Эссе 25 О моральном состоянии нашего общества

О моральном состоянии нашего общества.

Эссе 25

Я начну Наш с Вами сегодняшний разговор с глобальной мысли, высказанной в предыдущей части: -

«Каббалистический социализм есть древнее халдейское сатанистское учение. И вся его практика: - обязательное многоуровневое разделение народной общности на части. А конкретно это и экстремизм и сектанство в религиозных воззрениях общественной мысли, и «классовая борьба» на общественном народном поле, и внешне разная идеологическая экстремистская партийность, тут и всевозможные сатанистские молодежные движения, с обязательным противопоставлением «современного» духа молодежи косности и архаичности «стариков», все что имеет целью раздробить опошлить, дискредитировать культуру народного общества и заставить его искать «новые и современные», революционно экстремистские идеалы. А  коллективизации, переселения народов, организации революций, с последующими гражданскими войнами, истребительных военных конфликтов чужими руками, современного мультикутурализма, как всесмешения народов, с разной несопоставимой для совместной социальной жизни степенью культурного уровня, это отработанные тысячелетиями сатанистские практики либерального клана Мировых Глобалистов, Ростовщиков, имеющие своей конечной целью свое безраздельное мировое господство и тотальное порабощение народов мира».

Это видение сути либералистики, как системы обязательно тотально политизированного общества, совершенно необходимо подкрепить соответствующими пояснениями.

Сами истоки идей халдейского каббалистического социализма теряются во мгле веков. Первое практическое упоминание о попытке создать подобную теорию управления обществом (а суть социализма не в идеологии, это  теория управления идеологизированым до крайности обществом) Мы с Вами можем исторически наблюдать в Китае более трех тысячелетней давности. Оттуда дошли сведения о крахе подобных начинаний, выродившиеся в безплодное рабство народа, подобное современному россиянскому социализму XX века и отвергнутое китайскими наднациональными имперскими смыслами жизни.

Но с Китаем здесь не все так просто, там Мы с Вами наглядно наблюдаем остатки великих строек не только сопоставимых с египетскими пирамидами, этими одними из «чудес света», но и превосходящие их кратно по масштабам (Великая Китайская Стена). Чтобы хоть как то представить характер этих великих строек древности, надо отбросить дикие либерально-социалистические мифы о строительстве подобных сооружений чисто принудительным (рабским) трудом. Подобные представления это дикий  идеологический бред плоской линейной мысли, от и для убогих материалистических представлений черни. Люди элиты тех народов, задумывающие и реализующие подобные проекты, обладали универсальными принципами высокой управленческой теории и опытом ее практической реализации, как и несравненными технологическими возможностями высокоорганизованного общества, с принципами Высочайшей Эстетики Созидания. Только эстетическими общественными принципами жизни общества можно реализовать такие масштабные созидательные проекты.

И если Мы с Вами вернемся мысленно в 50-е года XX века, то увидим, что бурный всплеск технологической мысли военного времени (ракетные, атомные и иные глобальные технологии открыли совершенно новые масштабные возможности) поставил ребром вопросы созидания управленческих практик государственного масштаба более высокого технологического уровня, чем применяемые ранее. Эти управленческие практики должны были сопровождаться невиданным ранее уровнем безопасности самих технологических систем, отставание общественной мысли в этом направлении чрезвычайно катастрофично. Наглядный пример несопоставления уровня реализации проекта, обслуживания и безопасности высокотехнологичного объекта это чернобыльская катастрофа, как итог практического воплощения плоской материалистической мысли того уровня науки, не поспевающей системно за практическим использованием технологических эффектов. Череда технологических катастроф с того времени просто нарастает непрерывно. Это прежде всего говорит о катастрофичности самой общественной системы и социализма и демократии, но политизированная властная чернь не осознает уже не системного характера этой общественной катастрофы, а ее формационно-системности, хотя видит ее наглядно и пытается безуспешно бороться с ней, исключительно в рамках своей же гибельной догматической глобальной мировоззренческой системы либералистики. 

РНИС Имперская Мысль и Жизнь; Эссе 12,13,14

Вот что говорит официоз: - Виктор Михайлович Глушков (1923, Ростов-на-Дону — 1982, Москва)— советский математик, кибернетик (какая примитивная скотская глупость, как попытка принизить значение Гения В.М.). Академик АН СССР (1964) и АН УССР (1961) (и ни слова о его гениальном творчестве в области экономики, финансов, хозяйственной мысли и геополитической и нравственной психологии В.М.).

Гений Глушкова многосторонен и приводимые мною ниже выборочные высказывания сегодняшних доброжелателей открывают страшную картину (что я и постараюсь наглядно и подробно показать). Примитивность «размышлений» этой советско-патриотической околонаучной публики просто зашкаливает, а психология самого Гения мысли Глушкова им просто недоступна. И так выдержки воспоминаний о Глушкове с моими комментариями и выводами. Вот как боролись тогдашние властные партаппаратчики либералы с Русской пророческой Мыслью и уничтожали наследие Русского Гения: -

«В.М. Глушков, В.С. Михалевич, А.И. Никитин и другие разработали первый экскизный проект Единой Государственной сети вычислительных центров ЕГСВЦ.

(в системе ЕГСВЦ применялись новации разделительно-объединительной управленческой системы для восстановления предметного, ответственного управления страной и восстанавливался основополагающий и системообразующий управленческий принцип нового уровня: - «у каждой ошибки есть конкретные имя и фамилия» В.М.)

Этот управленческий командно-диспетчерский комплекс сбора и обработки оперативной информации включал в себя около 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи. Эти центры, распределенные по территории страны, занимаются обработкой экономической информации от низовых органов. Их примерное нужное число определяли тогда в 20 тысяч. Это крупные предприятия, министерства, а также кустовые центры, обслуживавшие мелкие предприятия. Характерным было наличие распределенного банка данных и возможность безадресного доступа из любой точки этой системы к любой информации после автоматической проверки полномочий запрашивающего лица.

Был разработан ряд вопросов, связанных с защитой информации. Кроме того, в этой двухъярусной системе главные вычислительные центры обмениваются между собой информацией (эти 100 или 200 центров) широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на ленту в Москве без снижения скорости. Тогда все протоколы сильно упрощаются (технологически В.М.) и сеть приобретает новые свойства. Проект был до 1977 года секретным.

К сожалению, после рассмотрения проекта комиссией от него почти ничего не осталось, вся экономическая часть была изъята, осталась только сама сеть. Изъятые материалы уничтожались, сжигались, так как были секретными.

Против всего проекта в целом начал резко возражать В.Н. Старовский, начальник ЦСУ. Возражения его были демагогическими. Глушков настаивал на такой новой системе учета, чтобы из любой точки его системы, любые сведения, можно было тут же получить, но либералам разрушителям это было, как кость в горле. Здесь в подобной управленческой системе резко возрастала личная ответственность каждого руководителя за принятые оперативные и стратегические решения, что грозило быстрой катастрофой для всех политических либеральных демагогов и идейных разрушителей государства «либерал-марксистов».

Начиная с 1964 года (времени начала широкого обсуждения проекта) против Глушкова стали открыто выступать ученые-экономисты Либерман, Белкин, Бирман и другие, многие из которых потом в первой волне эмиграции конца 60-х годов, уехали в США и Израиль. Стоимость проекта обошлась бы в 20 миллиардов рублей. Основную часть работы можно было сделать за три пятилетки, но только при условии, что эта программа будет организована так, как атомная и космическая.

 (космическая отрасль до 80-х годов сохранила управленческие принципы системы Глушкова, которые и позволили запустить в космос спутник и корабль с человеком на борту, потом ее постепенно похерили, и началась стагнация космической сферы, продолжающаяся до сих пор; сегодняшнее руководство ее журналистом демагогом Рогозиным анекдотично; атомная область здесь не показательна В.М.)

 Глушков не скрывал от Косыгина, что она сложнее, космической и атомной программ вместе взятых, и организационно гораздо труднее, так как затрагивает все и всех: и промышленность, и торговлю, планирующие органы, и сферу управления, и так далее. Была предусмотрена самоокупаемость затрат на программу. А, всего за три пятилетки, реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 миллиардов рублей. (доллар стоил тогда 60 коп. В.М.)

Но наши ведущие (либералы В.М.) экономисты сбили Косыгина с толку тем, что, дескать, предлагаемая ими экономическая рыночная реформа (реализована и быстро свернута из за крайне негативных последствий для экономики «ссср», но породившая устойчивое явление «цеховиков», как будущего олигархического контингента и известная, как реформа Косыгина-Либермана 1965 года В.М.) вообще ничего не будет стоить, то есть будет стоить ровно столько, сколько стоит бумага, на которой будет напечатано постановление Совета Министров, и даст в результате больше. Косыгин был недоволен. Глушкову была приказано, временно прекратить пропаганду ОГАС и заняться системами нижнего уровня. Как выяснилось позже, это стало началом конца грандиозного проекта.

Причин тут несколько, но главную роль сыграла (главенствующая управленческая роль в «ссср» аппаратного либерального клана, как и В.М.) косность мышления некоторых (всех без исключения В.М.) ответственных партийных функционеров. Мрачное пророчество Глушкова о начале экономического спада СССР в конце 70-х годов сбылось на 100%.

Именно Глушков, и никто другой, разработал и создал первую в мире персональную ЭВМ, названную «машиной для инженерных расчётов», сокращённо – МИР-1.

До того как усилиями Глушкова на свет появился МИР-1, ЭВМ представляли собой огромные шкафы, занимавшие в помещении несколько комнат. А МИР-1 умещался на обычном письменном столе. Мало того, в представленном Глушковым устройстве были использованы все основные принципы работы современного персонального компьютера, так что МИР-1 с полным правом можно назвать его первым прообразом. Диковинную машину там же, на выставке, купили представители компании IBM – до сих пор не вполне понятно, как советское руководство вообще решилось вывезти за рубеж для широкого показа столь передовую разработку, а уж тем паче её продать. Тем не менее, факт остаётся фактом: - американцам компьютер продали.

На Запад, россиянские либералы, «торговцы» чужим, продавали все и вся и конкретно не американцам и Израилю, а именно своим сообщникам из космополитического клана Мировых Глобалистов. А уж где находились эти сообщники, в какой стране они в данный момент паразитировали, для этих природных паразитов космополитов не играло никакой роли. Я писал и о тотальной продаже всего из музеев, либерально-паразтитческой музейной мафией, и о «патентных дел мастерах», когда любая идея изобретателя, при подаче заявки на изобретение в патентную государственную службу, шельмовалась и уходила прямым ходом на Запад, сам изобретатель всячески третировался самым издевательским образом безнаказанными «патентоведами». Лишь один изобретатель, узнав о тиражировании своих прорывных идей на Западе, за которые в «могучей красной империи, с «передовым» безпределом народовластия - ссср» он был ошельмован и опозорен, выбрал момент и зарубил топором своего конкретного «патентоведа». Да и то делу властные либералы хода не дали, сам изобретатель был определен в спецпсихушку, а дело замяли.

На этом закончим и продолжим обсуждение в следующей части.


Рецензии