Рыбалка с ночёвкой

Идея сына организовать нашу со сватом  поездку на рыбалку возникла давно. Основательно, - на машине, с ночёвкой в палатке за сотню километров от цивилизации. Я - пенсионер,   живу в Подмосковье, а сват  тоже  пенсионер, но живет и работает  в Краснодаре.  Поэтому много нюансов должно было совпасть, чтобы задуманное удалось.  Всё   легко в мечтах, но так не просто в жизни. От юношеского   задора, который раньше помогал в подобных вылазках, давно уже нет и следа. Однако,  в любом погасшем костре найдется пара искр, тлеющих  под слоем пепла, и вот  поездка   окончательно  намечена на начало октября.  Благодатное время – бабье лето на Кубани
Пока сват Александр  на юге готовил снасти и собирал продукты, я на севере запасался лекарствами на случай, если  одна из    хронических болячек вздумает напомнить о себе и потребовать лечения.  Вопрос об одежде в моей экспедиции решала жена.  Термобельё и непромокаемый защитный костюм,  заказанный в Финляндии в преддверии моего вояжа, -   это  ее настойчивый вклад, спорить с которым я не рискнул. 
Самолёт, утром вылетевший из Шереметьево,    через два часа уже катился по  мокрой посадочной полосе в Краснодаре.  Александр,  пока вёз меня из аэропорта,  грустно вздыхал, бросая взгляд на работающий дворник, сгонявший бурную воду с лобового стекла. Бабье лето, да…   Было решено отложить поездку на сутки.
Утро  следующего дня встретило нас низкими облаками и перспективой дождя. Но переносить событие  больше не хотелось,  и мы выехали. Дорогой начал накрапывать дождь, создавая  долгие грустные  паузы в разговоре.  Я думал о том, что когда мы приедем на место, начнётся ливень, который  избавит нас от необходимости ставить палатку и  расчехлять снасти. А  свежей рыбы, мы можем купить на обратном пути,  на любом рынке.
 Пока ехали,   дождь  прекратился. Место нашли у канала   хорошее,  - с подъездом, удобным спуском  к воде и вытоптанной поляной, где можно было  поставить палатку.   Река неспешно катила  серые воды, неся на мокрой спине ветки тростника, который временами собирался  в целые плоты.  Мы бодро начали  готовить снасти, а с обустройством лагеря решили повременить. Стоявшие недалеко  рыбаки говорили  о плохом клёве,   показывая  нам  пустые садки.
Однако,  первая заброшенная донка через несколько минут снялась с грунта.   С  крючком   и тяжёлой цилиндрической кормушкой она гордо   продрейфовала к берегу,   преодолев пару десятков метров.  Занятые суетой по выгрузке вещей, мы прозевали поклёвку,  и рыбина сошла.  Но азарт сразу проснулся, заставив нас бодро   развернуть остальные снасти в надежде на крупную рыбу.
Дальнейшее сидение  за  донками, больше не подающими признаков жизни, мне быстро наскучило,  и  захотелось живой  рыбалки. Сват собрал мне поплавочную удочку,  и  я отправился на поиски рыбы на мелководный канал,  протекающий параллельно основному руслу.  Только забросил – и  шустрый  карасик   уже сидел у меня на крючке.  Александр, посмотрев на мою добычу,  сказал:
-  Это не рыба. Брось туда, откуда взял.
-  Ага. А если у твоих сазанов сегодня выходной?
-  Все равно, мелочь – не рыба
-  А если без ухи останемся?
-  Лучше совсем без ухи, чем  плеваться костями.
-  Ничего,  поплюёмся.  – сказал я, и карасик одиноко заметался в садке.
Дальше пошло веселее. К свату   на донки напросилась пара сазанов  по полкило,  и они составили компанию моему скромному  улову. А меня атаковал косяк мелочи, я то и дело бегал к садку. Рыба свата была крупнее, правда,   клевала реже, но при этом  с каждым пойманным  сазаном солидный  вес его добычи  давал  шанс моему улову  вернуться домой в канал.
Я уже собрался вернуться к донкам, но  тут на удочку клюнул  карась почти на килограмм, - он и задержал меня на прежнем месте  ещё на час.
Приближался вечер.  Наполненный рыбой садок  уже с трудом  поднимался   из воды. Пришло время ставить палатку и готовить уху.   Вдоль канала по берегам   рос только тростник. Редкий куст ивняка  у берега так был обломан рыбаками, что свату пришлось на машине  ехать за дровами для костра.
Появился он через час,  с челночной сумкой,  наполненной наполовину сухими ветками,  и рассказом,  как они ему трудно достались.  Когда уже была потеряна надежда найти хоть что-нибудь  для костра -  в  километрах двух от места стоянки,  на меже поля обнаружил  сухостойную  корягу.  Что    за дерево было при жизни,  мы не определили, но свату  пришлось  попотеть, чтобы нарубить из него  дров. Топор с большим трудом врубался в застарелую древесину,  словно она  была железной.
Костёр из этого монстра долго разгорался, но дал так много  жару, что  хватило  приготовить уху.   Вся моя добыча, кроме крупного карася,   получила  свободу,  и,  энергично виляя хвостами,  исчезла  в мутных водах канала. Я сожалел недолго,  и стал чистить рыбу. Над котелком колдовал Александр.
Пока снятая с костра  уха настаивалась, мы  наводили порядок  на стоянке.  В  прогоравший  костёр собирали всё, что могло еще гореть : пластмассовые бутылки, бумага, пачки из под сигарет. Мусор продлил жизнь костру,  а  стоянка приобрела ухоженный вид. Мы сравнили  её с соседними  и пришли к выводу, что у нас самое лучшее место.
Уха получилась наваристой. На поверхности сквозь ароматный пар  проглядывали   желтые кружки рыбьего жира. А мелкие кости   не  портили  наслаждение от еды.  Насытившись,  мы поставили палатку и попытались продолжить ловлю, но комары и мелкий гнус, вынудили нас  уйти отдыхать.  Заснули  под  мерный убаюкивающий шелест тростника.
Проснулись, когда на востоке появились  светлые полосы -  предвестники восходящего солнца.  Рыба клевала редко, но с утра сазаны попадались   крупнее вечерних.  К десяти утра решили, что рыбы достаточно,  потому что  очередное выуживание уже  не вызывало прежнего восторга.   Стали собираться в обратный путь.
Проезжавший мимо рыбак, заметив сборы,   свернул  на нашу площадку.   Мы со сватом оставили себе четырех самых крупных   сазанов, остальную рыбу  отдали на  радость вновь  прибывшему.
Внезапно задул ветер,   стало накрапывать. Уже в дороге на нас обрушился шквал дождя.  Автомобильные дворники с трудом справлялись с потоками воды, а я думал, вспоминая  октябрьское ласковое  солнце в Москве:  бабье лето на Кубани – это благодать. 
Но  это было уже неважно. Поездка в прошлое, где мы снова почувствовали  себя здоровыми и сильными, удалась.  Повторить её ещё раз? Это вряд ли. Так думаем мы сегодня.
А завтра?  Этого никто не знает.

 


Рецензии
Прочитал на одном дыхании, ибо один раз, посещая родственников на Кубани, пришлось побывать на рыбалке с ночёвкой. Случилось это в 1985 году, но снится она мне до сих пор. Повторить ещё раз? Как говорят, мечтать не вредно. Тем более, что тех родственников нет уже в живых.

Петр Панасейко   12.02.2019 21:39     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.