Парадоксы исторического сознания

Признаюсь, меня немало удивили итоги недавнего опроса  Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Этот опрос, проведенный в мае 2018 г.,  вскрыл некоторые интересные парадоксы исторического сознания населения России [1].
         Постижение исторического опыта, безусловно,  всегда актуально, хотя подчас и становится объектом политических и идеологических спекуляций, в чем нашим современникам пришлось наглядно убедиться в годы так называемой перестройки. Дело дошло до того, что в 2016 г.  редакция  Оксфордского словаря выбрала в качестве слова года термин  post-truth (в переводе - постправда, послеправда). Этот неологизм обозначает  получивший в настоящее время значительное распространение  социально-психологичекий феномен общественного сознания - формирование общественных настроений и мнений посредством распространения направленной информации, оперирующей не фактами, а эмоциями человека, знакомящегося с ней. Особенно широкое распространение механизм формирования послеправды получил в сфере массовой информации. То есть, речь идет о целенаправленном манипулировании общественным мнением и настроениями различных социумов.
          Несмотря на относительную "молодость" самого термина (его появление филологи датируют 1992 г.), механизм формирования послеправды давно применялся в сфере  идеологической борьбы и информационного противоборства между государствами. Что получило на Западе официальное признание в виде концепции психологической войны. [2].
По сути дела, мы имеем дело с известной ситуацией "двух правд", когда имеются две или большее количество версий исторического процесса. И тогда,  в идеологическом противоборстве и политическом соперничестве каждая из сторон, стремится утвердить, доказать "подлинность" именно своей трактовки исторического прошлого. Американский историк Джозеф Найт  охарактеризовал эту ситуацию так: "В информационный век побеждает тот, чья история убедительнее, чья история способна привлечь людей".
         Итак, предметом рассматриваемого нами исследования являлось мнение граждан о причинах и итогах гражданской войны, а сопоставление полученных результатов с более ранними,  2005 г. показателями, иллюстрирует  изменение тенденций и динамику в нем.
Первым сюрпризом для исследователей явилось то, что в 2018 году, по сравнению с 2005,  парадоксальным образом выросло число "родственников" респондентов, воевавших в годы Гражданской войны (1918-1920 гг.) на стороне "красных" - 32 % (почти треть!) в целом по выборке, по сравнению с 22 % в 2005 г.
При этом в 2017 г. "за красных" в гражданской войне воевали 15 % родственников представителей "путинского поколения", 30%  родственников "поколения девяностых" и 40% родственников представителей "советского поколения".
Здесь следует пояснить поколенческую градацию, предложенную сотрудниками ВЦИОМа.
К "советскому поколению" они небезосновательно отнесли граждан старше 43 лет (родившихся до 1975 г.), воспитанных в атмосфере героизации Красной Армии и истории СССР. "Поколение девяностых" (от 33 до 42 лет) родившихся с 1976 по 1985 годы, рожденное в СССР, но повзрослевшее уже в реалиях "нового мышления" и "новой России", для которого Советский Союз - это смутные воспоминания детства.
"Путинское поколение" в возрасте 18 - 32 лет (кто родился с 1986 до 2000 года), поколение, чье образование, воспитание и взросление проходило в идеологии и мифологии "новой России" и лишенное какой-либо личной памяти об СССР.
Важно подчеркнуть, что эти возрастные когорты имеют различный  "удельный вес" в возрастной структуре населения страны, при безусловной исторической тенденции возрастания удельных весов младших возрастных когорт (поколений).
Таким же "чудесным" образом число родственников, воевавших "за белых" сократилось с 8 до трех процентов! В том числе - 3 % среди представителей "путинского поколения", 4 % "поколения девяностых" и 2 % среди "советского" поколения.
Это говорит о том, что  поколения "девяностых" и "нулевых" уже не слышали хвалебные панагирики в адрес тех, кто воевал против "красных", за "белых". И уж, тем более, никоим образом не героизировали их. А это -свидетельство перелома в общественных настроениях граждан России. И, как говорил известный председатель Совета Народных Комиссаров: - это - ценное признание. Хотя и не Питирима Сорокина [3].
По мнению респондентов, число тех, кто "не принял ни одну из сторон", сократилось с 29 до 18 процентов. А это косвенно свидетельствует о том, что современники наши признали ПРАВО НАРОДА на восстание и защиту своих интересов и потребностей.
И, дабы не быть обвиненным "в экстремизме", бдительным бойцам Центра МВД "Э" (по противодействию экстремизму), процитирую преамбулу всемирно признанного документа - Всеобщей декларации прав человека Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.: "... принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения..." [4].
Именно в этом наши современники отказали и "министрам-капиталистам", и реставраторам самодержавия из белого движения".
По мнению респондентов, главными причинами возникновения Гражданской войны в России, являлись:
- иностранное вмешательство -                35 % ответов;
- политика большевиков -                34 %;
- сопротивление белогвардейцев -                9 %;
- неправильная политика царя -                2 %;
- нищета народа, нежелание дальше жить в таких условиях -      2 %;
- все вместе взятое -                1 %;
- большой разрыв между богатыми и бедными -                1 %;
- другое -                2 %;
- затруднились ответить -                14 %.
57 % респондентов согласились с мнением о том, что "гражданской войны нельзя было избежать, к ней неминуемо вел ход событий тех лет". Противоположного же мнения о том, что "гражданской войны можно было бы избежать, все основные конфликты можно было решить мирным путем" придерживались 36 % респондентов.
54 % опрошенных соглашались с тем, что "войну развязали представители отдельных политических сил, большая часть населения была вынуждена вступить в гражданскую войну". 36 % полагали, что "воевать были готовы все, чтобы отстоять свои интересы".
43 % респондентов полагали, что "в гражданской войне победила Красная армия"; 16 % считали, что в той "войне не было победителей". 15 % считали, что "победил народ"; 2 % "победила вся страна". По одному проценту получили предлагавшиеся респондентам версии - иностранные государства; Ленин, Сталин, белая армия.
53 % ответивших согласились с суждением "Ленин и большевики победили в Гражданской войне благодаря поддержке многомиллионных народных масс, союзу рабочих и крестьян, поднявшихся на борьбу против капиталистов и помещиков". 16 % согласились с тем, что " Ленин и большевики победили в Гражданской войне в основном благодаря террору и штыкам безнравственных наемников и бандитов".
В тоже время 15 % были "в равной степени согласны и с первым, и со вторым суждениями", а 11 % не были согласны ни с одним из них.
Ранее обозначенную гипотезу о преобладании симпатий наших современников к "красным" подтверждает распределение ответов на прожективный вопрос  "Если сегодня обратиться к истории Гражданской войны, на чьей стороне сегодня скорее ваши симпатии?". Симпатии 16 % респондентов были бы "скорее на стороне "красных". При этом "красным" симпатизировал 21 % респондентов из числа "советского" поколения, 11 % представителей "поколения девяностых" и 10 процентов "путинского поколения".
"Белогвардейцам" же  симпатизировали 7 процентов респондентов. В том числе - 5 % респондентов "советского" поколения, 8 % представителей "поколения девяностых" и 11 процентов представителей "путинского поколения". При этом 31 % опрошенных согласились с тем суждением, что "и те, и другие были в чем-то правы, а в чем-то - нет".
Превалирование симпатий к "красным" подтвердило распределение ответов на еще один контрольный (и прожективный) вопрос: "Представьте, что Вы оказались в России во времена Гражданской войны. Чью позицию Вы бы поддержали?":
- 34 % опрошенных заявили о поддержке большевиков;
- 14 % - белогвардейцев;
-  7 % постарались бы переждать это время, не становясь ни на чью сторону. Напомним, что по мнению социологов, показателями, получающими менее десяти процентов ответов, можно пренебречь;
- 5 % предпочли бы уехать за рубеж;
- 2 % респондентов были готовы поддержать отдельные национальные партии.
В заключение остается только добавить, что основными "каналами" получения информации об истории гражданской войны в России для наших современников - распределение ответов на вопрос "Из каких источников, прежде всего, Вы знаете о Гражданской войне?" являлись:
- уроки истории в школе, институте  для    - 79 процентов респондентов;
- книги по истории, исторические романы  - 48 %;
- кинофильмы, телесериалы                - 30 %;
- телепередачи                - 24 %;
- разговоры с друзьями, знакомыми            - 15 %.


Источники:
1. См.: 100 лет Гражданской войне: Причины. Следствия. Уроки. (дата обращения 26 июля 2018 г.).
2. Хлобустов О.М. Феномен послеправды. // Государство, общество, личность в истории России (XVIII - XX вв.). Сборник научных трудов к 80-летию со дня рождения доктора исторических наук, профессора В.С. Измозика. // См.: http://samlib.ru/h/hlobustow_o_m/post-truth.shtml.
3. Ленин В.И. (Ульянов В.И.) Полное собрание сочинений. М., том 37, с. 193. Опубликовано в "Правде" 21 ноября 1918 г. // http://leninvi.com/t37/p193.
4. Всеобщая декларации прав человека. //


Рецензии
населению можно впарить все что угодно ... так пошли публикации, что оказывается Николай Второй был более эффективным госдеятелем чем Сталин и что именно при нем началось развитие отечественной атомной промышленности, авиаракетостроения, да и вообще темпы промышленного развития России при императорах были в разы больше, чем при советской власти, что будь Николай Второй в 1941 году привласти то война закончилась бы Победой в 1941, а не в 1945 ... на этот счет можно и согласиться - война точно бы закончилась в 1941-ом :-))

Александр Рифеев 3   07.10.2018 05:44     Заявить о нарушении