Мам?..

В чай – блямс! – плюхнулся осколок штукатурки.
 
От ветвления трещин по потолку («как реки на контурной карте…») Мила зарыдала уже в голос – и по предателю-мужу, и из-за потерянной работы, и по отдалявшейся Сашке…
 
«А может, с Рифой, – вдруг подумала, – надо было б… помягче как-нть?» Ведь каждая директриса приносила «на школу» своих тараканов: коммунистка Штепа – утопию рая в шалаше, либертарианка Лурье – игры в метросексуальность. Уживались же.
      
Но Рифа! Расхлябанность – преступление, сильная школа – сильная Россия. Новый порядок: оберохранника – замдиректором по безопасности, в каждый класс – парсуну президента над доской и видеокамеру в красный угол. Учителки ей прозвище – Рифа – от фашистки Рифеншталь. А зэпэ им подняли – и никакой Рифы. Все Марьичка Иванна да Марьичка Иванна…

Ушел историк-мудрец Соломон, пришла валдайка-молодогвардейка Голоштан. Ушла любимица старшеклассников, блогерша и поэтесса Кот Басё; пришла Старуха Извергиль, Газават Мухобоевна, учившая русской литературе по учебнику. «Ты думала, все умрут, а ты останешься? – запоздало каилась Мила. – Вроде, уж не четырнадцать лет тебе, девочка!»

«Чего-то, Мила, вот как-то однобоко вы про Америку… Первая экономика в мире – от этого, конечно, не отвертишься. Но почему бы вот не заострить про ураганы ихние? Р-р-раз – и пол-экономики как корова языком…»
 
Что, девчонка, обличила фашизм? И куда ты теперь такая? Откуда взять деньги – на Сашиных репетиторов, на ремонт, на пожрать, наконец?..

                --------------------    

Безжалостно заскрежетали ключи в двери. «Сашка! – спохватилась Мила. – А я…»

Пока в прихожей лишь смешились и шушукались, Мила успела запахнуть и перепоясать халатик, смахнуть потекшую «нетекучую» тушь под глазами, повязать поверх халатика фартук поновее – «Welcome to Turkey!» – и кинуться мыть посуду, рогами черта торчавшей из раковины.

– Привет, мам! – весело сказала Саша.

– Здравствуйте, – прогудел одноклассный Савелий.

– Привет, ребята, – отвечала Мила, пряча глаза. – Как там в школе?

– Ты знаешь, мам, мы с Саввой… решили пожениться, – осторожно сообщила Саша. – Можно, мы пока поживем здесь?

«Всё, край, – надраивала Мила тарелку до блеска. – Скажу им «да» – но они же дети! Скажу «нет» – потеряю и Сашку…»
 
– Мам?..

                --------------------

Назавтра Саша и Савва пришли обвешанные рулонами обоев и ведерками со строительной химией.

– Мы с Савкой копили деньги на Крым, – весело пояснила Саша, – но Крым, как говорит Савка, – это долго и дорого...

В переменках между ремонтными уроками Мила нарисовала «солнце» – посередине сдержанно оптимистичная рожица («я»), от неё – лучики-контакты: к хедхантерам, к друзьям-подругам, даже к мужу-предателю – но поиск работы растягивался до греческих календ. Ремонт, между тем, был закончен: квартира стояла как новая.

Между делом выяснилось, что турфирма Саввиных родителей спонсирует лицей, искавший новую географичку.
 
Физкультуру в лицее преподавал Артемий, за справедливость и мускулатуру прозванный Брюсом_Ли. По вечерам он слушал курс восточной философии в академии «Арзамас», а ночью Мила танцевала для Брюса простоволосая и босая. Для чего переселилась к нему насовсем.

А Саша и Савва закончили университет и уехали в Америку, где живут счастливо, невзирая на ураганы.

                Осень 2018 года


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.