Сказ о том, как мужик чёрта горохом накормил

          

 Мужик под самогон на лавке думку думал  - о горе-счастье жизни размышлял.
А тут  явился Чёрт лохматый, хотя его никто не звал.
«Ну, раз пришёл, то значит в гости– к чертяге обращается мужик, - Садись, чего маячишь.   Вон лавка у печи…. Ах да, наверно гость пришёл за угощеньем, ну что ж,   сегодня утром были калачи - их больше нет, не знал, что будет гость из преисподней -  извини.
 Зато имеется картошка, её немножко – смеха трошки, но то - мужицкая еда, для бесовщины-чертовщины  -  негоже -  не барская еда.
Все баре любят кушать всласть -  под водочку добавочку подкласть, да чтоб со смаком  и душистым ароматом, чтоб  было видно по всему   чертяга жрёт -  достойную еду.
Хотя постой… крестьянскою  смекалкой запасаюсь снедью впрок – есть  у меня большОй мешок гороха.
 На  праздник привозили  с города друзья, себе берег, да ладно  –  на.
Вон там, гляди… В большом котле кипит вода, и сколько хошь  - бросай, не жалко мне гороха - и можешь съесть , за сто чертей…».
Тут сразу Чёрт подпрыгнул… и прямиком к  котлу: « А я мужик тебя словцом не гнал, сказал, что я могу… за сто чертей, эх, как  гороха  наверну …»  и сыпется в котёл гороха прорва.

 Время идёт, под котлом дрова трещат – булькает вода, варится угощение:  чёрту в удовольствие, мужику в разорение.
Долго ли, коротко ли, но сварился горох. 
Ну, а  Чёрт халявы ради, навернул гороха столько, если б был не Чёрт, то сказал бы – от души.
Ест, умильно улыбается,  в вечные спутники к мужику набивается.

 Мужик не отнекивается, лоб морщит -  предупреждает: «Не может русский дух вместить душок чертей из пекла, а коль произойдет и чёрта запах по избе расстелется, то быть беде – придёт небытие и мир изменится. Вся жизнь на Земле  - сплошное пекло. Чертей не будет – люди будут черти». Задумался,вздохнул - перекрестился.

И дальше молвит, что ему избы своей не жалко, да  пекло вывернет изнанкой  - достанется чертям не слабо. Мужик-то живёт один - сам себе господин, а у чёрта родни и братьЁв - огромное нечисти стадо.
Коль рванёт - мужик на новое место уйдет, а чёртово племя сгинет, пропадёт.
Испугался чёрт, рога копытом чешет, хвостом в жопе ковыряет – размышляет.
Знает, что черти из века в век что-то  с кем-то скрепляют.
А мужик продолжает:  «Давай чертяга заключим с тобой договор. Хоть и не братец ты мне, но раз в гости надолго пришёл -  не перди, а коль пёрнишь – пропади».
Тут понял чёрт, о чём  в преисподней толковали черти-старики, вот оно что нужно:  чёрту с мужиком договор, чтоб мужик чёрта поил и кормил, да спать в избе укладывал, рассказами о жизни людской обхаживал. Сразу согласился, на лавку у стены притулился.

 Долго-долго чёрт терпел-терпел всё натужено сопел, жопу пальцем затыкал, да на лавке приседал, а когда совсем невмоготу - в жопу сунул кочергу, после жопой терся о стену.
Зацепился кочергой за печку – завопил, истошно проклиная всех чертей  -  те мол,  геи,  через жопу нарожавшие  детей…
Раз проклятия послал, то братьЯ  явились, стали сразу укорять-хихикать, и крутить копытцем меж рогов.
Долго чёрт терпел, как черти измывались: жопу шваброй затыкали – кочергу изъяли. Надоело и ушли. Уходя  перекрестили словом так, что чертяга побелел - сел на стул и… околел.
Сразу вновь братьЯ явилась и давай его ругать, всяким словом  обзывать, вспоминая чёрта мать. Так прошлись по родословной, что не вынес даже мёртвый чёрт  - оживился, крякнул, плюнул, трижды пёрнул … и пропал.

А мужик лишь усмехнулся, крутит ус и чешет бороду, на Руси гороха много, что не жаль его врагу.


Рецензии