Эссе 28 О моральном состоянии нашего общества Порш

О моральном состоянии нашего общества.

Эссе 28

Великий русский ученый психоантрополог и социолог Борис Федорович Поршнев (1905-1972) в «тренде» своего советского времени в большинстве случаев принимал анализ Маркса, а в случае несогласия хорошо понимал, насколько опасно покушаться на авторитет «классиков марксизма». И все же иногда Поршнев позволял себе, предельно осторожно и тактично, «уточнять» Маркса. В статье «Вопросы классовой борьбы в «Капитале» Маркса» Поршнев убедительно показал, что Маркс ложно трактовал роль классовой борьбы в эволюции капитализма.

Поршнев позже писал: - «Советские историки решительно отказались принять формулу И.В. Сталина «Революция рабов ликвидировала рабовладельцев и отменила рабовладельческую форму эксплуатации». Никакой одноактной революции в конце классической античности не было, не было и изолированного от других слоев трудящихся чистого движения рабов.  Сталину прощались не менее схематичные упрощения истории. Сама мысль о революции, представлялась в глазах «специалистов», как грубое преувеличение роли классовой борьбы в Римской империи. Это было покушением и на их неприкосновенные методологические традиции  историков-античников…».

Борьбу народных масс Поршнев исследовал и под углом зрения «роли личности в истории». Он выявляет и исследует особый механизм воздействия особей друг на друга. Предпосылки этого механизма заложены в самой физиологии животных (тот же примерно междисциплинарный подход и метод исследования был заложен в гениальных исследовательских мыслях Ю.В. Кнорозова, в чем Мы с Вами убедимся далее). Поршнев реконструирует условия, вызвавшие формирование этого механизма у ближайших предков человека, а также его развитие вплоть до порождения им речевой коммуникации, человеческой психики, социальности (общественных институтов), способности людей к творчеству, человеческого логического мышления. Во многих своих работах Поршнев подчеркивал, что доминирующая тогда «марксистская» и общепринятая западная историческая концепция - «особь – среда» (где среда лишь сама материальная природа В.М.) основана, как раз, на игнорировании фундаментального значения человеческой речевой коммуникации. В проспекте задуманной книги «Люди», он еще резче и образнее определил связь каждого отдельного человека со всем человечеством: -

«Как мозг сформирован из миллиардов клеток, так сознание; из миллиардов мозгов… и как нейроны мозга связаны синапсами, так мозги; речевой коммуникацией (второй сигнальной системой)».

Здесь надо понимать, что Поршнев применил свой метод исследования не просто и одномерно, линейно, как трактуют обсуждающие его творческий поиск «особь-особь», а как «особь, воздействующая социально на другие особи и вместе они формируют Среду жизни народов, их коллективного Духа и Мистики мифологических представлений заложенных в природу человека от Создателя. Только такой метод исследования дает необходимую опору на сугубо практическую доказательную базу самому исследователю. Иное же существовавшее теоретизирование «марксистского» плана может дать только теоретические «социальные миражи», где исследовательский метод подменяется ложной догматикой и заданным направлением «научного поиска».

Так в работе «Мы Русские» я отмечал большое психологическое воздействие на «интеллектуальное» советское общество 60-70 годов (в том числе, какое то время, и на меня) советского социального философа Лившица. Его взгляды были основаны на голом догматическом «марксистском» теоретизировании, которое изначально опровергнуть чрезвычайно трудно. Да, наверное, и невозможно в принципе, пока не будут обоснованы и показаны ложные исходные «теоретические» несостоятельные основы подобной догматики, как и любого иного теоретизирования «на заданную тему».

Автором канонического этюда «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» был не кто иной, как Ф. Энгельс. Поршнев увидел у Энгельса явную ошибку, а именно, смешение понятия явления «труда», как мировой константы жизни (любое живое существо «трудится» оборудуя условия своего жизненного существования), который предшествовал появлению человека, с «социальным трудом», который присущ исключительно человеку и возник вместе с появлением человека. Такая ошибка лишала формулу «труд создал человека» всякого смысла

(как и подобного рода ошибки показывали явную наукообразность марксова «Капитала», опыт которого, как и подобная «туда-сюда» теория относительности Эйнштейна, не применены на практике до сих пор и абсолютная безплодность подобных «политических» либеральных изысканий совершенно очевидна для всех, включая самих либералов-«суггесторов» (несогласных исследователей «глупцов» просто подвергают остракизму, «закапывая», как исследователей навеки), но является непререкаемой «библией» для стяжателей «простых социальных решений», примитивных «диффузников» из общества последователей теорий «социалистов-коммунистов» и классовой борьбы (по классификации Поршнева-Диденко).

История издания главного труда всей жизни Поршнева, книги «О начале человеческой истории» продолжалась четыре года, была связана с острейшей подковерной борьбой советских либералов, ученых-марксистов против ее издания  и завершилась уже после смерти автора. В начале 1970 г. Борис Федорович заключил с издательством «Мысль» договор, по которому обязался представить в издательство рукопись, объемом 27 авторских листов. Но принес в издательство рукопись значительно большего объема – 35 листов. Этот «просчет» обернулся необходимостью сокращения рукописи. И в урезанном виде в мае 1972 г. книга была сдана в набор; в июне Поршнев уже получил корректуру и сделал последнюю правку. Оставалось подписать книгу в печать…

В конце лета 1972 г. главную редакцию социально-экономической литературы издательства «Мысль» возглавил, активный противник издания монографии Поршнева. Подписание книги в печать отодвинулось на неопределенное время, и было принято решение (не уведомляя автора В.М.) рассыпать ее типографский набор. Для Поршнева это событие стало последней каплей; символом поражения, разгрома…

26 ноября 1972 года сердце не выдержало, и Борис Федорович Поршнев скончался.

И лишь в 2005 году, к 100-летию со дня рождения Поршнева, петербургское издательство «Алетейа» при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований подготовило второе издание этой книги на основе полной авторской рукописи, включающей все, что было сокращено в первой прижизненной корректуре.

С трудами Поршнева я вкратце познакомился в «горбачевские» времена и кроме его прозрения о внутривидовом различии «единого человечества» сначала ничего не оценил. Но глубокие мысли познаются не сразу. Б.Ф. Поршев великий русский наднациональный глобальный мыслитель и исследователь. Только глубокая имперская мысль положительно глобальна от природы. Я представляю, как Поршнев задыхался в том спекулятивном мирке «научных суггесторов», эти паразиты всегда считают блага истинными если они принадлежат им, любые чужие успехи вызывают у них приступы ненависти к обладателю, и неуемное желание уничтожить его авторитет, и потом издеваться над ним, наслаждаясь видом и мучениями истязаемой жертвы. Даже внешне исповедуя «марксизм-ленинизм», как природный исследователь Поршнев, не мог не прийти, к своим судьбоносным выводам. Исследования Бориса Федоровича настолько глубоки, что пора плодоносить им в полном объеме, еще не пришла, хотя они уже дают свои осязаемые результаты. Поршнев настолько разносторонен, что причислить его к какой либо определенной науке не получается. Он ученый нового типа, работавший на стыке многих наук и связавший своими исследованиями многое, до него не связываемое, и дающее реальную картину мира.


И здесь надо познакомиться с самой работой Б.Ф. Поршнева «О начале человеческой истории».

 Теория Поршнева (позже теория Поршнева-Диденко) предполагает, что человечество не является единым биологическим видом, а внутри него латентно существует несколько видов, слабо способных к скрещиванию и сформировавшихся на стадии проявления современного человечества.
1) «суперанималов», каннибалов
2) «суггесторов», имитирующих каннибальское поведение 
3) «диффузников», являющихся обычной жертвой каннибализма и составляющих большинство человечества,
 4) «неоантропов», способных противостоять суггестивному воздействию «хищных» видов.

 Представители разных видов играют разные роли в социуме, господствующим видом в настоящее время являются суггесторы, которых отличает коварство и умение манипулировать сознанием других.

Сведения о теме неопубликованной статье Б.Ф. Поршнева о Иисусе Назарянине, его соратниках и его времени, о собирании разрозненных христианских сект в единую церковь после поражения иудейского восстания Бар-Кохбы (132-135 гг.) и другие источники подталкивали меня к осмыслению остро ставшей в моем сознании проблематики мировых религий.

 Суть позиции Б. Ф. Поршнева состоит в том, что суггестия (врожденная скрытая агрессия В.М.), являясь клеточкой социальной психологии, в обыденной жизни не наблюдаема в ее чистом, изолированном виде. Поршнев считает то, что суггестия более властна над группой людей , чем над одиночкой, а также, если она исходит от человека, как-то олицетворяющего группу, общество, или от непосредственных словесных воздействий группы людей (возгласы толпы, хор). Поршнев утверждает, что «суггестия как таковая, в своем чистом виде, должна была некогда (в начале человеческой истории В.М.) иметь автоматический, непреодолимый или, как говорят психологи и психиатры, роковой характер».

(вот Вам и тирания «партийной жизни» в обществе, которая превращает нашу жизнь в Ад кромешного Зла; эту тиранию «зла», как современного нашего и мирового общественного феномена, сразу пророчески, по великоруски, заметил и отразил в своих дневниках и произведении «Музыка, как Судьба» Наш с Вами современник (1915-1998), русский музыкальный Гений, композитор Георгий Свиридов В.М.)

По Поршневу, суггестия не исчезает в ходе истории, по мере роста и усложнения (и по врожденному у «неоантропов» противодействию ей В.М.) контрсуггестии протеста приобретает другие формы. Но и сама контрсуггестия меняется: из простого отказа от послушания людским словам она превращается в ограничение послушания разными условиями».

Б.Ф. Поршнев дал картину видовой деятельности любого социального общества. Вместе с имперским миром «неоконов», миром «человека деятельного-созидателя» Русского Мiра, Нам с Вами, предстал отвратительный мир кровожадных паразитических «суггесторов»-вожаков клана «мировых революционеров», этих человеческих дегенеративных отбросов общества, «народной» нечисти революций 1905-1917 годов, рядящихся под «русских революционеров».

Эти «суггесторы» пришельцы (и местного разлива), вековыми паразитическими усилиями ростовщническо-финансового и разложенческо-пропагандистского закабаления, подорвали мощь Русского Мiра, во главе с имперцами «неоконами», и натравив провокационной «революционной»пропагандой местных русских «диффузников» на Русский Мiръ разложили сознание общества республиканско- марксистскими идеями, поработили Россию, и уже сто лет ненасытно пьют кровь Русского Народа. Сегодняшняя «демократическая» публика, формально вроде сейчас осуждает прежний (своего идейного производства) социализм-коммунизм и прежнее «общество строителей коммунизма», а реальной пропагандой натравливает русских «диффузников»: - безнациональных православных, «патриотов» - антинационалистов и «социалистов-коммунистов» на активную часть имперцев Русского Мiра, его «неоконов», как нравственную Элиту Русского Мiра.

До встречи в следующей части.


Рецензии