Три шага до любви

1.
- А знаешь что, переезжай ко мне, давай жить вместе.
- С чего это? Я же тебя не люблю. Просто нашла временный приют после расставания с бывшим. И ты об этом прекрасно знаешь.
- Ну и что. Нам хорошо вместе.
- Вот именно, что «хорошо».  Просто «хорошо» - это не любовь.
- И что же такое по-твоему любовь?
- Любовь – это когда ты ни есть, ни пить, ни дышать без любимого человека не можешь.  Да с тобой такого, наверное, никогда и не случалось. Ты же практичный американец.
- Почему не случалось? Я когда диссертацию в Стенфорде защищал, перед этим три дня ни есть, ни пить не мог. Едва дышал от волнения.
- Всё шутишь? А я серьёзно.

2.
  За месяц совместного проживания Дэвид привык, что вечером дома его ждёт Таня, которая наверняка приготовила что-нибудь вкусненькое, они вместе посидят-поболтают, потом прогуляются по парку или сразу завалятся в постель со всеми вытекающими отсюда приятными последствиями.
    Однако в тот пятничный вечер дома на его «привет» никто не откликнулся, в квартире было пусто и тихо. Пройдя в кухню, Дэвид обнаружил на столе накрытые салфеткой тарелки с запиской «разогрей себе ужин». Но есть почему-то сразу расхотелось, он набрал Таню, долгие гудки закончились словами «абонент не отвечает». Он прошёл в спальню, переоделся, и понуро побродив по квартире словно пёс в поисках ушедшей хозяйки, вышел на лоджию.
«Как же Тане нравится этот вид на Москву с высоты семнадцатого этажа. Каждый раз когда выходит, обязательно скажет «Дэвид, иди посмотри, красота какая», как будто за день в городе что-то может измениться. Вот где она сейчас, где, почему не отвечает?»
   Тревожные мысли прервал звонок мобильника. В тишину ворвались звуки весёлой музыки, чей-то громкий смех, на фоне которых Танин голос радостно сообщил:
- Дэйв, привет, извини, что не предупредила. Я у себя  на квартире. Ко мне друзья из Питера приехали, давно не виделись, так что буду поздно. Ты ложись, меня не жди. Я тебе ужин на столе оставила. Пока-пока.
«Пока-пока. У себя на квартире. Друзья приехали. Музыка, смех, веселятся. А если это не только друзья или совсем не друзья, а, например, Кирилл, Танин бывший, с которым у них была «такая любовь, что ему и не снилось»? Что тогда?» - от этой мысли у Дэвида перехватило дыхание. Он сел на диван и замер, стараясь дышать ровно, чтобы замедлить ритм быстро бьющегося сердца. 
«Ну вот, приехали. Ни есть, ни пить, не дышать нормально не могу, когда Тани нет рядом. Кажется, это любовь».

3.
- Я вообще не понимаю зачем ты меня притащил на этот чёртов остров, - с раздражением воскликнула Таня.
- Чёртов остров? Это же Бали, райский остров, а вовсе не чёртов.
- Какой он к чёрту райский, если ты с утра до вечера на серфинге со своим обожаемым тренером Самантой пропадаешь? Бросил тут меня одну, на пляж одна, в бассейн одна, обедать тоже одна.
- Но мы же все вечера проводим вместе, и ночи, кстати, тоже.
- Вечера? Ночи? Что-то я с твоей стороны особой страсти-романтики не наблюдаю. Что? Все силы на Саманту уходят, тоже мне, нашёл себе подругу, наглая, как эта ваша Ники Хейли в ООН.
- Таня, причём здесь Ники Хейли? Мы с Самантой просто друзья, она мой тренер по серфингу, я с ней ещё в прошлом году тренировался, она отличный инструктор, профессионал.
- Профессионал говоришь? Оно и чувствуется. А знаешь что, иди ты к своему «профессионалу», или точнее «профессионалке». И вообще, сегодня я буду спать отдельно.

   Проснувшись утром, Таня обнаружила, что Дэвид уже ушёл. В номере скучно, на пляже ветрено, у бассейна жарко. Она уже собралась идти на обед, как подошёл англичанин Крис, ещё один любитель серфинга, который всегда тренировался вместе с Дэвидом.
- Крис, привет, а ты что сегодня не на доске? – спросила Таня.
- Сегодня ветер сильный, опасно, только такие ненормальные как твой Дэвид рискуют.  Хочет показать, что он лучше всех, перфекционист.
  При словах об опасности Танино раздражение мгновенно испарилось, она сразу же переключилась на режим «действие». А что если Дэвиду действительно угрожает опасность?  Что если он попал в беду?
   Ответ мобильника «абонент не доступен» только усилил тревогу. Сев за руль арендованной Мазды, Таня помчалась к базе серфингистов. «Господи, волны какие здоровенные, никого в море нет, и что Дэвид за упрямый дурак такой?» 
   Оглушённый и здорово побитый обрушившейся на него массой воды Дэвид сидел на берегу, безуспешно пытаясь отдышаться. Мысль о том, что пять минут назад он мог погибнуть, просто кануть в разбушевавшихся волнах вместе с разбитой доской, не позволяла унять дрожь.
   При виде сидящего на песке Дэвида, растерянного, с окровавленной коленкой, Таня повела себя совсем не так, как ожидали от неё находящиеся рядом Саманта и другие инструктора. Никакой паники, только спокойствие.
- Ребята, привет, - бодрым голосом сказала она, - что тут с моим милым стряслось?
- Волной закрутило, у него колено здорово рассечено, надо в больницу, я отвезу – предложила Саманта.
- Не надо, я сама отвезу, без тебя справимся, - твёрдо сказала Таня, с неприязнью взглянув на американку. - Ребята, помогите Дэвиду до машины добраться. Дэвид, ты как? На одной ноге допрыгать сможешь? Вот и умница. Поехали.
- Ты как узнала, что со мной случилось? Так быстро примчалась, - сказал Дэвид, забравшись в машину.
- А я и не узнавала. Просто почувствовала. И вообще, Дэйв, нельзя так рисковать. Ты хоть понимаешь, что тебя могло волной пришибить? Совсем. Насмерть. Бабах, и всё, нет больше американца. Поглотила водная стихия ещё одного любителя острых ощущений.
- И что? Одним американцем больше, одним меньше, какая разница? Ведь так ты, кажется, говоришь? – язвительно произнёс Дэвид, у которого при упоминании о том, что он гражданин США, автоматически включилась мрачная ирония и он повторил запомнившиеся обидные слова, однажды произнесённые Таней в его адрес.
- Ну, Дэвид, ты и дурак, - дружелюбно протянула Таня. – И как ты не понимаешь? Теперь ты не просто американец. Ты мой американец. Мой мужчина, разницу чувствуешь?
- И что это значит?
- А то, что я без тебя ни есть, ни пить, ни дышать не могу. Понятно?
- Значит, ты меня любишь?
- Конечно, а как ещё я могу относится к отцу своего будущего ребёнка?
- Какого ребёнка?
- Который появится через восемь месяцев.
-Что?!
- Я беременна, уже четыре недели. Я поэтому такая психованная и раздражённая, типично для женщины в моём положении. Извини.
- Да не за что, всё нормально. Главное есть, пить и дышать мы теперь всегда будем вместе.   

 
 

   
 


Рецензии
Хорошо, что ребенок не стал сиротой, не родившись.

Михаил Бортников   05.03.2019 04:10     Заявить о нарушении