экзамен

I


Я был хорошо готов к экзамену, занял очередь на сдачу – восьмым. Времени оставалось много, поэтому мы с братом пошли в магазин купить минеральной воды. На улице стояла чудесная погода. Листья уютно шелестели по брусчатке, над трубами каменных домов клубился дым. Мы двинулись по дорожке прямо на закат. Брат рассказывал мне про идеи для снимков, много смеялся. Я прочитал ему новое стихотворение прямо с телефона. В какой-то момент солнце внезапно скрылось за тучами и стало темно. Начал накрапывать дождь. Дым, что реял над домами, пополз к земле, обступил нас со всех сторон. Мы остановились и огляделись. «Куда мы идем?» – недоуменно спросил брат.


II


Мама попросила принести штопор, чтобы открыть вино. День был важный. Последний экзамен остался позади, и я, наконец, стал студентом… Дома было сумрачно и пусто. Гости сидели у тротуара на клумбе (неподалёку от перекрестка Кузнечной и Ленина) за большим столом. Прохожие иногда останавливались и улыбались моим многочисленным родственникам. Я видел в окно белую скатерть, заставленную блюдами, и колышущиеся, словно колосья в поле, руки жестикулирующих гостей. Они много спорили и смеялись. Я пошел на кухню, взял штопор и уже на выходе решил посмотреться в зеркало. Опрятен ли студент в столь важный день? Когда я встал напротив зеркала, меня сразу порадовала едва уловимая свежесть, что от него исходила. Такое ощущение бывало у меня при виде аккуратно убранной комнаты брата: никаких лишних деталей, уют и простота. Я внимательно вгляделся в отражение. На заднем плане маячили громоздкие антресоли, на раковине болталась тряпка, а плиточный фартук был залеплен полустершимися наклейками. Потом я почувствовал странную неловкость. Смех за окном резко оборвался. Я вдруг понял, что в зеркале нет моего отражения...


III


Я не мог понять, куда мама так торопится: я едва за ней поспевал. Вдоль пустынной улицы, стиснутой с двух сторон небоскрёбами, раз за разом прокатывалось эхо звенящих каблуков. Я догнал её у цветочного магазина.

- Мама, мне нужно кое-что у тебя спросить. Пожалуйста, остановись. Это важно!

- Я тороплюсь, сынок, – ответила она, не сбавляя скорость.

- Мама, прошу… Мне никак без тебя сейчас. Я запутался. Мне очень одиноко. Помоги мне.

- Ну чего ты так размяк! – прозвучал ее голос поверх дробного перестука каблуков.

– Возьми себя в руки. Ты знаешь, что делать.

Я пытался шагать рядом с ней, но, несмотря на удобную обувь, отставал.

- В том то и дело, мама, я не знаю… Мне нужна твоя помощь.

Мы прошли мимо пустых столиков китайского кафе. Они были завалены вздувшимися от сырости, жёлтыми газетами.

- А где гости? – спросил я. – Мне казалось, вы празднуете…

- Сынок, тебе тридцать, пора взрослеть. Что за гостей ты всё время ждешь?.. Переходи уже от слов к делу!

Мама продолжала энергично перебирать ногами. Меня вдруг словно пронзило огромной булавкой. Я остановился посреди тротуара.

- Мама! – крикнул я ей, понимая, что густое стаккато каблуков может не донести мои слова. – Скажи мне только одно… Где я? Это прошлое или будущее? Я все это время жил или был мёртв? Я не понимаю…

Мама резко остановилась у автобусной остановки и чуть повернула голову. Я увидел её красивое лицо.

- Ну что ты как маленький? Прошлое, будущее... Вечно витаешь в облаках. Кому вообще интересна эта чепуха. Нужно дела делать, а не нюни распускать. Проснись уже!

С этими словами она снова зашагала по тротуару, дошла до минивэна, что загораживал путь, и внезапно толкнула обеими руками кабину. Машину отбросило в сторону. Мама, ни секунды не мешкая, пошла дальше. Я стоял посреди пустынной улицы и слушал, как звон каблуков постепенно становится глуше. Потом он вовсе исчез, как и мамин силуэт.


IV

Сначала мне показалось, что это брусчатка, но впечатление было обманчивым. На самом деле мы стояли на огромном валуне, который прореживали ветвистые трещины. По центру валуна горел костёр. Другие сели вокруг него. Я смотрел по сторонам: вокруг, насколько хватало глаз, расстилалась равнина. Кислотно-зелёная трава трепетала на ветру. Чуть поодаль виднелся главный корпус университета. Он выглядел покинутым.

Брат поднялся и обратился к остальным.

- Я признаю, что у меня не получилось. Я пытался, правда. Но всё впустую…
Он нахмурился и снова сел.

Поднялся дедушка.

- Дорогие мои, что тут скажешь… У меня нет ответов, – он помешкал, – Я даже не уверен, что правильно задавал вопросы.

Он тоже сел.

Затем вставали другие и расписывались в своём бессилии, каждый на свой лад.

Никто не понял, как это началось. В небе что-то сверкнуло. Затем алая линия рассекла горизонт. С оглушительным грохотом прямо над нами пронёсся самолет. Я видел такие раньше. Мой брат клеил модели из маленьких пластмассовых деталей летними вечерами в комнате. Тот, что скользнул по небу над нашим валуном, был похож на МИГ-29. Другие встали и начали следить за его манёврами. Сначала самолет летал по довольно простой траектории. Затем движения стали усложняться. Он выписывал петли, кружился неподалёку от университета, резко уходил в пике и снова взмывал ввысь.

- Это праздничные маневры! – воскликнула моя племянница.

Дедушка подошел к ней сзади и коснулся рукой плеча.

- Это не праздник, родная…

В этот момент самолёт словно что-то ударило по крылу. Движения его потеряли стремительную плавность, которая нас так заворожила. Он дёрнулся, завис на долю секунды в воздухе, после чего рухнул на землю.

Сестренка зажмурила глаза и закричала. Возле университета в месте падения взвились клубы пыли. Однако самолёт не взорвался и даже не горел. Он просто рассыпался на мелкие части, которые лежали теперь возле главного корпуса, словно причудливая инсталляция в музее современного искусства.

- Нужно помочь пилоту, – спокойно и твёрдо проговорил дедушка.

Мы спустились с пологой стороны валуна, и все вместе кинулись к обломкам. Оказавшись поблизости, я увидел россыпь деталей: от крохотных, до довольно массивных. Они лежали на земле, будто готовые к сборке. Летчика нигде не было, как не было – крови, дыма, вывороченных полыхающих частей. Самолёт просто лежал в разобранном виде возле университета.

- Вот и всё, – спокойно констатировал дядя.

В этот миг из-под крупной выгнутой детали к моим ногам выкатилась бутылка минеральной воды.

Я поднял её.

- Тебе пора, – прозвучал голос дедушки.

Я взглянул на других: они пристально смотрели на меня, стоя среди деталей самолёта.

Брат грустно улыбнулся.

- Ты хорошо готовился. Не переживай ни о чём. Ты непременно сдашь…

Я отпил немного минеральной воды из бутылки, посмотрел на других, оглядел еще раз обломки, и в полной тишине пошёл ко входу в центральный корпус университета.





_____________

* В публикации использована иллюстрация к альбому «All our favourite songs» группы Dog is dead


Рецензии
Спасибо. Рене Магритт в прозе ?

Седой Паромщик   14.02.2020 13:20     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.