Тихая грусть

В детстве моим главным наставником и кумиром был старший брат Леня. У него все получалось лучше и быстрее. Он был выше и сильнее меня. Я тянулся за ним, но он тоже взрослел и потому неизменно уходил вперед.
Когда Леня пошел в первый класс, я с нетерпением ожидал его возвращения из школы, чтобы вместе с братом учить буквы. В пять лет, благодаря ему, я уже освоил грамоту, а годам к шести научился складывать и вычитать числа.
Читать в нашей семье любили все. Центральное место в квартире занимал высокий шкаф, заполненный в два ряда книгами. Отец, старшие братья и сестра каждую неделю приносили домой новые книги из библиотеки.
Самая большая в городе библиотека располагалась тогда во Дворце культуры моторостроительного завода (ныне ДК «Авиатор»). Заведующей читальным залом была моя крестная, папина сестра Мария Алексеевна Красавина. В те времена в библиотеку записывали только тех, кто уже пошел в школу, но мне «по блату» кока (коками в Рыбинске было принято называть крестных мам) выдавала на день-два почитать книжки без читательского билета, на доверие. Позднее, когда я пошел в школу и поэтому стал уже полноправным читателем, она для меня сделала еще одно исключение из правил — выдавала не только те книги, которые были разрешены для учеников начальных классов, но и более «взрослые».

Читая книги, я отождествлял себя с их героями — в числе которых были и семеро козлят, и три поросенка, и телята, и коровы, и Петушок — золотой гребешок.
Летом, когда мы гостили у бабушки в деревне, я видел многих домашних животных воочию. Корова лизала мои руки, лошадь осторожно брала своими толстыми губами сахар из открытой ладони, цыплята радостно пищали, ступая своими маленькими лапками по пальцам моих босых ног. Я видел в животных и птицах равных себе живых существ, способных, как и люди, радоваться, грустить, злиться и прощать.
И вдруг кто-то поделился со мной шокирующей новостью — люди приручают и кормят животных, чтобы потом — ножичком по горлу, поджарить и съесть.
Я побежал к маме, ожидая, что она опровергнет этот кошмар. Мама усадила меня рядом с собой, обняла и принялась объяснять, что так уж устроен этот мир — волки едят козлят, козлята едят траву, а трава растет из земли, которой становятся волки. Все вокруг взаимозависимо. Клеточки нашего тела растут из того, что мы едим, а отмирая, становятся добычей других живых существ. Жизнь одних возможна лишь через умирание других. Она очень хорошо все объясняла, но объяснить, как можно «ножичком по горлу» тех, кого любишь, так и не смогла.
Я сказал, что больше не буду есть мяса, и с неделю или две героически отказывался за столом от всего мясного.
Потом мама сказала, что я скоро умру, так как без мяса люди не могут жить. У всех живых существ свой рацион питания, согласно их природе. Хищники едят мясо, травоядные — траву и листья, а люди относятся к всеядным. Если они будут есть что-то одно, то умрут. Мама для меня была самым большим в мире авторитетом. Я подумал над ее словами и решил умереть.
Наверное, если бы меня насильно заставляли есть мясо, так бы оно и вышло, но на меня никто не давил. Просто мама очень просила меня жить. Через какое-то время мой первый опыт вегетарианства мирно канул в Лету, оставив по себе тихую грусть.


Продолжение: http://www.proza.ru/2018/07/19/1478

Предисловие и оглавление:  http://www.proza.ru/2018/10/07/1618


Рецензии
Вы оживили мои детские переживания. Когда я ел курицу, то приговаривал:
- Ей уже не больно....

Спасибо. Удачи Вам!

Кондрат Саблев   08.09.2019 18:44     Заявить о нарушении