Хвостатые небылицы. Василиса

    Семья Силослабовых была типичной малогаборитной семьёй, каких много обитало
    в Чудиловске. Официально она состояла из мамы Василисы, папы Генриха и их
    дочери подростка Аллочки.
    Правда, фактическое местопребывание старшего Силослабова было уже много лет
    неизвестно остающимся членам его семьи.
    Шестнадцать лет назад Генрих с энтузиазмом женился на кудеснице поварихе Ва
    силисе , но с рождением дочки от супружеской страсти остались только
    чёрные пятнышки многочисленных любовных интрижек Генриха Велесовича и огром-
    ное белое пятно его внезапного исчезновения из Чудиловска.
    Но сигналы жизни он время от времени подавал. Ведь Генрих хоть и был слабым
    до женских прелестей, но всё-же совестливым, в своём роде, упырьком.
     ...Весной, когда по всем чащобам раздавался хруст веток, разгорячённые и
    возбуждённые возгласы охотящихся за любовью упырей, Генрих, лёжа в мягкой
    вересковой расщелине в обнимку с новой пассией, вдруг начинал думать о
    дочке и Василисе, брошенных им в каменных дебрях. При этом он всегда винил
    свою благоверную, которая не смогла его приструнить и удержать...
       После таких моментов душевного смятения Генрих отправлял Аллочке с окази-
    ей какой-нибудь гостинец с неизменной запиской: "Не забывай батю, доча!"

       Последнюю такую оказию занёс в дом Силослабовых один из многочисленных
    знакомых Генриха - суровый дальнобойщик Исур с вытатуированной на левом
    запястьи не очень приличной, но очень запоминающейся фразой.
       Официально Исур был перевозчиком петухов-производителей для местной пти-
    цефабрики "Курочка Ряба".
       Но двойное дно огромного фургона- прицепа с металлическим шершавым полом
    было битком забито десятками замороженных тушек речных и озёрных русалок.
    После разморозки и нанесения макияжа они вновь приобретали вполне товарный
    вид. Ими снабжали бордели и клубы тридевятого царства.
       Исур торопился выполнить просьбу своего случайного знакомца и собутыльни-
    ка. Это была его черта - держать слово, данное даже такому лоху, как Сило-
    слабов.
       Он с силой нажал на кнопку звонка у растрескавшейся, болотного цвета две-
    ри.
        Бросил:"Это тебе от отца...", скользнул скептическим взглядом по худой,
    нескладной Аллочкиной фигуре. Поставил на пол у порога Силослабовскую посыл-
    ку и, не обращая внимание на изумлённые голубенькие глаза получательницы,
    развернулся, уронив:"Пока..."

     ...Девочка долго молча смотрела на папин подарок - клетку со свирепой, на-
    хохлившейся на насесте птицей с красными глазками-пузырьками, следящими за
    каждым движением новой хозяйки.
        Аллочка Силослабова была смешливой и словоохотливой юной особой, но при
    всём при том мечтающей о головокружительной бизнес карьере.
    То, чего не смог сделать её слабый и непутёвый отец.
    Читая толстые тома из серии "Жизнь замечательных упырей" и статьи в глянце-
    вых солидных журналах, она твёрдо решила встать на путь предпринимательства
    и открыть питомник по выращиванию избушек на курьих ножках.
         И название уже придумала - "Расти избушка, большая и маленькая."
    И смету расходов уже прикинула.
         Но всё это в следующем году... А сейчас нужно было решать проблему с
    папиным пернатым подарком. Алла решила для начала покормить его оставшимся
    от завтрака куском бутерброда.
         Угрюмый петух никогда до этого момента не видел и не нюхал розового,
    слегка обкусанного кружка под названием "докторская колбаса". и пос-
    пешил тут же расширить свой гастрономический кругозор, который был узок до
    неприличия. Куриный султан был вскормлен на казённых харчах и ничего, кроме
    пшена не пробовал.
         С непривычки он заглотнул весь кусок целиком, и новый деликатес застрял
    в петушином зобе. Послышался хрип, гордый кривой клюв пытался закрыться, но
    оставался распахнутым, ясный бессмысленный взгляд начал тускнеть, багровый
    кожаный хохол скукожился и упал на левый бок.
         В-общем, синей птице чьей-то куриной мечты приходил конец.
         Но будущая предпринимательница не растерялась, распахнула клетку
    и недрогнувшей рукой дала затрещину прям по петушиному загривку.
    Злосчастная колбаса вылетела из куриного горла и приземлилась прямо у окна.
    Аллочка направилась за шваброй и совком.
    Но как только она повернулась к клетке спиной, пришедший в себя, мстительный
    и абсолютно неблагодарный пернатый гость слетел на плечо девочки и клюнул её
    в отместку в затылок.


        ...Но сама Алла этого уже не помнила. Она лежала в коридоре местной боль
    ницы, рядом сидела мама Василиса и смотрела на неё, не отрываясь, своими
    печальными тёмно-фиалковыми, почти чёрными глазами.
           Прошла уже неделя, как Василиса увидела недвижное тело дочери на полу
    и хлопающего  над ней блёклыми желтоватыми крыльями пернатого агрессора.
    Она не вскрикнула, не удивилась - только спокойно подошла, молча вцепилась
    в петушиное горло и держала его, пока петух не перестал трепыхаться...
           Уже неделю Василиса сидела, не вставая, в этом коридоре с вечно мига-
    ющими жёлтыми лампами,  с запахом лекарств, перемешанных с запахом мочи, по-
    та. С запахом страдания. Но Аллочка так и не приходила в себя.
          Василиса уже в девятьсот девяностый раз повторяла слова заветного заго
    вора, держа дочь за руку.


        После тысячного раза  Василиса увидела первые чёрные перья на своём ле-
    вом локте.
    Вздохнула:"Ну значит так тому и быть! Доченька, просыпайся..."
    Знакомые голубенькие глазки распахнулись, уменьшившееся в разы тело сосколь-
    знуло вниз с кровати. Послышался шум крыльев - белая огромная горлинка, вор-
    куя, расхаживала между ножек столпившихся в коридоре кроватей.
    Пациенты заулыбались, отвлеклись от своих переживаний, на сердце у многих
    появилось чувство странной, несоответствующей обстоятельствам, радости.
    "Смотри-ка! Их уже два голубя-то, - вот чудо в перьях!" - уже из палат нача-
    ли выглядывать.
   
    "Орнитолухи..." - процедила сквозь зубы уборщица Варвара и распахнула окно
    в конце коридора. Две огромные птицы: чёрная и белая вылетели в духоту июль-
    ского полдня, покружились немного вместе и разлетелись в разные стороны.
    Василиса  - к Чёрному озеру, а Аллочка  - к Серебряному бору.


       


    
      
      
   


Рецензии
Очень понравилось!
Остроумно и кое-где зло-остроумно. А петушок-то прямо из Пушкинской сказки слетел. Крутой Петя!
Вдохновения, София, и радости!
С теплом,
Виорэль.

Виорэль Ломов   23.01.2019 17:58     Заявить о нарушении
Спасибо огромное за Ваши тёплые слова и пожелания!
И Вам здоровья, добра и новых замечательных работ!
С уважением и теплом.

София Ладзарус   23.01.2019 23:50   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.