Франция Росатому - как бы пример

УДК 621.039

ФРАНЦИЯ РОСАТОМУ - КАК БЫ ПРИМЕР
FRANCE FOR ROSATOM AS AN EXAMPLE
Комлев В.Н., инженер-физик, пенсионер, Апатиты
Komlev V. N., engineer-physicist, retiree, Apatity

Аннотация. Рассмотрено информирование публики о проектах захоронения радиоактивных отходов средней и низкой активности.
Ключевые слова: радиоактивные отходы, захоронение, Ла-Манш, Новоуральск, Озерск, Северск, Франция, Россия.
Abstract. Considered to inform the public about projects for the disposal of radioactive waste of medium and low activity.
Keywords: radioactive waste, burial, English Channel, Novouralsk, Ozersk, Seversk, France, Russia.

Приповерхностные пункты захоронения удаляемых радиоактивных отходов (РАО) 3 и 4 классов опасности (ППЗРО) России. Важно понимать, что удаляемые - это отдельная категория РАО, с четкими нормативами, технологиями и пониманием ситуации, которые совсем не обязательно размещать рядом с имеющими меньшие гарантии безопасности так называемыми «особыми РАО».

В последнее время журналисты и представители общественности отдельных отечественных регионов часто посещали Францию (поездки организованы ФГУП «НО РАО»). После этого они (в компании со специалистами Росатома) впрямую в печати и при различных общественных обсуждениях сравнивают с одним из ППЗРО Франции, как практически полные аналоги, пункты захоронения Новоуральска и Озерска на трещиноватых скальных подстилающих породах зоны свободного водообмена, а также Северска на осадках границы Обь-Томского междуречья Западно-Сибирской низменности (исторический факт: когда прорубали первые просеки под будущие улицы Северска, то рабочие буквально тонули в грязи, https://www.seversknet.ru/city/history/building/).

Все ли в их сравнениях идет на пользу пониманию российских дел? Кое-что – да. Относительно российских объектов меньше стали употреблять слово «уникальный». Но теперь очевиден крен в другую сторону. Некоторые впечатления научно-технического характера приведены далее. Они сформированы исключительно опубликованными материалами о результатах информационной работы Национального оператора с населением.

Есть отчет про изучение «лучших практик» (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/09/25/89075) площадки самого старого (почему выбран самый старый?!) ППЗРО в мире, содержащий очень «научную», неконкретную формулировку относительно площадки объекта - «с соответствующим грунтом». С каким и чему соответствующим? Да при этом в нем еще искажен (вероятно, неосознанно, но в правильном/нужном смысловом направлении) подход к выбору площадки: «Место размещения, на Ла-Манше, было выбрано по критерию геологических условий». Ранее специалисты этого могильника утверждали другое (https://www.proza.ru/2018/02/13/284): «Площадка для него выбиралась не по геологическим соображениям». России нужен из-за рубежа надежный геологический, гидрологический ориентир, сформированный, в случае Франции, всем (около 60 лет) динамичным опытом этой страны, а не только отправной точки (Ла-Манша) – нет ориентира при выбранной методике информирования! Не каждому дано, кроме того, после знакомства с красотами и деликатесами Нормандии (http://bezrao.ru/n/2099) заявлять: «В скором времени объект, подобный хранилищу в Ла-Манше, должен появиться в Челябинской области, методы изоляции РАО будут абсолютно такие же, как тут, во Франции».

Трудно представить абсолютно идентичные изотопный состав отходов, решение проблемы долгоживущих низко- и среднеактивных отходов, грунты, климатические условия и проекты Франции и России. По соседству с экскурсионной площадкой Франции есть «особые РАО» - отходы, по сути, в ситуации отложенного решения, фактически значительной неопределенности (признанные неудаляемыми в данный момент и подлежащими сейчас захоронению здесь же)? «Абсолютно такие же методы изоляции РАО» для двух во многом разных случаев – это, вообще, хорошо? Будут ли на Урале и в Сибири зимой выполняться строительные работы, а также закладка контейнеров с РАО и глиняных «замков»? Мониторинг до 500 лет (http://bezrao.ru/n/2102) или «на всем периоде … потенциальной опасности» (http://bezrao.ru/n/2144) – это дорогое удовольствие возможно? Кроме того, нарушается принцип МАГАТЭ: безопасность могильников должна базироваться на действии сверхдолговременных геологических условий и не должна в будущем определяться наличием при могильниках обслуживающего, например, дренажную систему, персонала, контролеров и ремонтников.

Хотелось бы таких общественных мероприятий и отчетов о них, когда заявления о абсолютной подобности подтверждаются фактическими данными - детальным сравнением конструкций могильников (инженерных барьеров), систем дренажа на 300 лет, инженерно-геологических свойств подстилающих/вмещающих горных пород и циклов промерзания-оттаивания объектов Франции, Сибири и Урала, не избегая при этом соблюдения в полном объеме принципа многобарьерной/мультибарьерной защиты, согласно которому естественному барьеру/горным породам в естественном залегании отведена важная роль. Не забывая, что для горных пород/грунтов (как и для других элементов изоляции РАО) установлены нормы и правила их выбора, численные критерии их пригодности. Мероприятий, когда слова подтверждаются подлинно, научно-технически (с опорой на инструментальные критерии). В том числе слова при ответах в Томске (http://bezrao.ru/n/2127) на серьезные и уместные вопросы относительно размещения могильника РАО в водонасыщенных приповерхностных слоях.

Раньше официально не поощрялось и думать о захоронениях РАО на территориях, склонных к затоплению и заболачиванию. Французские ППЗРО закладывались при непременном условии максимально возможного превышения их днища над уровнем подземных вод. Сейчас же обещают сброс дренажных вод с обводненной площадки ППЗРО в ливневую канализацию Северска, качество которой и в настоящее время вызывает вопросы (http://bezrao.ru/n/2130). А если сбудутся прогнозы о значительном подъеме уровня Мирового океана (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/10/10/89477) и дополнительной обводненности низменностей? А так ли фантастичен в интервале 300 лет сценарий, по которому, из-за резкого сокращения по каким-либо причинам (например, "Росатому предстоит отчитаться", http://www.proatom.ru/) производственной деятельности СХК, Северск будет предоставлять природе возможность возвращаться в ее исходное (см. историю строительства города) состояние?

Показательна презентация, где (http://bezrao.ru/n/2130) инженерные барьеры обозначены точно, а последний и главный – обтекаемо: «вмещающая среда» (заметим, что среда и для изотопов урана, как и в Новоуральске, и совсем не на триста лет, а на вечность). Но и относительно инженерных барьеров есть «неловкости». Один из руководителей ФГУП «НО РАО» говорит: «Контейнер является первым барьером инженерной безопасности. Это, чаще всего, бетонная емкость толщиной стенок 150 миллиметров. Гарантийный срок использования такого контейнера — сто лет. Но фактически, он на протяжении всех трехсот лет периода распада ядерных веществ будет сохранять все свои защитные свойства». Допустимо ли главному исполнителю проекта так вольно интерпретировать нормы применимости контейнеров и состав/период опасности РАО? А изотопный состав РАО (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/10/11/89540) внушителен: все типы излучателей и не только «радиоактивные коротышки» - «цезий-137, цезий-134, кобальт-60, водород-3, никель-63, марганец-54, плутоний-238, плутоний-239, уран-238, уран-235, америций-241, кюрий-244».

Слово главному инженеру проекта (http://bezrao.ru/n/2130). «Площадка отвечает всем необходимым требованиям безопасности». Всем!? По обводненности, по величине коэффициента фильтрации вмещающих грунтов отвечает? От негативного влияния возможных климатических изменений площадка застрахована на 300 и более лет? По условиям совместного функционирования с другими захоронениями РАО в ЗАТО Северск отвечает? … «Какая есть альтернатива? ... Строить где-то в другом месте? Тоже вариант, но тогда придется транспортировать радиоактивные отходы по дорогам общего пользования по всей стране. Конечно, они будут защищены, конечно, это будет специальный транспорт, но тем не менее транспортировка несет дополнительную экологическую опасность».

Какая принципиальная логистическая разница – возить из Северска или возить в Северск? А возить в Северск будут – ППЗРО ведь федеральный. И об этом уже объявлено (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/10/11/89540): «Поступление отходов из других регионов также предполагается». Свежий уральский пример – Новоуральск. Убеждая жителей на строительство первой очереди, авторы разработки твердо обещали, что РАО будут только местные. После создания первой очереди они сразу же переделали проект кратно в сторону увеличения объемов и составили немалый список внешних (неблизких, http://bezrao.ru/n/2168) поставщиков РАО (см., например, газета "Нейва" от 16.12.16 и статья "Превращение Новоуральска во всероссийскую радиоактивную помойку" на ПроАтоме). Вот детали поставок (01.11.18, 31.10.18 и 26.10.18, https://novikvsluh.blogspot.com/) в Новоуральский ППЗРО и Новоуральск.

И «другое место» как альтернативу Северску, наверное, стоило бы поискать. Ведь, преимущественно, на юг и восток от Северска, достаточно близко, находятся более сухие территории (степи и возвышенности). А по Оби не проблема и до Полярного Урала плыть (как и от Озерска по Тоболу, Иртышу и Оби). Альтернативу Озерску найти можно в Оренбургской области (например, Киембаевский массив и одноименный карьер). Потенциальный партнер Новоуральска – массив Баженовского месторождения хризотил-асбеста. В чем сложность размещения РАО со всеми бетонными, глиняными и прочими «замками» в этих массивах/отработанных частях карьеров, соответственно переформатированным проектам ППЗРО?

Похоже, есть устойчивая закономерность в подаче информации по изолирующим барьерам от Ла-Манша до Северска: инженерные барьеры – достаточно много, грунт/породы в естественном залегании – почти ничего (ни названий, ни свойств). А ведь инженерные барьеры – это вспомогательные и временно, вмещающие породы – основное и навсегда.

В комплексе/соседстве/рамках одного кластера с ППЗРО (равно как и с другими объектами размещения РАО в Северске, http://bezrao.ru/n/2186), фактами зарубежных и российских исследований и норм, полезно, видимо, будет разъяснить и обоснованность (оформленных на уровне изобретений!) «зеленых лужаек» над конструкциями промышленных уран-графитовых реакторов (при этом, для «зеленых лужаек», видимо, уже более уверенно может идти речь и о «вечных» РАО 1 и 2 классов опасности; хотя и категории «особых»?). Так успели захоронить кладку ПУГРов в Северске, планируют в Озерске - http://bezrao.ru/n/1917, хотя раньше М.Л. Глинский считал, что на ПО «Маяк» уран-графитовые реакторы на месте оставлять нельзя, так как «реактор находится в мокрой среде, и если его оставить на месте, то возникнет проблема взаимодействия грунтовых вод с графитовой кладкой», http://www.atomic-energy.ru/interviews/2016/11/07/70118. Надо, на всякий случай, готовиться и к РАО от программы «Прорыв». Комплексный подход к безопасности, (например, http://bezrao.ru/n/2162), отстаивают О.В. Бодров с коллегами применительно к Сосновому Бору.

Есть наряду с формированием нужных мнений журналистов («Блондинки и РАО», http://www.uranbator.ru/), и печальный пример оперативного изменения представлений ученого. Процесс начался, пожалуй, когда ФГУП «НО РАО» взяло под свое «духовное» покровительство конференцию «Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека» (2016 год). Сразу же стали культивировать мощное стремление общаться с прессой, пренебрегая часто запросами специалистов (журнал «Экологический вестник России», 2017, № 9, с. 35-36). Жаль, что сейчас известный геолог и эколог Л.П. Рихванов, как бы удовлетворившись как бы объяснением (на очередных общественных слушаниях) о вечной дренажной системе для ППЗРО с РАО сложного изотопного состава, не выполнив (известного профессиональной общественности) анализа данных о водопроницаемости вмещающих грунтов ППЗРО и «зеленых лужаек» по соседству, не сравнив в деталях проектные решения и опрометчиво (скорей всего) не учитывая, как он делал комплексно прежде, проблемных  перспектив ядерного Северска, после поездок в рамках эффективного просветительства ФГУП «НО РАО» сообщает в 2018 году («Стокгольм, вода и медные трубы», http://novouralsk.su/): «Сравнивая три объекта (в Швеции, Франции и Германии), которые мне удалось посетить, могу сказать, что по себестоимости и реальной степени безопасности, на мой взгляд, проект хранилища радиоактивных отходов, который реализуется в Томской области, один из самых экономически эффективных и безопасных». Ранее (2016 год, http://bezrao.ru/n/329) он хвалил и не имеющий зарубежных аналогов глубинный могильник Северска: «Единственный для нас подходящий экономически оправданный способ обращения с РАО – это закачка жидких радиоактивных отходов под землю, как делается сейчас на Сибирском химическом комбинате».

До "революционного" изменения мнений, еще в 2015 году (Леонид Рихванов: «Атомная отрасль откатывается назад», https://news.vtomske.ru/) имел иные, не в русле полного почитания действий Росатома, взгляды и на захоронение РАО, и на ядерные технологии Северска в целом. Как, впрочем, и в 2018 году высказался с разумной критикой по истории с рутением-106 (https://www.kommersant.ru/doc/3459936), просветительством Национального оператора не затронутой. Уместно добавить, что Л.П. Рихванов достаточно неожиданно и смело заявлял: Бакчарское железорудное проявление в Томской области по геологическим характеристикам – абсолютный двойник (!?) великолепного природного объекта, вмещающего ПГЗРО «Конрад» в Германии (https://www.riatomsk.ru/article/20160210/).


Нормы, правила и непосредственно выбор параметров и оценки безопасности ППЗРО, конечно же, есть. Но насколько они полны, объективны и комплексны? А пока Национальный оператор убеждает общество (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/09/26/89126), что он, рассказывая преимущественно о второстепенном, дает успокаивающую оное информацию. Но в обществе есть понимание (http://www.uranbator.ru/content/view/19779/8/) лукавства, когда говорят, что «опасности нету никакой, вы хоть у французов спросите!». Уже (https://vk.com/atom26?w=wall-66070450_4515) спросили.

Заключая, не думаю, что о российских ППЗРО после информационной «за отчетный период» работы ФГУП «НО РАО» стало понятней.

Несколько слов по поводу основных признаков и потребностей процесса изучения обществом с помощью Росатома зарубежного опыта в сфере захоронения РАО.

Похоже, что наилучший на сегодня опыт работ Швеции и Финляндии, по проектам захоронения РАО всех классов опасности исключительно подземным способом, под дном Балтийского моря, во всей полноте, с точки зрения Росатома, - не очень пример. Франция, но применительно к захоронению РАО 3 и 4 классов опасности лишь на поверхности (Франция, эволюционируя, рассматривает и подземный вариант), - как бы пример. В итоге ускоренного изучения под заданный ответ фрагментарно, скорей всего, набраны слабые смыслы. Следует уточнить, что подавляющее большинство решений о месте и способе захоронения РАО Правительством РФ уже принято (право Правительства принимать такие решения мы не обсуждаем). Кстати, есть мнение, что решения с последействием 100 и более лет должны пролонгироваться (например, через каждые 10 лет) на основе детального обследования каждого могильника, а не приниматься один раз и навсегда. Мы рассматриваем результаты изучения общественностью зарубежного опыта, полученные и опубликованные после принятия решений.

Представляется, что Росатому (до ли, после ли решений Правительства) относительно изоляции удаляемых РАО всех категорий опасности полезно все же активней интересоваться опытом (неспешным и противоречивым) Германии (и транслировать его российскому обществу). В частности, «изюминкой» долгого пути к совершенству – концепцией могильника Конрад. И, прежде всего, - ее геологической основой. ГЕРМАНИЯ, применительно к удаляемым РАО, РОСАТОМУ ДОЛЖНА БЫТЬ ПРИМЕРОМ! И к этому (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/12/05/90958) дело идет.

Наверное, в информационных отчетах для населения разных российских регионов необходимо увеличить объем высказываний местных реальных специалистов вне контура Росатома – ученых, строителей, технологов, геологов и горняков. Но не для того, чтобы множить число похвал избранному пути ФГУП «НО РАО» - чтобы внести, прежде всего, свежую струю новых научных и инженерных оценок (возможно, и альтернатив) на фоне неизбежных повторов от отчета к отчету однотипных, как правило, описаний журналистов и мнений представителей Национального оператора.

Критические замечания и предложения на будущее отражают, надеюсь, следование данной статьи духу и букве Основ государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности Российской Федерации на период до 2025 года и дальнейшую перспективу. В частности, обозначенным в этом документе таким смыслам, как возрастание роли общественности (с. 5), эффективная информационная поддержка (с. 8), интеграция знаний (с. 14) и повышение эффективности экспертиз (с. 16).

«И о погоде…». Французская ANDRA, видимо, осознала, что «оливки кончились…», наступила пора «асимметричных шагов для обеспечения безопасности» (https://news.mail.ru/politics/35147045/?frommail=1). И переходит (проект Cigeo) к рассмотрению варианта подземного захоронения РАО расширенного состава вблизи восточной границы страны, в «городе» Сулен-Дюи (http://www.atomic-energy.ru/news/2018/10/25/89921) с населением 300 жителей. Национальный оператор России и его наставники – еще, похоже, не осознали ситуацию с «оливками». Как и обеспокоенность секретаря Совета безопасности РФ Николая Патрушева ситуацией в Сибири (выездное совещание, Новосибирск, октябрь 2018 г.).

И в Северске площадку под объекты реакторной установки БРЕСТ-300 выбрали так, что нужны работы "по снижению уровня грунтовых вод при фундаментных зонах на площадке будущего комплекса" (Источник от14.05.2020: https://www.advis.ru/). А ведь придет когда-то время вывода этих объектов из эксплуатации. И опять возникнут, возможно, разговоры, что лучше захоронения "на месте" не найти.


Рецензии