В поисках клада

                Духи прошлого внемлите –
                Где искать мне укажите!
                (Заклинание кладоискателя)

   Всю жизнь Венька мечтал найти клад. Он исходил вдоль и поперёк все окрестности, где, как ему казалось, могли бы находиться клады, в дальних и ближних оврагах, в лесу, у реки, в старых заброшенных домах…
   Его престарелая мать одна ковырялась по дому и всё пеняла на сына, чтобы он прекратил заниматься глупостями.
   - Хоть бы ветлу спилил старую! – причитала она, - А то не ровён час придавит кого-нибудь!
   - Не придавит! - огрызался Венька. Сколько лет стояла и нечего! С какого рожна она падать-то будет?
   Он делал неотложные дела и опять уходил на поиски сокровищ. Мать вздыхала и снова начинала колготиться по хозяйству, приговаривая:
   - Когда же он женится наконец…

   Один раз Венька повстречал у леса старика Никанорыча.
   - Куды снялси, родимый? – спросил его старик.
   - Да так… - потупился Венька. – За грибами…
   - Понятно, - кивнул Никанорыч. – Токмо сколь уж дён дождя не было? Небось, не грибы ищешь, а клад?
   Венька вздрогнул.
   - Какой клад?! – стал он задыхаться.
   - Да ты не кипятись! Не кипятись! Яйца в жопе испечёшь! – успокоил старик. – Всё село сказывает, что ты с ума сбрендил – всё клад ищешь! А клад кладу рознь!
   Венька немного отдышался и буркнул:
   - Сами они все сбрендили!
   Старик улыбнулся и спросил:
   - А ты знаешь, что все клады прокляты и на каждом лежит заклятие, зарок?
   - Как это?
   - Ну, эдакое колдовство? Магия по-научному?
   - Нет! Это как это?
   - А так! – оживился дед. - Без знания зарока кладоискателя ждёт беда!
   - Какая беда?
   - Вот, к примеру: у кажной церкви есть свой ангел-хранитель. Он на своём посту, как часовой. И даже если церковь сломать, ангел всё одно останется на посту. Будет стоять в том месте, где алтарь был намоленный, и никуда не денется. И кто туда придёт и ступит, он в ангела ступит! Понятно?
   - Ну?
   - Вот те и ну! Точно так же и с кладами. Клад – тёмная церковь, для которого есть собственный чёрт. И тот, кто будет клад копать, обязательно вступит в чёрта! А чёрт своего не упустит. – Старик вздохнул и продолжал, - Многие искали, и ищут, и будут искать клады… Но, даже, если и находили, то счастливыми не были! Кто сходил с ума, кто умирал или руки на себя накладывал, а кто расплачивался жизнью родных и близких людей. А это – страшно!
   Он замолчал. Молчал и Венька.
   - Ты табачком не угостишь? – снова подал голос Никанорыч.
   Венька молча достал папиросы и протянул старику. Тот закурил и вернул пачку парню, а сам продолжал:
   - Старики сказывают, что клад Стеньки Разина заговорен на сорок голов! То есть сорок нашедших его погибнут, а сорок первому он достанется. Сорокаголовный зарок самый страшный! Но людям невдомёк, что все клады – и Кудеяра, и Харко, и Пугачёва и других разбойников – заговорены! А ежели Бог даст, и клад тебе откроется, то над ним надобно сорок раз прочитать «Отче наш». Так-то…

   После встречи с Никанорычем, Венька очень часто вспоминал его слова. Даже отыскал старую бабкину тетрадь, где была записана молитва «Отче наш» и выучил её!
   В купальские ночи года три подряд парень искал цветок папоротника – земное продолжение молнии. Жар-цвет, как его называли старухи, или даже Царь-цвет, который охраняют жар-птицы. По поверьям с его помощью тоже можно было отыскать клад.
   В селе всё чаще и чаще поговаривали, что у Веньки стал «протекать чердак»!

   Однажды он пришёл в библиотеку и попросил у молодой библиотекарши Сони что-нибудь про клады.
   - Вы бы лучше Гоголя почитали, - хихикнула Соня.
   - Какого Гоголя? – переспросил Венька. – «Мертвые души», что ли?
   - Нет, не «Мёртвые души», а «Вечер накануне Ивана Купалы».
   Она принесла книгу и снова хихикнула. Венька покраснел и перевёл взгляд на книгу.
   - Так вы сказали: «Иван Купала», а тут «Вечера на хуторе близ Диканьки»? – поднял он глаза на девушку.
   - Одна повесть там называется «Вечер накануне Ивана Купалы»! Ясно? – кокетливо спросила она.
   - Ясно, - пробурчал парень, - Запишите на меня.
   Пока Соня записывала название книги в карточку, Венька вдруг увидел, что библиотекарша прекрасна, как ангел. Её голова была наклонена, и светлые кудри скрывали часть прекрасного лица с чуть вздёрнутым носиком и пухлыми накрашенными губками. А когда она подняла на него большие серые глаза, то он чуть не задохнулся от неловкости, которую испытал в этот миг!
   - Распишитесь вот тут, - сказала она и подала ему ручку.
   Венька взял предложенную ручку, но вдруг заметил, что его пальцы не слушаются. Ручка упала на пол, и парень смутился ещё больше. Жар обдал всё тело! Он наклонился за ручкой, но снова выронил её.
   Соня вскочила со стула.
   - Вам плохо?! – вскрикнула она.
   - Нннет… - пролепетал Венька, и лоб покрылся испариной.
   - Может, в медпункт позвонить? – продолжала волноваться Соня.
   - Не… - замотал головой кладоискатель.
   - Воды выпейте, - налила она из графина и подала ему стакан.
   Парень выпил и как мог поблагодарил.
   - Мне идти надо… - сказал он и пошёл на ватных ногах к двери.
   - Книгу забыли! – остановила его Соня.
   - Да-да… Спасибо! – вернулся за книгой Венька.
   - Сами распишитесь, или я за вас чиркну? – не отставала библиотекарша.
   - Да-да… - кивнул Венька, встретился взглядом с Соней, опять покраснел и, махнув рукой, вышел из библиотеки.

   Он прочёл повесть. Прочёл и всю книгу, но всё не решался зайти в сельскую библиотеку. Соня теперь занимала все его мысли. Венька не понимал, как раньше он мог не замечать такой девушки, которую знал много лет!
   Он старался обходить библиотеку, но в один день встретился с Соней в магазине.
   - Ну, что? Прочитали Гоголя? – снова начала она кокетничать.
   - Прочитал… - потупившись ответил Венька.
   - Понравилось?
   - Да.
   - А я помню, когда читала, так страшно было! – засмеялась девушка.
   Венька почувствовал, как стало легче на душе. Он тоже улыбнулся, но промолчал.
   - Вернуть надо книгу, а то срок уже прошёл, - напомнила Соня.
   - Верну, - кивнул парень.
   - Когда? – не отставала библиотекарша.
   - Сегодня и верну, - заверил Венька. – Вот сейчас домой сгоняю и занесу вам. Вы сейчас на работу или домой?
   - На работу! – затараторила Соня. – Кто ж меня в такую рань домой отпустит? Это я в обеденный перерыв до магазина решила добежать…
   - Хорошо! Я минут через двадцать зайду! – пообещал Венька и пошёл за книгой.
   Когда он пришёл в библиотеку, там оказалась очередь в несколько человек. Венька встал в конец очереди и терпеливо ждал пока все уйдут. Наконец последняя школьница вышла и закрыла за собой дверь.
   - Вот Гоголь, - протянул он ей книгу. - Спасибо!
   - Пожалуйста! – улыбнулась Соня. – Вы бы мне без очереди отдали… Зачем же стоять нужно было?
   Венька почувствовал, что его снова накрывает волнение, но он собрался и сказал:
   - Хотел пригласить вас в кино…
   Сонины глаза округлились. Она почувствовала ту же неловкость, что и Венька.
   - Кого? – наконец выдавила из себя девушка.
   Венька смутился ещё больше.
   - Вас! – выпалил он.
   - Меня?! – глаза Сони стали ещё больше.
   - Вас! – уже более решительно сказал парень.
   - А… А когда? – девушка не могла скрыть волнения. Глаза её бегали по столу, краска ударила в лицо, а руки судорожно стали поправлять кудрявые локоны.
   - А хоть сегодня! – взял себя в руки Венька. – Прямо вечером! В клубе сегодня индийский фильм! Двухсерийный!
   - Поздно, наверно, закончится?.. – немного придя в себя, сказала девушка.
   - Так я вас провожу потом… - опять занервничал кладоискатель.
   - Ну… Там… ведь… Нас же увидят? – прошептала она.
   - Пусть! – голос Веньки набирал силу. – Пусть увидят! Что тут такого?! Мы же не кудеяры и не харко, чтобы прятаться!
   - Кто? – переспросила Соня.
   - Мы – не разбойники, говорю, чтобы прятаться!
   Румянец играл на девичьих щеках. Глаза потупились, но улыбку было не скрыть. Она молчала, и Венька осмелел.
   - Так значит, встречаемся у клуба перед сеансом? – подытожил он и направился к выходу, а перед самой дверью остановился, обернулся и ещё раз уточнил:
   - У афиши!
   Он шёл домой, и радость переполняла его, а в голове вертелся один вопрос: «Почему раньше не было этого?» Ему казалось, что за спиной выросли крылья, и он парит над землёй. Встречались прохожие, с которыми Венька как обычно здоровался, но все замечали, что парень переменился. Он весь изнутри светился счастьем, и счастье это разливалось вокруг него.
   - Никак клад отыскал? – засмеялся идущий навстречу ему Никанорыч.
   - Отыскал! – улыбался во весь рот парень. – Здрасьтя, Иван Никанорыч!
   - Здорово, Веня! – пожал дед руку парня. – Ты откель такой весёлый?
   - Из библиотеки!
   - О как! А что, в библиотеке клады раздают нонче? – продолжал шутить старик.
   - Нет! А что?
   - Да ты такой довольный, что за версту видать! Рот до ушей – хоть завязочки пришей! – смеялся Никанорыч, заразившись венькиным весельем. – Вот я и подумал, что ты либо клад нашёл, либо втюрился в какую-нибудь кралю! А? Прав я?
   - Прав, Иван Никанорыч!
   - Ооо!!! А в чём прав? – не отставал дед.
   - И то, и другое!
   - Стало быть, любовь – это и есть клад? – подытожил старик.
   - Точно! Так оно и есть! – кивнул Венька и зашагал к дому.

   Прошло несколько дней, а уже всё село знало, что «библиотекарская Сонька снюхалась с кладовщиком Венькой».
   Соседские старухи посмеивались:
   - Вот теперь вдвоём клады искать будуть! Вдвоём-то оно и сподручнее, и веселее!

   К осени сыграли свадьбу. Жену Венька привёл в родительский дом. Люди сказывали, что жили они хорошо, свекровь в их жизнь не лезла и уже через год нянчилась с внуком.
   Как то раз Венька решил всё же избавиться от старой ветлы, росшей в дальнем углу сада. Ветла была толщеной обхвата в два! В сильный ветер с неё сыпались сухие ветви, а некоторые падающие сучки были величиной с оглоблю!
   «Пилой её не возьмёшь! - размышлял Венька, - Завалится неизвестно в какую сторону – греха не оберёшься! Нет, её надобно подкопать с той стороны, чтобы она на соседский огород не рухнула».
   Он сходил за лопатой и принялся копать. Вскоре подошла мать с внуком на руках и укоризненно покачала головой:
   - Всё дурь из головы не выкинешь? Сколь лет уже прошло, а он всё клады ищет!
   - Какой клад?! – вскипел Венька. – Хочу дерево завалить, а то неровён час сучком по башке кому-нибудь попадёт! И малый подрастает…
   - Рассказывай!.. – не поверила мать и ушла, баюкая внука.
   Венька провозился часа два. Копать было трудно, так как вся земля была в корнях, которые приходилось вырубать топором. Вконец устав, он сел в тень и закурил.
   - Веня, здорово! – окликнул его сосед.
   - Здорово, Сергеич! – ответил парень.
   - Ты никак опять сокровища ищешь? – улыбнулся сосед.
   - Какие сокровища?! – сплюнул Венька. – Вот с ветлой хочу разделаться. А то, не дай
бог, кого придавит! Ты видишь, какая страсть! И гнилая к тому же!
   - Ясно! Мой покойный дед сказывал, что клад в руки тому даётся, кто его не ищет!
   - Хрен его знает… - пожал плечами кладоискатель.
   - Помощь нужна? – осведомился сосед.
   - Нету… - махнул рукой Венька. – Сейчас немного перекурю и опять продолжу. Кореньев сколько от неё – жуть!!!
   - Да… - протянул Сергеич, осматривая яму. – Ну, если что, ты шумни мне – я у поросят чистить буду!
   Сосед ушёл, а Венька, перекурив снова взялся за работу. Близился вечер. Вернулась с работы Соня и пришла посмотреть, чем занимается муж.
   - Здравствуй, Балда мужичёк! Какой тебе надобен оброк? – процитировала она сказку Пушкина и улыбнулась.
   - Привет, Сонь! – вздохнул он устало и сел на край выкопанной ямы. – И ты туда же? 
   - Куда же? – она присела на корточки рядом с ним и обняла его.
   - Да подсмеиваются сегодня надо мной и мать, и сосед… Клад, мол, ищу. Сокровища!
   - А разве нет? – промурлыкала она ему в самое ухо.
   - Нет! Я своё сокровище уже нашёл! – он схватил её и принялся целовать.
   - Пусти, сумасшедший! – смеялась Соня, отбиваясь от него. – Люди увидят, Вень! Ну, Вень!
   - Пусть видят! – раззадоривался Венька. – Пусть все видят!
   Она наконец вырвалась из его рук и отбежала в сторону, продолжая хохотать:
   - Иди мойся, неугомонный, и ужинать пошли!
   - Сейчас! Вот этот корень перерублю и приду! – сказал он, снова спускаясь в яму.
   Соня вернулась домой, посюсюкалась с сынишкой, переоделась и накрыла на стол.
   - Ну, что? Сходить за ним? – спросила свекровь Соню.
   - Садись за стол, мам! – махнула рукой сноха. – Сам придёт! Я ему сказала, чтоб закруглялся…
   Тут вошёл перепачканный Венька. Он остановился в дверях, как чумной, и сказал:
   - Пошли!
   Жена взяла сынишку на руки и вместе со свекровью пошла за мужем. Они ещё издали заметили, что огромное дерево перестало возвышаться над садом. Подойдя к валявшейся ветле, все замерли. Ближе к вершине дерева было дупло, которое когда-то облюбовали вороны или сороки – теперь уже трудно было сказать, кто именно. Они устроили там гнездо. Со временем гнездо наполнилось блестящими предметами, которые, как известно, любят эти пернатые. Среди фольги, некогда блестящих крышек, монет, осколков стекла, пуговиц и прочего хлама, были золотые и серебряные вещи. Можно было долго гадать, как все эти предметы попали в дупло. Вероятнее всего, эти вещи были собраны не одним поколением птиц.
   Клад был не внизу в корнях, в земле, а на верху, под самым небом! Клад в птичьем гнезде!
   И прав был дед соседа Сергеича, что клад даётся в руки тому, кто его не искал!


Рецензии