыскалась бы немного «супермудрости» которую и считали бы единственно мудростью!» Утешило. Законы мироздания не отменить. «Хорошее» - понятие относительное, его не бывает много!


                Снобизм.

 За то что ему скучно с пустыми людьми, его считают снобом. Иннокентий не обижается. Поверхностные люди могут быть забавны и милы, особенно если это красивые женщины, как забавны и милы бывают котята. Но с котятами не ведут беседы. Ими любуются, с ними играют, тискают и ласкают. Видеть кто в жизни человек, достойный общения, а кто кошечка - это снобизм?


Рецензии
ИННОКЕНТИЙ!

поржал...у меня димитрики на стихире но скорее саркастические чем смешные...

народ себя потешил дважды
в веку двадцатом дележом
да вот делёж то обернулся
опять синайским миражом!

а неудачный секс лучше чем неудачная любовь-в точку...

с добр нч!

Ник.Чарус   15.03.2019 11:40     Заявить о нарушении
Сарказм - смех разочарованного человека. Нам поменьше поводов для разочарований!

Иннокентий Темников   15.03.2019 11:55   Заявить о нарушении
верно-страшно разочарован...
учил английский-увлёкся мирным сосуществованием-но 91й год был как ушат не холодной воды а кипятка...
теперь амеров и запад ненавижу-палачи и убийцы подлецы и лжецы!

с добр нч!

Ник.Чарус   15.03.2019 12:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.