как в Америке

Как в Америке


 Рассказ

 

Таперча в нашей глухомани всё как в кино про мериканцев. Плюс как в нашу старину. Сопляки ходят в заломленных на чубы картузах, перекладывают жевательную резинку цыганского производства энергетиками оттуда же, старички сплошь режутся в боулинг на шелбаны, а старухи бегают к залётному эротическому массажисту на специальные сеансы. Или ворожат на кофейной гуще марки «Якобс монарх» про скорейшее подешевление нашего сахара или за чирей на жопе ихнего Трампа. А молодёжь вся сплошь щерится, говорит «вау» и поёт «хэпи бёздей ту ю». И ещё наша молодёжь устраивает девичники с мальчишниками. Ну, типа, перед свадьбами.
Однако ж мода такая штука, что рекомендует не только лямзить фишки со стола зарубежного прохиндея по имени «дядя Сэм». Или прохиндейки по имени «тётя британская королева». Но и предполагает возрождение всяческих патриотических традиций. Типа утверждения нашего гиперборейского происхождения от самых островов имени Врангеля или Шпицбергена, каковое оно простёрлось до самой Нахичевани на Араксе, где жили себе нашенские гиперборейцы, жили, а потом взяли – да и обрезались. Ну, чтобы не дразнить соседних персов, которые тоже раньше верили в Заратустру, а потом-таки склонились к Магомеду. Что же касаемо вредительского утверждения того, будто наше замечательное государство русское пошло в силу после вступления во власть над ним варяжского бродяги Рюрика, то враньё всё это. Будто эти самые наши, которые от несгибаемых гиперборейцев, изобретших азбуку с канализацией ещё раньше египтян, во времена бродяги Рюрика слонялись по своим землям, кормились собирательством и сильно промеж себя на почве данного собирательства вздорившие. А тут Рюрик. Суровый мужик, из добра – одни кожаные штаны, ржавая кираса и завшивленная борода. Плюс топор и два ножика. Вот будто наши в ноги к нему бухнулись – после того как Рюрик их в очередной раз обобрал – и просят. Становись, дескать, нашим председателем, а то нам самим без внешнего управляющего от себя совсем тошно. И управляй нами, положи за то себе любого жалованья и коней твоему бродяжничеству.
В общем, как утверждают злопыхатели нашего русского патриотизма, всё наше пошло от Рюрика. Но враньё всё это.
Однако, возвращаясь к начальной теме, где сказано о моде, которая о двух концах. Мы таперча, то есть, не только кланяемся в ноги иностранным инновациям в теме оригинальней сморкаться или чествовать новорождённого, но и своих прошлых традиций не забываем. Отседова и возрождение в наших умах интереса к нашему гиперборейскому происхождению и прочим культурным ценностям.
Короче говоря.
В той нашей глухомани, о которой речь, нынче принято возить брачующихся на «линкольнах-континенталях», запряжённых в русские народные тройки, невеста таперча швыряется букетом из флердоранжа в своих прыщавых подруг, посажённые отцы жрут самогон исключительно под канапе из сала с мочёной клюквой, утресь выносится простыня со свидетельством лишения молодой девственности, и всё это снимается на видеокамеру типа «Сони» или на смартфоны родственного происхождения.
Так вот.
Полгода тому, авось только озимые поднялись бы над зябью, но не поднялись, потому что озимые вместе с зябью побило свиным гриппом, девица по имени Катька Самохина, собравшаяся взамуж (1)  за молодца по имени Петька Кудрыкин, решила устроить девичник. Ну, чтобы всё как у людей. Ейные родичи, Василий Сергеич и Варвара Авдеевна Самохины, сняли для такого дела районную забегаловку на вечерний период, а подружки невесты выписали из губернского центра стриптизёра. Мужик, хоть куда. Жопа выпуклая, остальная мускулатура так и ходит ходуном, так и ходит, а когда губернский специалист оригинального жанра скинул с себя последний предмет исподнего туалета, то присутствующие на мероприятии ажно взвыли от восторга. И то! Жеребец из губернского центра имел такой половой аксессуар, что мог им вполне подпирать балконы вместо полагающихся там Атлантов с Кариатидами.
Но не о том речь.
А о том, что невеста, перевозбудившись от показа такого плюс палёный бренди, разохотилась на дальнейшие подвиги и компания переехала в другое заведение. Но подпольное, потому что официальных ночных в нашей глухомани ещё нету. Там девицы догнались палёным мартини, разбавленным аналогичным виски, а невеста кинулась во все тяжкие. И лишилась своей хваленой девственности немного раньше положенного времени. Ну, да, всё в том же подпольном питейном заведении. Не то в дамском клозете, который был мужским по совместительству, не то в кабинете хозяина заведения, не то на кухне, где готовилась на скорую руку дрянная закуска, смешивалась якобы марочная выпивка, изготавливаемая цыганами-многостаночниками, а за дополнительную плату – нюхался кокаин от того же умелого на все руки производителя.
Короче говоря.
Поехала, в общем, наша невеста венчаться в несколько подпорченном состоянии. Но то ли она о том не помнила, то ли не придала своевременного значения. В общем, простыня, скандал и молодая снова сделалась невестой. Потому что по нашим новым порядкам в нашей глухомани молодых сначала венчают в нашем молельном доме, а только потом они – если захотят – регистрируются. Однако наш святой наставник нашей возрождённой церкви всемедвежьей благодати с консервативным уклоном Антиох Селевкидович Недотяпкин не одобрял походов новобрачных в казённые регистратуры, но предпочитал регистрировать брачующихся – опосля предварительной церковной церемонии – за дополнительную плату самостоятельно. И вёл для этого двойную бухгалтерию: в одной он обдирал молодожёнов по церковному реестру, в другой – по казённой таксе. Вот только никаких казённых документов не выдавал. Поэтому, не имея на руках никаких соответствующих бумаг и не имея официального основания для возбуждения длительного бракоразводного процесса, Катька Самохина очень быстро пересобачилась из новобрачной обратно в невесту.
Вот такая, понимаете, получилась домостроевская с церковным душком петрушка. Но дело, однако, на том не встало. А родители невесты, огорчённые расходами на свадьбу, обошлись с дочерью крутенько. Выгнали, в общем, из дому. Ну, укатила она в губернский центр. Там, пользуясь свежестью и хорошей фигурой, устроилась в кафе к какому-то нашему земляку-гиперборейцу. Не то Аббасу Махмудову, не то Махмуду Аббасову. Тот отнёсся к нашей героине, Катерине Самохиной, как к родной дочери. Или как к родной внучке, потому что ходил в шестом десятке.
Это мы о возрасте нашего земляка.
В общем, хорошо отнёсся. Работой он её особо не напрягал, так, часов шестнадцать в сутки с тремя выходными в год, и по женской части приставал не в каждую ночь, в раз через трое. Потому что у него, земляка нашего, в евоном кафе работало ещё трое его почти что дочек. Или внучек. Да и жена где-то имелась. Но не о ней, опять же, речь. А речь о том, что однажды в данное кафе припёрся давешний стриптизёр. Катька Самохина как увидела его, так и обомлела. Потому что запал ей этот стриптизёр в самое девичье сердце ещё в первое их оригинальное знакомство. Не то с помощью выпуклой жопы, не то мускулов, играющих по всему телу мастера своего дела, не то с помощью известного аксессуара, не то с помощью глаз, которые были чистые васильки с интригующей дымчатой поволокой. Да таково запал, что, наглядевшись на жопу с мускулатурой плюс выдающийся аксессуар (или цвет глаз), Катька Самохина преждевременно лишилась своей драгоценной девственности. То есть, она в ту злополучную ночь хотела бы лишиться известно чего с помощью красавца-стриптизёра, но, поскольку трудовая деятельность последнего была расписана по часам и дням, а у Катьки вышла охота лишиться известно чего именно в ту гадскую ночь, то и лишилась она её черт-те с кем. Вернее, лишилась её она одна, а чёрт-те кто остался, наверняка, при своих.
Но не о том, опять же, речь. Потому что Катька сначала обомлела, а только потом разглядела, что стриптизёр пришёл в кафе господина Аббасова (или Махмудова?) в компании с каким-то очевидно брутальным мужиком, который вёл себя по отношению к стриптизёру совершенно недвусмысленно.
Катька, обученная жизни по мериканским кино, быстро поняла что почём, навела справки и установила. Что – да, стриптизёр, некий Руслан Ильич Кляпов, есть представитель такого многоуважаемого в обновлённой России сексуального меньшинства, как эти самые. Ну, эти, которые…
В общем, не желая наступать на яйца благоприобретённой толерантности по отношению ко всему тому, что свято уважаемо на Западе, мы, на всякий случай, не будем уточняться. Во-первых, как бы кого неправильным названием не обидеть, во-вторых, теперь даже последнему российскому дураку ясно, о чём речь. Но Катька, поганка провинциальная, думала иначе. И кинулась во все тяжкие. И подала в суд на этого самого любителя брутальных ухажёров. Хотя, судя по размерам известного аксессуара господина Кляпова, то куда уж брутальней…
Однако дело в следующем.
Катька, имея на руках сэкономленные средства, кинулась к одному губернскому адвокату. Не самому дорогому, но такому, который брался судиться по любому поводу, однако деньги за работу брал вперёд. Вот он взял двадцать кровных Катькиных тыщ, за тыщу составил исковое заявление, ещё за две записался в очередь на суд и ещё за пять обещал с достоинством отбодаться на первом судебном заседании. Остальные 12 тыщ адвокат распределил не то на следующие судебные заседания (если на первом дело не выгорит), не то на свой гонорар. Однако стопроцентного успеха не гарантировал. Но Катьке деваться было некуда, а ретивое её таки забрало, поэтому – понеслось.
Короче говоря.
И не желая утомлять читателя.
То есть, заранее его уведомляем, что всё Катькино дело обошлось даже в четверть заседания. И было с треском проиграно. Больше того: её обязали оплатить судебные расходы, а адвокат Катьке, ясный хрен с малиновым звоном, ни черта из выплаченного ею впредь не вернул.
«Но так какое же было дело!?» - возопит обескураженный читатель, с похвальной скрупулёзностью дочитавшийся до данного почти финала рассказа.
А дело было вот какое.
Катька, в общем, решила апеллировать к суду губернской инстанции на предмет наглого обмана, каковому подвёрг её известный нам стриптизёр господин Кляпов. Обман же объяснялся просто: дескать, знай Катька, что на той памятной вечеринке скакал и тряс гениталиями не настоящий мужик, а его голубое подобие, завелась бы тогдашняя невеста до потери благоразумия и девственности раньше срока? Да ни в жисть! Но обман таки состоялся, Катька от него пострадала, и сейчас решила воздать обманщику поделом с помощью адвоката и суда губернской инстанции. Каковой должен был обязать господина Кляпова ответить из своего кармана на тот физический урон, который понесла Катька в результате данного обмана. А именно: это – раз) потеря девственности чёрт-те с кем; два) расстройство брака в результате оного (см. пункт «раз»), и три) чувствительные материальные лишения вследствие расстройства отношений Катьки с её родителями. Но это не всё, потому что адвокат, подлая душа, подговорил Катьку вчинить стриптизёру дополнительный иск на предмет материальной компенсации морального ущерба, полученного Катькой в процессе вышеуказанных физических лишений.
В общем, сумма всякий компенсаций, наобещанных гнусным адвокатом, обещала вылиться в кругленькую. Да и начало суда получилось хоть куда: судьи, сплошь здоровенные мордастые дядьки, даже отдалённо не похожие на сочувствующих пе… гм! российским гражданам (гражданкам) нетрадиционной половой ориентации, и секретарь – грудастая девушка и остальной фигурой, хоть куда, но слегка разбалансированной в результате многоразового замужества и пристрастия к внебрачным связям. Плюс ещё адвокатишка господина Кляпова, совершенно никчёмный на вид старичишка, взявшийся за дело своего подопечного за символическое вознаграждение, отпускаемое казной в том случае, если подзащитный к моменту образования судебной тяжбы оказывался на мели.
Всё верно: господин Кляпов уже целый сезон не выступал на больших сценах, так как последнее время бывал бит своим брутальным ухажёром якобы по причине ревности. А какая к чертям собачьим большая сцена, когда у тебя не то подбит глаз, не то нос набок? А всякая мелочёвка вроде междусобойчиков и приятельской тусни больших барышей господину Кляпову не приносила. Вот и потащился он в суд по повестке, где адвоката ему назначили самого плюгавого.
Так какого хрена, спросит самый нетерпеливый читатель, у Катьки Самохиной все её исковые притязания накрылись медным тазом? Да ещё и в четверть заседания?
Терпение, граждане, терпение…
Во-первых, адвокат хоть и обещал полную бездеятельность по причине казённого содержания, однако ж не тут-то было! И это не тут-то было вскрылось после его первой защитной речи. Но обо всём по порядку.
Почти полный судебный зал, все на местах, потерпевшая сторона в компании с подлецом-защитником, ответчик с адвокатом, судьи, секретарша, портрет дорогого президента, посажённого отца новой российской юриспруденции, то да сё, протокольное начало и – наконец.
Потерпевшая сторона очень убедительно и грамотно излагает суть претензии. Судьи внимательны, секретарша усердно «чирикает» в своей тетрадке. И записывает всё слово в слово. А именно: о том, какая Катерина Васильевна Самохина несчастная дама, пострадавшая физически и морально от нехорошего человека господина Кляпова. Каковой господин, будучи пе… пардон! лицом (или задницей) нетрадиционной половой ориентации, не имел никакого права выступать на таких конкретных (имеется в виду правильная традиция в смысле половых взаимоотношений) тематических мероприятиях, как девичник. Где бабы – это реально – бабы, охочие до мужиков, а мужик – это мужик, который тоже вот как охоч до баб, но в силу профессиональной этики именно в течение данного тематического мероприятия вынужденный свою охоту сдерживать. И так далее, вплоть до того момента, когда Катька Самохина, уже находясь в услужении у нашего гиперборейского соотечественника Аббаса Махмудова (или, чёрт их, наших земляков разберёт, Махмуда Аббасова), встретилась с господином Кляповым и узнала о его истинной нетрадиционной сущности.
Выступление Катькиного защитника длилось ровно семь минут. Судьи сочувственно рассматривают свою общую парту, секретарша делает паузу и бросает одобрительный ласковый взгляд в сторону потерпевшей. И даже президент со своего портрета обещающе подмигивает Катьке Самохиной. Или это такую шутку снова сыграла игра света?
Но не важно.
Потому что после нескольких вопросов и ответов промеж судейских с ответчиком встаёт плюгавый адвокатишка и начинает вещать неожиданно глубоким чистым и проникновенным голосом.
«Ваша честь! Господа судьи! Граждане присутствующие! Сегодня у меня не просто очередной рабочий день, сегодня у меня знаковый день торжества смысла всей моей жизни над унижениями прошлого из гнусного советского далёка, когда в чести было насилие натуралистического хамства над идеалистической сутью выспреннего бытия того сексуального меньшинства, к которому с юных пор принадлежал я, ваш покорный слуга и теперешний адвокат моего коллеги по половому цеху голубых нетрадиционных отношений между мужчинами и мужчинами. Да, ваша честь и господа судьи, я был, есть и буду педерастом! Я не боюсь этого оскорбительного прозвища, потому что я в муках выстрадал право называться так с тех пор, когда нас, недопонятых грубым социалистическим обществом гоев, даже сажали в тюрьмы (2)  за, стыдно сказать, обычную любовь человека к человеку. Но стыдно не за себя, а за тех, кто эту любовь не понимал и за неё преследовал. Сейчас, слава демократическим преобразованиям и лично господину Ельцину, у нас новое государство с новыми этическими нормами и моральными ценностями. Мы раньше всех стран из бывшего социалистического лагеря приобщились к самой передовой толерантности по всем мыслимым признакам. Мы отменили смертную казнь, статью за тунеядство, мы уже не чураемся спекуляции и валютных махинаций, в нашей стране закрыты все позорные фабрики и заводы, где вынуждены были трудиться советские инвалиды за жалкие копейки (3) , и мы пересмотрели свои взгляды на то сексуальное меньшинство, которое вовсе не позорит любое цивилизованное общество, но, напротив, украшает его своими яркими представителями балета, кинематографа, театра и прочих культурных отраслей нашего возрождающегося к лучшей жизни общества…
В этом месте своей речи плюгавый адвокатишка ответчика воздел руки горе и посмотрел сначала на судей, потом, поверх их голов, на портрет президента.
- …Ваша честь, господа судьи! – в натуре возопил адвокатишка. – Мы, слава Михал Сергеичу Горбачёву с его перестройкой, подготовившей почти безболезненный переход от нищего убого тоталитаризма к процветающей демократии, уже не в том государстве, где нас, представителей сексуальных меньшинств, высмеивали, сажали в тюрьмы, били в банях и общественных туалетах! Мы – в демократической России под благодатью самой широкой терпимости и неустанного радения нашего дорогого президента, который…
Тут адвокатишка прибавил в свой выдающийся голос металлического звона и двумя руками указал на портрет президента, этого нашего любимца с простецким, на первый взгляд, белобрысым лицом.
- …Недавно в своём очередном послании народу так и сказал, что в отношении сексуальных меньшинств он вполне согласен с мнением самых передовых стран Европы и Азии, таких как Голландия и Таиланд. Больше того, он хоть сегодня готов разрешить гей-парады в Москве и остальных российских городах, но не может, потому что наш народ до этого ещё полностью не созрел. Нет, народ сердцем чувствует, что, да, уже давно пора, но умом ещё не догоняет. То есть, до пенсионной реформы российский электорат уже созрел, потому что кому неохота жить на пять лет дольше, а вот до гей-парадов – увы-с. И всё дело в нормальной физиологии, где научно доказано, что телом любой животный организм растёт быстрее, чем мозгами. Вот и получается, что наши граждане (и гражданки) хоть завтра готовы прибавить к своим жизням по пять лишних лет, но как только дело касается сексуальных меньшинств и их праздничных мероприятий по профессионально-половому признаку, то наш народ начинает чесать репу. Ведь животы с загривками процветающие россияне, особенно предпенсионного по старым понятиям возраста, отъели – самое будь, но с умишком – пока ещё отстают…
Затем были ещё несколько бравурных заключительных выражений, адвокатишка таки заткнулся, победно посмотрел вокруг себя и уселся рядом с ответчиком. И тут начинается, во-вторых.
А именно.
Судьи, эти многообещающие натуралистические хари, которые сначала сочувствовали Катьке, но потом, когда их заговорил плюгавый, стали очувствоваться и склоняться в пользу ответчика. Адвокат Катерины Самохиной, правда, пытался сглупу апеллировать размерами аксессуара ответчика. Дескать, да, все мы стараемся не выбиваться из толерантной струи, которую поддерживает наш горячо обожаемый президент, и мы, дескать, не против того сексуального меньшинства, которое украшает наше обновлённое общество всякими выдающимися от культуры, науки и искусства с бизнесом пе… гм! представителями вышеупомянутого сообщества. Однако ж и об остаточной культуре с прочими замшелыми понятиями о сексуальных отношениях забывать не стоит. Ведь сам президент не против того, что наш народ ещё не дозрел до этого самого, а что касаемо физиологии – так она вообще научно доказывает отставание развития умственных придатков всякого животного организма по сравнению с его мускулатурой и прочими членами. В том, числе, половыми. Каковой член у ответчика, согласно законам физиологии, значительно перерос его интеллектуальные способности. Но ведь и мозги у ответчика имеются? А ими он вполне мог догнать, что на хрена ему такой инструмент для конкретного применения, если он – того-с? Ведь сейчас за соответствующее вознаграждение соответствующим специалистам можно легко уменьшить размеры данного члена, чтобы, значит, не смущать своего брутального партнёра чёрт знает какими габаритами…
Занесло, в общем, Катькиного адвоката, не в то русло. А точнее говоря, он вовсе потерялся после такой неожиданной эскапады плюгавого коллеги. Вот и начал он нести полную ахинею вместо того, чтобы попытаться договориться о полюбовном соглашении и компенсации Катьке хоть какого морального ущерба. Ну, плюгавый тотчас данным нонсенсом и воспользовался. Да как выступит!
«Ваша честь! Господа судьи! Дорогие граждане соотечественники, присутствующие в зале! Что мы слышим?! А слышим мы очередную дискриминацию по таким признакам, которые во всём передовом мире считаются одними из ярких достижений демократии (4)  И это было сделано со ссылкой на нашего горячо обожаемого президента и такую уважаемую науку, как физиология. Ай-я-яй! Как не стыдно! Особенно перевирать нашего обожаемого Владимира Владимировича! Который открыто и гласно выразил свою лояльность к нам, представителям сексуального меньшинства России. Каковое меньшинство, дай Бог господину верховному главнокомандующему нашей великой обновлённой державы долгих лет жизни и правления, под его чутким руководством перерастёт в большинство! Да, именно на такой позиции стоит наш дорогой президент! (5)  А раз сам президент лоялен по отношению к нашему сексуальному меньшинству, которое ещё высоко поднимет знамя нравственной этики над отсталыми половыми отношениями, то он лоялен и по отношению ко всяким садомазохистским преференциям, присутствующим в разных направлениях и течениях, на кои дробиться общая сексуальная деятельность вышеупомянутого меньшинства…
На этом месте Катькин адвокат снова попытался трепыхнуться. Какие, дескать, на хрен преференции, вы, это, коллега, объяснитесь.
Интерес в зале накалился. Его честь разинул рот, господа судьи схватились за уши, и даже секретарша перестала черкать в своей тетрадке.
«А такие! – звонко заявил плюгавый. – Что во время отношений между собой, партнёр моего клиента истязает его его же членом! Я па-пра-шу! А почему нет?! Ведь ни один передовой закон этого не запрещает?!!»
Да, срезал плюгавый губернских судей вчистую. И те быстренько зачли Катькины претензии как не состоятельные. Больше того: обязали оплатить судебные издержки. Но, в случае отсутствия денег, пообещали трёхмесячную рассрочку под 15 процентов годовых с учётом инфляции. И на том делу – конец, а Катьке Самохиной – полный мандец, поскольку с деньгами, как раз, у неё было не всё зерр гут. Однако нам какое дело? Мы, главное, поведали совершенно правдивую историю из нашей провинциальной жизни, и с тем закругляемся. Но, для полноты картины, следует соблюсти пункт «в-третьих». Это мы про секретаршу, каковая есть завершающий штрих в нашей судебно-процессуальной картине. Хотя особую речь о ней можно не вести, потому что куда судьи, туда и она со своим протоколом. Нет, конечно, помимо ведения протокола, она в течение всего судебного заседания (вернее, его четверти) сморкалась в батистовый платочек и кидала заинтересованный взгляд на третий ряд судебного присутствия. То есть, в самом начале судебного заседания она одобрительно и ласково посмотрела вовсе не на Катьку Самохину, а туда, где сидел и с интересом наблюдал за процессом почётный губернский горожанин (тоже, кстати, из потомственных гиперборейцев), некий Кеда Ахалкалакович Хачапуридзе (4) . Вернее, Кеда Ахалкалакович с интересом наблюдал за губернским судебным приставом, который задолжал подпольному губернскому казино свой новенький «лексус» и загородный коттедж. Всё верно. Кеда работал в данном казино коллектором и умел по-всякому договариваться с разными людьми. Но судебный пристав оказался ещё тот жук, и ему довольно долго удавалось избегать встреч с Кедой, пока тот не припёрся на судебное заседание, имея намерение изъять дорогого должника из присутствия тепленьким.
Но мы, однако, отвлеклись.
Поскольку самое время сказать пару слов в заключение основной темы, а не о том, какие виды имеет губернская судебная секретарша на коллектора подпольного казино Кеду, и какие виды имеет сам Кеда на судебного пристава, потому что секретарша ему – господину Хачапуридзе, а не судебному приставу –  по барабану.
Так вот.
Дорогие граждане соотечественники, они же – гиперборейцы! Давайте помнить, что мы – не какие-то задрипанные Соломоновы острова или бывший Берег Слоновой кости, мы – целая передовая и очень даже цивилизованная держава, руководимая такими выдающимися лицами гиперборейской национальности, как Путин, Медведев, Шойгу и Матвиенко. Мы стремительно движемся вперёд в своём развитии и скоро переплюнем Соединённые Штаты по качеству отношения к геям, лесбиянкам, трансвеститам, бисексуалам и однополым бракам. Больше того: мы готовы разрешить аборты внутри таких браков и поддержать любые гомосексуальные инновации. Да здравствует наша экономическая и политическая элита во главе с нашим всенародно обожаемым президентом, который, не смотря на международные санкции, глобальное потепление, климатические катаклизмы местного характера, личное облысение, намечающуюся язву желудка и падение рейтинга, продолжает неустанно трудиться на благо любимой страны и своего народа (7) . И не сбавляет темпов даже тогда, когда народ, дурак набитый, начинает ворчать по поводу того или этого. Потому что наш президент, умница, дзюдоист, поклонник художественной гимнастики с гимнастками прекрасно понимает, что вот кто кроме него будет думать за интересы этого набитого дурака на шаг впереди него?!!

 

26.10.2018 года






 





 (1) Оригинальное наречие, «бытующее» в некоторых северных регионах России





 




 (2) В СССР, равно как в США – до сороковых годов – гомосексуализм преследовался по закону





 




 (3) Были такие в советское время, и советские инвалиды там вовсю трудились. А некоторые получали зарплату по 300 рэ. Плюс пенсия, пусть небольшая, от тридцати рублей в месяц по третьей группе, и от 80 рэ по второй. Первая группа получала минимум сотню в месяц. Третья группа, кстати, считалась трудообязанной. То есть, тунеядствующего инвалида третьей группы могли привлечь к уголовной ответственности. Зато трудоустройство было стопроцентным. Некоторые теперешние представители СМИ с негодованием поминают вышеупомянутые заводы с фабриками, где, якобы, инвалидов обязывали заниматься изнурительным трудом за копейки. Теперь, несомненно, лучше. Заводов с фабриками простыл след, трудоустроиться инвалиду в современной России практически невозможно, поэтому он вынужден жить на пенсию от 7 тысяч (третья группа) до 10 (первая группа).





 




 (4) Автор просит особенно литературоведческого читателя не придираться к некоторым нюансам синтаксического управления. Автор знает, что признаки чего бы то ни было не могут быть напрямую достижениями того же. Однако автор не может отвечать за словесную грамотность российских адвокатов. Впрочем, скоро в современной России и дипломированные филологи будут считать Булгарина более талантливым литератором, нежели Грибоедов и Пушкин





 




 (5) Вообще-то, сам президент больше по бабам, однако не перечит, когда из всяких американских компаний, множащихся (вопреки санкциям и атнисанкциям) на территории России, гонят взашей «отсталых» россиян, сдуру и вслух называющих педерастов «педерастами»





 




 (6) Кеда и Ахалкалаки – города в Грузии, а хачапури – оно и Уругвае – хачапури. Любимое, в общем, грузинское кушанье, но, по мнению автора – настоящая кулебяка гораздо лучше солёного сыра в пресном тесте, испеченных в глиняной форме на огне без всякого масла





 




 (7) Автор почти дословно привёл комментарий Пескова на вопрос журналистов о том, что думает президент по поводу ощутимого падения его рейтингов. То есть, президент, не обращая внимания на падение этих самых, продолжает это (см. текст) самое. Между строк комментария господина Пескова, однако, читается следующая нелицеприятность: срать хотел президент не только на Россию с её обделавшимся по самое не горюй народом, но и на какие-то несъедобные рейтинги. Но продолжает с любовью заниматься своими делами: вот, давеча распорядился увеличить расходы из бюджета на содержание себя и своего аппарата на один миллиард рублей в год

 


Рецензии
А чё Вы хотите(хочите)от ПРЕЗИДЕНТА?Он лицо неприкосновенное.Может ему надо бороду отрастить...

Александр Королёв-Иван   01.11.2018 21:57     Заявить о нарушении
а чё от него хотеть
или вонтчить
его всяка тля слабоумная или вошь аморальная обожать обязана
хотя бы за то что и для тех и других под нашим ПРЕЗИДЕНТОМ полная благодать
а лицо - оно так же как Вован на букву г

Герман Дейс   02.11.2018 22:36   Заявить о нарушении