Хочу в Париж

 

Вика в который раз за день рассматривала заманчивую картинку на своих обоях в коридоре.  Она могла часами смотреть  на витиеватые рисунки в дни «осенний грусти»- так девушка называла свои необъяснимые приступы творческой хандры.  Величественную Эйфелеву башню,  знаменитый Нотр дам… Париж звал, манил и привлекал. Всем. Богатой историей, старинными красавцами- замками, былыми буржуазными  традициями, изысканной французской кухней… Везде и всюду, в каждом уголке города мировой моды  царила атмосфера роскоши, изящества и недоступности…. Именно недоступности. Расстояние от себя до Парижа Вика измеряла не километрами, а целыми жизнями. В которых нет места ей, Виктории Брусникиной —  простому диспетчеру фирмы дальнобойных грузоперевозок.
  И Виктория, глядя на единственную частицу той жизни- флакончик настоящих французских духов ( которые муж всякий раз дарил в знак примирения), живо рисовала себе картину своего удивительного пребывания в этом сказочном городе. Родины Шарля Азнавура и Коко Шанель, Жуля Верна и  Кристиана Диора. Боннаппарта И Жанны Дарк….
 Последний персонаж Вика любила более прочих. Во-первых, Жанна- женщина. Юная, хрупкая, гордая и смелая. Во-вторых, даже умерев, её имя  навечно вошло в мировую историю, навсегда перевернув буржуазные предрассудки, всколыхнув общественное сознание. 
Ведь Вика всегда хотела быть Жанной. По сути, она ею и была. Как могла, боролась за свое «место под солнцем», пытаясь всеми силами  не просто выжить, а в первую очередь, ладить со своей душой, подпитывая её, вечно мечтательную и  жаждущую, очередным  новым, притягательным и высоким…
 В данный период жизни девушке как никогда был необходим глоток свежего воздуха. И в переносном, и в буквальном смысле. Открыла балкон- и тут же ей пришла в голову блестящая мысль: она полетит в Париж! Она непременно, во что бы то ни стало, полетит в Париж!
 Всем назло, самой на радость, Вика  уже через два дня  держала в руках  заветный билет Москва- Париж с такой же, как и на её обоях, величавой Эйфелевой башней…. Но скольких усилий, однако, это стоило!   Почти все два дня диспетчер Вика уговаривала своего безынициативного ,занудливого директора отпустить  её в отпуск  на неделю. А ещё… Она заложила в ломбарде все- все свои украшения. Все «успокоительные» подарки, «поощрительные призы», которыми усыпал её бывший муж и которые она ему не вернула.
«Да что возвращать-то, собственно?- думала  при очередном приступе осенней хандры Вика. Пять колец и две  цепочки? За три года. Да, несколько каких-то безделушек… Как мало стоит разбитая жизнь….» Вика вдруг вспомнила красивые тонкие руки  в  многочисленных золотых браслетах любовницы Олега… Три года лжи. Три года, прожитых зря…. Водоворот тяжелых воспоминаний нелепо прервало автомобильное радио. Вика вела свой маленький «Солярис» по направлению к дому.

 ...Турки сбили наш самолет. Их президент вину не признаёт.  Всё — в рамках закона. Другого закона. Непонятного ей. По тому же странному чужому  закону или волею судеб ,она тогда застала мужа со  своей одноклассницей. Случайно увидела в его телефоне смс: «Так, во сколько, милый? Я жду».Потом-  его глупые  пьяные , ничего не значащие извинения, ползания на коленях. « Я не давал никакого повода усомниться в своей верности, никаких попыток….»
« ...Никаких попыток со стороны турецкого самолета связаться или установить визуальный контакт с российским экипажем средствами объективного контроля не зафиксировано. Президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что Турция считает, что в инциденте со сбитым российским военным самолетом  ВВС Турции действовали в рамках правил реагирования на угрозы. По его словам, неопознанный военный самолет вторгся в турецкое воздушное пространство…..»
« Ты зачем так врываешься? Это же- служебная квартира. Я здесь- только вещи забрать... -  твердил всё Олег, пойманный на месте преступления. А Оля, она.. я её просто подвозил и мы….."
Что они делали — понять было несложно по следам губной помады, старательно оставленной на шее Олега…
Слёзы уже смелым ручьем катились по щекам. Вике пришлось остановиться в двухстах метрах от дома.
« Я обязательно полечу в Париж!»- твердила, как заклинание сама себе уставшая Вика, как вдруг, её хрупкую машинку сзади будто кто-то подтолкнул.
Тотчас же выскочив, Вика обнаружила вполне приличную вмятину на багажнике. За минуту  выявила «обидчика». Видавший виды  “Volvo”- двадцатитонник, только что припарковавшись , всё ещё пыхтел, как паровоз.    Мысленно проведя траекторию разворота,  Вике не составило труда понять, что фура, не вписавшись в габариты их  общего двора, зацепила её любимый сиреневый «Хёндай».
- Ах, ты, негодяй, сволочь просто! Видишь, что наделала твоя колымага! - Брусникина про себя уже проклинала весь прошедший день., в сердцах выкрикивая все, что накипело в душе за несколько месяцев. - Да что же за невезение сегодня! Ещё и ты, как на грех, взялся! - В тот момент  Виктории было совсем  невдомек, что «сволочь и негодяй» её не слышит вовсе.
- Я так понимаю, я сделал вам, точнее вашей машине, нечто неприятное, - произнес спокойно и внятно красивый баритон за спиной. - Извините, ради Бога, в самом деле, не видел- редко приходиться разворачиваться в таких маленьких и тесных двориках, вроде вашего. Каким образом  я могу исправить данную неприятность? - всё также, как ни в чём не бывало, продолжал ровным голосом незнакомец. Вика обернулась. Перед неё стоял красавец- мужчина, около двух метров роста, в  голубых потёртых джинсах с такой же голубой потертой рубашкой с закатанными до локтя рукавами. Выгоревшая  светло- русая чёлка  на загорелом лице  то и дело падала на лоб, попадая в глаза, отчего водителю постоянно приходилось откидывать её назад крепкой жилистой рукой. Весь образ  дополнял коричневый кожаный ремень с большой бляхой, отчего картина, представшая перед Викой, больше напоминала фрагмент одного из ковбойских фильмов про Дикий Запад.
- Каким образом? -  растерялась Вика, в негодовании, повторив вопрос. - А вы не догадываетесь?
- Вполне вас понимаю, - ковбой почему-то тут же заулыбался. - Я завтра же исправлю это недоразумение. ...Да что там — завтра! Сегодня. Впрочем, даже сейчас. Давайте ключи от машины.
- Что..что вы себе позволяете!!! - Вика уже находилась в ярости. - Мало того, что он  испортил мою машину, так ему ещё зачем-то понадобились ключи!
- Я всего лишь хотел отвезти вашу машину в автосервис, не более того. А вы — так сразу… -Взгляд ковбоя на мгновенье потускнел, словно он потерял в одночасье надежду. -  Я неплохо разбираюсь в авторемонте. Раньше сам содержал свою мастерскую. Но наступили  не очень хорошие времена, мне пришлось продать весь бизнес. И вот теперь я — простой водитель этой фуры ( ковбой рукой указал в сторону “ Volvo”). Ну, так может, всё же, я займусь  вашей проблемой сам? - ещё раз спросил, видя Викин посвежевший взгляд, водитель фуры.
- Ну, что ж, хорошо.. едемте. Только чур, каждый поедет на своей. Обратно я — на такси, - скомандовала по выработанной привычке Вика.
- Как скажете. Я- виноват, а потому — полностью в вашем распоряжении. Извините, не успел представиться: Максим, - водитель подал  в знак примирения руку..
- Виктория Брусникина… Вика лишь слегка коснулась мужской  руки.- Будем знакомы.
… Остаток дня пронёсся незаметно. Как ни странно, но все события  этого длинного понедельника к десяти часам вечера не казались  Вике уже такими неприятными. Её малютку- «Солярис» обещали уже через два дня вернуть в полной исправности. Да и новый знакомый, несмотря на свою оплошность, оказался не такой уж сволочью, какой себе представляла Вика. И она с лёгким сердцем легла спать.
Утро вторника выдалось взбудораженное и  шумное, как никогда. Офис гудел от накипевших внезапно проблем. Рабочий день ещё толком не начался, но мобильник диспетчера Виктории то и дело разрывался; она  лишь  успевала переключать входящие звонки на с одной  линии на другую.
- Да, Валера..Валера… я же сказала, что к концу дня обещали выгрузить. Что я могу ещё сделать? Откуда такая уверенность? - Вика, беседуя с водителем, довольно улыбалась в трубку. - Из договора, Валера, из договора. Следуя ему, сутки нашего простоя им обойдутся в кругленькую сумму… Откуда такой договор? Как же...Я постаралась… Вика, взволнованная от бесчисленных спорных вопросов, вышла слегка проветриться  в коридор и... осеклась на полуслове. Неожиданно для себя она увидела знакомую фигуру спортивного телосложения.
- Что вы здесь делаете, Максим?-от растерянности Вика прервала телефонный разговор.
- Что -то случилось с  моей машиной? Не пугайте меня …Вика вплотную подошла к ковбою. Глаза её были полны вопросов.
- Вика, все в порядке, ради Бога , не волнуйтесь, - Максим  говорил так, словно не удивился  встрече. - Завтра она будет ждать вас в вашем дворе, как новая.
- Вы не ответили на мой вопрос, - Вика продолжала раскручивать свои подозрения.- Что, всё же, вы здесь делаете?
- С сегодняшнего дня я здесь работаю, - всё так же просто отвечал Максим, словно он всю жизнь ходил по этому зданию,  этим коридорам и всю жизнь знал Вику.
- Как ? Кем? - тактичность Виктории уступила место женскому любопытству.
Максим уже вовсю улыбался. - Водителем. На место вашего Олега. Ведь я недавно переехал в ваш город, потому что купил здесь квартиру, буквально в квартале от вашей фирмы.  Нашел поблизости эту работу.  Наверное, мне несказанно повезло….. И теперь я полностью в вашем распоряжении и жду ваших указаний по поводу моей дальнейшей отправки….Их глаза встретились. На одно мгновенье. На секунды.  Но и их хватило, чтобы заставить вспомнить Вику Брусникину о том, что она всего лишь..женщина.
Не диспетчер- главная над восемнадцатью водителями, не её любимая Жанна Дарк, а хрупкая и беспомощная. Женщина.

Следующие несколько дней прошли в бешеной  гонке. Адреналин в крови бурлил; его дозы постоянно пополнялись новыми ощущениями. Одним из них был, конечно же, Максим, теперь уже её новый водитель. Нет, у них не завязывался роман. Не было приватных бесед, тысячи комплиментов,  тайных подарков и прочей романтической мишуры. Было что-то другое,  более важное, невесомое. Известное только им одним.
Виктория  всегда уходила с работы не раньше семи- восьми вечера. Она дорабатывала последнюю неделю. Последнюю перед долгожданной поездкой в Париж. О том что едет и куда собралась на время отпуска не сказала никому. Только маме.  Не хотела делиться  своей мечтой ещё с кем бы то ни было.
Открыла ключом свою входную дверь. Бросила на пол сумку. Сняв лишь куртку, уселась в компьютерное кресло. Сил, чтобы принять душ и приготовить нехитрый ужин, уже не было. По привычке открыла ноутбук. Среди кучи непрочитанных писем в социальных сетях, выделила два странных. В электронной почте, адрес которой не знал почти никто. Это была рабочая почта исключительно для деловой переписки. Среди близких, о её существовании, знал лишь один муж Олег.
«Странные письма от не менее странного человека», - промелькнуло в Викиной голове. Кем бы этот чудак мог быть?». В письмах говорилось, что некий Александр очень желает познакомиться. Ему -38 и он живёт….удивительное совпадение.. в Париже..владеет собственным автосалоном. Одинок и мечтает приехать в Россию, на свою историческую родину, где не был уже тринадцать лет. А адрес почты он взял у своего коллеги по работе в Москве, когда ему однажды  приходилось воспользоваться услугами грузоперевозок по России.
«Нечто фантастическое. И именно сейчас, когда я хочу лететь в Париж. Нет, Олег не мог. Это не он. Самолюбие не позволит. Да, и потом, такие выходки не в его стиле. Просто совпадение . Всего- навсего», - твердил сонный мозг Виктории, как молитву.  И она, оставив два таинственных  письма без ответов, наскоро раздевшись, растворилась в объятиях Морфея.
 ...Разбудил Бруснинику  звонок- оповещение электронной почты.  Шесть утра. Снова -  два непрочитанных, и снова- от него. Мифического Александра.
«Здравствуй, Виктория! Жаль, что я не могу позвонить тебе, не понимаю только почему...
Я бы, конечно, предложил скайп, чтобы поговорить, но в последнее время меня там никто не слышит, я не знаю почему, уже все перепробовал.
Стыдно признаться, ты наверное не поймешь, но у меня нет никаких приложений для обмена сообщениями. Да и вообще не стараюсь гнаться за всеми новшествами, обхожусь. Но теперь понимаю, что нужно этим заняться вплотную.
Знаешь, я иногда представляю, что ты сидишь читаешь мое письмо и улыбаешься, как и я когда читаю твои письма. 
Я бы мог пригласить тебя в гости. Все расходы на дорогу я готов взять на себя. Что ты думаешь об этом?
Мне очень хочется сделать тебе приятное... Я купил подарок для тебя. Буду очень рад, если ты его получишь. Он от чистого сердца и ни к чему тебя не обязывает. Очень хочется осознавать, что частичка подаренная мной всегда с тобой. Oткaзы нe пpинимaютcя! Поэтому мне бы хотелось, чтобы ты написала свои данные для отправки. . Фамилию, Имя, Отчество, сотовый номер правильный, адрес электронной почты, город, индекс и адрес, куда доставить подарочек. Хотя, адрес почты и некоторые данные я уже знаю.
Буду ждать координаты, чтобы отправить. Отправлю через курьерскую компанию, которой я часто пользуюсь. 
Только не забудь ничего пожалуйста. Думаю идти будет не больше пяти дней.
А если вдруг ты подумаешь, что я хочу неожиданно в гости приехать к тебе. тогда конечно можешь не писать твой домашний адрес полностью. 
Тогда, когда посылка придет в твою страну, курьеры свяжутся с тобой и ты сама им скажешь адрес, куда доставить. Я все понимаю.
Сейчас я заканчиваю письмо и очень буду ждать твой ответ.»
«Ничего не понимаю», - ошарашенная Вика тут же вскочила с кровати, надев очки для чтения, ещё раз перечитала письмо. «Какой подарочек? Зачем? И вообще, при чем тут Париж?» В очередной  раз проигнорировав записки от мистического друга, отправилась варить кофе.
 ….Последующие пару дней Вика кружилась в водовороте рабочих будней.  Но ни на минуту не забывала о Париже.  Не давал забыть билет, лежащий всё это время в её дамской сумочке, рисунки на обоях в её прихожей… Париж по- прежнему звал, манил и привлекал. Но только почему-то, казался дальше обычного. Может быть  от многочисленных насущных проблем, а может быть… она боялась упустить нечто более важное. Ведь, умирать, увидев столицу Франции, она не собиралась. Наоборот. Она собиралась жить. Почему-то вдруг, она нестерпимо захотела жить. Сначала. И нельзя сказать, что на такой ход её мыслей не повлиял  её новый знакомый Максим.
 С ним они разговаривали каждый день. Вне зависимости от времени суток, окружающей обстановки и обстоятельств, они желали друг другу доброго утра и спокойной ночи. А еще...обсуждали всякие мелочи: атмосферу на работе, погоду, настроение его и её .. пожалуй..это было самой главной и самой долгой темой их разговоров. Максим за пару недель их телефонного общения успел выучить почти все привычки Викины привчки: какой кофе она любит,  когда ложится спать и о чем думает перед сном…. Но всё же, их общение не выходило за рамки дружеского. И  личная прошлая жизнь обоих оставалась закрытой темой. Кроме того, что была замужем три года и не так давно  разошлась, Виктория  предпочитала больше не распространяться. Ведь Максим- прежде всего, мужчина. Тот, кто должен был увидеть её новую. Такой, какой она себя нарисовала.
 ...Электронные письма от таинственного  незнакомца продолжали поступать. А однажды вечером Вика обнаружила через три непрочитанных за вечер. В последнем сообщалось, что необычный  «подарочек» по её непосредственному адресу будет доставлен с курьером завтра утром.
«Откуда у этого странного типа мой домашний адрес? -  Виктория в которой раз решала непростой ребус. Наверняка, это знакомый чьих-то моих знакомых, иначе ведь просто не может быть.»
 Ровно в 8-30, как и сообщалось в почтовом послании, прибыл курьер. Такой, каким и представляла любого курьера Виктория: в белой выглаженной рубашке с отпаренным воротничком и зализанной чёлкой.
- Доброе утро!  Это- Вам-  процедил посыльный сквозь  заученную, по- американски деланную улыбку.
Из большущей коробки, перевязанной  широкой пурпурной лентой, издавались странные пыхтящие звуки.  Вика, устав от нетерпения, вмиг разобралась с красочной бумагой и прочей подарочной атрибутикой. На неё пищало и сопело пушистое существо около трёх недель от роду, красивый дымчатый котёнок шотландской породы.  Его большие, слегка приподнятые,  глаза были полны удивления и восторга одновременно. Животное, видимо, несказанно обрадовалось освобождению от коробочного плена,  тут же прыгнув Виктории на руки.
Если признаться честно самой себе, Вика давно мечтала о о маленьком четвероногом друге кошачьей породы. Но вот завести всё никак не решалась. Скорее, из-за каждодневной занятости или частого отсутствия настроения. А может, так на Вику повлиял развод….
 К ошейнику котёнка с металлическим бубенчиком была прикреплена бирка, на которой красивым каллиграфическим почерком  была выведена надпись: «Сегодняшний вечер обещает быть ещё более удивительным, чем этот голубоглазый малыш….»
 От этой замысловатой фразы у Вики всё похолодело внутри. «Точно, маньяк. Экспериментирует на мне свои маньяческие шутки». Но, подержав на руках красавца-  Дымка( так Виктория назвала шотландца), Вика немного успокоилась. «В конце — концов, что этот чудик сделает мне в своей квартире? Я просто не открою дверь».
 С такими мыслями и  отправилась  Брусникина на  любимую работу. До её отъезда в Париж оставалось три дня. Эрдоган свою вину так и не признал….
...Рабочий день на удивление прошел спокойно, без эксцессов. Подписывая последнюю страницу договора, Вика невольно взглянула на часы. Стрелки показывали без пяти минут шесть. Вика  уже не помнила, когда  уходила так рано из офиса. Она не шла, а летела в приподнятом настроении: ведь завтра ей предстоял крайний рабочий день. А потом… а потом… её ждал Париж.
Точно в такт её мыслям о французской культуре, по Авторадио звучала легендарная Патриция Каас. Взбираясь к себе на этаж, Виктория продолжала напевать текст известной песенки… На мгновенье вспомнилось, как Олег когда-то также распевал её, расхаживая по её квартире важным павлином. Это было в тот самый день.  В тот самый проклятый день Вика дала согласие стать женой.  Его женой. Почти четыре года назад….
В который раз Виктория поблагодарила свою интуицию. Она знала, чувствовала, уже не одну неделю приближение того самого человека, который некогда звался её мужем. На ступеньках возле её квартиры сидел он. В руках- охапка красно- белых, привядших несуразных роз.
- Ты?- Вика, испугавшись собственных мыслей, просто не верила своим глазам. - Как ты осмелился сюда придти?- строгий голос Виктории разливался эхом по двум соседним этажам. - Спустя полгода… Зачем? В очередной раз в твою ложь я не поверю, не надейся…
Олег молчал, отведя взгляд в сторону, что означало лишь одно: он признавал свою вину. Полностью и  безоговорочно. Но Виктории давно было безразлично. Перед ней стоял совсем чужой человек. Невысокого роста, неуклюжий и растерянный.
«И что только бабы в нем так находят?. - бывшая жена еле сдерживалась, чтоб не блеснуть своим острым язычком и выдающимся цинизмом.
- Уходи, сейчас же, немедленно — Вика больше не могла и не хотела говорить что -либо ещё.
После этих слов Олег вдруг схватился за голову обеими руками, начал мотать головой.
- Прости, прости ради Бога, я был такой дурак… В этот момент Виктория отчётливо поняла, что бывший муж был под шафе.
- Я бросил Олю.. понимаешь, я её бросил ради тебя, ради нашего будущего..
А ещё.. полетели вместе со мной.. в Париж! Ты же так давно о нём мечтала! Мы вместе мечтали, помнишь?- Олег безуспешно попытался встать.
- Сволочь! Так это — ты! Ты слал мне эти странные бестолковые письма!- Викиному  возмущению не было предела. - Я даже предположить не могла, что ты способен на такие смешные и глупые поступки! Как же я плохо тебя знала!
- Викуля- Олег уже присел на корточки перед Викой. Лицо его выражало жалость.  - Понимаешь, пропадают два билета. Через неделю…
- Ах, вот оно что… ты со своей любовницей собирался в Париж,точно по графику… ты ведь каждую осень всегда летал заграницу, без меня... но она бросила тебя. И теперь ты мне, своей бывшей жене, предлагаешь заменить её, верно? Ты , наверняка, предлагаешь эту поездку не мне первой. Правильно? Но другим- недосуг, свои мужики есть… Ах, Олег, Олег… Вике вдруг стало по- настоящему жаль этого взрослого, заносчивого человека, ставшего, в который раз, жертвой собственного самолюбия.
- Олег, я полечу в Париж. Но , увы, без тебя. Я не способна заменить тебе Олю. Впрочем, как и тебе мозги. Привычным движением руки Виктория нащупала в сумке телефон. - Я вызову тебе такси….И… спасибо… За Дымка. Это был лучший твой подарок.
 На следующее утро Виктории снова предстояло встретиться в дверях своей квартиры с тем же самым курьером.  На этот раз Вика была удивлена.  Но в конверте лишь с единственной подписью « От Олега» никаких писем, как и прочих подарков не было. Зато было  его обручальное кольцо, которое Вика тут же выкинула в открытое кухонное окно. Видимо, так Олег показывал свой эмоциональный развод с Викой.
….В Париже который день шёл дождь. Так вещали интернет, газеты и прочие информационные синоптики.
 Вика прибыла в аэропорт за два часа до указанного в билете рейса. Время неумолимо  приближалось, а на регистрацию всё ещё не приглашали. Десятки людей с чемоданами, сумками, детьми и маленькими собачками ждали назначенной отправки. Наконец,  методичный женский голос в динамике объявил о задержке вылета их «Боинга» на неопределенное время. Минуты, а позже часы, тянулись как резиновые. За огромными окнами аэровокзала тихо таял тёплый октябрьский день. Косые лучи уходящего солнца точно тонули в разноцветной листве деревьев, отправочной площадке и взлётной полосе...А вместе с ними тонула последняя Викина  надежда лицезреть Нотр- дам….
Виктория  невольно погрузилась в размышления о событиях последних недель. Спешка, подготовка к отъезду, странные и глупые письма бывшего мужа, его неожиданный пьяный визит, Максим… Больше Вика, даже про себя, не называла его «новым знакомым».  Кем он для неё стал и кем бы мог стать, она предпочитала не думать. Слишком много она думала раньше, слишком много возложила напрасных надежд… Её мысли неожиданно и бесцеремонно прервали.
 «… Рейс 51-30, в Париж, откладывается на два дня. О точном времени отправления будет сообщено дополнительно …-  скандировал  в девять вечера погрустневший и уставший голос в динамике ( видимо за день сообщивший не про один отложенный рейс)….
 Из аэропорта домой Вика ехала с облегчением. И неожиданно для себя поняла: через два она не полетит в Париж. И отношения российского и турецкого лидеров  тут ни при чём. Она не полетит туда ни послезавтра, ни через месяц. Просто не полетит вообще в ближайшее время. Вика больше не хотела отдыхать одна. Она и так столько лет была одна, будучи в браке, жила с абсолютно незнакомым для неё человеком…
«Жёлтое»  такси остановилось почти вплотную возле её многоэтажки.
 У входа в  квартиру Вику ждал сюрприз: к дверной ручке была прикреплена   оригинальная композиция ромашек с полевыми цветами.  В центре неординарного букета была надпись: « С нетерпением жду встречи, Максим». А он, ведь, даже не знал о том, что она  должна была сегодня улететь….
«А в  Париже который день идёт дождь….», - подумала Вика, рассматривая букет.


Рецензии
Превосходный рассказ.
Читала и буквально видела всю историю.

С теплом,
Юлия.

Юлия Новикова -Смирнова   30.04.2019 07:49     Заявить о нарушении
Я рада, что именно вам понравилось, молодой пишущей женщине, я думаю, примерно моего возраста. С всеми наступающими вас праздниками! Тепла и уюта в душе и в вашем доме!

Анна Андрианова 4   30.04.2019 16:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.