Эссе 29 О моральном состоянии нашего общества

О моральном состоянии нашего общества.

Эссе 29

Заслуга Поршнева в том, что он показал врожденное видовое разделение человеческого общества. Лживые, разрушающие расовое наднациональное сознание (для этого они и запускаются в общественную жизнь), песни от коммунистических пропагандистов о грядущей идеологической воспитуемости Личности и Общества в духе «коммунизма», то есть в людей всех поголовно, одинаково высоконравственных, позволяют им направлять нашу русскую наднациональную созидательную энергию народных масс на саморазрушение.

Этим они разрушали естественную, природную личностную иерархию имперских традиций русского общества, как и естественную его профессиональную  сословность. Вот и при «советах», как и при «демократии» Мы с Вами вместо того, чтобы заботиться о всемерной поддержке полнокровной жизни Семьи и жизнеспособного потомства, понижаем детскую смертность (попробуй ка скажи, что то против этого, современные «гуманисты», борцы за права человека тут же затопчут). Мы с Вами потеряли с «социализмом» и «демократией» Высокие Традиции большой имперской Семьи, как опоры Государства. Не проводим общественной санитарной гигиены брака и деторождения, доступными с древности разными способами и методами, как жизнеутверждающей традиции ранее присущей всем имперским обществам и народам.

 У многих народов детям традиционно не давали имени до года, проверяя естественную здоровую жизнеспособность потомства. И, конечно же, здесь чукча по вековой традиции, лично душащий ранее своего старого и уже недееспособного отца, и этим косвенно отдающий высвободившиеся средства жизнеобеспечения молодому потомству, намного нравственней современного детского врача, спасающего жизнь маленьких врожденных уродов, обременяя ресурсно общественные средства жизнеобеспечения. Это перевернутый антигуманизм, от дегенератов либералов.

Так паранджа на Востоке закрывала лицо женщины, как зеркало, в которое постоянно нравственно смотрятся маленькие дети, И паранджа защищает женщину - мать (будущую мать), от нечистых взглядов дегенератов и выродков из общества, грязные миазмы которых потом могут, через нее, духовно транслироваться на детей. И это естественные культурные, высокие нравственные традиции социальности, как один из методов проявления природного духа народов для поддержания жизненно необходимого санитарного фильтра нравственно и физически здорового общества.

Кто понимает суть имперского человека, тот знает, что имперский человек любой сословной элиты общества, ничему и ни у кого не учится, у него нет, и не может быть никаких учителей, он постигает скрытые природные смыслы и суть явлений самостоятельно, движимый неукротимым имперским духом.

Приведу пример из моей личной монтажно-пуско-наладочной жизни. Я пришел в монтаж сахарных заводов, и с нами, когда это было нужно для работы, привлекался в процесс исследовании и проектировании реконструкции тепловой системы сахароварения, обязательно технолог-сахарник, и это была всегда женщина. Технолог требовался редко и временно, когда вопросы реконструкции завода касались темы технологии сахароварения, и это было для монтажа, пуска и наладочных работ большое производственное неудобство. Я сразу сказал в управлении, что не позже чем через год мне технолог-сахарник не потребуется, и меня хором подняли на смех. Дескать, молодой задорный, кровь еще не переиграла, мы учились пять лет в институте, да еще практиковались на производстве года три, четыре, и только тогда становились нормальными специалистами. Но где то через год эти скептики были посрамлены и иногда приходили ко мне консультироваться по разным вопросам.

 То же было и далее, я никогда не стеснялся спросить, что то и у кого то, по работе, например у рабочего высокой квалификации. И на меня орало начальство и обижались коллеги – ты, инженер руководитель, подрываешь авторитет нашей организации, обращаясь с вопросами к простым рабочим, а я смотрел на них с жалостью на их глуповатое самомнение, и недоумением. И затем очень быстро, у меня, как непосредственного руководителя, прораба монтажа, возник близкий контакт с любым хорошим рабочим и техническим специалистом и безпощадная требовательность к неумехам и лентяям. И далее в жизни я никогда и ничему не учился, а постигал любую премудрость своим трудом, терпением, смекалкой, не взирая ни на какие трудности.

И если Мы с Вами посмотрим на исследовательский талант Ю.В. Кнорозова, то увидим преобладающие, все те же имперские черты. Кнорозов родился под Харьковом в семье русских интеллигентов, в 1922 году. Сразу после войны закончил исторический факультет МГУ, специализируясь по этнографии. Кнорозов всерьез увлекся дешифровкой письма майя, вопреки общему скептическому настрою. Восторжествовал все тот же имперский талант. Взявшись за дешифровку письма майя, он будущий Гений мысли вопреки «общественному научному мнению» о нерешаемости подобной проблемы,  сказал: -

«То, что создано одним человеческим умом, не может не быть разгадано другим. С этой точки зрения, неразрешимых проблем не существует, и не может существовать ни в одной из областей науки!».

Здесь для сравнения психологии типов характерна фигура, лингвистического гуру либералов «демократических россиянских времен», покойного «академика» Зализняка (Бог шельму фамилией метит). Уже после лингвистических открытий Кнорозова этот ничем не выдающийся лингвист, годами копавшийся в Новгороде в поисках берестяных грамот и писавший рядовые описательные советские наукообразные «теоретические» работы и неутомимо «росший в научной области» - «политически научно расцвел» при «демократии», где и «дорос» до «академика».

Зализняк моментально унюхал приспособленчески, что требуется от новой «демократической» лингвистики ее новым «демократическим хозяевам жизни». И стрельнул теорией «эволюции языка» (направленной острием на «демократическое» уничтожение  лингвистической основы русского языка), как закономерным естествено-историческим процессом. Но затем уже по прямому заказу хозяев дополнительно выступил с шельмованием всех несогласных с «новой лингвистикой». Зализняк обрушился на любителей лингвистики, как людей русофильской лженауки.

«Академик» просто и незатейливо задается вопросом: «Как опознать любительскую лингвистику?» и приводит несколько «простых признаков», по которым любой читатель может сразу определить, и проклять навеки, эту лженауку. Среди них такие плоды многолетних исследований, наука ложная и любительская если: -

-«название …, такого-то города, или такой-то реки, той или иной дальней страны — это просто искажённое русское слово … (из чего видно, что эта страна была некогда населена русскими или они владели ею);

- такие-то языки произошли из русского — того, на котором говорим Мы с Вами;

- три тысячи (или пять, или десять, или семьдесят тысяч) лет тому назад русские делали то-то и то-то».

Иной путь прошел Ю.В. Кнорозов. В поступлении в аспирантуру МГУ  Кнорозову было отказано, и потому дешифровку древнего письма майя молодой ученый продолжил уже в Ленинграде, куда он перебрался в конце 40-х годов. Научная деятельность Юрия Кнорозова проходила в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук. И там Юрий Валентинович Кнорозов великий этнограф и лингвист, доктор исторических наук, лауреат Государственной премии СССР сумевший расшифровать иероглифическую письменность древних майя, без преувеличения, совершил интеллектуальный подвиг. Тема диссертации 1955 года Кнорозова звучала нейтрально: «Сообщение о делах в Юкатане Диего де Ланды как этно-исторический источник». Дело в том, что Ф. Энгельс утверждал, будто в доколумбовой Америке государства отсутствовали. Согласно той же догме, фонетическое письмо могло существовать только при возникновении классовых государственных образований. Заявление же о наличии у идейцев-майя фонетического письма автоматически опровергало сразу два положения «основоположника». Выступление 33-летнего Юрия Кнорозова на ученом совете длилось ровно три с половиной минуты, а результатом стало - присвоение звания доктора исторических наук.

Отметим, для дешифровки письма майя Кнорозову пришлось изучить не только теоретические подходы того, что касалось дешифровки древних систем (или закрытых частей) письма, не только того, что касалось лингвистики и истории майя. Ему пришлось, прежде всего, сформулировать теорию дешифровки и теорию развития абстрактного мышления человека для того, чтобы понять, как возникает механизм посылания и восприятия сигнала, коммуникационные механизмы. Это уже психофизиология и психология, без которой невозможно понять эту схему (как создается письмо) для того, чтобы его дешифровать.

В основу положений легла «теория коллектива», в которой под коллективом подразумевалось структурированное «объединение объединений» людей, развивающееся за счет совершенствования способов коммуникации и усложнения внутриколлективных связей. Ассоциацию людей Кнорозов рассматривал, не как дальнейшее развитие или высшую форму объединения животных, а как следующий тип дифференцированной системы – «объединение объединений». При этом составляющей единицей ассоциации людей (не совпадающей с обществом) является не особь, а коллектив (блестящее имперское прозрение Кнорозова, совпадающее по своему стратегическому междисциплинарному смыслу с феноменальными психофизиологическими открытиями Б.Ф. Поршнева В.М.).

Кнорозов обратился к закону рекапитуляции Геккеля, согласно которому развитие особи повторяет развитие вида и, применив его к развитию цивилизации как воспроизводящейся системе, предложил важное уточнение: «онтогенез повторяет филогенез с обратно пропорциональной скоростью». Это системное свойство оказывается присущим и составляющим компонентам «универсальной системы» – например, развитию интеллектуального потенциала homo sapiens и коллектива. Так развитие жизненных навыков (выживаемость) личности, homo sapiens идет от рождения по возрастающей, а коллектив усваивает новые идеи в обратной пропорции.


Рецензии