Эссе 30 О моральном состоянии нашего общества

О моральном состоянии нашего общества

Эссе 30

    Первоочередное внимание уделялось Кнорозовым становлению коммуникации способам передачи и фиксации информации – возникновение звуков, деноминаций, рисунков, письма, моделей социального поведения. Основные положения были изложены в статье «К вопросу о классификации сигнализации», опубликованной в журнале «Основные проблемы африканистики» в 1973 года. Для решения этих проблем Ю.В.Кнорозов обратился к исследованию интеллектуально- познавательной деятельности детей и сопоставлению этапов развития ребенка с этапами развития общества. Эта гениальная небольшая статья Кнорозова, прорицает будущее, не оценена пока по достоинству, и фактически ее прорывные идеи не обнародованы, и не исследованы. Ее понимание, плодотворное исследование еще впереди, а пока она сама, ее главные идеи, разобрана кратко, насколько позволил формат статьи (и мое сегодняшнее восприятия этих глубочайших психофизиологических идей), в одной из моих работ.

    Как междисциплинарный исследователь Юрий Валентинович Кнорозов уделял самое пристальное внимание общим проблемам семиотики, создав даже специальную группу этнической семиотики, регулярно издававшую сборники с этим же названием. Его все больше притягивали темы, связанные с работой головного мозга человека, его функциональной организацией.

В 1973-95 Кнорозов работал над переводом и интерпретацией надписей и сцен на поминальной керамике и монументальных памятниках. Перевод многих десятков династических, победных, ритуальных, мифологических, поминальных, пророческих, календарных и астрономических текстов на сосудах, статуэтках и монументах (в т. ч. на крышке саркофага в Паленке) дал уникальные сведения о таких сторонах культуры майя, которые раньше совершенно не были известны. Перевод Кнорозовым кольцевых надписей на сосудах - стандартного гимна в честь усопшего, названного Кнорозовым «формулой возрождения», дал ответ на вопрос о назначении парадной керамики: сосуды и статуэтки были атрибутом поминального ритуала.

 (поминальный ритуал имел совершенно иное значение, чем Мы с Вами его представляем сегодня, для того общества; и Гений Кнорозова сразу почувствовал громадное значение этого действа для того общества и его сущности общественной мысли; это же относится и к так называемым человеческим жертвоприношениям, которые были частью мистики и высокой эстетики того общества В.М.)

 Благодаря переводам получены уникальные сведения о структуре подземного пантеона: - о титулах и функциях его богов, представлениях о душах, обрядах прорицания под действием наркотиков, ритуалах отправления посланников к богам.

 (ритуалы отправления к богам - человеческие жертвоприношения, Кнорозов открыл их настоящий смысл, этого священного почетного ритуала определенных немногих избранников, это понятие ничего общего не имеет с глупыми и дикими материалистическими утверждениями «принятого у дикарей индейцев, как и вообще в «язычестве», ужаса массовых человеческих жертвоприношений», в примитивной бездоказательной догматике которых смыкались, и идеологи «социализма-коммунизма», и «научный мир» сегодняшней «демократической» либералистики, и космополитические идеологи «мировых религий», их священничество, догматики «капиталистического» иудохристианского масоретского Ветхого Завета; наглядный показатель здесь современное представление института общественных человеческих отношений, общественной зависимости разного плана древности – как однозначной категории обязательного примитивного рабства  В.М.)

А также сведения о инициационных обрядах, поминальных пирах, новогодних церемониях, первые сведения о храмовом землевладении у майя, о структуре власти, о жреческой и военной организации, имена и титулатура правителей и военачальников.

 В кратких статьях о мезоамериканском календаре, игравшем огромную роль в создании и существовании всех цивилизаций региона, Кнорозов дал широкую панораму истории календарных реформ в Мезоамерике. Здесь календарная обрядность впервые превращена им в источник для реконструкции структуры власти и истории борьбы за власть в ранних государствах.

Система дешифровки и семиотического анализа древних графических систем, разработанная Кнорозовым, - важный методологический ключ для чтения и интерпретации надписей и иконографических памятников не только майя, но любой традиционной культуры. В последние двадцать лет появилось немало работ, основанных на методике Кнорозова.

 В 1995 году в посольстве Мексики в Москве Кнорозов был награждён орденом ацтекского орла, высшей наградой, которая вручается мексиканским правительством иностранным гражданам за исключительные заслуги перед Мексикой.

 Последней осуществившейся научной мечтой Кнорозова стала поездка в 1997г. на юго-запад США, в так называемые «Четыре Угла», откуда, по его представлениям некогда пришли в Мексику очень далекие культурные предки майя.

 Великий дешифровщик умер 30 марта 1999г в возрасте 77 лет. Совсем немного оставалось до выхода в свет в Мексике трехтомного издания под названием «Дешифровка, Каталог и Словарь «Шкарет» Юрия Кнорозова». Он умер в одиночестве в коридоре одной из городских больниц. У Гениев все происходит не так, как у обычных людей, а судьба Русских Гениев это вообще особая статья.

А Юрий Валентинович Кнорозов был гениальным ученым, чей вклад в науку по праву относится к величайшим открытиям ушедшего XX века.

Интересная реплика журналиста: - «Я Кнорозова немного помню. Он, как все Гении, был очень трудным человеком - трудным для окружающих и для себя самого. Он был «не от мира сего» (помню, как однажды в жуткий ливень пришел в редакцию без зонтика в насквозь промокшем костюме и в ответ на кудахтанье редакционных дам - ах-ах, как же Вы без зонта? - смотрел на всех совершенно недоумевающе...) С ним было трудно, в том числе и в семье, говорят, и в Отделе. Но, как известно, в России Гениев любят мертвых, а не живых...» (а вот и не всегда В.М.).

Судьба Кнорозова перекликается с судьбой другого Русского Гения Олега Лосева (1903-1942), умершего от голода в блокадном Ленинграде, открывшего два фундаментальных явления физического мира. Лосев своими открытиями и практической деятельностью положил начало эре глобального исследования и применения полупроводников и дал творческий импульс последующей нашей эре микросхем, всеобщей компьютеризации и сотовой телефонии (теоретически обоснованной Никола Тесла более ста лет назад до ее практического появления). Открытия Лосева пришлись на начало 20-х годов XX века, а вышедший в 50-х годах XX века справочник нашей Академии Наук едва упоминает о нем и превозносит тематику исследований, исследования и «ученых», о многих из которых никто давно не помнит.

Вот такая у Нас с Вами «академическая наука» и не зря ее сейчас реформируют, хотя итог «реформ» предсказуем формалистика и дальнейшее падение смысла содержания подобной структуры. Нобелевские лауреаты: группа Басова и Жорес Алферов получившие премии по тематике открытий Русского Гения Олега Лосева ни разу даже не упомянули о нем.

 (но вот оголтелую пропаганду политических идей марксизма и социализма, Мы с Вами, слышим от Алферова, типичного либерально пробивного проходимца, как типичного же, «идеолога всегда близкого к харчам», парторга-завхоза (его исходная должность и деятельность в институте, где он смог вклиниться, как толкач их идей и исследований, в группу талантливых ученых исследователей, впоследствии «отцепленных» им от их результатов исследований, и «освоившего» все лавры исследований самостоятельно ), не сумевшего перестроить ауру своего алчного поведения в имидже «великого ученого»; этот политический «академик-нобелевец», награжденный этим политическим знаком отличия комитетом международных сообщников космополитов, транслирует «социалистическую» идеологическую муть регулярно, как и регулярно подгребает под себя «приватизационно и по иному всю доступную его алчности дорогущую научно-исследовательскую аппаратуру; этой темы Мы с Вами коснемся обязательно далее, «страна должна знать своих героев» В.М.).

Кнорозов же, кроме практических результатов своих исследований, открыл перспективу междисциплинарного подхода к самим фундаментальным исследованиям. Он показал своей научной деятельностью новый мировоззренческий подход, выделяющий фундаментальную науку, из узконаправленческого плена доминирующих сегодня прикладных наук, и их современного, исключительно «финансового» исследовательского ража.

Его открытия повлияли на археологию и связанные с ней исследования, как на достоверную науку (наверно это одна из причин его забвения; и этой темы Мы с Вами обязательно коснемся), где было (и есть, что покажу далее) столько спекулятивных и политических «толкований» результатов «раскопок и сопутствующих исследований», что ее впору назвать лженаукой.

Характерный «археологический» хрестоматийный пример - «археолог, открыватель Трои» Генрих Шлиман. Спекулятивный аферист приехал в Россию в середине XIX века, в страну только окунутую мировыми ростовщиками в мир биржевых спекуляций, и сразу преуспел на них «составив состояние», сколотив сам или войдя в картель подобных же преступных биржевых дельцов, (иначе там, в «биржевке», никаких обогатительных результатов не добьешься), затем также закономерно, там на чем то погорел, и убежал в Европу. Далее на Ближнем Востоке Шлиман повстречался с русским путешественником, плодотворным ученым  и талантливым, проницательным исследователем Чихачевым, составлявшим атлас народов и истории Передней Азии, который высказал идею о холме Казанлык, считая его одним из вероятных географических мест расположения легендарной гомеровской Трои. И, спекулянт по натуре Шлиман, сразу смекнул, что здесь можно поймать за хвост свою судьбу, Жар-птицу.

Три года он вел раскопки Казанлыка, очевидно, скупая все находки «черных археологов-копателей» в округе, и затем «вдруг однажды вечером, когда все надежды, казалось потеряны, он увидел в щели под землей желтый цвет золотых изделий»; Шлиман «удалил» всех рабочих и «открыл» золото Трои; впоследствии оказавшимся все же не золотом Трои». Шлиман, при раскопках, не вел описания мест и времени находок, и это делало все его утверждения голословными, как и меняющимися в зависимости от обстоятельств, но это никак не «смущало» и наоборот «вдохновляло» многих других «кабинетных археологов» - «шлимано-троистов» на бумажные открытия и главное на «заслуженные лавры».

Археология особенно с начала XX века, как и все другие, не прикладные науки, стала либеральной политически ангажированной лженаукой. И закономерно последовал вал политических открытий. Так «история Библии», либеральная линейная «история народов» и прочих «иудейских древностей» требовала практического потверждения самими «археологическими находками». И они пошли «потным ваалом» с Ближнего Востока и конкретно от современных «международных экспедиций» района Мертвого моря. Сначала были «найдены» древние списки Библии на коже. Но потом, когда выяснили, что кожа никак не могла сохраниться 3-4 тысячи лет (ведь все сохранившиеся артефакты происхождением, или из законсервированных от природного воздействия захоронений, или надписи и рисунки нанесены на камне), то был «найден» валик с намотанным тонким слоем медного листа, с текстами на древнееврейском языке. Но там при переводе обнаружили столько грамматических ошибок «писцов», не имеющихся ни на одном другом сохранившемся документе древней эпохи, что стало понятно – это грубая подделка, фальшивка. Правда, отметим, что это обычная фальшивка стало понятно всем, кроме неутомимых инициаторов подобных «находок», изобретающих так же неутомимо все новые «объяснения-оправдания» грамматических ошибок этого «древнего археологического свидетельства».

Продолжим Наш с Вами разговор в следующей части.


Рецензии