Случай из жизни Дани

Дождя не было, но этап шёл медленнее, чем он видел в кино.

Впереди двигался автозак, а позади пристроился УАЗик сопровождения, на заднем сидении которого и сидел Даня. Он всё ещё не мог придти в себя после увиденного: согнутые, головой к земле, молодые парни, сжатые как пружина и конвой, безжизненные лица которого и потрясли наблюдающего Даню. Вспомнились безымянные строки из Толстого. Тьма на земле.

Водитель и сопровождающий сержант с автоматом на коленях были увлечены разговором о женщинах. Водка, выпитая перед началом этапа, делала их болтливыми и расположенными к весьма сальным откровениям. О Дане они забыли вскоре после того, как алкоголь добрался до самой крайней извилине мозга.

- ...я её так, а она как заорёт на меня: "мы когда к матери съездим?" Я её значит "так", а она о своей ведьме думает! Ну не сука? - водитель вытер рот влажной ладонью и зло бросил взгляд на обочину.

- Да ну их на ***! Это не жёны, это кикиморы болотные. - Сопровождающий налил ещё водки в кружку с медвежонком и подал водителю.

Водила глотнул, выдохнул через нос.

- А чё из закуси осталось? - спросил он, откусив полириски.

- Чебурек.

- Где ты его взял? - усмехнулся водила, постукивая по рулю.

- Где взял, там уже нету. Зашёл к таджикам, они чуть в колени не попадали...

- Уважают.

- Ублажают.

Даня не отрываясь смотрел на них. Поначалу сержант держал ладонь на стволе, но чем дольше они ехали, тем дальше была рука от автомата. и всё развязнее была речь.

- Зашёл в среду к второй. Ни пожрать, ни выпить. Сериал какой-то с утра смотрела, а время - к четырём солнце катится.

- И ты пошёл к третьей, - съехидничал водила.

- Не с нашими бабками третью иметь.

Сержант поёрзал на сидении, погладил оружие по прикладу.

- Сколько "этих" сегодня?

- Восемь.

- Чё-то много.

Даня кашлянул.

- А этого где скинем?

- На Комсомольской.

Даня весь втянулся в себя, так что во рту стало сухо, будто не они, а он, пил эту гадость, чья вонь в салоне машине становилась всё невыносимее.

- Вот скажи, Серёга, почему этим соплякам спокойно не живётся? - Водила даже ударил по рулю в порыве вспыхнувших эмоций.

- Выпить любят.

- Но и мы пьём.

- Мы менты, а они народ.

Водитель прибавил скорость.

- Я тоже народ.

Сержант выпил и буркнул:

- Ты был народом, когда коровам хвосты крутил.

- Иди ты на ***. Тему такую поднял, что аж череп свело. Плесни лучше, усатый-"полосатый", - с горчинкой в голосе произнёс водитель, в пальцы которого буквально впился Даня.

Несколько минут ехали молча. Промелькнули  молодые ёлочки вдоль пашни, затем люди в спецовках у грейдера и асфальтоукладчика, пост ДПС, первые дома города, дети, девушки, женщины...

- Вчера такую кралю нашёл в "Одноклассниках", просто бомба, - похвастался сержант, оправив бронежилет.

- Сколько ей?

- 17.

- Уже даёт?

- Не знаю. Людка пришла из кухни, я вышел из сообщений.

Водитель на мгновение обернулся вполоборота назад и бросил Дане:

- Слышь, пацан, а у тебя "было" что?

Даня потупил взгляд, чуть покраснел, от чего ещё больше смутился.

- Молчит, - констатировал сержант, пережёвывая кусок чебурека. - Значит, было.

Водитель посмотрел улыбаясь и спросил у напарника:

- Сколько ему?

- 18.

- Я в 14 первый раз ***

- На танцах? - засмеялся сержант Сергей.

- На скачках. - От этих откровений Сергей подавился вторым куском чебурека, побеждая отрыжку, втянул воздух в себя и выплюнул содержимое рта в окно УАЗика.

Начался город. Жёлтые, розовато-бурые, коричневые старые дома. На одном "Слава КПСС", на другом "Самое лучшее что есть на свете - это Кока-Кола". За городским почтамтом пристроился стадион, через квартал от стадиона - музей народного творчества, а в трёх километрах от музея, почти на окраине - нечто сталинской постройки, облезшее как бродячее беспомощное животное.

Это было СИЗО.

Первым въехал автозак и остановился у будки. Даня услышал тяжёлый лай собак, чей-то приглушённый мат и девушку в платье с цветочками, с длинной косой как у Алёнушки. Она прошла перед их УАЗиком, посматривая по сторонам сквозь желтоватые очки.

Автозак двинулся, въехал на его место УАЗик.

- Привет, мужики. - махнул рукой изрезанный морщинами мент в камуфляже, которого Даня тут же обозначил Бармалеем за дикий взгляд усталых глаз, словно этот человек всю свою жизнь прожил на болоте. - Вы чё-то сегодня припозднились.

Сержант чихнул и ответил:

- Так не в рай ехали.

Бармалей кивнул. Приподняв автомат, показал стволом в сторону задних сидений.

- А это что за экземпляр?

- Сказали на Комсомольской выкинуть.

Бармалея осенила такая забавная мысль, что он давясь, всё же вытолкнул из себя:

- На опыты везёте?

- Ага.

Водила нажал на газ и "козлик" поехал в след за автозаком.

Даня с ужасом смотрел спустя 10-20 минут, как из автозака выводили заключённых во всё той-же позе повиновения перед карающими силами государства.

Кругом забор из железобетонных плит и колючая проволока.

Водила и сержант смочили горло ещё по глотку.

- Пошли, покурим, - сказал сержант. Они вышли. АКСу, автомат сержанта Сергея, остался лежать на сидении.

Вывели последнего заключённого, облегчённый автозак двинулся из-под красно-бурой кирпичной арки и уехал в неизвестность.

Даня посмотрел на тех, кто привёз его сюда. Сержант что-то показывал водителю в телефоне, голоса их становились всё отчётливее и громче.

- ...да ты на *** её посмотрите! Где ты такие видел?! - почти кричал сержант.

- Я и больше видел, когда ты пешком под стол ходил.

- У мамы своей, что-ли?

- Да иди ты ***! Может, у твоей мамы.

Сергей впился глазами в сторону здания СИЗО, как бы что-то вспоминая сквозь туман прожитых лет.

- Мачехи не стало, когда мне ещё не исполнилось 9. А матери я вообще не знал.

Напарник, достав третью сигарету, щёлкнул зажигалкой и что-то пробормотал.

Даня немного приоткрыл дверцу.

- Пацан, ты чё там? - крикнул сержант.

- Мне в туалет надо. - Даня вышел из машины и сделав 3 шага, остановился, ожидая что скажет Сергей.

- Отлить?

- Да.

- Терпи, пацан. Куда я тебя здесь поведу в твой туалет. Здесь тюрьма.

- Я сам могу сходить.

Сержант аж позеленел от собственного крика, от которого обернулись все кто был во дворе.

- Ты *** что-ли? Куда ты ссать пойдёшь, если здесь тюрьма?!

- Я не могу больше терпеть.

- А может, ты "маляву" кому-нибудь передашь? - сержант зло сверкнул глазами.

- Вы автомат в машине оставили.

Сержант едва не получил инфаркт. На низком лбу его появилась испарина.

- Миша, - схватил сержант водителя за рукав - ты чё мне не сказал? Да это полный ***! 12 лет работаю в органах, такое в первый раз. А если бы "он" нас всех тут перемочил? - орал Сергей, из которого выветрился весь алкоголь.

Водила отбросил камешек носком берца и пробурчал:

- Он же не псих.

Даня сел обратно в УАЗик, не закрыв дверцу. Спустя минуту он услышал:

- Псих или не псих, но взгляд мне его не нравиться. Глядит как Иисусик...

- Ты же автомат оставил, а не он.

Сержант с ненавистью сплюнул на землю.

- Надо уходить из органов. Сколько чего не было, но такая *** со мной в первый раз.

Миша-водитель похлопал сержанта по погону.

- Это бабы виноваты.

- При чём тут бабы?

- А кто тогда? - усмехнулся водила. - Пошли, ехать надо.

Небо затянулось тучами. Почти весь август стояла жуткая жара, а три дня назад стало попрохладнее. Через неделю у Дани день рождения.

Сергей с напарником сели в машину. Сержант так вцепился в АКСу, будто кто-то возжелал его отнять.

- А ты что не в армии? - поглядывая в зеркало заднего вида, бросил сержант.

- Не взяли.

- Косишь?

- Не совсем.

- В Боженьку веришь что-ли?

Даня устал бороться с желание справить нужду, а тут ещё этот идиот усатый пристал со своими вопросами. Он не хотел отвечать, но ответил.

- Верю.

- Помогает?

- Да.

Сержант оглянулся на КПП СИЗО, затем вытер лицо полотенцем.

- Вот и моли Его, чтобы в машине не обоссаться. - И почти про себя - Вылитый Иисусик...

И снова пошли многоэтажки, остановки, дети, девушки, женщины...

- Пацан, ты там не спишь? - очнулся от раздумий сержант Сергей.

- Нет, не сплю.

- Я родился "там".

- Где?

- В том СИЗО.

Водитель Миша хотел включить радио, но заработала рация. Где-то рядом произошло убийство старой женщины. Неизвестный исполосовал всё её тело кухонным ножом.

- Заедим? По пути. - подал голос водила.

- Поглазеть захотелось?

Миша достал из бардачка диск с песнями Михаила Круга и зазвучали гитарные переборы, сдобренные блатной лирикой.

- Серёга, в том районе мать твоя живёт, - тихо сказал водитель.

- Она мне не мать. Настоящая мать на зоне не рожает.

- Это не зона, братан, а СИЗО.

- Какая разница.

Водила сделал чуть погромче.

- Если убьют её, тебе разве легче будет?

- Мне будет всё равно.

- Ты уверен?

- Да, как и то что Бога нет на этом свете.

Даня очень хотел в туалет, а ещё больше он желал не слышать этих двоих, но последние слова сержанта вернули его в атмосферу диалога тех, кто находился впереди него.

- Бог есть.

- Что ты там сказал? - обернулся сержант.

- Бог всегда есть.

Сергей уставился куда-то между бровей Дани.

- Где был твой Бог, когда мою мать насиловали такие сопляки, как ты?

На глазах Дани навернулись слёзы.

- Молчишь? И сказать нечего?

- Верующие никого не насилуют, - не глядя на сержанта, ответил Даня. - Немного осталось ехать?

Сергей выключил музыку.

- Бог умер, когда родился сатана, - голосом джинна из бутылки произнёс Сергей. - Да уже приехали. Можешь писать прям на асфальт.

Через несколько минут сержант узнал в убитой свою мать. Сергей прошептал её имя сквозь сухие обветренные губы, а отчества он так и не вспомнил.














 


Рецензии
Жалко мне вас всех... Электричеством специфическим (расчёт нужен, Электричество разное) обрабатываешь Материю, Вещество и из одних атомов получаются другие и так делать можно ценные вещества :)

Федоров Михаил Евгеньевич   10.11.2018 13:11     Заявить о нарушении