Оборвана ниточка... лихая

Светлана верила, надеялась, что всё будет хорошо, пройдут боли, выздоровеет. Лечили в онкологии. Она прошла серию химиотерапии, операцию. Ради детей своих, матери, мужа, любви к ним она переносили сильнейшие боли.
-Я чувствую себя плохо. Лежала под капельницей, только что в организм ввели яд. Жду Вас. Навестите меня, пожалуйста,- просит меня Светлана.
-Мигом, через час буду.
Ровно через час я в палате у больной. Ей очень тяжело, скверно - нужна поддержка.
-Это которая по счёту химиотерапия?
-Восьмая, в организме снова яд. Чувствую себя отвратительно. Неужели умру, не пересилю эти боли, не выдержу?
-Ты должна выдюжить. Выдержишь, моя Светланка. Ты сильная!
-Нет, я слабая! Но ради детей я жить должна. Как там мама без меня? Спасибо Вам, Вы помогаете и с уроками, сидите с детьми, когда мама бежит ко мне в больницу. Ей нелегко со мной и моими детьми. Она инвалид второй группы. С раннего утра на ногах, вообще не отдыхает. И всё это из-за меня. Невезучая я. Хотите, я прочитаю Вам своё стихотворение?

-Хочу, давай читай, - прошу я Светланку.


И промчались года, что тебе облака.


Обгоняя друг дружку, толкая,


Всё быстрей и быстрей...


Крикнуть хочется: 


- Эй, вы куда?   

Ведь ещё не жила я...    

               
-Хорошие стихи, но грустные  Грусть и печаль. Тебе только сорок три года, организм молод, думай о хорошем в жизни. В конце концов мечтай. Мечтать невредно.
-В моей жизни хорошего мало. Завтра выпишут домой, через месяц с гаком новая химиотерапия. Вы об этом знаете. Меня после химии качает. Заберите меня отсюда, помогите добраться домой.
-Заберу. Когда?
-К девяти часам я буду готова.   
 На следующий день, ранним утром, шагаем вдвоём по снежной слякоти домой. Весеннее утро злое, ветреное, пасмурное. На небе небрежно бегут облака, "обгоняя друг дружку, толкая". Северный ветер нещадно гонит их "с милого севера в сторону южную".
-Нет, я хочу пешком, не будем спешить - поболтаем, от боли, плохих, посторонних мыслей отвлекусь.
-Ой, Светка, щёчки твои розовые-розовые, красивая ты! Особенно, когда улыбаешься, на щеках - ямочки, глаза твои особенные, выразительные, ясные. Ладно, давай присядем на скамеечку, ты устала, от ветра скроемся, отдохнём,- прошу я.   
-Щёчки розовые от химии, ветра. Была красивая, теперь нет. Вася меня разлюбит. Кому нужна такая больная женщина?
-Детям ты нужна, поняла?
-Да, детям нужна. Я понимаю и знаю, чувствую: умру я. Слышите - умру. Если такое случится, что будет с моим Валеркой, не представляю. У Полинки есть папа. Он о ней позаботится, а о моём сыне?
-Игорь. Неужели родная кровь не услышит?
-Нет. У него своя семья, живёт в однокомнатной квартире, тесно. Кстати, мы втроём, Валерий, я и Игорь, были в кафе. Я позвонила ему, и он согласился на встречу. Валерка ему понравился. Долго беседовали. Он сказал, что, если со мной что-то случится, он сына в обиду не даст.
-Об этой встрече Василий знает?
-Нет. Я позднее ему об этом скажу. Знаю: Вася разозлится, ругаться будет. Но в детдом Валерия не хочу и не желаю.
-Думаю: Игорь этого не допустит. Говоришь: в детдом не хочешь сына своего. Почему? Но я не жалею, что выросла в детском доме. Там меня научили жить, бороться, цепляться, что есть мочи, за неё, за жизнь, быть самим собой, стать просто человеком.
-Это было тогда. Может быть, дети, люди в целом были лучше, чище душой, добрее. Сейчас дети другие, дети от пьяниц, из неблагополучных семей,- не соглашается со мной Светлана.
- В какой-то мере ты права. Может быть. Верно. От себя тоже зависит, как сложится жизнь, как ты поведёшь себя в этой иногда суматошной жизни. Дети есть дети, в любую эпоху, время. И тогда было сложно, дети военного и послевоенного времени, как и сейчас, были разными, психически расстроенными войной, потерей родителей, близких людей в войне, жестокой, проклятой.

 -В детсеий дом сына всё равно я не хочу,- возражает мама Светлана.
-Сама будешь и сына, и дочь воспитывать, ты ради них должна жить. 
-Понимаю, что должна жить. Здоровья нет. Чувствую: близится конец. Хорошо, что Вася помогает, поддерживает меня. Мне нужна операция - удалить лимфоузлы, такая операция стоит дорого. Триста тысяч рублей, ещё дорога, проживание при больнице в гостинице - пятьсот тысяч рублей.
 Время шдо, бежало. Мы с Ларисой Петровной за помощью обратились к нефтяной компании ТНК, где  она проработала много лет, самому Олегу Сергеевичу Нам. Но! Пока рассматривали заявление, в онкологию обратились за справкой о болезни - потеряли время, опоздали. Онкология в лечении отказала. При выписывании Светлана всё слышала, о чём беседовали врач и Василий, муж Светланы.
-Медицина перед раком бессильна. Через три месяца жену свою будете хоронить. Можете обратиться к народным средствам...
 Обратились: безотказно, терпеливо больная принимала всё. Василий доставал редкие дорогостоящие средства: медвежий жир, жёлчь, болиголов, травы. Светлана принимала керосин. В Сибири лето 2012 года выдалось невыносимо жарким, сухим. В однокомнатной квартире не развернуться. Кровать с Светланой поставили у балкона. Купили вентилятор. Бывали минуты отчаяния, Светлана срывалась, отказывалась принимать лекарства, кричала. Лариса Петровна дочери как медик обезболивающие лекарства вводила сама, иногда чаще положенного. Василий днём и ночью рядом с женой:успокаивает её, массажирует больную руку. Ночью свет в окне не угасал. В такие для семьи тяжёлые дни до Лихих дозвониться было невозможно. Наконец телефонную трубку подняла Лариса Петровна, передала её дочери. Мне на этот, последний, раз посчастливилось услышать голос обессиленной Светланы Лихой.
-Прекращается дыхание. Тяжело дышать, не могу, силы уходят,- через силу говорит Светлана.- Вася на вахте, завтра, двадцатого июня дома будет...
 Диалог наш последний. Жить Светлане оставалось пять дней. Она верила в мир иной,  за два месяца до смерти дочурке Полине посвятила стихотворение, обещала с небес следить, как она будет расти, развиваться. Верила в душу:


На тоненькой ниточке шар cеребристый,

Вес несколько граммов,

Душа.

Его бы нести, словно свечечку,...

Так нет, всё рывками, спеша...

И глазом пустым озираемся:

Оборвана ниточка.

Шарик отстал...

 Вслед облакам от боли в сердце "крикнуть хочется:
-Эй, вы куда? Ведь ещё не жила я..."
Да, не жила она, от Бога одарённая, талантливая поэтесса Светлана Лихая, заботливая мама, просто Человек. Оборвалась ниточка рано, преждевременно. 

Август, 2012 год.         


Рецензии
Добрый Вам день, Роза! Вы сумели написать такую горестную историю, но со светлой любовью к Вашей героине. И стихи у неё хорошие:читаешь - и талант чувствуешь.
Спасибо Вам за это!

С теплом души - Людмила.

Людмила Дементьева   07.12.2018 12:43     Заявить о нарушении
Людмила, рада видеть и приветствовать Вас на своей странице! Здравствуйте! Верно заметили: у Светланы Лихой "...И стихи хорошие..., и талант чувствуешь." Жаль, что Светлана рано ушла из Жизни, преждевременно "Оборвана ниточка...". Оставила своё продолжение Жизни - несовершеннолетних сына Валерия и дочь Полину, которых воспитывает Бабушка-мама Лариса Петровна. Людмила, до встречи с Вами на Вашей странице!

Роза Салах   07.12.2018 12:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.