Конкурс! Пародия

КОНКУРС! ФАНТАСМАГОРИЯ (ПАРОДИЯ)

Аполлинарии Овчинниковой  http://www.proza.ru/avtor/appolinariyapav
Евгению Говсиевичу http://www.proza.ru/avtor/mm1005
Владимиру Пастернаку http://www.proza.ru/avtor/paster52


Они встретились в одной ветке рецензий: Афродита - прекрасная дама с пронизывающим взглядом зелёных глаз, просмолённый ветрами разных морей седоусый Капитан и умудрённый опытом Философ-литературовед.
Посплетничали об авторе рецензируемой миниатюры, кратенько обсудили само произведение и углубились в судьбы современной литературы, бумажной и интернетовской. Коснулись замшелой атмосферы родного литературного портала.
И это случилось.
Афродита, чей взгляд проницал зеркала души, не отражаясь, а проходя навылет, прошептала: «Конкурс…»

Помедлив секунду, Капитан протянул мозолистую руку: «Я с вами! Держи…те краба! Я тоже шёл этим курсом, но, обдумывая, одновременно рифил парус, и мысль уплыла. Конкурс, господа! Немного здорового авантюризма — и мы поставим это благородное дело на постоянную основу. Да, вы можете звать меня просто Кэп».

Афродита улыбнулась и предложила звать её Фросей.

Философ обрадовался: «Конечно! В принципиальном плане я согласен и готов не только взять на себя руководство, но и проработать регламентные аспекты. Давайте поразмышляем. Любой конкурс – это статистика и качественно-количественный анализ. Я буду заниматься «сухими» цифрами. Выводить коэффициенты…»

Афродита удивлённо подняла прекрасной формы брови, но благородное воспитание повелело ей молчать. До поры до времени.

Капитан нахмурился и сдвинул на лоб треуголку: что такое «ЦИФРА» применительно к величественному океанскому лайнеру «Проза.ру»? Количество рецензий да невразумительный конгломерат, называемый «Избранные». Не потерялся бы зелёный лес литературы за этим сухостоем. 
Но все возражения Капитан оставил при себе. До поры до времени.

Философ всё дальше углублялся в методику расчётов, приводил примеры отличия тестов от конкурсов, развлекал загадкой Хармса…
Кэп и Фрося невольно увлеклись теорией аналитическо-числовой оценки произведений. Более всего их поразила возможность нивелировать пиковые значения!

И так воодушевились три наших героя, что тесна стала им ветка рецензий и вообще плоский экран. Они нечувствительно вышли за рамки, сделались объёмными (в смысле, 3D), и вот уже удобно расположились в креслах.

— Итак, новый конкурс, а может быть, и Клуб, — Афродита отсалютовала кружкой с горячим глинтвейном. —  Точно не пьеса? — прищурившись, она изобразила сомнение. — Аудиоспектакль тоже прекрасно сплачивает авторов.

Афродита читала язык тела своих визави, словно печатный текст, требующий срочной рецензии. Или редактирования. Или пиетета.
Удивлённые взгляды двух мэтров подтвердили: её диагностическая провокация не прошла, идея конкурса устояла.

Капитан нетерпеливо пробасил:

— Пьесы ещё какие-то… Три тысячи чертей! Не пора ли переходить к делу? Если решение принято, обсуждаем регламент. Начнём с поиска темы, подходящей для первого плаванья. Я предлагаю морскую, конкретно — «Боцманские шуточки». Есть где развернуться всем мариманам* сайта, а нас полторы сотни. Не считая мореманов.
 
Афродита положила свободную от глинтвейна руку на мощный бицепс Капитана:

— Вы начали шутить заранее, Кэп? «Дурак вы, боцман, и шуточки у вас соответствующие»? Безумие! Можно ли представить себе такой мотив, вышедший из-под пера певуньи, отмеченной поцелуем Эвтерпы? Или трубадура, аналогично поцелованного Каллиопой?! Никогда! Пофантазируем лучше на тему, возвышенную во всех смыслах: «Сквозь тернии стресса к звёздам!»

Капитан начал было смеяться, но развернуться ему не дал Философ. Он отставил свой Курвуазье, вернул на блюдце дольку лимона, тем самым освободив руки, и встал с кресла:

— Господа, господа! Давайте вернёмся к литературе! Я предлагаю тему и не сомневаюсь — она вам понравится. Вы же литераторы?! Тогда обязательно понравится. Потому что если не понравится, то вы…

Афродита внимательно следила за выразительной жестикуляцией Философа. Вот он, вытянув руку, привлекает внимание. Теперь ликует. Недоволен… Жесты плавные, мягкие, «королевские».

— …Кстати, я до сих пор так и не понял, что сложнее писать, стихи Хлебникова или прозу Чехова? Для чего требуется более изощрённый склад ума, для строк
«Жарбог! Жарбог!
Я в тебя грезитвой мечу,
Дола славный стаедей,
О, взметни ты мне навстречу
Стаю вольных жарирей...»
или для гениального в своей простоте «Мисюсь, где ты?»

— Нельзя ли ближе к делу? Ваши исследования, Фил, очень интересны, определённо содержат научную новизну, но они никак не относятся к обсуждаемой проблеме!  — прервала Философа Афродита. — Разве что вы согласны с моим предложением: стресс и космос, космос и стресс.

— Фил, конечно, согласен, но не с вашей темой, многоуважаемая, а с моей, — усмехнулся в прокуренные усы Капитан. — Не так ли, друже?!

— Да, по касательной я согласен, но я не согласен! Друзья мои, давайте углубимся в Серебряный век, только добавим временнУю точку — «Сегодня». Конечно, тема непростая. Но она привлечёт к конкурсу и спонсоров, и эрудитов. «Боцман», «стресс»… Нет и нет, коллеги! В данном нарративе… Представьте, КТО да КТО отзовётся на МОЁ предложение! Это будет высочайший презентабельный уровень!

Афродита и Капитан попытались представить.
Попытка не удалась: целевая аудитория Капитана — морские волки и волчицы — вряд ли захотят примерять декадентские одежды, рифмы и взгляды вековой давности.
А говорливые, талантливые, но в большинстве своём непрофессиональные соратницы и соратники Афродиты быстро уйдут в сторону от заявленного жанра.
Да и самой Афродите не хочется копаться в материалах, углублённо изучать эгофутуристов. «Я гений, Игорь Северянин…»
И вообще, у неё уже сложилась фабула рассказа на излюбленную космическую тему, густо приправленную тонкими психологическими наблюдениями. Она не собирается изменять себе! (Более того — сверхзадача. Она мерцает, жужжит в ухе и манит)

Возражения Капитана и Афродиты звучали громко и почти в унисон:
«Несерьёзно… Слишком серьёзно… Стихи на Прозе?.. В прозе о стихах?.. Нет, почему только стихи… Да, не только поэзией…»

Философ быстро нашёл способ усмирить балаган:
— Друзья мои, а давайте предложим читателям обширное «меню»! Проведём мониторинг и пусть они выбирают… О! Можно и сам выбор провести на конкурсной основе! Объявим urbi et orbi* даже не три темы, а девять, десять... Пусть расцветают все цветы!

Заметив иронические взгляды, которыми обменялись коллеги, он кашлянул и оборвал сам себя:

— Полагаю, проблема выбора ТЕМЫ решена. А вот что у нас с регламентом? Во-первых, я предлагаю абсолютную прозрачность по всем пунктам. Авторы, разумеется, публикуются под своими именами; открытый список членов судейской коллегии — это, полагаю, обсуждению не подлежит; текущие результаты, ход голосования: кто кому чего. И, конечно, непредвзятость и компетентность Жюри.

До «во-вторых» Философ не дошёл.
Прекрасная дама поставила кружку с надоевшим глинтвейном, Афродитой изящно всплыла над креслом и, подбоченившись, Фросей нависла над Философом:

— Какая, к лешему, прозрачность?! Конкурировать должны произведения, а не авторы!
Жюри ещё придумали… У которой миниатюры будет больше очков, та и победила. Очки эти можно давать скопом, а можно по пунктам: к примеру, одному за грамотность «червонец», а за интересность «кол» — на названии уже дрыхнешь. Другой, наоборот, умудрился завернуть крутой триллер размером в страницу, но в первой же строчке рисует «обое соберались придти типо позавтрекать». И чё? Кто лучше? Оба хуже! Читатели так и оценят, не извольте беспокоиться. И в рецках выражений выбирать не будут! Коротко и ясно: «аффтар жжот» или «фтопку».

Афродита перевела дыхание, ничтоже сумняшеся, глотнула коньяку из Философового бокала.

— Более того, уверяю вас, Фил: и наш отважный Капитан, и я — мы тоже могли бы с немалым удовольствием написать и представить на суд читателей свои рассказы. В нас пылает неугасимый огонь творчества! Но, очевидно, это возможно исключительно при анонимном представлении работ. Например, по следующей схеме: авторы присылают мне на «мыло» произведения, и я ИНКОГНИТО их публикую. Без редактуры, без корректуры, как есть. Sit ut est, то есть.

— Позвольте, как это «вы публикуете»? — возмущённо воскликнул Философ. — Где? Под чьим именем? Ничего не понимаю. Существует отлаженная методика. МОЯ методика! А ваши новшества, мадам, весьма сомнительного свойства!

—  Разве мы полчаса назад не договорились организовать Клуб со своей страницей?! Вот на этой странице и публиковать. Инкогнито…

— Максимальная обнажённость! Прозрачность! Открытое, справедливое коллегиальное судейство!.. И оставьте мой коньяк, в конце концов!

Афродита и Философ вздрогнули — Капитан грохнул кружкой с элем об стол и одним движением выпрыгнул из кресла:

— Нельзя обещать то, чего не сможем выполнить! Фил, когда и где вы встречали справедливое судейство?! Не говоря о судопроизводстве?! Только на пиратском корабле: украл, выпил — на рею!
Хватит баланду травить, командовать парадом буду я! И судить буду один. Есть Пиратский кодекс чести – вот по нему и буду. Слово джентльмена.
Мы, досточтимый Философ, ещё не добрались до подведения итогов: камня на камне не оставлю! «Рецки», выпотрошенные до «миленько, зелёная, жду у себя»; «избранные» толпами ходят, топочут, палубу пачкают… Триста акул им в глотку! Миль пардон, мадам Фрося. Слово капитана — закон. И точка! Однако…

Капитан вернулся в кресло, бросил пронизывающий взгляд на Афродиту, на философа и после недолгого раздумья закончил:

— Отдавая дань демократическим веяниям, сделаю я такую штуку:  приглашаю вас, мадам, — Капитан поклонился Афродите, — ну и вас, Фил, в экспертную комиссию. Более того, будет в команде и инкогнито: есть у меня на примете один прошара*. Скромник, ёпрст, но ядовитый — пострашнее рыбы фугу. Включу-ка я его в команду мичманцом. Чтоб дело делал и при этом особо-то не заносился.

И довольный Капитан принялся раскуривать погасшую трубку. 

Философ плеснул коньяк в чистый бокал, погрел в ладонях, насладился букетом и резюмировал:

— Просто наваждение какое-то. Я был уверен, что мы конгениальные люди и не только легко достигнем консенсуса, но и создадим нечто-то новое, прекрасное. На базе известного, плюсы которого элиминировать контрпродуктивно, — он хмуро покосился на Капитана. — Увы, обнаружилась бесперспективность едва наметившегося сотрудничества. Я устал. Я ухожу. Прощайте, коллеги. Встретимся на сайте в МОЁМ новом конкурсе сегодня в полночь. Если принимаете МОИ УСЛОВИЯ, считайте себя приглашёнными.

И Философ растаял в лёгкой серебряной дымке.

— Да и мне пора смайнаться на берег. Осталось заполнить вахтенный журнал — и дробь*. Занавес закрывается.

Капитан устало потянулся. Допил свой эль и тоже исчез вместе с загадочным запахом табака Cavendish.

***
Доктор психологии (литературный псевдоним Афродита) удовлетворённо потирала руки: статья в самый престижный специальный журнал практически готова.
Рабочее название «Психологические аспекты искажения информации в процессе ситуативно-управленческого конфликта» — точное, но длинное.
Стоит подработать, чтобы выстреливало и привлекало внимание. Как триллер из одного предложения.
Кстати о триллерах: на сайте начинается очередной конкурс DRABBLES.
Напишу, непременно напишу!



************************

* urbi et orbi – лат. «городу и миру»
* Мариман – см. Антон Ковалёв «Потерянное слово»
* Прошара – умный, хитрый, головастый, наученный, опытный
* Дробь! – команда о прекращении огня
* drabble – рассказ, выражающий законченную идею в экстремально               
   ёмкой форме         


Рецензии
Дорогая Наталия, рискую пригласить вас в экспериментальный конкурс. :=))
Жанр: юмористическая проза.
Подробности http://www.proza.ru/2019/09/13/611

Натали Гор   21.09.2019 07:21     Заявить о нарушении
Простите, Натали, но я сейчас в жизни нашего сайта вообще не участвую.
Страницу не закрываю только по просьбе друзей.
Искренне желаю удачи конкурсу! Тем более в моём любимом жанре.

Наталия Шайн-Ткаченко   21.09.2019 10:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.